Навигатор по сайту Туристу Энциклопедия Царского Cела Клубы Форумы Доска объявлений


Авторизация
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?

Академический пр., 23. Казармы Собственного ЕИВ конвоя

Казармы Собственного ЕИВ конвоя (фотоальбом, foto)

В феврале 1858 года был переведен из Санкт-Петербурга на постоянные квартиры в Царское Село Кавказский эскадрон, составлявший вместе с командой линейных казаков Собственный Его Императорского величества конвой.

Взводы разместились в частных домах Софии. Командовал эскадроном князь Багратион, двухэтажный дом которого стоял на углу Захаржевской улицы и Павловского шоссе. Полвека спустя, после того, как Император Николай II окончательно решил обосноваться в Царском Селе, возникла необходимость там же разместить личную охрану Государя – Сводный Его Императорского Величества пехотный полк и Собственный Конвой Его Императорского Величества.

В связи с долгим проживанием императора в Царском Селе возникла проблема постоянного размещения большого контингента конвойцев. Вначале нижних чинов поместили частично в гусарских, частично в кирасирских казармах. Офицеры проживали в Большом Екатерининском дворце, в корпусе лицея, где в свое время учился А.С. Пушкин, занимая там нижний этаж. Затем их переместили во Дворцовый дом, находившийся на углу Оранжерейной и Средней улиц.

Чтобы решить проблему расквартирования, в парке Малого (Александровского) дворца выстроили деревянные казармы барачного типа, рассчитанные на размещение трех сотен. Их построили в одну линию с казармами Сводно-гвардейского батальона: сначала сводно-гвардейские, затем конвойские. Длинная линия казарм отделила парк от соседней деревни Кузьмино. 28 сентября 1895 года они были освящены в присутствии царя и великого князя Владимира Александровича.

Новинкой для того времени стала полная электрификация казарм, имевших отдельные помещения для каждой сотни со своей собственной кухней. Помещения казарм содержались в образцовом порядке. Посередине и вдоль одной из стен располагались кровати в три ряда (голова к голове), между каждой кроватью был проход, а у изголовья тумбочка. У незанятой стены находились пирамиды для винтовок и револьверов. Каждая сотенная казарма имела свой широкий коридор, в котором выстраивалась вся сотня на утреннюю и вечернюю молитву. В плохую погоду здесь производились занятия: словесность, укладка, сборка и разборка винтовок и револьверов, их чистка. Отрабатывалось отдание чести, воинские уставы, шашечные приемы, правила и инструкции при несении службы во дворцах и на постах вокруг них. Имелся и большой зал с гимнастическими приборами. Кроме этого, были выстроены хозяйственные постройки: кузница для всех сотен, пекарня, где готовили хлеб не только для конвоя, но и для Сводного пехотного полка, баня для конвойцев и солдат полка.

По результатам инспекторского смотра 1901 года отмечалось, что «пища, хлеб, квас оказались отлично приготовленными, и мясные порции надлежащего веса. Казарменные здания, дворы, конюшни, сараи и другие помещения, насколько это зависит от части, содержатся в должном порядке, в особенности обращают на себя внимание приспособленностью и щеголеватым содержанием казармы, конюшни и вообще все здания, занимаемые конвоем Его Величества в Царском Селе».

По внешней дуге императорской территории, ограниченной Кузьминской улицей, на которой стояли временные деревянные казармы и только что построенное здание офицерского собрания конвоя, вскоре начали строительство постоянных каменных казарм конвоя вместо деревянных по проекту В.Н. Максимова.

В обычном представлении казармы — рутинное по смыслу казенное сооружение предельно скучного вида. Замысел Максимова разительно отличался от такого понимания. Он продолжил оригинальное решение комплекса зданий в древних национальных формах, что соответствовало как его личному строю мыслей, так и пожеланиям свыше получить особо выдающееся архитектурное произведение: «предположение о перестройке всех зданий конвоя в Царском Селе в древнерусском стиле основано на личном Их Императорских Величеств желании».

Сохранилось предписание начальника Царскосельского дворцового управления: «Государь неоднократно указывал, что все казармы в Царском Селе должны быть обработаны в русском стиле времени Александра I или Николая I, либо в одном из древнерусских, то есть новгородско-псковском, суздальском или московском». Замысел Максимова разительно отличался от традиционного облика казарм. В архитектурном образе, созданном молодым зодчим, не было ничего от скучной «казенности» — неизбежного спутника этого вида сооружений. Максимов предложил оригинальное решение — здание в древних национальных формах. Это соответствовало и его личному творческому настрою, и пожеланиям заказчиков: «предположение о перестройке всех зданий Конвоя в Царском Селе в древнерусском стиле основано на личном Их Императорских Величеств желании».

Привлечение Максимова к проектированию казарм Конвоя и желание создать особо выдающееся архитектурно-художественное произведение было отнюдь не случайным, а предопределялось высочайшей волей. При этом архитектору дали понять, что затраты на постройку могут превышать узаконенные нормативы. И действительно, когда смета оказалась почти в два раза выше официальных норм, принятых для строительства казарм, Николай II распорядился оплачивать все сверхнормативные расходы из средств его Кабинета, ведавшего расходами на личные нужды императорской семьи. Архитектор, свободный от жестких рамок требований технического порядка, исходил из поэзии древнерусских образцов. Казармы были адаптированы к бытовым условиям  начала XX века, но сохранили свойственную древним традициям прихотливость и многообразие форм.

Первое документальное свидетельство о намечающемся строительстве здания для одной из сотен Конвоя (около 1000 кубических саженей — 10 тыс. куб. м) относится к 24 февраля 1914 года. Докладывая, что строительство начнется в том же году, командир Конвоя добавил, что «подробные планы и сметы будут представлены». Видимо, на тот день командир располагал только предварительными эскизами Максимова. Однако энергичный и расторопный архитектор переехал в Царское Село, снял квартиру на Малой улице, неподалеку от будущей стройки, нанял чертежника для помощи и вскоре представил начальству детальные чертежи и смету на работы первой очереди. Застройку решили начать на наиболее удаленном от дворца участке, предназначенном для Четвертой сотни Конвоя.

Путь от эскизного проекта к рабочим чертежам, по которым строилось здание, был весьма трудоемким. Создав общий замысел композиции, Максимов прорабатывал множество разных вариантов ее деталей. На маленьких кусках кальки или тонированной бумаги он набрасывал отдельные части зданий, отрабатывал их силуэты и выразительность соотношений объемов, цветовую гамму. Его дочери сохранили альбом, в который архитектор вклеил некоторые эскизы. Большая часть набросков выполнена темперой — цветовое решение было для Максимова очень важным элементом работы. Любую композицию он решал не только как объемную, но и как колористическую задачу. Замысел архитектора, благодаря разрешению свыше свободный от жестких рамок финансовых требований, исходил из поэтики древнерусских образцов. Они были преобразованы в соответствии с бытовыми условиями начала XX века, но сохраняли свойственную древним традициям прихотливость и многообразие архитектурных форм.

Сделав десятки, а то и сотни небольших набросков-вариантов зданий казарм,  Максимов переходил к эскизам более крупных размеров, предпочитая делать их на тонированной бумаге или картоне. Работа по уточнению деталей продолжалась и после утверждения проекта. Творческий поиск архитектора не ослабевал, что обнаруживается при сравнении немногих сохранившихся зданий Максимова с его проектами.

25 июня 1914 года император Николай II собственноручно произвел закладку казарм «около железн.-дор. павильона». За очередной строительный сезон первая очередь была вчерне возведена. Тем временем Максимов готовил проект следующей очереди строительства — казарм для Третьей сотни Конвоя.

19 апреля 1915 года командующий Императорской главной квартирой В. Б. Фридерикс передал устное распоряжение государя — «приступить к строительству второй очереди» казарм Конвоя. Смета определяла стоимость строительства в 450 тыс. рублей. Двести тысяч из них покрывались по распоряжению Николая II из средств кабинета.

К самому концу того же 1915 года относится очень важный для истории строительства казарм рапорт командира Конвоя:
«...Во исполнение Высочайшей воли было положено основание древнерусского городка и уже выстроены две казармы с башнями и оградой, а также две конюшни. Необходимо утвердить его Императорским величеством перспективу и генеральный план будущих зданий для того, чтобы... окончательно наметить места... построек и наивыгоднейше использовать ограниченную площадь земли Конвоя и вместе с тем исполнить всю художественную часть расположения городка, что составляет главное желание их Императорских величеств. Строительный комитет... предполагает исполнить постройку зданий в три сезона. Прошу на будущий сезон 1916—1917 годов произвести денежный отпуск на исполнение художественных сооружений:

  • А. Выстроенная и строящаяся казармы и конюшни Третьей и Четвертой сотен.
  • Б. На вновь возводимые здания и конюшни Второй сотни, капустники и погреба трех сотен, навозохранилища, коновязи».

В приложении к этому рапорту перечислены чертежи перспективы и генерального плана (к сожалению, эти чертежи не сохранились в архиве) и три сметы на строительные расходы в сезоны 1916/17, 1917/18 и 1918/19 годов.

К 1916 году было выстроено два здания казарм, которые в настоящее время стоят на Академическом проспекте.

Пять трехъярусных башен со сквозными проездами под ними разделяли сотенные корпуса. Башни украшались флюгерами с изображением Георгия Победоносца и воина восточного типа с луком, символизирующего кавказское происхождение конвоя. Новые казармы располагались по периметру старого пятна застройки.

События, последовавшие за Октябрем 1917 года, не дали возможности завершить этот замысел. Но у дочерей Максимова сохранилось около десятка крупных листов и более дюжины небольших набросков зданий Конвоя. Теперь они хранятся в Музее истории Царского Села. Особенно хорош великолепный картон, перспективно изображающий часть территории Царскосельского Конвоя и подписанный автором 6 декабря 1915 года. Видимо, повторение этой перспективы и было приложено к рапорту. Максимов изобразил только восточную часть участка Конвоя. Весь участок имел большую протяженность, растянувшись вдоль дороги на несколько сот саженей. Конюшни, построенные в 1914—1915 годах, и здание Офицерского собрания, возведенное еще раньше, намечены лишь общим контуром. Из детально прорисованных на чертеже зданий получили воплощение (в 1916 году) только те, что изображены на левой половине, охватывающей служебный двор с конюшнями на заднем плане. Здания же, обозначенные вокруг парадного двора с цветниками и овальной площадкой посредине, так и не были возведены...

Когда разразилась Февральская революция, Максимов остался не у дел. Все его работы финансировались по распоряжению Николая II из Кабинета Его Величества и с падением монархии были приостановлены. 5 мая 1917 года Главное управление по квартирному довольствованию войск предписало строительной комиссии по возведению зданий казарм Конвоя (к тому времени уже переименованного в Конвой верховного главнокомандующего) прекратить строительство.

Кроме комплекса царскосельских построек конвой имел постоянную казарму в Петербурге — двухэтажное здание на Шпалерной улице, д. 27. Здесь же располагалась канцелярия и офицерское собрание. На верхнем этаже была церковь и помещение для стоявшей в столице сотни. В нижнем этаже находилась учебная команда конвоя, гимна¬стический зал и кухня, в цокольном помещении -электростанция. В сотенном дворе стоял двух¬этажный цейхгауз, где хранилось собственное имущество казаков и сукно на мундиры, бешметы и шаровары. Во дворе со стороны Захарьевской улицы была конюшня и казарма нестроевой команды, а также отдельная комната для трубачей Его Величества, которую они занимали во время пребывания царя в столице. Рядом с нестроевой командой располагались мастерские конвоя: ору¬жейная, седельная и портняжная. Для конных учений выезжали на Марсово поле или на Манеж за Троицким мостом.

Через дорогу от казачьей казармы, на Шпалерной, д. 28, проживала другая часть казаков и офицеры. Их столичные квартиры разительно отличались от неприхотливых жилищ армейских офицеров
 

После 1917

После революции казармы были заняты Институтом молочного животноводства, переименованным позднее в Ленинградский сельскохозяйственный институт, а затем — в Аграрный институт.

Здания сильно пострадали во время Великой Отечественной войны, когда фашисты оккупировали Детское Село, которое тогда уже называлось г. Пушкин.

Пивоварун В.П. «Чуть-чуть о войне в нашем городе»: "Благодаря моей стекольной профессии мне был открыт вход во все помещения, где имелось хоть малейшее оконце, поэтому перед моим взором прошел калейдоскоп помещений от комнаты коменданта, камеры в гестапо, разных штабов и прочих подразделений. На одной из башен Казачьих казарм находился наблюдательный пункт, где часто бились стекла. За выполненную работу предлагали посмотреть в стереотрубу. Возможность увидеть своих, прохаживающихся от землянки к землянке и что-то обсуждающих, волновала и радовала безмерно. То же происходило и в помещении, где был приемник, там, в знак благодарности за остекление включали волну Ленинграда, подчеркивая тем самым, что в 25 км от тебя живут твои непокоренные граждане."

После ее окончания была проведена грубая реконструкция всей застройки, в ходе которой некоторые сооружения подверглись значительной переделке, а другие и вовсе были снесены. То, что стоит на этом месте сейчас, лишь в малой степени напоминает замысел Максимова, его сказочно красивый и в то же время вполне реалистический ансамбль, предназначенный для самого утилитарного использования.

Вместе с тем стоит отметить, что некоторые здания, сохранившие облик первоначальной архитектуры Максимова, были использованы в начале 1990-х годов в качестве натурных декораций для фильма «Белые одежды», действие которого происходит в неком сельскохозяйственном институте под Ленинградом.

Перед казармами в 1962 г. установлен памятник выдающемся русскому  ученому памятник Докучаеву В.В., скульптор И.В. Крестовский.  В настоящее время в здании Казарм конвоя ЕИВ располагается Аграрный университет.

Все здания Комплексов в неорусском стиле в Царском Селе, построенные в северной части города

 

Источники:

  • Клочков Д.А. Отличные храбростью...: Собственный Его Императорского Величества конвой 1829-1917
  • А.Ф. Крашенинников. В.Н. Максимов. Зодчий русского национального стиля.1882-1942.М.Совпдение, 2006. - 176 с., ил. 

 

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!