Навигатор по сайту Туристу Энциклопедия Царского Cела Клубы Форумы Доска объявлений


Авторизация
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?

Екатерининский дворец. Арабесковый зал.

Фотоальбом Арабесковый зал — на месте 4-ой Антикамеры

Арабесковый зал — один из самых эффектных парадных залов, созданных Камероном в Большом царскосельском дворце, и один из самых «камероновских» интерьеров вообще.

Основной декоративный мотив его убранства — изящные живописные росписи, арабески, почему назвали его Арабесковым. Зал относится к так называемым Пятым аппартаментам (личным покоям Екатерины II), в нем "поспорили" две эпохи. Первоначально отделка этого парадного помещения была выполнена по проекту Чарльза Камерона, а в середине XIX века здесь работал Ипполит Монигетти. Отделка этого нарядного интерьера, к середине XIX столетия несколько испорченная поновлениями, сохранялась, в целом, почти без изменений.

Работу над проектом этого зала Камерон начал сразу по прибытии в Царское Село и закончил к 1781 году. Полностью новый интерьер был завершен в 1784 году. Но уже в 1783 году Екатерина II начала устраивать приемы в «Арабеск», так она называла эту комнату: 1 мая «знатные российские обоего пола персоны и чужестранные министры» были приглашены в новые покои, 20 мая 1783 года в «Арабеске» был устроен бал, где также играли в карты и шахматы.

Сохранились пять его чертежей — два продольных разреза и один поперечный, рисунок плафона и печей. Все они хранятся в Государственном Эрмитаже. Нет только рисунка паркета.

Неосуществленный проект отделки Арабескового зала. Чертеж Ч. Камерона. 1780-е.

При сопоставлении архивных документов, рапортов и отчетов Камерона и сохранившихся чертежей становится очевидным, что при создании Арабескового зала замысел архитектора был осуществлен полностью. Камерон перестроил четвертую Антикамеру, торжественный растреллиевский зал. Размер ее уменьшился почти вдвое, и изменилось освещение. Антикамера занимала всю ширину дворца, зал освещался с востока и запада. Арабесковый зал хорошо освещен только во вторую половину дня.

1880-е, фотограф В. Лапре. Альбуминовый отпечаток. Коллекция ГМЗ Царское Село

 

Он двусветный, поэтому Камерон сделал его композцию двухъярусной, один ярус от другого отделяет ширкая лента золоченого фриза. Основным элементом коми зиции стал ордер, он определил систему членения стен все построение декора. Стены зала украшены парными каннелированными пилястрами композитного ордера характерными для классицизма прямоугольными верти кальными панно. На чертежах проекта на них еще нет росписей, рисунки с арабесками архитектор выполнил позднее.

Арабески украсили только торцовые стены, так как в центре восточной стены сделали камин, а справа слева от него поставили фаянсовые печи. Это единственный зал Камерона, в котором были и камин и печи. Их изготовил «фаянсовый мастер Конрадий» на Красносельской фаянсовой фабрике, где изготовлялись и колонки для Опочивальни в северной половине дворца. Такие же точно печи в виде ротонды на высоком цоколе сделали и для Лионского зала. Их украшала роспись, имитирующая витые колонны, а на цоколе — лепные розетки, гирлянды и грифоны. Дверцы заказал Камерон серебряные чеканной работы. Выполнил их из «пробного» серебра «золотых дел рещик» и «медальный мастер» Филипп Фридрих Стокмар. Сочетание светло-голубого фаянса с серебряной чеканкой было очень эффектным.

 

1917. Арабесковый зал. Автохром А. Зееста. Коллекция ГМЗ Царское Село

 

Важным элементом убранства этого зала стали зеркала. Если в других залах Камерон обычно помещает только одно зеркало над камином, изредка два, то здесь их в резных золоченых рамах двенадцать. Восемь овальных — между пилястрами и прямоугольные — между окнами. Интересно отметить, что на чертеже Камерона одно зеркало, расположенное рядом с дверью, нарушило определенный ритм — оно оказалось очень близко к предыдущему,— и Камерон убрал его совсем. Овальным зеркалам вторят овальные медальоны во втором ярусе, чередующиеся с росписями.

 

Медальоны украсили одиннадцать живописных вставок, исполненных маслом на холсте «вольным живописного дела мастером» Иосифом Кристом. 17 ноября 1782 года в своем рапорте в Канцелярию Камерон отметил, чтод всю работу Крист закончил и выполнил ее «в совершенстве».Особенно изящны легкие гирлянды и нежные арабески, исполненные К.-Б. Шарлеманем и И. Рудольфом. Они же выполнили все арабесковые композиции на стенах, Росписи на стенах и плафон созданы Камероном, вероятнее всего, под впечатлением росписей терм Тита и лоджий Рафаэля в Ватиканском дворце.

В декоре Арабескового зала появился новый мотив — гибкие пальмовые ветви между медальонами. Камерон задумал их живописными, но как только они были написаны, архитектору стало ясно, что они не гармонируют с другими элементами декора, и ветви сделали из золоченой бронзы. Работу Камерон поручил Ж.-Б. Шарлеманю. Это единственный случай, когда он взялся «делать бронзовую работу и вызолотить на огне… двадцать шесть штук в три ветви». Позднее, в XIX веке, и ветви и медальоны уничтожили, вместо них появились пилястры.

Плафон в Арабесковом зале несомненно один из лучших у Камерона.

Построение его характерно для древнеримской архитектуры. Живописное оформление спроектировано им, вероятно, под впечатлением росписей терм Тита и лоджий Рафаэля в Ватиканском дворце. Отличная тонкая прорисовка всех деталей, в рисунке сочетаются геометрические формы и арабески. Композиция трехчастная: две боковые части симметричны, в них изображены орлы в медальонах, вазы в ромбах и любимый мотив Камерона — грифоны с  треножником и гирляндами. Композиционный центр сред ней частя плафона — медальон с изображением Венеры и Амура, а вокруг восемь медальонов с изображением античных богинь.

Роспись плафона Камерон предполагал делать непосредственно на штукатурке, но этого не разрешали и потребовали писать на холсте, как это делалось раньше. Камерона доказывал, что это утяжелит потолок, но с ним не соглашались. Тогда он предложил писать на холсте только вставки, что и было одобрено. Живописные вставки маслом на холсте исполнил И. Крисе Гирлянды и арабески на плафоне и стенах написали И. Рудольф и Б.-Ж.-Б. Шарлемань.

А через полтора года на потолке появилась трещина Камерон немедленно осмотрел его и объяснил причину в своем рапорте 29 мая 1784 года: он много раз предлагая делать потолок «новейшим манером» — легче, но сделали по-старому, тяжелым, что «работа таким образом исправленная, должна трескаться, и портится как в десятеро надлежащих употреблено материалов, следовательно умножится тягость… и как я не желаю подвергнуть опасности мою честь то не могу… назвать помянутого потолка безопасным...».

Пришлось потолок переделывать.  Из Конторы строений Села Царского вскоре сообщили,  что «все потолки… Камероном исправлены по его показанию новейшим манером из брусьев и досок на ребро положенных изредка что почитается против делаемых попрежнему обыкновению гибчее». Вот тогда Камерон вновь повторил, что если «живопись опять поставить на место», то это будет непрочным, так как «крашеный холст имеет великую тягость». Эта переписка по строительным вопросам лишний раз доказывает, что Камерон обладал опытом возведения зданий, хорошо знал производство работ и даже особенности строительных приемов в разных европейских странах.

1917. Арабесковый зал. Автохром А.А. Зееста. Коллекция ГМЗ Царское Село

 

По своему цветовому решению Арабесковый зал самый светлый и наиболее торжественный. В нем преобладает белое — белые стены, белые пилястры с каннелюрами, чуть тронутыми позолотой, белый с золочением фриз и белый мрамор камина. На этом фоне особенно красивы нежные краски плафона. Впервые здесь широко использован желтый цвет в сочетании с синим в росписи полотнищ дверей, желтый мрамор на столах и консолях, пристенных столиках. Есть традиционные для интерьеров Камерона цвета — светло — и темно-голубой, светло-зеленый и розовый.

Позолочены рамы зеркал и багеты панно, капители пилястр и широкая лента фриза, обрамление дверей и вся бронза. Золото отражалось в зеркалах и блистало особенно эффектно, когда зажигались свечи в люстрах, подсвечниках и жирандолях.

В 1786 году для Арабескового зала по рисункам Камерона был изготовлен самый большой гарнитур мебели — дюжина кресел и четыре дюжины стульев, диваны, консоли и три больших стола, так как зал использовался не только для торжественных приемов, но и как парадная столовая. 

Украшением интерьера был каминный экран резного золоченого дерева, также изготовленный по эскизу Камерона, находившийся в этом зале до начала войны. Каминный экран был утрачен в годы оккупации. В настоящее время воссоздан на основе исторической иконографии.

Убранство Арабейской (Арабесковой) комнаты составляли настенные зеркала с консолями, 22 золоченых резных кресел и 12 таких же стульев, «называемых кабриоле», «2 конопеев, 2 соф» и 36 загадочных стульев «наподобие калясок». Благодаря дворцовым описям понятно, что в 1780-х годах на половине императрицы и «при покоях их Императорских высочеств» преобладала резная золоченая и крашеная мебель, часть которой сохранилась до наших дней и ныне экспонируются во дворце.

Стол-консоль. Петергофская гранильная фабрика. Мастер Я. Мартино (?). 1785

 

Первые образцы мебели, декорированной наборным камнем, относятся к екатерининскому времени: из хранившихся описаний известно, что в начале XX века в музее Петергофской гранильной фабрики находилась столешница с изображением магометанского города «весьма примитивно сделанная из уральских камней: многообразных яшм, кварца и агата, с вырезанною подписью: "Martino Peterhoff 1779».

Якоб Мартино (1716-1793), приехавший в Poccию в 1746 году, поначалу работал подмастерьем у ювелира придворной Алмазной мастерской Я.-А. Дюбюлона. 1755 году был принят на Петергофскую гранильную фабрику, где под его руководством было изготовлено мало предметов убранства, выполненных из смальты, русских самоцветов. Несмотря прочность камня — мозаики из него справедливо называют «вечной живописью», — многие работы Мартино, известные по документам, не дошли до наших дней.

Парные консоли из Большого Царскосельского дворца, выполненные мастером из полудрагоценных камней и смальты, со столешницами из ляпис-лазури в технике «русской мозаики», ознаменовали важный шаг искусе обработки полудрагоценных камней, связанный с использованием лазурита, обнаруженного в 1770-х годах у озера Байкал.

Простые формы консольных столов компенсируются изящными деталями: это четырехгранные, сужающиеся книзу ножки, элегантная вазочка в центре проножек, тонко моделированный, ювелирный по обработке золоченый бронзовый убор. Особого внимания заслуживает общее цветовое решение столов: нежный байкальский лазурит с множеством белых включений, искусно подобрали в пласт в технике «русской мозаики», подчеркивает великолепие этих предметов, поражающих гармонией бесчисленных цветовых оттенков камня и смальты.

Убранство зала дополнял гарнитур золоченой мебели — единственный в России комплект работы знаменитого французского мастера Ж. Жакоба.

До начала царствования императора Александра II гарнитур Ж. Жакоба находился в Лионской гостиной Большого Царскосельского дворца. В 1855 г., когда зал вошел в состав личных комнат его супруги, императрицы Марии Александровны, мебель из Лионской гостиной была перемещена в Арабесковый зал, а затем, в годы правления императора Николая II, в Портретный зал Александровского дворца.

К золоченому гарнитуру мебели Ж.Жакоба, приобретенному Екатериной II, при последней хозяйке были добавлены диваны, «сделанные вновь в стиле Людовика XVI», а из Зимнего дворца доставлены «два больших стола, вновь вызолочены, к оным приделаны новые богато резные золоченые ножки и проножки в стиле Людовика XVI и новые доски обтянуты тонким белым сукном». Дополнения, как видим, решались в стилистике, заданной архитектурой зала.

Наборный паркет «из заморского разноцветного дерева» с преобладанием светлых тонов выполнил Иоганн Киммель. Праздничный Арабесковый зал восхищал современников Камерон.

В 1802 году, после смерти Павла I,  вся меблировка Михайловского замка была расформирована, вещи поступили в хранилища Кабинета Императорского двора и в другие императорские резиденции: Зимний дворец, Павловский дворец и др. В первой половине XIX века часы «Мир и Изобилие» находились в Мраморном дворце, затем в Эрми­таже, а в 1857 году поступили в Боль­шой Царскосельский дворец. Супруга императора Александра II Мария Александровна, обустраивая залы царскосельской резиденции по своему вкусу, распорядилась пере­везти сюда из Эрмитажа и Зимнего дворца ряд предметов меблировки. Среди них были и часы с фигурами пяти амуров, перемещенные из Би­блиотеки Эрмитажа в Арабесковый зал Большого Царскосельского двор­ца. Здесь часы находились вплоть до начала Великой Отечественной войны. 

1770. Каминные часы Мир и Изобилие. Франция. Париж. Мастер Жан-Луи Приёр. По рисунку Франсуа Буше. Часовые мастера Антуан Пелетье, Шарль-Атанас Пинон. Эмальер Дюбюиссон. Бронза, эмаль; литье, чеканка, золочение, патинирование 74 х 101 х 34. Подробнее

В Арабесковой комнате установили балюстраду, отделявшую часть зала с расположенными в ней растениями, у камина — две огромные вазы с изображением лейб-гусар и лейб-казаков, изготовленные на Императорском фарфоровом заводе в 1854 году. Росписи на вазах были выполнены в 1854 году живописцами завода И. Савельевым и И. Фроловым и, вероятно, преподнесены в дар владельцам дворца от имени лейб-гвардейцев (вазы не сохранились).

1770. Каминные часы КЛИО И УРАНИЯ. Франция. Париж. Мастер Этьен Мартенкур. Часовой механизм фирмы «Лепот» Эмальер Жозеф Кото. Бронза, мрамор, сосна (?), медь, эмаль, шелк; литье, чеканка, золочение, патинирование, шлифование, полихромная роспись 68 х 77 х 22. Часы с фигурами Клио и Урании поступили в Арабесковый зал Большого Царскосельского дворца из Галереи петербургских видов Зимнего дворца в 1857 году и находились там вплоть до 1941 года. Часы в настоящее время  экспонируются в Арабесковом зале.  Подробнее

 

С каминными часами "Клио и Урания" с середины ХIХ века каминный гирнитур составляли парные канделябры с нимфами, повязывающими ленты:

 

1785-1800. Парные канделябры. Франция. Париж. Мастер Франсуа Ремон. По модели Луи-Симона Буазо. Бронза, мрамор; литье, чеканка, золочение, патинирование, шлифование, полирование 98 х 41 х 33. Подробнее 

Парные канделябры-треножники, предположительно являющиеся работой Пьера Гутьера, поступили из Зимнего дворца в 1817 году для обстановки парадных залов Нового (Александровского) дворца, созданных архитектором Дж. Кваренги в конце XVIII века. Позднее светильники были размещены в Арабесковом зале Большого Царскосельского дворца, где находились вплоть до 1941 года. 

 

1780-е. Канделябр парный. Франция. Париж Пьер Гутьер (?). Бронза; литье, чеканка, золочение, патинирование, 111 х 41 x 31. Подробнее

За 1857 год императором были назначены работы в Арабесковом, Лионском и Китайском залах, созданных Ч. Камероном.  Подряд на производство работ был предоставлен 23 августа почетному гражданину Санкт-Петербурга купцу первой гильдии Н.С.Тарасову за 59 000 руб. с условием, чтобы переделки были окончены  1 апреля будущего 1858 года, а 9 сентября Строительная контора Министерства императорского двора заключила контракт с приборным мебельным фабрикантом А. Туром «на поставку мебельной и обойной работы» в упомянутые апартаменты.

В первую очередь в двух антикамерах и в Арабесковом зале вместо изразцовых печей было устроено «жаровое отопление», для чего под ними, на первом этаже, в стены, выходящие в коридор, были остановлены три жаровые печи весом до 55 пудов и проведены дымовые трубы до второго этажа и на крышу и жаровые душники на бельэтаж.

Согласно пожеланию императора в Арабесковом зале в верхней части стен и на потолке вся существующая живопись, за исключением находящейся в медальонах, была уничтожена и написана заново «во всем согласно существующей на стенах и дверях», которая, в свою очередь, была отреставрирована, так же как и живопись в медальонах. Кроме того, по рисунку Монигетти были заново сделаны лепные украшения на верхней части стен одиннадцать бра «о трех рожках» из картон-пьера; все вновь сделанные лепные украшения, а также бронзовые канделябры, жирандоли и каминная решетка были позолочены, вся деревянная резьба, карниз и тяги — реставрированы, заново сделан паркетный пол, исправлены оконные рамы и переплеты. Помимо изготовления новых шелковых штор, по личному замечанию Захаржевского, Туром была обновлена находящаяся в зале мебель: заново позолочены четыре кресла, тридцать стульев, три подзеркальных консоли и каминный экран. Мягкую мебель заново збили голубой брокателью.

Отделку зала дополняла люстра на 90 свечей (сейчас — в фондах музея), изготовленная в 1858 году на фабрике петербургского бронзовщика Ф. Шопена. 

 

Из путеводителя 1940 года: У стен мраморные бюсты: Бецкого, деятеля по просвещению и управителя Царского Села при Екатерине II, и Потемкина — работы знаменитого русского скульптора Федота Шубина (1740—1805 годы). Посреди комнаты мраморная группа „Екатерина II и Румянцев Задунайский" работы итальянского скульптора XVIII века Трискорни.

Паркет покрыт ковром, рисунок которого составляют знамена, пушки, ядра, сабли и другие военные доспехи. В центральном медальоне — орел, мечущий молнии в турецкую чалму. Ковер был выткан во Франции по заказу русского двора. Центральный его рисунок символически изображает победу России над Турцией.

Турецкие войны Екатерины II, выдвинувшие ряд крупнейших полководцев, как Румянцев и особенно Суворов, увеличили славу русского оружия и были увековечены в целом ряде памятников и других произведений искусства. В царскосельском саду появились колонны и обелиски, посвященные отдельным эпизодам войны и связанные с именами различных полководцев, чаще всего фаворитов Екатерины II.

В Большом Царскосельском дворце гостей принимали в парадных гостиных на половине Марии Александровны, к числу которых принадлежал Арабесковый зал.

Отделка этого нарядного интерьера, несколько испорченная поновлениями, сохранялась, в целом, почти без изменений.

В середине XIX века в Арабесковую гостиную из Зимнего дворца были доставлены «два больших стола, вновь вызолочены, к оным приделаны новые богато резные золоченые ножки и проножки в стиле Людовика XVI и новые доски обтянуты тонким белым сукном».

Дополнения, как видим, решались в стилистике, заданной архитектурой зала. 

 

1941-1944

В начале Великой Отечественной войны из зала были эвакуированы все канапе, три кресла и восемь стульев. Десять стульев были найдены после войны в Пушкине, Харькове и Кенигсберге, где они были брошены отступающими немецкими войсками. Один из не эвакуированных и оставленных во дворце стульев гарнитура был приобретен музеем в 1985 г. у частного лица. В настоящий момент три канапе, три кресла и девятнадцать стульев можно увидеть в залах Екатерининского дворца.

Во время войны зал был разграблен фашистами и уничтожен огнем пожара. 

Из письма А. КучумоваА. Зеленовой от 27 апреля 1944 года

"… Итак, мы в Арабесковом зале. Он неузнаваем… Как и в предыдущих залах голубое небо вместо крыши, на полу, вернее па перекрытиях, груды горелых балок и изувеченного огнем железа. Резьба со стен исчезла, местами заметны контуры от нее. Живопись панно от огня превратилась в черные траурные арабески. На верхнем поясе панно через новую роспись проглядывает контурами старая, Камероновская, или, вернее, Стасовская, именно такая, как па акварели Гау. Лепка орнаментов и пилястр очень сильно пострадала. Камин разбит, тут же лежат бесформенными глыбами мрамора разбитые пьедесталы. Спешу скорей в следующий Лионский зал."

 

Реставрация 2009-2010 годов

Арабесковый зал – первый из воссозданных на половине Екатерины II. При проведении реставрационных работ встал вопрос: на какой период воссоздавать убранство зала, если после войны в нем ничего не сохранилось? В архивах же остались эскизы Камерона и акварель известного художника Э. Гау, запечатлевшего оригинальные интерьеры. Об отделке Монигетти можно судить по довоенным фотографиям и описаниям в инвентарных книгах. Экспертная комиссия, в которую вошли представители КГИОП, музея-заповедника, генподрядчика и коллеги из Государственного Эрмитажа, решила руководствоваться свидетельством живописца — именно таким зал сохранялся до середины XIX века.

Арабесковый зал загадал и другие загадки. После войны в нем располагались казармы и учебные классы морского училища. Двухсветное высокое помещение перекрыли металлическими балками и сделали в нем два этажа. Поставили множество перегородок. Позже здесь была база отдыха, потом ресторан, затем художественная школа… Только на то, чтобы убрать лишние конструкции и придать помещению его исторический объем, ушло два года.

Первоначальная реставрация утраченного ансамбля началась при архитекторе Александре Кедринском. Она заключалась в расчистке стен, покрытых слоем штукатурки, скрывающей настенную живопись. К объемной реставрационной работе приступили четыре года, начав с разбора перегородок и очистки зала от мусора. Три года назад к воссозданию живописи в нем приступили художники под наблюдением КГИОП. Через год одним из участников этой группы стал художник Михаил Герасимов.

"Сначала мне предложили написать 5 клейм для плафона: центральную часть и четыре клейма, изображающие в аллегорической форме человеческие добродетели", — рассказывает заслуженный художник России профессор Михаил Герасимов.

Четыре подлинных холста с другими человеческими добродетелями были обнаружены после войны. Они были продублированы и отреставрированы. Главное украшение зала — 6 настенных арабесок и три надзеркальных — были заново выполнены художниками. Каждая арабеска в зале неповторима, имеет собственный рисунок, она написана темперными красками на холсте. По верхнему ярусу зала расположились изображения аллегорических фигур в овальных рамах, исполненные в технике гризайль, а также панно с фигурами путти и ангелов с гирляндами и светильниками.

Завершают художественный образ зала филенчатые двери, расписанные арабесками. И вся эта красота отражается в многочисленных зеркалах. При воссоздании живописи художники опирались на акварель Э. Гау как максимально достоверное изображение зала, на эскизы и рисунки Камерона, а также на все то, что было воплощено в постройках этого архитектора в Павловске и в Царском Селе. Большую помощь реставраторам оказали сотрудники научного отдела ГМЗ "Царское Село", заместитель директора по научной работе Ираида Ботт, а также Филипп Бобров — реставратор Института живописи, скульптуры и архитектуры имени И.Е. Репина.

Михаил Герасимов 42 года преподавал в Институте имени И.Е. Репина. Он считает большой честью для художника принять участие в воссоздании такого великолепного интерьера, прикоснуться к творчеству выдающегося архитектора Чарльза Камерона. Сегодня Арабесковый зал -это прекрасный ансамбль, воссозданный руками современных мастеров, не уступающих в своем искусстве мастерам прошлого.
 

Работы по воссозданию Арабескового зала выполнялись ООО «Ресстрой» с 2006 по 2010 годы. 

Государственный музей-заповедник "Царское Село" провел открытый конкурс на реставрацию интерьеров Арабескового зала Екатерининского дворца. Согласно техническому заданию,  размещенному на официальном сайте госзаказа, максимальная цена контракта составила около 18 млн руб. В конкурсной документации говорится, что для реставрации Арабескового зала специалистам предстоит воссоздать голубой лионский шелк по историческим образцам. Всего такой ткани потребуется около 230 кв.м, она будет использоваться при изготовлении штор и обивке мебельного гарнитура. Также реставраторы должны были воссоздать аграмант, бахрому, кисти и шнуры для штор. Кроме того, в Арабесковом зале вновь появялисьпо 4 карниза верхнего и первого света, были воссозданы и шифоновые маркизы,  на окна зала.

Генеральный директор ООО «Ресстрой» Г. Л. Кравец: "В ходе реставрационных работ мы стали сталкиваться с типичной, как выяснилось, проблемой: как бы досконально ни был проработан проект, по ходу дела непременно открывается много такого, что прежде было абсолютно никому не известно. Реставрация, если следовать принципам научности и достоверности, предполагает систематическую корректировку проектного задания. Аналогичная ситуация сложилась с одним из наших последних объектов. В чертежах, которые изначально служили нашим «руководством к действию» по реконструкции Арабескового зала, он был представлен как прямоугольный. В процессе работ оказалось, что помещение имело все-таки трапециевидную форму, и не учесть этого в дальнейшем – значило бы нарушить суть авторского замысла, во-первых, и осложнить все дальнейшее восстановление зала, во-вторых. Поэтому пришлось срочным порядком обращаться к проектировщикам и настаивать на устранении этого несоответствия." (2005 г.)

 

Источники:

  1. Фомин Н. Детское Село. Л., 1936.
  2. Екатерининский дворец-музей и парк в городе Пушкине. Л., 1940.
  3. Козьмян Г.К. Чарлз Камерон. Л., 1987.
  4. Ираида Ботт, Царское — «гнездышко» императрицы Марии Александровны
  5. Бобров Ф. Ю., Странности интерпретации: плафон Арабескового зала в Большом Царскосельском дворце. Материалы XIV Царскосельской научной конференции. СПб., 2008. С. 40
  6. Степаненко И. Камерон. Сборник: Архитекторы Царского Села. От Растрелли до Данини / Альбом, под ред. И. Ботт. — СПб.: Аврора, 2010. — 303 с.
  7. Марина Орлова "Честь для художника". Царскосельская газета № 45 (9878) 19-25 августа 2010 года
  8. Письма А.Кучумова
  9. Сайт ГМЗ Царское Село
  10. Коллекция исторических фотографий ГМЗ Царское Село

 

 У Вас остались вопросы? Или появился комментарий  или уточнение к данной статье? Напишите их в комментарии под статьей — мы ответим Вам в течение суток!

 

Рейтинг: +1 Голосов: 1 17892 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!