Навигатор по сайту Туристу Энциклопедия Царского Cела Клубы Форумы Доска объявлений


Авторизация
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?

Баболовский парк. Школьное садовое заведение

Школьное садовое заведение (СХПК "Цветы") — фотоальбом

 

Вокруг Крымской колонны распланировали луговую поляну, обрамленную парковыми дорогами и открытую в сторону Екатерининского парка.

В этой местности устроили в 1820 г. Школьное садовое заведение по проекту архитектора В.И. Гесте и под руководством садового мастера Ф.Ф. Лямина.

Здесь находился питомник для деревьев, а также теплицы для выгонки цветов-летников, поступавших на украшение царскосельских императорских парков. Его территорию, впоследствии несколько расширенную, что было связано с закрытием питомника у Египетских ворот, окружала живая изгородь и мелиоративные канавы.

На карте 1867 года. Пруды  — белым цветом, красным — деревянные постройки

Планировка садовой школы состояла из продольных и поперечных дорожек, разделявших участок на множество прямоугольников. По проекту В.И. Гесте в центре построили жилой дом для садовых подмастерьев. Выкопанные еще при Запасном дворе два пруда, наполнявшиеся водой из Таицкого водовода, использовались для нужд Школьного садового заведения до 1917 г., а впоследствии — и для тепличного хозяйства «Цветы».

После смерти Лямина его работу продолжил садовый мастер И.Ф. Пипер

«Иван Федоров сын Пипер», как писали его имя в формулярном списке, прусский подданный лютеранского вероисповедания. Пипер учился в Виленском университете по садовой части и начал работать в Царском Селе сверх штата с 1836 г., имея чин губернского секретаря.

В 1845 г. он был назначен старшим садовым мастером Царскосельского дворцового правления и возглавил работы по устройству императорских парков, а также был заведующим Школьным садовым заведением. Пипера уволили на пенсию в 1850 г., когда ему было шестьдесят девять лет, «по преклонности возраста и слабому зрению».

______________________________________________

 

Детство дворцового мальчика. Воспоминания церковного старосты

 

Школьное садоводство

Потом папу назначили старшим садовником в «Школьное», садоводство, назначенное для практических занятий молодых садовников. Расположено оно в Баболовском парке и занимало несколько десятков десятин земли…В нем было несколько оранжерей, множество парников, древесные питомники, огороды, ягодные и другие плантации. На лето нанимали работать окрестных крестьян, и, даже выписывали из Витебской губернии женщин и девушек-латышек. Платили им по 15 рублей в месяц на всем готовом.Летом работало по 300 человек местных рабочих и латышек. Садоводство было очень живописно.

Два больших пруда с чистой водой… Множество цветов наполняющих благоуханием воздух. Окруженное высоким валом с густым шпалером из стриженных елей по верху, садоводство казалось совсем уединенным от всего окружающего. Летом в Баболовском парке еще прогуливалась публика, но зимой и в парке, и в Школьном была полная тишина. Лишь в оранжереях шла зимой работа. В оранжереях занимались с осени выгонкой разных цветов и растений к Рождеству и Новому Году и для исполнения заказов Двора к разным торжествам. Ближе к весне здесь начинались посевы, пикировки: выращивание луковичных – гиацинтов, лилий…В горшках готовили примулы и цинерарии…

«Паузники»

В пять часов дня наступал так называемый «паузник», и папа с садовниками, временно работавшими у нас в Школьном, приходили пить чай. Дневной зной уже спадал, из парка веяло прохладой, от парников, гряд и оранжерей доносился смешанный аромат цветов, от прудов шел запах тины, рыбы и свежести воды. Стол уже был накрыт, большой самовар пыхтел как паровоз. Хлеб, сметана, масло с ледника, покрытое слезинками, ждали усталых, загорелых садовников в летних форменных кителей.

От них также слышался смешанный запах пота, табачного дыма и цветов, запах, который нам ребятам так нравился и который до сих пор я помню. Во время чая шел короткий, обрывистый разговор о работе. Напившись, все поднимались и расходились по своим местам. В восемь часов работу кончали. Кто жил в садоводстве, тот шел домой ужинать и отдыхать после работы. Приходящие же из окружающих деревень, возвращались к себе, чтобы утром снова быть на работе.

Ловля карасей

По субботам работу кончали рано: поденным рабочим выплачивался недельныйзаработок. Фома с раннего утра топил баню, в садоводстве убирались, мели дорожки, убирали мусор. К вечеру оставались дежурные для поливки и на случай внезапной работы. У палаток латышек слышалась гармонь и песни.

На пруду купались или ловили карасей, которых было превеликое множество. Любители жареных карасей ставили в пруд мережки – простые прутяные корзины, затянутые тряпкой с дыркой в середине. К корзине привязывали веревку, в дыру опускали кусок кирпича и накрошенный белый хлеб, до которого караси были большие охотники, и забрасывали около мостков в воду. Через каких-нибудь полчаса корзина оказывалась полным полнешенька карасей. Крупных выбирали на еду. Лишних пускали в большие дубовые чаны для воды, что стояли на берегу у мостков. В эти чаны наливалась из пруда вода, чтобы каждый раз не спускаться на мостки. А мелочь возвращали в пруд – пусть подрастут. Поэтому в чанах всегда было полно крупных карасей, которых вылавливали кому нужно по экстренному случаю. Нигде потом мне не приходилось видеть столько рыбы и такой крупной, как в наших прудах в Школьном.

Иногда, в субботний вечер, к нам собирались знакомые садовники. На берегу пруда, под огромным вязом, опустившим ветви почти до самой земли, расстилали скатерть, ставили вино, пиво, большую сковороду жареных в сметане карасей. Понемногу выпивали, закусывали, пели под гитару, играть на которой был великий мастер муж нашей крестной Александр Иванович. И долго, долго сквозь сон слышалось нам в открытые окна, тихая музыка и пение русских песен и романсов.

Парикмахерская в Царском

А иногда выявлялась «необходимость» папе пойти в Царское в субботу вечером. То нужно было подстричься самому, кое-что купить или меня постричь; словом, причин было достаточно. После чая, когда все субботние заботы были позади, папа брал меня и отправлялся в Царское. В парках была торжественная, праздничная тишина, дороги разметены, нигде, кажется, ни соринки, гуляющих почти нет, пруды как зеркала лежат в зелени берегов, лебеди торжественно застыли, любуясь своим отражением в воде.

Выходим из парка у Оранжерейной улице и входим в город. Там также чистота, чувствуется праздник, в соборе и у Знамения благовестят ко всенощной. И я чувствую всю эту красоту, вот только то, что меня ведут в парикмахерскую – отравляет все удовольствие! Для меня это была такая пытка, которую я помню до сих пор. Иногда удавалось удрать от самых дверей парикмахерской, и, хотя я хорошо знал, что бежать безнадежно и меня поймают, все-таки повторял эти попытки… Но, в конце концов, стрижка кончалась и мы шли к крестной, на Оранжерейную улицу, в оранжереи, где папу ждал муж крестной — Александр Иванович.

Посидев у них, мы вместе с Александром Ивановичем шли опять в Екатерининский парк, за Птичье озеро, к Голубиной горке, где когда-то Екатерина Вторая любила кормить голубей. Там вынималось разное яство и питие. Для меня, чтобы я не скучал, тоже покупали кое-что.Посидев и выпив, отец с крестным расходились.

Мы с отцом по боковой аллее доходили до Орловских ворот, мимо часового – гусара или кирасира. Папа перебрасывался несколькими фразами с казаком конвоя, которые, почти все, были знакомы, и иногда катали нас ребят у себя на седле. Домой приходим к ужину. Такие встречи происходили несколько раз в лето. У меня сохранилось очень приятное воспоминание о них.

Целые дни мы проводили на воздухе и, только вечером, усталые, перед ужином, приходили домой. Если вечер был хороший, то и после ужина мы долго играли на дворе, не обращая внимания на комаров. Заслышав звуки пения: «Отче наш…», доносившееся из 2-го стрелкового батальона, и музыку «зари», мы отправлялись на покой, кто на сено, кто в караулку.Лежа в постели с закрытыми глазами и с одеялом, натянутым до самого носа, прислушиваешься к печальной, отдаленной песне комара. Вот он приближается, вертится около лба и, наконец, затихает, тут его и шлепаешь, а через несколько минут слышишь новую песню, и так до тех пор, пока не заснешь.

А из окна, открытого всю ночь, веет ночной прохладой, пахнет сиренью, влажной землей, росой. Издалека слышно, как крякает дергач, кричит водяная курочка: «вить, вить», стучат перепела и около дома, в густых кустах поют соловьи, да кричит печально кукушка. В ее криках мне всегда слышалось что-то очень давнее, древнее, и до сих пор видится летняя тихая ночь, бледный ущербленный месяц…

Осенние заготовки

Осенью в садоводстве велась уборка и заготовка ягод, овощей. В садоводстве выводились и приносили большие урожаи различные сорта земляники, клубники, смородины, барбариса. И всеми этими плодами разрешалось пользоваться невозбранно, беспрепятственно. Длинный и широкий погреб, за оранжереями, наполнялся отборным картофелем нескольких сортов, различной морковью, капустой, корнеплодами. Летом мама заготавливала много банок с различным вареньем, особенно ревенным, которое мы ели круглый год с большим удовольствием. В леднике стояли кадки с квашеной капустой, огурцами.

Чего не было в садоводстве, так это яблонь, груш, слив и вишен. Какая тому была причина, не знаю. Зато было много старых, как мы называли «китайских» яблонь, каждую осень покрытых множеством красных, желтых и зеленых яблочков. Их почти не собирали, и они, созрев, с заморозками осыпались на землю, становились коричневатыми и сладкими и нам очень нравились. Случалось иногда, что вместо яблочка в рот попадал заячий орешек, но это обстоятельство не вызывало большой досады. На зиму мама несколько банок таких яблочков заливала медом, и к Рождеству они так пропитывались, что становились прозрачными и вкусными.

 Перевозка дворцового дуба

Помню, как зимой из Школьного перевозили огромный дуб, ко двору великого князя Владимира Александровича, вместо засохшего… Это был мощный с хорошо развитой, широко раскинувшейся кроной 150-летний дуб. Руководство подготовкой и перевозкой поручено было папе.

Еще летом дуб на большом расстоянии от ствола обкопали глубокой траншеей и так оставили на год или больше. За это время дерево восстановило корневую систему, вместо утраченной в оставшемся грунте.Зимой траншею укрыли, чтобы не промерзла земля. Как только установился прочный санный путь, началась работа по поднятию дуба из земли и установки на нарочно построенные сани. Нам было грустно, что увозят такого красавца, около которого мы играли, лазали на него! Как-то ему будет на новом месте? 

На следующий день было еще темно, а около дуба снова закипела работа. Привели утром 60 или больше лошадей с конного двора с постромками и упряжью. На каждую пару был конный рабочий. Лошадей запрягли в сани, подали команду: «с Богом!». И дуб тронулся! Со стянутой обвязкой кроной и обернутым рогожами и соломенными матами корнями, при участии многих рабочих и садовников, начал он свое путешествие на новое место. Путь был расчищен и выровнен, полит водой и наморожен снегом, рассчитаны все повороты. По сторонам шли рабочие с крепкими шестами, чтобы не допустить опасного наклона на поворотах, а таких поворотов только в садоводстве было три. Окна нашего дома забили досками, чтобы сучьями не выбило стекол, когда дуб повезут мимо.

Особенно долго возились на повороте из Школьного на Монаховую дорогу. Пришлось упряжки лошадей вытягивать через Монаховую канаву, потом перепрягать, чтобы развернуть длинные сани под прямым углом на месте. Все это заняло много часов, но потом дело пошло быстрее, и дуб благополучно довезли до места, где еще летом было приготовлено для него место. Чуть не ночью, папа измученный приехал домой. Потом яму от дуба засыпали и заровняли, весной выросла трава, и никто бы не сказал, что тут когда-то рос могучий дуб!

Лед на пруду

Когда начинало морозить и лед на прудах становился прочным, нам разрешалось кататься там. Коньков у нас не было, но мы прекрасно обходились и без них. Мы очень любили лежать на прозрачном льду и разглядывать все, что можно было рассмотреть. Посреди травы тихонько пробирались караси; то какие-то жучки двигались в разные стороны, раздвигая траву и поднимая облачка мутной воды. Лед был так прозрачен, что только пузырьки воздуха под водой нарушали иллюзию и от удара по льду немного шевелились, иногда соединяясь в один большой.

___________________________________________________

 

Сельскохозяйственный производственный кооператив «Цветы»

 

С 1972 года на территории б. Школьного садового заведения существовало  Муниципальное предприятие «Производственное цветочно-питомническое объединение «Цветы», которое было создано на базе небольших хозяйств в разных районах города, занимавшихся выращиванием цветочных культур для озелеления города.

В 1973 году в Пушкинском отделении была введена первая очередь оранжерей площадью 12,0 т. кв. м, а в 1987 году вторая — 10,0 т. кв. м. В 1990-2000-е гг отделение выращивало оранжерейную срезку — розы, гвоздику ремонтантную, луковичные, широкий ассортимент горшечных культур, цветочную и овощную рассаду.

Помимо Пушкинского отделения на Красносельском шоссе, в СХПК "Цветы" на территории Пушкинского района входило Пулковское отделение.

Пулковское отделение (Пулковское шоссе, д. 103) 

Пулковский цветочно-питомнический комбинат был основан еще до Великой Отечественной войны. Перед комбинатом были поставлены задачи по выращиванию декоративных деревьев и кустарников для озеленения города, по выращиванию цветов для продажи населению и выращиванию семян газонных трав.
Во время Великой Отечественной войны на территории комбината проходил передний край обороны. Сразу же после окончания войны работа комбината была возобновлена. В 1976 году закончено строительство первой очереди оранжерейного комплекса площадью 5,6 га, а затем, в 1990-е годы, еще 3 га.
Пулковское отделение являлось самым крупным из хозяйств кооператива. Цех цветоводства специализировалось на выращивании срезанных цветов: роз, гвоздики ремонтантной, альстремерии, орхидей, выгонки луковичных культур. Питомник отделения являлся одним из крупнейших в городе по поставке декоративных деревьев и кустарников для озеленения города, а также единственным в городе производителем семян газонных трав.

В 2000-е гг Пулковское отделение было преобразовано в частную компанию «Пулковские цветы». Сейчас  – это единственный в Санкт-Петербурге и крупнейший на Северо-Западе промышленный цветоводческий холдинг, специализирующийся на выгонке тюльпанов, выращивании цветочной рассады и комнатных растений, а также других видов цветочной продукции.

 

В состав кооператива входили 7 отделений, каждое из которых специализировалось на выращивании определенных видов растений.

  • Таврическое отделение (ул. Потемкинская, д. 2) основано одновременно с началом строительства Таврического дворца и сада в 1784 году и является неотъемлемой частью комплекса дворца-усадьбы — памятника архитектуры XVIII века.  В 1989 году проведена реставрация этих зданий. В них располагается аппарат управления СХПК «Цветы».

В тридцатые годы в Ленинграде возникла новая служба — прокат растений. Для содержания крупномерных растений вновь потребовалась большая оранжерея. В 1935 году на месте разобранной «лечебной» оранжереи была установлена пальмовая оранжерея из бывшего царского садоводства в г. Пушкине.
В 1975-1976 годах было принято решение Исполкома Ленгорсовета о создании постоянно действующей выставки цветов. Первой очередью реконструкции было создание выставочного комплекса — выставочных витрин и выставочного зала «Цветы», открытых, соответственно, в 1977 и 1978 годах.
Таврическое отделение специализировалось на выращивании горшечных растений

  • Удельное отделение (Фермское шоссе, д.22) было создано на базе частного хозяйства в тридцатые годы и занималось выращиванием горшечных растений.
    Кроме того, отделение выпускало посадочный материал многолетних цветов, красиво цветущих кустарников (рододендроны, клематисы, чебушники), хвойников и рассады однолетних цветочных культур для озеленения города. В 1999-2000 годы Удельное отделение выполняло заказы на поставку рассады цветочных культур в Москву для оформления Поклонной горы, храма Христа Спасителя.
  • Невское отделение (пр. Александровской фермы, д. 8) основано в 1965 году на базе Невского садоводства. Основной задачей хозяйства являлось воспроизводство посадочного материала и передача его для дальнейшего выращивания в другие хозяйства кооператива.
    В 1987 году в отделении была организована лаборатория меристемной и тканевой культуры для производства оздоровленного посадочного материала. В 1990-е-2000-е годы в хозяйстве значительно увеличился ассортимент выращиваемых растений, прежде всего, за счет производства плодово-ягодных, овощных культур (садовая земляника, малина, смородина, ежевика, меристемный картофель).
  • Выборгское отделение (Кондратьевский пр., д. 58-а) организовано в 1930-е годы на базе частного хозяйства. В его состав входили два декоративных питомника на Пискаревском проспекте и Лабораторном шоссе, территории которых в 1970-е годы переданы городу. В годы Великой Отечественной войны в хозяйстве для ленинградцев выращивались овощи. Специалисты отделения первыми в Ленинграде освоили агротехнику выращивания гвоздики ремонтантной, бегонии грацилис и клубневой и многих других горшечных культур.
  • Московское отделение (пр. Космонавтов, д. 63) было организовано в 1952 году. В 1960-е годы на его территории построен оранжерейный комплекс. Московское отделение специализировалось на выращивании рассады цветочных культур для озеленения города.

 

В 1970-1980-е годы перед специалистами объединения встала задача — перевести полулюбительское цветоводство на промышленную основу, создать новую отрасль цветоводства. Строятся современные оранжерейные комплексы, оснащенные новейшей техникой, внедряются передовые технологии выращивания цветочных культур, расширяется их ассортимент. Достижения ленинградских цветоводов широко известны по всей стране и за рубежом, что подтверждается многочисленными призами и медалями ВДНХ и участием в престижных зарубежных выставках.

В 1990-е годы объединение так же, как и все отечественные производители, переживает на лучшие времена. После многих лет работы в условиях монополии на производство цветов, в условиях низких тарифов на энергоносители и сырье, предприятию в новых условиях с огромными сложностями удалось удержаться «на плаву».

Возросшая конкуренция со стороны импортной цветочной продукции потребовала нового подхода к производству и сбыту цветов, заставила хорошо ориентироваться в потребностях рынка, привлекать рекламу, осваивать новые формы сервиса.

Повышение цен на энергоносители и технологическое сырье привело к строжайшей экономии, снижению производственных затрат, сокращению численности работников.

Несмотря на все трудности, предприятие работало стабильно, обеспечивало получение прибыли. Кооператив полностью сохранял производственную базу, которая составляет 22 га оранжерейной площади, 300 га питомника древесно-кустарниковых пород, 500 га семеноводства газонных трав.

В 2002 году предприятие еще существовало.

В 2005 году стало известно о Проекте застройки участка СПХК "Цветы" коттеджами

 

Источники:

Рейтинг: +2 Голосов: 2 5145 просмотров
Комментарии (5)
Ирина # 7 сентября 2012 в 01:57 0
Птичье озеро и Голубиная горка - не разгадала о чем речь?
Ирина # 17 сентября 2012 в 13:27 0
спасибо, а там нет остатков фундамента этой беседки?
Photojour # 17 сентября 2012 в 15:18 0
Изображение лучшего качества. И по моей первой ссылке некорректная подпись. Исправляюсь - это голубятня на Трифоновой горке. Сейчас на ней основа сохранилась беседки Трифонова горка и остатки беседки
Photojour # 17 сентября 2012 в 15:19 0
Ирина # 17 сентября 2012 в 15:23 0
Да, именно это я и имела ввиду!)