Навигатор по сайту Туристу Энциклопедия Царского Cела Клубы Форумы Доска объявлений


Авторизация
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?

Фермский парк. Федоровский городок

Фёдоровский городок. Официальный адрес Город Пушкин, Академический проспект, 14—18, северо-восточная часть парка.

Памятник архитектуры федерального значения.

  • Архитектурный стиль неорусский
  • Автор проекта Степан Самойлович Кричинский
  • Основатель Николай II
  • Первое упоминание 1913 год
  • Строительство 1913—1918 годы
  • Статус Охраняется государством
  • В настоящее время является Патриаршим подворьем

Находится под управлением благочинного Царскосельского благочиннического округа. Смотритель — иеромонах Троице-Сергиевой лавры Нектарий (Соколов).

Феодоровский городок — комплекс сооружений в городе Пушкине на Академическом проспекте у Фермского парка. Оригинальное название — Дома для причта и служащих Фёдоровского Государева собора.

В более широком значении Фёдоровским городком иногда называется весь комплекс построек в стиле XVII века, находившийся в Фермском парке, который еще называют "Николаевским комплексом", в который входили:

Во время строительстваФёдоровского собора, кроме самого храма, было решено построитьархитектурный комплекс в «национальном» стиле. Инициатором и активным участником строительства был ктитор (церковный староста) Феодоровского собора — полковник Дмитрий Николаевич Ломан. В создании архитектурного облика Городка в стиле древнерусского зодчества важную роль сыграло «Общество возрождения художественной Руси». По замыслу членов «Общества возрождения художественной Руси», чья деятельность должна была широко развернуться в Городке и за его пределами, этот уникальный комплекс должен был стать не просто собранием предметов народного искусства, музеем старинного зодчества, а еще и центром духовного и нравственного возрождения исторических русских национальных традиций.

Д. Н. Ломану удалось увлечь своей идеей многих весьма зажиточных петербуржцев, и весь комплекс зданий Феодоровского городка был построен на их средства. Первым свой благотворительный взнос внес действительный статский советник А. Н. Заусайлов, затем перечислили деньги купцы Елисеев и Воронин. 16 (29) апреля 1914 года стартовали основные работы, тогда же была собрана необходимая минимальная сумма, собранная из добровольных пожертвований для реализации проекта. Его сын в своих воспоминаниях комментирует: "Труднее было достать деньги на постройку… Но отец, используя стремление сахарных, махорочных и даже горчичных королей получить орден в петлицу или стать «поставщиком двора его величества», доставал у них деньги, сперва на строительство храма, затем Городка, а во время войны в довершение к. этому и на содержание лазаретов, санитарного поезда и санитарной колонны."

В сентябре 1913 года был образован «Комитет по строительству домов при Фёдоровком соборе», утверждённый 27 января (9 февраля) 1914 года. В состав Комитета вошли: ктитор Фёдоровского собора, полковник Д. Н. Ломан; священник собораАлексий Кибардин; капитан Сводного пехотного полка Н. Н. Андреев и архитектор С. С. Кричинский.

Как впоследствии архитектор, одной из самых сложных задач явилась необходимость соединения стиля древнерусского зодчества с требованиями современного для него времени. Для решения этих вопросов и воплощения их в жизнь, был утверждён «Комитет по художественно-историческим вопросам», совещания которого приходили под председательством князя А. А. Ширинского-Шихматова. Постоянными членами Комитета были академики В. М. Васнецов, В. В. Суслов иП. П. Покрышкин; в обсуждениях принимали участие также архитектор В. Ф. Свиньин и художник Н. И. Кравченко.

Проектировал комплекс зданий Феодоровского городка академик архитектуры Степан Самойлович Кричинский, он же осуществлял непосрдестенное руководство строительством. В пояснительной записке к проекту Кричинский отмечал, что совокупность условий привела к мысли проектировать как бы посад и подворье на манер старинных монастырских или боярских усадеб, состоящих из ряда палат, теремов, обнесенных оградой с бойницами, башнями на углах и проездными воротами в стенах. Использованная «палатная» система композиции в сочетании с развитым силуэтом и разнообразным решением фасадов, позволила сделать комплекс весьма живописным.

В первую очередь необходимо было возвести жилые помещения для причта собора. Строить здания было решено на противоположном от собора берегу пруда. Место было указано 11 (24) июня 1913 года. Эскизы, составленные архитектором С. С. Кричинским, были одобрены Николаем II летом 1913 года (вероятно, 21 июля (3 августа) 1913 года). При этом император выдвинул два условия: дома должны быть построены в стиле Ростовского кремля; комплекс не должен резко диссонировать с Александровским дворцом.

В конце лета 1913 года была пущена первая очередь строительства: начало работ состоялось 26 августа (8 сентября), а закладка первого дома — для низших служащих — 25 сентября (8 октября). 5 (18) марта и 10 (23) марта 1914 года С. С. Кричевский представил Комитетам окончательный проект.  Дома для священников, причетников и некоторые другие постройки вчерне были закончены уже летом 1914 года. К сентябрю 1915 года была возведена Трапезная палата, в которой до 1917 года продолжалась отделка интерьеров. Тогда же построенное здание бани и прачечной впоследствии было надстроено третьим этажом под водолечебницу. Работы в зданиях велись до июля 1918 года.

12 (25) февраля 1917 года император Николай II посетил Фёдоровский городок и оставил запись в книге посещений: «12 февраля 1917 г. осматривал с удовольствием постройки при Феодоровском Гос. соборе. Приветствую добрый почин в деле возрождения художественной красоты русского обихода. Спасибо всем потрудившимся. Бог на помощь вам и всем работникам в русском деле. Николай». После событий февраля 1917 года временно исполнявшим должность смотрителя был назначен А. Г. Курбатов.

Газета "Царскосельское дело" №3 пятница 24 февраля 1917 года публикует заметку: "Поездка и осмотр членами "Общества возрождения художественной Руси" русских построек в Царском Селе".

"В воскресение, 19 февраля, члены Общества организовали поездку в Царское Село для осмотра русских построек и участия в общем собрании в Трапезной палате, числом 100 человек. Духовник ЕИВ о. Васильев приветствовал собравшихся. Д.Н.Ломан подробно познакомил всех собравшихся с устройством Феодоровского храма и его принадлежностями. Посетителей поражало решительно все – мозаики, фрески, резьбы, изваяния, ковки, чеканки, басмы, финифти, столярного и каменного дела, коврового, тканевого, набойного, парчевого, ювелирного и пр.

Постройка Феодоровского собора — огромный шаг в деле поднятия в русском искусстве начал древнерусского художественного творчества. После осмотра собора, члены общества осматривали окружающие его постройки, особенное впечатление произвела так называемая Трапезная палата. Посетители палаты были обласканы гостеприимством полковника Д.Н.Ломана. За завтраком гостей развлекало прекрасное пение клириков собора и сказание стихов поэта-самородка из Рязани. Дважды гости снялись в общей группе. После парадного завтрака гости осмотрели государеву Ратную палату. Объяснения давал князь М.С.Путятитн, далее были осмотрены постройки Императорского ж/д павильона, казарм конвоя ЕИВ, стрелковых полков, церкви при Общине Красного Креста и церкви на братском кладбище, созданные в древне-русском духе.

В 6 часов вечера собрались в Трапезной палате на общее собрание. Ораторы делились впечатлениями от увиденного, проводили параллели между восточным и западным искусством и выражали благодарность лицам, потрудившимся на сооружении царскосельских построек. В конце посещения была послана телеграмма с выражением верноподаннических чувств."

Несмотря на все трудности, связанные с началом войны, отделка городка перед самой Февральской революцией была практически завершена.

Архитектура

Считается, что прообразом Фёдоровского городка послужил сооружённый в XVII веке Царский дворец в селе Коломенском. Комплекс был задуман как посад и подворье, по образцу старинных монастырских или боярских усадеб, как правило состоящих из нескольких палат и теремов и обнесённых оградой. На одном из заседаний «Общества возрождения художественной Руси» автор проекта С. С. Кричинский сказал:
«Мною взяты за образец памятники русского зодчества XVI, XVII и начала XVIII веков… Главные здания, выходящие фасадами к собору, были проектированы в русском стиле XVII столетия, а второстепенные и служебные постройки — в духе гражданских сооружений Новгорода и Костромы». 

В плане комплекс представляет собой неправильный многоугольник. Своим внешним видом Городок напоминает Кремль: здания обнесены каменной зубчатой оградой с «кремлевскими» бойницами и шестью «сторожевыми» башнями по углам. Мебель и утварь для внутренней обстановки зданий изготовлялась в столярной мастерской, располагавшейся в доме для низших служащих. Её образцами были экспонаты Московского исторического музея, Строгановского училища и музея Археологической комиссии.

Иллюзию подлинности древнерусских белокаменных палат усиливали отдельные мотивы внешнего и внутреннего декоративного оформления зданий: орнаментальная резьба по камню, зеленая черепица и вырезанная по рисунку дранка (гонт) для кровли, росписи сводов парадных помещений и лестниц.

В комплекс зданий Феодоровского городка входили: Белокаменная палата, Трапезная палата, дома казарм для нижних чинов, дом для «нижних служащих», стены ограждения, шесть угловых башен, ворота, дом диаконов (Розовая палата), дом причетников (Желтая палата), здание офицерского собрания, прачечная (Белая палата).

 

 

Трапезная палата (фотоальбом)

Основной целью постройки палаты было устройство здания для собраний духовенства. Трапезная палата строилась с весны 1914 года по сентябрь 1915 года, после чего до 1917 года велись отделочные работы. Все росписи исполнил художник Г. П. Пашков. Трапезная состоит из двух частей: двух- и трехэтажной. Здание устроено на подвале, которое переходит в полуподвал.

Главным фасадом Трапезная палата обращена к собору, торцевым — к Александровскому дворцу. Перед дворовым фасадом был разбит сад. Цоколь и внешние ступени здания из серого финляндского гранита. Главный и частично садовый фасады были облицованы белым старицким камнем. Всё здание было покрыто поливной зеленой черепицей кремлевского типа.

Внутри в палате было четыре функциональные части:

  • Парадная, включавшая зал на 200 человек, домовую церковь преподобного Сергия Радонежского, гостиную, бильярдную и библиотеку с прилегающими к ним проходными помещениями. В этой же части находились вестибюль и ходовые галереи. Здесь же находятся четыре лестницы: наружная гранитная (ведущая с улицы на второй этаж) и три внутренних. Кроме лестниц между двумя этажами был лифт. Главный зал трапезной двусветный. Нижний ряд окон был застеклён зеркальными стеклами в железных золочёных переплетах. В трапезную выходит окно из помещения библиотеки. Зал был перекрыт сомкнутым сводом с орнаментальной росписью[5]. Стены были окрашены в один тон. Полы зала сделаны были из щитового паркета рисунка «прямая корзина».
  • Церковь преподобного Сергия Радонежского 
  • Квартира ктитора собора, располагавшаяся на двух этажах, состояла из 9 комнат. Она имела отдельное парадное крыльцо. Бо́льшая часть сводов была расписана. Внутренняя лестница освещалась круглым окном. Стены комнат были оклеены обоями, а коридоры окрашены светлой краской. Из столовой квартиры возможно было выйти на террасу, которая была переоборудована под сад. Кроме того, при квартире был ещё один сад, отгороженный кирпичным забором от остального внутреннего двора.
  • Канцелярия собора.
  • А, так же — подвал, в котором находились главная кухня, котельная, калорифер и кладовые. В главной кухне очаг был расположен посреди помещения, а дым выводился тоннелем под полом.

Трапезная палата была предназначена для проведения официальных обедов: «чтобы общение в храме Божием распространить и на повседневную жизнь».

В Притрапезной церкви была собрана богатая коллекция древних икон XV–XVII веков, а в Столбовой палате разместилось лучшее в России собрание древнерусской меди; в других палатах — собрание деревянной резьбы, прялок, предметов народного быта, старинных головных уборов и одежды из парчи, расшитых бисером и золотом. Собрания включали около 2000 единиц хранения.

 Дом был отделан белым камнем и напоминал Грановитую палату. В нем было много сводчатых палат, расписанных старинным русским орнаментом, узорчатых лестниц и переходов. Для росписи потолков были применены специальные яичные краски. Яркие, они в то же время создавали иллюзию старины Убранством комнаты напоминали старинные русские хоромы, Одна из дверей столовой вала в столбовую палату, где была размещена интересная экспозиция русского народного декоративно-прикладного искусства, старинных икон, оружия. Бытовая утварь из дерева, металла и керамики, ажурные изделия из кости, расписные резные прялки, праздничная женская одежда, кокошники, осыпанные жемчугом, неисчерпаемое богатство самобытных форм, удивительная гамма красок. Сам облик столбовой палаты удачно сочетался с экспонатами, увеличивая их впечатляющую силу. В этой палате члены Общества возрождения художественной Руси предполагали проводить беседы о народном декоративном искусстве

12 февраля 1917 года семья Д.Н. Ломана переехала на новую квартиру в здании Трапезной платы.

Воспоминания его сына Юрия: "Я уверенно называю дату переезда — 12 феврали 1917 года, потому, что это число выгравировано на сохранившемся у меня блюде, На нем изображен витязь, принимающий у бояр хлеб-соль, а само блюдо покрыто русским орнаментом с вкрапленными в него камнями-самоцветами. На этом блюде в день новоселья отцу поднесли каравай круглого хлеба, покрытый расшитым полотенцем, а на нем стоила серебряная солонка.

Блюдо стояло на маленьком столике в столовой — малой трапезной. Эта комната была весьма примечательна. Своды ее были расписаны текстами русских пословиц: «Добрая Весть — коли говорят пора есть», «Русский аппетит ничему не вредит», «Рыба — вода, ягода — трава, а хлеб всему голова», «Что там ни говори, а на русской черной каше выросла богатыри»....

Несмотря на надвигающуюся бурю, жизнь в Городке шла своим чередом. 16 или 17 февраля я зашел в кабинет отца, хозяйственную рабочую хоромину. Это была большая комната со сводчатым потолком, окрашенным в зеленоватые тона. На потолке тоже были написаны тексты из русских пословиц. Они были окружены художественным орнаментом. Вот некоторые из них; «Горе только одного рака красит», «Где просто, тут ангелов со ста, где мудрено, тут, нет и одного», «Не пером пишут, а умом».

Кабинет был обставлен мебелью красного дерева. Недалеко от камина, облицованного старинными изразцами, стоял огромный письменный стол, рядом с ним вольтеровское кресло, около него маленький круглый столик, покрытый парчой, на нем старинная серебряная табакерка. Над диваном висела картина кисти Кирсанова «Федоровский собор". В углу складень со старинными иконами. Комната освещалась деревянной люстрой, сделанной в мастерской Городка.

В это утро за столом сидел отец, а в вольтеровском кресле художник Кирсанов. Вместе с отцом он готовился к показу трапезной членам Общества возрождения художественной Руси. Заседание этого Общества должно было состояться в Городке 19-го февраля. Кирсанов подарил отцу картину своей работы, на которой была изображена старинная церковка.

К ужину появился у нас еще один гость, фамилия его была не то Польдероге, не то Ольдероге, в общем он свою фамилию рифмовал — выше ноги. Видимо поэтому я и запомнил его визит. Кажется, он был могилевским губернатором, -а может быть, губернским предводителем дворянства. Он много рассказывал о Могилеве, о губернаторском доме, где в то время жил царь, и о жизни Ставки Верховного Главнокомандующего.

Днем раньше или позднее этого ужина царъ Николай II перед отъездом в Ставку осмотрел здание трапезной. Ему показали древние иконы и иконостасы из подмосковной церкви царя Алексея Михайловича, настенную живопись трапезной н несколько сводчатых палат, составлявших часть нашей квартиры. Царь несколько раз повторил: «Прямо сон наяву—не знаю, где я, в Царском Селе или в Москве в Кремле». Потом он прошел в остальные весьма комфортабельные комнаты нашей квартиры, ничем не напоминавшие русскую старину, разве что в одной из них была лежанка, сложенная из найденных где-то древних изразцов, да в моей детской комнате стена, выходящая на внутреннюю расписанную древним, орнаментом лестницу, была деревянная резная с маленькими окошками из слюды. На лестнице висели картины кисти художника Гавриила Горелова на сюжеты Городка, санитарного поезда и лазарета. Увидя в моей детской расставленных на столе игрушечных солдатиков-павловцев, царь сказал: «Сразу видно, что здесь живет сын павловца и сам будущий павловец». В гостиной он сел в мягкое кресло, долго рассматривал картину, на которой был изображен старый паровоз и несколько вагонов, показавшихся из-за поворота. «Так бы и сидел в этом уютном кресле, забыв о всех делах, да, к сожалению, они все время о себе напоминают».

19-го февраля в трапезной, прилегающей к нашей квартире, состоялось заседание Общества Возрождення художественой Руси. Потом был концерт. В нем участвовали В. В. Андреев со своим оркестром, гусляры Н. Н. Голосова и Есенин. Как сообщала 24 февраля 1917 года одна из газет того времени: «Трапезная палата оправдала свое название и воскресила старинное русское хлебосольство. Песенники, гусляры и народный поэт Есенин, читавший свои произведения… мешали действительность со сказкой.

22 февраля 1917 года я несколько раз забегал к отцу в кабинет и заставал его за письменным столом в окружении делопроизводителя И. Е. Лебедева и писарей Пунько и Кукушкина. Они сновали мёжду кабинетом и канцелярией, занимавшей несколько комнат, и приносили отцу на подпись какие-то бумаги. Уже в конце дня я услышал, как Кукушкин просит подписать бумаги для Есенина, и отец с неудовольствием подписывает их. Кукушкин уходит, но почти сразу же возвращается с новыми бумагами для Есенина и что-то шепчет отцу. Тот подписывает и, морщась, говорит Кукушкину: «Дайте все, что он просит...». Меня удивило, что Есенин ведет переговоры через писарей. Я спросил об этом отца. Он неохотно ответил: «Есенин больше в городке служить не будет».

февраль 1917 гда, революция. Ю. Ломан: "На главной лестнице здания трапезной живописец замазал только насколько дней назад написанные золотом слова высочайшего рескрипта, в котором бывший император после осмотра здания трапезной благодарил создателей городка за почин в русском деле.».

В настоящее время здание не используется.

 

                          Дом священников (фотоальбом)

Кроме первоначального, здание получило и другие наименования — «офицерский госпиталь» и «белокаменная палата». Дом предназначался для настоятеля и священников Фёдоровского собора. Начало работ по строительству дома состоялось16 (29) апреля 1914 года, а к лету того же года здание было вчерне построено. В 1915—1917 годах продолжались живописные работы. За образцы для Дома священников были приняты палаты и терема Троице-Сергиевой лавры, Ростова и его округи. Главным фасадом, облицованным старицким камнем, Дом священников расположен по линии главного фасада Трапезной палаты, с которой здание соединено переходом. Дворовый фасад, украшенный камнем, был оштукатурен. Цоколь и ступени устроены из серого финляндского гранита. Крыша была железной «в шашку».

В здании находились 4 пятикомнатные квартиры, кухни, людские, ванные комнаты, кладовые, веранды и два входа. Потолки лестницы и гостиных комнат были расписаны. Росписи имели исключительно церковный характер. С началом Первой мировой войны здание было приспособлено под офицерский лазарет, который располагался на двух этажах. В связи с этим стены частично были оклеены обоями, выбелены или покрыты эмалевой краской. Здание почти не пострадало от военных действий, в советский период были незначительные планировочные изменения. До 1970-х гг. в нем еще жили люди.

Ирина Демидова, старожил города: В этой части Федоровского городка после войны была кафедра птицеводства. А большой птичник располагался на берегу пруда Ковш. В подвалах этого здания мы хранили картошку. Подвал не отапливался, но там t была чуть выше нуля.

В настоящее время руинировано и не используется.

 

Дом диаконов (фотоальбом)

Другие названия — «здание канцелярий»; «розовая палата». Дом предназначался для диаконов Фёдоровского собора. Строительство здания продолжалось с весны до конца 1914 года, когда оно вчерне было построено. Образцы для постройки Дома диаконов аналогичны образцам Дома священников. Двухэтажное здание располагается в южной части внутреннего двора, рядом с кирпичным забором, ограждающим «Ктиторский сад». Гладкие стены фасада были оштукатурены и окрашены в розовый цвет[7]; некоторые части вырублены из старицкого камня. Цоколь крыльца и лестницы облицованы ревельскими плитами. Здание было покрыто железом «в шашку». На углу здания расположены лоджии; во внешнем убранстве присутствуют декоративные арки с гирьками и дыньками. В Доме диаконов были устроены 4 четырёхкомнатные квартиры, кухни и два входа. С самого начала здесь была размещена канцелярия. Диакона же проживали в квартирах на Магазейной улице. В настоящее время здание используется.

 

                    Дом причетников (фотоальбом)

Жёлтая палата и угловая башня Другие наименования — «солдатский госпиталь» и «жёлтая палата». Дом, предназначенный для размещения соборных церковнослужителей. Дом причетников — здание, с которого началась постройка всего комплекса. Возведение Дома продолжалось с25 сентября (8 октября) 1913 года до лета 1914 года, когда он был готов вчерне.

Двухэтажное здание на жилом подвале находится на восточной стороне городка и обращено главным фасадом на Академический переулок. Цоколь, полы вестибюля и лестницы были облицованы путиловской плитой, а стены оштукатурены и окрашены в жёлтый цвет. Крыша была покрыта железным плоским фальцем. Кроме трёхкомнатных квартир причетников, здесь предполагалось устроить и такую же квартиру для регента хора. Однако здание было передано под лазарет для нижних чинов.

В подвале находились кухня, гладильная и служебные помещения. В целом, внутренняя отделка была похожа на отделку офицерского лазарета, за исключением росписи, которая в солдатском госпитале отсутствовала.

25 декабря1915 состоялся концерт в лазарете в Феодоровском городке (под покровительством Великих княжен).6

В настоящее время Жёлтая палата — основное здание Подворья. 

Ирина Демидова, старожил города: После войны в этом здании и в башне рядом жили люди. Комнатки были очень маленькие, без всяких удобств, не было ни водопровода, ни канализации. Вода в подвале во дворе.

 

Дом для нижних чинов  (фотоальбом)

Среди других наименований — «здание для низших служащих лазарета», «башня Есенина», «розовая башня», «метеостанция». В здании предполагалось разместить нижние чины, состоявшие при церкви, старшему из которых предоставлялась отдельная квартира. Здание находится в северо-восточной части комплекса, оно примыкает к службам и каменной ограде, заканчивающейся на северном углу башней. Дом состоит из двух частей — одноэтажной и двухэтажной, в которой находятся мансарда и башня.

Архитектор Кричинский так описал это здание: «К службам примыкает здание для нижних чинов. Это здание частью одноэтажное, а частью двухэтажное с мансардой и башнею. Отделка его простая: полы дощатые, крашеные. Лестница перекрыта железобетонным сводом и сложена из револьских ступеней. Отопление печами, вентиляция обыкновенная. Снаружи здание оштукатурено, цоколь облицован рваным камнем. Одноэтажная часть покрыта дранкой старинного рисунка, а остальные здания — прямым фальцем. Заканчивается это здание с фасада оградою и одной из угловых башен со службами и пристройками». Во время Первой мировой войны здесь жили низшие служащие лазаретов. Этот дом непосредственно связан с жизнью поэтов Сергея Есенина Николая Клюева, актера Владимира Сладкопевцева, художников Константина Коровина и Георгия Нарбута.

Сергей Есенин был определен в канцелярию при Федоровском соборе, он его упоминает в своих письмах, отправленных из Царского Села. В письме от 12 августа 1916 года он сообщает литератору Н. Н. Ливкину: «Сегодня я получил Ваше письмо, которое Вы послали уже более месяца тому назад. Это вышло только оттого, что я уже не в поезде, а в Царском Селе при постройке Феодоровского собора». Свой адрес «Канцелярия по постройке Феодоровского собора» Есенин сообщил Л.Н.Андрееву, И.И.Ясинскому, А.Л.Волынскому, М.В.Аверьянову, М. П. Мурашёву, своему отцу A. П. Есенину.

Мемуары Михаила Павловича Мурашёва о поездках к Есенину в Царское Село были опубликованы в редкой книге воспоминаний о Есенине, вышедшей в Москве в 1926 году. Приводим отрывок из воспоминаний Мурашёва:
«Вечером зашёл ко мне какой-то солдат.
— Я от Есенина, он просит как можно скорей приехать к нему.
Я получил адрес и па другой день поехал навестить его. Всю дорогу до Царского Села я пытался разгадать место пребывания Есенина. Смущал адрес: Феодоровский собор. Нанимая извозчика до Феодоровского собора, я услышал от возницы, что до самого собора он не довезёт: там «не пущают». Извозчик довёз меня до казарм, а от казарм с расспросами колесил среди воинских корпусов… ».

Далее Мурашев рассказывает, как он нашел Есенина в «доме для нижних чинов». Вот как Михаил Мурашев описал комнату, где жил Есенин:
«Небольшой одноэтажный домик. Вхожу в открытые двери, попадаю в тёмный коридор, зажигаю спичку, ищу дверь. Их оказалось три. В первой комнате никого, только стояли серые низкие койки солдат. Во второй тоже никого. Вхожу в третью. Из правого угла с койки вскакивает Есенин и бросается на шею:

— Миша! А я думал, что ты не приедешь!
Начал разглядывать комнату. Окна под потолком, но без решёток. Это не острог, а такой стиль постройки для слуг. Мрачная продолговатая комната. В ней четыре койки, покрытые солдатскими одеялами. Койка Есенина была справа под окном. У койки небольшой столик и табурет. В головах койки чернела дощечка, на которой выведено мелом неровным почерком: «Сергей Есенин». Спрашиваю:
— Что же это — казарма?
— Почти..."
Tам они вместе пошли гулять по Феодоровскому городку.

Служил в Феодоровском городке и общался с Есениным замечательный художник, мастер силуэта и орнаментов Георгий Иванович Нарбут. В свободное от службы время Нарбут рисовал иллюстрации к книге о древнерусском искусстве, готовящейся к печати. Вместе с ним работал и живописец И. Шарлемань — представитель известной династии архитекторов и художников.

Один из любимых учеников И. Е. Репина художник Гавриил Никитич Горелов, также призванный в армию, устроил себе творческую мастерскую в одной из сторожевых башен ограды Феодоровского городка. Есенин частенько заходил к нему, наблюдал за его работой. Кроме живописных работ, Горелов по просьбе Д. Н. Ломана оформлял программки концертов, которые проводились в лазаретах Городка, в стиле старинных свитков с надписями славянской вязыо. На парадной лестнице Трапезной палаты были развешаны картины Горелова на сюжеты Феодоровского городка, санитарного поезда и лазаретов.

Служили в Феодоровском городке кинооператор Шишмарев, фотограф Александр Функ и известный мастер фоторепортажа Виктор Карлович Булла.

Кстати, вместе с Есениным в комнате дома для «нижних чинов» жили братья Прибытковы и писарь Кукушкин. Сын полковника Ломана Юрий часто заходил к ним в гости. Как он пишет в своих воспоминаниях, Есенин редко там бывал, да и Кукушкин, у которого была семья в Петрограде, норовил под любым предлогом отлучиться домой. А Федор и Константин Прибытковы частенько были дома. Один из них работал шофером, а другой -то кучером, то посыльным. Константин возил пакеты С. С. Кричинскому, И.К.Рериху на Большую Морскую улицу, его брату Б.К.Рериху на Васильевский остров и театральному режиссёру Н. Н.Арбатову тоже на Васильевский остров. Однажды он возил пакет в Ставку Верховного Главнокомандующего в Могилёв. Потом об этой поездке он со всеми подробностями рассказал Есенину, брату Федору и Юрию Ломану.

В настоящее время Дом для нижних чинов не используется.

 

Отдельный дом для низших и высших служащих

Здание строилось для смотрителя зданий, дворников, сторожей и других служащих городка. Дом — одноэтажная каменная служебная постройка, расположенная вдоль северной стены городка. Во время строительства комплекса, в здании находились временные столярные мастерские, в которых изготавливалась мебель для палат Фёдоровского городка. В настоящее время не используется.

Бани и прачечная

Белая палата и служебные ворота Другое название — «белая палата». Здание было выстроено в 1915 году и вскоре надстроено третьим (мансардным) этажом под водолечебницу. Здание располагается в восточной части городка и соединён с Жёлтой палатой стеной с воротами, ведущими во двор. Здание состоит из двух частей — одноэтажной, в которой располагалась прачечная, и трёхэтажной — для бань. Снаружи фасады были оштукатурены и выбелены. Крыша — железная; цоколь устроен из камней, вынутых на месте построек.

Службы Между Белой палатой и Домом для нижних чинов вдоль Академического переулка расположено здание служб, гаражей, конюшни, каретного сарая, и ледника. Это комплекс оштукатуренных одноэтажных зданий, покрытых железом. В настоящее время используется частично под мастерские.

Внутренний двор городка окружает крепостная стена  с несколькими башнями. Крепостная стена в некоторых местах носила, кроме декоративного, и функциональный характер — она служила переходом между зданиями. Во двор ведут несколько ворот

 

Башни — они разные по размеру,  архитектуре и площади внутренних помещений

  1. Северная угловая башня
  2. Башня у ворот в ктиторский сад
  3. Маленька башня рядом с предыдущей
  4. Самая высокая башня, самая близка к Александровскому дворцу
  5. В юго-восточной башне сейчас располагается ресторан
  6. Угловая башня у Академического проспекта

 

Ворота

  1. Белокаменные ворота Расположены между Белокаменной палатой и Северной угловой башней. Представляют наибольший художественный интерес. Резьба по камню (Старицкому известняку) этих ворот представляет огромную художественную ценность. Это блестящее воплощение искусства древнерусских камнерезов. Специальное производство по добыче и обработке известковых камней было налажено в приволжском городе Старицы для отделки не только ворот, но и облицовки фасадов зданий Феодоровского городка..
  2. Ворота в «Ктиторский сад». Расположены с западной стороны, к югу от Трапезной палаты. Имеют резное в камне декоративное завершение.
  3. Главные ворота. Находятся между Трапезной и Белокаменной палатами, имея внутри внутренний переход. Ворота большого размера, но лаконичной архитектуры.
  4. "Служебные" ворота. Находятся с восточной стороны между Желтой и Белой палатой. На воротах отсутствуют элементы убранства. [править] Башни и стены Между зданиями Фёдоровского городка были устроены стены, по углам которой расположены 6 башен. Часть башен двухэтажные, использовались в качестве сторожек.


Территория вокруг городка Рядом с комплексом находилась избушка сторожа, построенная также по проекту С. С. Кричинского. Располагалась она между Фёдоровским собором и городком. Избушка была срублена в стиле северных построек из толстых брёвен и покрыта тесовой крышей. В ней проживал один из служащих собора. Также рядом с Фёдоровским городком был построен фонарь по проекту В. М. Максимова, сохранившийся до настоящего времени.

 

Лазарет

Почти сразу после начала Первой мировой войны, назначение зданий несколько изменилось: церковнослужителям и служащим собора пришлось потесниться. В двух палатах Городка разместились госпитали. Священнослужители обосновались в Розовом павильоне, находившемся внутри двора. В одноэтажной пристройке к Белой палате находились конюшни и каретный сарай.

Приказом по Управлению дворцового коменданта Царского Села от 13 (26) сентября 1914 года, с высочайшего соизволения, на время войны при Фёдоровском соборе был открыт лазарет для раненых солдат № 17, а в 1916 году — для офицеров. Комендантом лазарета был назначен Д. Н. Ломан. Шефство над лазаретом взяли великие княжны Мария Николаевна и Анастасия Николаевна. Постройки использовались причтом Фёдоровского собора и персоналом госпиталя совместно.

Для помощи персоналу госпиталя в зданиях Фёдоровского городка был размещён Полевой Царскосельский военно-санитарный поезд № 143 ее императорского величества государыни императрицы Александры Фёдоровны. Поезд привозил с фронта в Царское Село раненых, которые размещались в царскосельских лазаретах. Комендантом поезда был А. В. Воронин. Сюда в начале 1916 года по протекции Д. Н. Ломана был зачислен С. А. Есенин. призванный в армию в конце марта, успевший приобрести к этому времени довольно широкую поэтическую известность. Он был назначен рядовым санитаром в «Царскосельский военно-санитарный поезд № 143 имени Ее императорского величества государыни императрицы Александры Федоровны», который совершал регулярные рейсы на фронт, доставляя раненых в госпитали Петрограда и Царского Седа. Несколько позднее, летом того же года, Есенин был прикомандирован к Царскосельскому лазарету № 17 и канцелярии по постройке Федоровского собора.

Жил поэт в Федоровском городке вместе с «низшими служащими» лазарета, в здании, которое примыкает к службам «Здание частью одноэтажное, а частью двухэтажное, с мансардой и башнею,— писал архитектор С. С. Кричинский.— Заканчивается это здание с фасада оградой и одною из угловых башен с служебными при ней пристройками».

О том, что строительные работы в Феодоровском городке к моменту начала военной службы Есенина в основном закончились, а отделочные продолжались, мы узнаем из воспоминаний писателя М. П. Мурашёва:, одного из друзей Есенина:  «Выпив немного, мы отправились с ним (Есениным. — авт.) осматривать строящуюся Трапезную в древнерусском стиле, где художник Пашков расписывал стены...». Комната, в которой жил Есенин, находилось в одноэтажной части здания, окна ее выходили во двор (два окна у стены). М. Мурашов впоследствии рассказывал:

«Вхожу в открытые двери, попадаю в темный коридор, зажигаю спичку, ищу дверь. Их оказалось три. Пробую стучать по очереди. В первой комнате никого, только стояли серые низкие койки солдат. Во второй также никого Вхожу в третью. Из правого угла с койки вскакивает Есенин и бросается на шею: «Миша! А я думал, что ты не приедешь!» Начал разглядывать комнату… Мрачная, продолговатая комната. В ней четыре койки, покрытые соддатскими одеялами. Койка Есенина была справа под окном. У койки небольшой столик и табурет. В головах койки чернела дощечка, на которой выведено мелом неровным почерком: «Сергей Есенин».

В Царском Селе Есенин готовил для печати второй сборник стихов «Голубень», писал лирические стихи, обдумывал работу над сборником для детей «Зарянка». Само Царское Село не нашло отражения в поэзии Есенина — очевидно, оно оставалось для него чуждым. Единственное стихотворение Есенина, связанное с его пребыванием здесь,— «В багряном зареве...» создано, надо полагать, под непосредственным впечатлением службы в лазарете. Оно проникнуто глубоким сочувствием к крестьянину, вырванному иа обычной обстановки и искалеченному на войне?

На доже белом, в ярком блеске света,

Рыдает тот,.чью жизнь хотят вернуть...

В лазарете № 17 на различных должностях служили такие известные личности как:

  • Преподаватель фехтования, помощник полковника Д. Н. Ломана капитан сводного полка Николай Никанорович Андреев, известный как страстный коллекционер — собиратель материалов по истории театра и циркового искусства;
  • Чтец-импровизатор, преподаватель художественного чтения, любимец петроградской публики Владимир Владимирович Сладкопевцев, который заведовал делопроизводством в канцелярии лазарета № 17;
  • Артист Театра музыкальной драмы Николай Степанович Артамонов, служивший, как и Есенин санитаром;
  • Замечательный художник, мастер силуэта и орнаментов художник Георгий Иванович Нарбут
  • Художник П. С. Наумов — санитар[2]
  • Живописец И. Шарлемань — представитель известной династии архитекторов и художников;
  • Один из любимых учеников И. Е. Репина художникГавриил Иванович Горелов, устроивший себе творческую мастерскую в одной из сторожевых башен ограды Феодоровского городка.
  • Служили в Феодоровском городке кинооператор Шишмарев, фотограф Александр Функ и известный мастер фоторепортажа Виктор Карлович Булла.
  • Вместе с Есениным служил санитаром художник Павел Семенович Наумов. Они вместе неоднократно бывали на богослужениях в Феодоровском соборе. Сохранился портретный рисунок Есенина в форме санитара, выполненный с натуры Наумовым 22 ноября 1916 года в Феодоровском городке.

Периодически в стенах Фёдоровского городка для раненых, по инициативе Д. Н. Ломана,устраивались концерты, стилизованные под народные празднества. Вот как описан один из них: сначала играл оркестр балалаечников сводного пехотного полка. Пение гусляров сменялось плясками скоморохов, чтение стихов — нравоучительными сценками, частушки чередовались с цыганскими романсами. На концертах выступали ансамбль балалаечников под управлением В. Андреева, ансамбль гусляров Н. Голосова, чтец В. Сладкопевцев, сказительница Варвара Устругова и другие. Принимая участие в этих концертах и Есенин. Об одном из выступлений поэта в Федоровском городке Ю. Д. Ломан, сын полковника Ломана, вспоминал: «„.я увидел Есенина па концерте в солдатском лазарете. Там были устроены подмостки, на которых выступали артисты. Есенин был одет в русский костюм и читал свои стихи. После концерта отец устроил для артистов в столовой ужин. Во время ужина артисты пели и играли на различных музыкальных инструментах. Есенин читал стихи, из которых я запомнил „Русь"».

  • 22 июля (4 августа) 1916 года — концерт в честь тезоименитства императрицы Марии Фёдоровны и великой княжны Марии Николаевны. Ведущими были С. А. Есенин (написавший специально к концерту стихотворение «Царевны») и В. В. Сладкопевцев (прочитавший юмористические рассказы)[3]. Во втором отделении выступил Великорусский оркестр струнных, духовых и ударных инструментов В. В. Андреева. Третье отделение концерта состояло из сценической мозаики из былин, сказок, песен, присказок и поговорок «Вечер в тереме боярыни XVII века», одну из ролей в которой играла Л. Д. Блок.
  • 28 декабря 1916 (10 января 1917) года — «Вечер народного искусства» в Трапезной палате. Его участниками были: балерина А. Я. Ваганова, певица Н. В. Плевицкая, актёр Н. Н. Ходотов, артистка В. К. Устругова, актёр В. Н. Давыдов, певец Ю. С. Морфесси, музыкант В. В. Андреев и поэт С. А. Есенин. Все выступавшие были одеты в костюмы в стиле XVII века.

Воспоминания медсестры Е.А. Сорокиной о службе в госпитале № 17 в Федоровском городке

Теннисный корт Федоровсокго городка

Пятый теннисный корт был сооружен на территории Федоровского городка, построенного в Царском Селе, близ императорской резиденции Александровского дворца. Сам корт находился за кирпичными стенами Федоровского городка, что весьма устраивало охрану. В отличие от других теннисных кортов, известна только одна фотография, на которой запечатлена игра на этом корте. Необычен ракурс фотографии, поскольку ее сделали с одной их башен Федоровского городка. На фотографии отчетливо видны разметка на корте, сетка, окружавшая корт, и скамейки за сеткой для зрителей. Видимо, здесь играли только дочери Николая II. По крайней мере, в дневниках весьма пунктуального царя нет ни одного упоминания о его играх на этом корте. Вероятнее всего, этот корт сделали летом 1915 г.

По видимому, выздоравливавшие офицеры играли в теннис с молодыми великими княжнами летом 1915 г. По крайней мере, сохранилась акварель, на которой Мария и Анастасия Николаевны изображены в окружении офицеров, у двоих из них в руках теннисные ракетки.

Наряду с кортом на территории Федоровского собора в парке рядом с Александровским дворцом располагался еще один, шестой теннисный корт. Этот теннисный корт был временным, поскольку имел покрытие из досок, разбираемое на зиму. Об этом временном корте несколько раз упоминал в дневнике Николай II: «Поиграл с дочерьми в теннис, который вновь устроен из досок» (3 июня 1915 г.); «В 3 1/2 ч. вернулся в Царское Село. Поиграл в теннис и покатался на прудах».

В 1917 г., уже после отречения, Николай II мимоходом вновь упомянул об этом теннисном корте: «Пошли посмотреть работу по складыванию досчатого «groud» для нашего тенниса на прежнем месте» (12 мая 1917 г.); «Днем была успешная работа около дорожки, пройдя теннис; срубили пять сухих елей и распилили их всех на дрова» (31 мая); «Днем спилили четыре сухих дерева за теннисом» (20 июня 1917 г.).

Поскольку все перемещения Романовых после ареста дозволялись только в пределах ограды Александровского парка, то можно локализовать место временного корта территорией упомянутого парка. Однако эта теннисная площадка в 1917 г. так и осталась невостребованной.

Музей древнерусского искусства

Во время строительства городка было выдвинуто предложение членов «Общества возрождения художественной Руси» Н. К. Рериха, В. М. Васнецова и И. Е. Репина открыть в одном из зданий Музей древнерусского искусства и зодчества. В Городке было решено создать уникальную коллекцию древнерусских орнаментов XVI и XVII веков: коллекцию парчи, коллекцию оружия XVI века, коллекцию икон и церковной утвари XVI и XVII веков. Коллекция быстро пополнялась, и в итоге образовалось крупное собрание предметов искусства. Часто в квартире Д. Н. Ломана собирались деятели искусства, велись беседы о русской старине, речи и их возрождении. Среди гостей были художники В. М. и А. М. Васнецовы, М. В. Нестеров, Н. К. Рерих, И. Я. Билибин; архитекторы А. В. Щусев, А. В. Померанцев и С. С. Кричинский; музыкант В. В. Андреев; академик Н. П. Лихачев.

В памятный день 19 февраля, в годовщину освобождения крестьян и Сан-Стефанского договора, члены недавно возникшего Общества возрождения художественной Руси, работающие под председательством князя А. А. Ширинского-Шихматова над задачами применения древней русской красоты в современном обиходе, были приглашены в Царское Село для обозрения Феодоровского Государева собора и других зданий Царского городка, построенных в стиле XVII века и приспособленных к потребностям современной жизни. Около часа члены общества съехались к Феодоровскому собору. Тут были, кроме председателя, член Гос. совета Серафим, архиепископ Тверской, начальник царскосельского дворцового управления князь М. С. Путятин, дворцовый комендант генерал В. Н. Воейков. <...>.После Феодоровского собора начался осмотр только что законченной трапезной палаты, башенной палаты, где объяснения давал расписывавший ее художник А. П. Пашков. Роспись и расцветка сводов и лестниц производили чарующее впечатление. После парадного завтрака, за которым пели певчие Сводного полка и читал свои стихи поэт-самородок из Рязанской губ. Есенин, началось обозрение ратной палаты, где объяснения давал кн. М. С. Путятин.

Советский период

Как же сложилась судьба Федоровского городка. От первых послереволюционных лет мы имеем о нем мало сведений. Известно, что настоятелем был в то время протои-рей Афанасий Иванович Беляев, который — передал в ЗАГС все метрические книги с 1910 по 1917 гг.

Летом 1918 года Д.Н. Ломан сдал все дела Городка представителям советской власти

В 1921 году Беляев умер, и настоятелем собора стал Алексей Алексеевич Кибардин, а дьяконом — Николай Иулиановнч Недбайлик. Этим людям и довелось разделить участь Федоровского собора, стать свидетелями его разграбления. Существует версия, что духовенство Федоровского собора было расстреляно «прямо у его стен». Но это, по-видимому, не так. Кибардин был арестован в 1929 году, отбывал ссылку, Беляев умер своей смертью.

В городке, после закрытия лазаретов, хранилась коллекция церковной утвари, икон, оружия и других предметов русской старины — наследие «Общества возрождения художественной Руси». Хотя работы по внутренней отделке палат городка продолжались вплоть до 1918 г., уже в том же году все здания Феодоровского городка были переданы в собственность государства,.В 1922 году были разорены тысячи храмов, уничтожены многие памятники культуры. Не миновала чаша сия и Федоровский городок. Детскосельский финотдел считал на пуды серебро и золото, передаваемое Комиссией по ликвидации церковных ценностей.

В фондах Екатерининского дворца-музея находились подлинные костюмы стрельцов покроя XVII века, а также рисунки Шарлёманя, запечатлевшие образцы облачения священнослужителей, и виды Федоровского собора и городка, выполненные в 1915— 1916 гг. художником Сырневым. Церковная утварь, книги, облачения были увезены в бывший Музей истории религии и атеизма. В 1933 году часть вещей отобрана для музея Революции РСФСР, другие поступили в Эрмитаж, в детскосельское Улравение дворцами-музеями.

В Трапезной палате Федоровского городка уже в 1919 году разместились администрация ПАИ — ДСХИ -  ПСХИ и столовая — Институт молочного животноводства (впоследствии переименованный в Сельскохозяйственный институт). Судьба находившихся в храме св прп Серафима Саровского в Трапезной палате древних икон остаётся загадкой. В помещении Трапезной был устроен конференц-зал, а в первом этаже — лекционные аудитории.

Скворцов Георгий Тимофеевич — выпускник ЛСХИ, возглавил пункт обслуживания сельхозтехники в Псковской области. Был убит кулаками в 1929 году. Похоронен студентами факультета механизации на берегу пруда у Трапезной палаты. В 1980 году факультет механизации сельского хозяйства ЛСХИ перенес прах Г. Т. Скворцова на Казанское кладбище города Пушкин

В 1935 г. справочник «Весь Ленинград» сообщал интересный факт: «под зданием Трапезной в 1930 г. были обнаружены обширные тайники с баками для воды, рассчитанные на долговременную "осаду"».

В период оккупации Пушкина Фёдоровский городок находился рядом с передним краем обороны немцев и очень сильно пострадал. Ценности, которые ещё оставались в нём, были вывезены. По окончании войны предполагалось восстановить комплекс, однако больших работ так и не проводилось.

В 1958 г. весь комплекс Феодоровского городка был поставлен на государственную охрану, однако спустя четыре года, ввиду того, что Сельскохозяйственный институт (по-прежнему продолжавший его занимать) совершенно не предпринимал никаких мер к консервации здания, приказом Министерства культуры комплекс был исключён из списка памятников архитектуры, подлежащих государственной охране.

Лишь в 1970 г. решением исполкома Ленгорсовета Феодоровский городок был вновь поставлен на государственную охрану, его здания были переданы Ленинградскому областному Совету по туризму и экскурсиям, а с 1971 г. в здании Трапезной начались первые реставрационные работы.

Реставрация началась в 1976 году.

В 1982 году в зданиях разместился филиал туристической гостиницы «Мир» на 163 места[4].

В 1995 г. комплекс Феодоровского городка был включён в число объектов исторического и культурного наследия как памятник архитектуры федерального значения.

 

Патриаршее подворье

В 1994 году комплекс Фёдоровского городка был передан Русской православной церкви

В 2000 г. в одном из помещений Белой Палаты городка была открыта небольшая Богадельня, в которой нашли свой приют восемь старушек.

В 2001 году ансамбль городка был включён в список памятников федерального значения. Подворье находится под управлением благочинного Царскосельское благочиннического округа.

В 2006 г. палаты Феодоровского городка были переданы под подворье Троице-Серги-евой Лавры, которая вскоре обещает начать их восстановление.

Идея реконструировать Федоровский городок под резиденцию Священного синода возникла в 2009 году, когда Патриарх Московский и всея Руси Кирилл посетил Царское Село. Петербургские чиновники предложили ему вариант приспособления исторического комплекса под резиденцию патриарха. В городке, по благословению патриарха было решено создать Патриаршее подворье, музей истории Русской православной церкви в северо-западном регионе России; паломнический и учебный центр; иконописные мастерские; гостиницу. 

По словам первого вице–губернатора города Александра Вахмистрова "мы предлагали, что это было резиденцией патриарха на Северо–Западе, — рассказал Вахмистров. — Но он решил, что в городке надо сделать резиденцию Священного синода. На наш взгляд, это еще более важно, с точки зрения статуса". Предполагается, что в резиденции патриарх и члены Синода будут останавливаться во время приездов в Петербург.

Сейчас комплекс пребывает почти в полуразрушенном состоянии. Денег на его реставрацию в государственном бюджете до последнего времени не было. По предварительным подсчетам экспертов, на восстановление Федоровского городка потребуется не меньше 25 млн USD

Уцелевшие фрагменты стенописи интерьеров обнаруживают катастрофическое состояние красок и штукатурки. Их никто не укреплял, не реставрировал, не охранял. Исполненные яичной темперой, даже сейчас, пережив тяжелейшие времена, стенописи отличаются красотой цветовых сочетаний, виртуозным рисунком, совершенством орнамента. Летом 2009 года студентами второго курса мастерской церковно-исторической живописи Петербургской Академии Художеств (С. Роликовым, И. Денисовой, Т. Андриенковой, Б. Зацемирной, А. Шириней), под руководством Л.И. Кушириной, проведено факсимильное копирование — фиксация и картограммирование нескольких фрагментов.

Организатор проектаГалина Аверина рассказала собравшимся о том, что великий поэт был санитаром полевого военно-санитарного поезда № 143 императрицы Александры Федоровны в апреле 1916 года. Некоторое время он жил в Федоровском городке, выступал в сборных концертах, бывал на богослужениях в Феодоровском соборе, где пел в церковном хоре.

Биографией поэта Галина Аверина увлеклась еще студенткой Ленинградского педагогического института. Ее диплом назывался "Есенин и художники", так же была названа и книга, вышедшая в начале 2000-х годов. От идеи поставить бюст Сергея Есенина к юбилею Санкт-Петербурга пришлось отказаться из-за недостатка средств. Но уроженке Рязани удалось все же собрать сумму, необходимую для создания мемориальной доски, причем самыми отзывчивыми оказались школьники.

Мемориальная доска, как и планировалось, была установлена в юбилейный для Царского Села год. На церемонии в Федоровском городке выступили ученики школы № 518 Выборгского района, где уже несколько лет работает Музей Есенина, гости из Рязани, жители Пушкина.


Марина ОРЛОВА, Царскоесельская газета № 56 (9889), 14-20 октября 2020 

 

Интересные факты

Комплекс зданий Фёдоровского городка несколько раз служил фоном для съёмок сцен некоторых фильмов:

  • «Русский бунт» — сцена казни в 1774 году. В результате съёмок были установлены новые деревянные створы Главных ворот.
  • «Война и мир» — сцены боёв, пожаров и ухода французских войск из сгоревшей Москвы и съёмки интерьеров Жёлтой палат

Персоналии, упомянутые в статье:

  1. Александра Фёдоровна
  2. Алексий II
  3. Анастасия Николаевна
  4. Андреев В.В.
  5. Андреев Н.Н.
  6. Билибин И.Я.
  7. Блок Л.Д.
  8. Ваганова А.Я
  9. Васнецов В.М
  10. Воейков В.Н.в
  11. Воронин, купец
  12. Давыдов В.Н
  13. Есенин С.А.
  14. Засулайлов А. Н.
  15. Елисеев, купец
  16. Кибардин Алексий (отец Алексий)
  17. Кравченко В.И.
  18. Кричинский Степан Самойлович
  19. Курбатов. А.Г.
  20. Ломан Дмитрий Николаевич
  21. Мария Николаевн
  22. Мария Фёдоровна
  23. Морфесси Ю.С.
  24. Нарбут Георгий Иванович
  25. Нестеров М.В.
  26. Николай II
  27. Пашков Г.П.
  28. Померанцев А.Н.
  29. Путятин М.С.
  30. Свиньин В.Ф.
  31. Суслов В.В.
  32. Ширинский-Шихматов А.А.
  33. Покрышкин П.П.
  34. Плевицкая Н.В.
  35. Рерих Н.К.
  36. Устругов В.К.
  37. Ходотов Н.Н.
  38. Щусев А.В.

Примечания

1. ↑ 1 2 Летопись жизни и творчества Есенина
2. ↑ П. С. Нумов является автором портретного рисунка С. А. Есенина в форме санитара, написанного 22 ноября (5 декабря) 1916 года в Фёдоровском городке.
3. ↑ После концерта С. А. Есенин был награждён золотыми часами с гербом, а В. В. Сладкопевцев — золотым кулоном.
4. ↑ Энциклопедия туриста. — М.: Большая Российская энциклопедия, 1993. — 496 с.
5. ↑ Материалами к росписи палат послужили сохранившиеся росписи Старого государева двора (палат бояр Романовых) в Москве, церквей Ярославля, Ростова, Углича, Романово-Борисоглебского и Ферапонтова монастырей.
6. ↑ В переходе находилась лестница в Сергиевскую церковь и помещение для просфорни.
7. ↑ Изначально предполагалось покрасить стены разными тонами, с применением рустики и шашечной расцветки.
8. ↑ Ранее условно называлась офицерской дорожкой, проходила от казарм Собственного его величества сводного пехотного полка к Александровскому дворцу.
9. ↑ Сам С. А. Есенин жил в одноэтажной части здания, в связи с чем название «башня Есенина» не соответствует действительности.
10. ↑ Наименования ворот даны условно.
11. ↑ Назначение фонаря остаётся неизвестным. В настоящее время выдвигаются различные гипотезы, последовательным автором наиболее интересной из которых является Ф. Рагин.
12. ↑ Об участии клуба «8 полк пешей артиллерии» в съёмках фильма. [править] Ссылки * Царское Село. Его архитектура
* Фёдоровский городок
* Ломан Ю. Д. Воспоминания крестника императрицы (Автобиографические записки): Сб. материалов (ноябрь 1993 — июнь 1994). — СПб.: 1994. — С. 65, 161—164. [править] Литература * Синей Л. И. Из истории Федоровского городка (1913—1918): По материалам РГИА // Малые города России: Культура. Традиции: Материалы науч.-практ. конф… — М.; СПб.: 1994. — С. 20—22.
* Федотов А. С. Праздники и концерты в Фёдоровском городке Царского Села (1914—1917 гг.) // Петербургские чтения-97: Материалы Энцикл. б-ки «Санкт-Петербург-2003». — СПб.: 1997. — С. 665—670.
 

 

Источники:

  1. Основой статьи послужили материалы из Википедии, в которой использованы эксклюзивные фотографии данного сайта))
  2. Статья Федоровский городок с сайта Кирилла Финкельштейна
  3. Статья о церкви в Трапезной палате из книги Мещанинов М., "Храмы Царского Села, Павловска и их ближайших окрестностей". Краткий исторический справочник. СПб, Genio Loci, 2007.-583 с. 
  4. Карохин Л., Моня В.С., Филиппов В.М. Сергей Есенин в Царском Селе. Спб-Пушкин, 2007, изд. 2-е, перераб.
  5. Игорь Зимин. Взрослый мир императорских резиденций. Вторая четверть XIX – начало XX в.
  6. "Царскосельское дело" №2 пятница 9 января 1915 года

 

Современная жизнь городка:

все фотографии комплекса

Рейтинг: +2 Голосов: 2 19225 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!