Навигатор по сайту Туристу Энциклопедия Царского Cела Клубы Форумы Доска объявлений


Авторизация
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?

Фермский парк. Императорская ферма

Фотоальбом Императорская ферма

«Ферма» — французское слово, означающее вообще сельское заведение для хлебопашества и скотоводства.

В глубине парка близ Белой башни и Ратной палаты находится Императорская Ферма («английское скотоводство»), основанная на этом месте еще в 1810 г., когда здесь соорудили первые деревянные постройки по проекту садового мастера Джозефа Буша. Под его руководством бывшие сельскохозяйственные угодья кузьминских крестьян превратили в прекрасный Фермский луг с красивыми группами деревьев и прудами. На удаленном от города краю луга соорудили насыпную горку, окаймленную террасами, с обсаженной березами дорожкой, спиралеобразно поднимавшейся на вершину.

Посетителей парка привлекал сельский характер пейзажа с ухоженными породистыми животными, которых они часто потчевали хлебом. С фермы продавали частным лицам племенных телят и овец — мереносов. Производство молока и молочных продуктов длительное время оставалось на втором плане. Только впоследствии главной задачей фермы стало снабжение Высочайшего двора молоком и молочными продуктами. Молочные продукты поставлялись не только в Царскосельский дворец, но и в Петербург, а также в Петергоф и Красное Село, если двор находился там. Оставшиеся на ферме после удовлетворения потребностей Высочайшего двора молоко, молочные продукты и яйца продавались жителям Царского Села.

Существующие ныне каменные здания Фермы возведены архитектором Менеласом в 1817-1822 гг. в тех же англо-готических формах, что и другие здания в парке. Они сохранились до нашего времени без значительных изменений, утрачены только деревянные постройки фуражного двора, находившегося с западной стороны.

Перестройке деревянных зданий Фермы в камне должна была предшествовать разборка северо-восточной части Зверинской стены, проходившей по территории, намеченной для нового Скотного двора. В августе 1818 года, когда был в основном благоустроен сад у Нового дворца и происходила подготовка к созданию новой Фермы, последовало указание, что «государю императору угодно для открытия Царскосельского Зверинца сломать вокруг оного каменную стену и сделать вместо нее деревянный во рву палисад по учиненному проекту [...] господином архитектором Менеласом». К этим работам архитектор приступил в 1819 году. Разборка зверинских стен производилась сразу на нескольких участках, прежде всего на территории, отведенной под Скотный двор. 

У Менеласа был особый статус: он «занимался разными работами в Царском Селе по непосредственным повелениям» императора Александра I, который проявлял большой интерес к работам в парке и каждый день осматривал постройки. Увлекавшийся сельским хозяйством император придавал особое значение Ферме, которая «учреждалась на широких основаниях, дабы через продажу приплода улучшить повсеместно в России породу скота».

Александр I перевел эту ферму из Санкт-Петербурга, поменяв ее местами с находившейся в Зверинце в 1803-1809 годах Лесной школой. Лесная школа, организованная после упразднения Школы земледелия в Белозерке близ Царского Села, располагалась в Зверинце с 1803 года. В 1809 году из Лесного ведомства Зверинец поступил вновь в Царскосельское. Место школы заняла Императорская ферма. Надзор за ее строительством и содержанием был в 1810 году поручен садовому мастеру И. Бушу,  который построил здесь несколько деревянных зданий. Поскольку Буш занимался подсчетами по содержанию английского скотоводства и созданию Фермы, он мог предусмотреть и присоединение к Ферме пастбищ, которое состоялось уже позже.

Тема хозяйственных построек была хорошо знакома Менеласу, так как он в течение ряда лет работал в качестве специалиста по сельскому землебитному строению по проектам Н. А. Львова, а состоявший при нем молодой архитектор и художник И. А. Иванов имел прямое отношение к созданию альбома образцов для землебитных строений. Первые варианты проекта построек на Ферме показывают здания вполне в духе образцов Львова, с гладкими стенами и функционально сгруппированными асимметричными объемами, пристрастие к которым Менелас сохранил и в дальнейшем. Он трактовал постройки Фермы в виде крестьянской мызы, причем ее обращенная к полям часть была задумана как группа помещений, предназначенных для приема гостей и их угощения молочными кушаньями.

Ферма создавалась под прямым наблюдением Александра I, его супруги и матери. Вероятно, они следили и за ходом проектирования, прежде всего императрица Елизавета Алексеевна, вкусу которой, возможно, отвечает решение фасадов двух первых павильонов — Молочного и для Высочайших присутствий, отличающихся от других зданий Фермы. Согласно первоначальному замыслу, они должны были соединяться открытыми галереями и иметь соломенные крыши.

Считается, что замена деревянных построек каменными началась в 1818 году. Возможно, имеется в виду слом деревянных построек. К этому году относится уничтожение находившегося неподалеку от Фермы бастиона, построенного П. Островским в середине XVIII века, — на его месте появилась насыпная гора, так называемый Малый Парнас.

К владениям Императорской фермы относились также земли за Ламскими прудами, вдоль южной границы Александровского парка, простиравшиеся до Красносельских ворот, и часть территории Баболовского парка, где рядом с покосами располагался сенной сарай.

Строительство началось летом 1820 года с сооружения первых трех зданий: Павильона, Молочной и Коровника. Их стены были сложены из кирпича от разобранной Зверинской стены. 

Отделка чистых дворов и прилегающей к Ферме территории была начата в 1822 году, посадка деревьев завершилась спустя два года. На «полях Фермы» было устроено два пруда, проложены и огорожены частоколом две новые дороги («Черная», проходящая от Кузьминского шоссе мимо Фермы, и дорога до Красносельских ворот), которые продолжили развитие созданной Бушем в Зверинце и Новом саду дорожной сети.

До 1825. Миракль с видом Фермы. Акварель К.И. Кольмана

Отделка чистых дворов и прилегающей к Ферме территории была начата в 1822 году, посадка деревьев завершилась спустя два года.  После завершения работы по созданию целой сети водоотводных канав и засыпке старых рвов «разные места» вокруг Фермы были выстланы дерном. На больших пространствах здесь высевали кормовые травы для скота.

Одновременно со строительством первых зданий выкапывался ров, окаймлявший территорию по внешней границе; его отделка и установка в нем палисада были окончены в 1823 году.

После 1826 г. Вид на Ферму и окрестности с Белой башни,  рисунок возм. принадлежит кисти В.А. Жуковского или вл кн Александру Николаевичу

Окруженная цветущей растительностью Ферма производила впечатление уголка «старой веселой Англии». Вот как отзывался о ней мемуарист: «Ферма веселая, легкая, светлая, в прелестной простоте отличается кирпичными строениями, содержимыми в необыкновенной чистоте и порядке».

В состав «Большой фермы» входили не только постройки Скотного двора и Пенсионерная конюшня, но и Павильон лам, Красносельские ворота, деревянный Слоновник. Кроме ламского выгона к Ферме были присоединены новые земли, с западной стороны, в том числе и находившиеся за пределами Зверинской стены, разобранной со стороны Петербургской дороги в 1821 году. Ров, в котором проходил фундамент стены, был засыпан.

Одно- и двухэтажные здания, соединенные между собой оградой с несколькими воротами, образуют живописный ансамбль. В архитектурной обработке использованы металлодекор, желтоватый известняк, красный кирпич с белой расшивкой, белым же цветом выделены штукатурные наличники и сандрики там, где они есть.

В 1821-1824 годах строились и отделывались флигели для испанских мериносов (также с употреблением кирпича, полученного при разборке Зверинской стены).

Смотрительный дом

В 1827-1829 годах по типу английских городских домов этого времени был выстроен «Ферменский», или Смотрительский, дом. Кладка красного кирпича с ярко-белыми деталями определила характер стен всех фермских зданий. Деревянные поверхности построек черного двора тоже раскрашивали «под старый кирпич».

В центре между двумя въездными воротами от Фермской дороги расположен двухэтажный дом, где прежде находилась квартира смотрителя. Фасад обработан двумя выступающими восьмигранными башенками-контрфорсами, венчающим щипцом с зубчатым парапетом. По сторонам в одноэтажных флигелях размещались различные службы, квартиры ветеринарного врача и скотников.

Отделка Павильона завершилась в первой половине 1823 года; он был обставлен и полностью готов к «Высочайшему присутствию». Окна в Павильоне выполненные «в готическом виде», имели мелкое остекление в свинцовых переплетах.

Коровник

Построенный в 1820 году в форме латинского креста Коровник на 84 стойла  (который в первые годы нередко именовали и скотным двором, и конюшней) имеет на всех четырех торцах входы для людей, соединенные сквозными проходами; в центре, на их перекрестье, образуется восьмиугольное свободное пространство. Стойла расположены вдоль стен, позади них находятся узкие служебные проходы. Для скота предусмотрено восемь выходов с пандусами, для каждой породы — отдельный. Коровник специально проектировался для размещения семи пород крупного рогатого скота. Ныне используется под конюшню.

Стены внутри коровника оштукатурены и выкрашены масляной краской, потолок обшит досками, колонны отделаны под мрамор, двери под дуб, а тамбур и прочее — желтой белильной краской. Коровник освещался шестью средними настенными и одним большим висячим фонарями. На дворе, по сторонам от коровника, располагалась два колодца для воды с бревенчатыми срубами железными коромыслами.

Молочный флигель (или «покои для молочных скопов»),

В углу расположен сложный в плане молочный флигель, предназначавшийся для ледника и маслобойни с сепараторами, холодильниками, сыроварней, молочным погребом и прочими устройствами. Стены в сыроване, маслобойне оштукатурены, полы сосновые, некрашенные. На располагалаись полки для хранения посуды и другого инвентаря. В погребе и леднике стены выложены белыми дерптскими изразцами, пол из путиловской плитки, причем процесс отделки стен изразцами находился под личным контролем императора.

Необычный своей ярко выраженной функциональностью план Молочного павильона обусловлен размещением каждой службы в отдельном, композиционно выделенном помещении, что создает интересную игру объемов.

Его венчает круглая башня высотой около 15 метров со смотровой площадкой наверху. На башне, расположенной над круглым ледником, проектировалась голубятня. О назначении башни писал в своем путеводителе Яковкин: «Весьма приятно, здесь сидя, в ясное утро заниматься или чтением, или размышлениями, или осматриванием разнообразных видов, а особливо еще при помощи зрительной трубки». На третьем этаже в ней находилось помещение для отдыха.

Отделка Молочни завершилась в первой половине 1823 года. Как и в Павильоне, окна Молочной, выполненные «в готическом виде», имели мелкое остекление в свинцовых переплетах. .

Наиболее характерной декоративной деталью Павильона и Молочной, придававшей им характер «нездешнего», определенно английского комфорта и уюта, стали белые ажурные трельяжи, изготовленные в 1820 году на Петербургском казенном литейном заводе. В летнее время они были увиты зеленью и придавали особую привлекательность западному — главному — фасаду Фермы, утопавшей, согласно описаниям современников, в зелени и цветах. Прием украшения павильона ажурной трельяжной галереей как наиболее характерной декоративной деталью Менелас повторил позднее в петергофском Коттедже.

К Молочной примыкала каменная галерея, выкрашенная в белый цвет.

Так же на ферме был каменный телятник, крытый железом, и имевший три отделения. Стены в телятнике были оштукатурены, потолок, перегородки, решетки и кормовые ящики выкрашены под цвет сырой извести, а двери и окна — желтой краской.

За телятником располагались денники для коров.

Службы:

  • бревенчатое отделение, в котором помещались четыре ледника и три кладовых для разных потребностей.
  • Сарай для экипажа без потолка.
  • Сенной сарай
  • Навес возле сарая для хранения дров
  • Деревянное строение, в котором помещались конюшня и кладовые
  • Каменная баня.

Флигель для Высочайших прибытий

Рядом с башней в ограду Фермы включен флигель для Высочайших прибытий, выделяющийся более богатым убранством фасадов. С наружной стороны к нему примыкает трельяжная терраса чугунного литья — 12 чугунных решетчатых колонн, ранее обвитая плющом, с другой стороны — красивые готические ворота. Помещения во флигеле предназначались для двух гостиных, столовой, кухни и четырех диванных комнат на антресолях для отдыха.

В кабинете камин из красных чугунных изразцов (как и в других комнатах) с мраморной доской наверху. Н а камине зеркало в рамке из орехового дерева, столовые часы в футляре из орехового дерева, 2 высоких посеребренных подсвечника. Мебель из светлого клена с готической резьбой исполнили по рисункам Менеласа: орехового дерева: письменный стол, 2 тумбы, 2 дивана, 2 стола, 10 стульев. Интерьеры украшали гравюры александровского времени с сельскими видами Швейцарии и Нидерландов, а также портреты Александра I и его супруги Елизаветы Алексеевны.

В гостиной на окнах  кисейные занавеси с ситцевой драпировкой, 12 картин разных живописцев в резных рамках орехового дерева, в футляре красного дерева на медной доске термометр. Вся мебель здесь из ясеневого дерева: стол, столик, диван, 12 табуретов. В столовой, на камине, противень медный с лопаткой, кочергой и каминными щипцами; мебель желтая березового де¬рева: 2 посудных шкафа, стол в форме овала, 18 плетеных из ка¬мыша стульев. Из столовой был выход на надворную галерею, в коридор, а из коридора—в гостиную, на верхний этаж.

На верхний этаж ведет лестница из 25 ступеней, там находились палевая, синяя, розовая и зеленая комнаты.

  • Палевая комната: ломберный стол с черным сафьяном, 2 столика с мраморными досками, круглый стол, диван, плетенный камышом и б таких же кресел, и 3 табурета.
  • Синня комната: шкаф простого дерева, выкрашенный на манер печки, мебель из ясеня: с тол на точеных ножках, 4 стула, 2 ширмы olбитые коленкором, 2 ночных столика.
  • Розоваяия комната: печь на манер шкафа, шкаф, выкрашенный под печку, диван на турецкий манер с ситцевыми матрацами и подушками, стол и 2 стула желтого дерева.
  • Зеленая комната: псечь, шкаф, круглый стол, 4 стула и 2 дивана. Пол в этой комнате был закрашен под ковер.

Из палевой комнаты имелся выход в синюю, а из синей —ход па чердак. Из комнаты розового цвета был вход в зеленую комнату, а из нее выход на балкон.
В павильонах находились сервизы: столовый, фаянсовый с зеленым цветным бортом, десертный из зеленого фаянса, чайный, фарфоровый, писанный голубой сеткой, с позолотой, чайный из саксонского фарфора с выпуклыми цветочками, чайный из черного толстого стекла с позолотой и другая посуда.

На первое августа 1822 года па Царскосельской Императорской ферме работало 25 человек.

В своих мемуарах графиня Шуазель-Гуфье упоминает: «… Красивая ферма, — пишет Шуазель-Гу-фье, — одно из любимых развлечений императора Александра, которому интересно было следить там за полевыми работами.  Мне показали великолепно переплетенную книгу, в которой государь, ради развлечения, сам записывал доходы от своих баранов: и он очень был доволен, что сукно его мундира было выработано из его шерсти. Эти простые занятия, приближали государя к природе, доставляли отдых его уму. утомленному долгой напряженной работой».

Императорская Ферма была преемницей прежнего скотного двора, существовавшего в Царском Селе с первых лет его основания. В налаживании нового хозяйства Александр придерживался советов своей августейшей матушки, императрицы Марии Федоровны, еще ранее устроившей подобное заведение в Павловском парке. По повелению государя работников Царскосельской Фермы присылали к ней на обучение.  Хозяйство Фермы находилось под особым присмотром Царскосельского главноуправляющегоЯ.В. Захаржевского.

Ферма была учреждена не только для обслуживания императорского двора; на нее возлагалась задача отбора лучших пород скота для всего российского животноводства. В 1822 году с этой целью были выписаны быки и коровы тирольской, швейцарской, английской, голландской, холмогорской и малороссийской пород:

  • из Англии —два быка и восемь коров;
  • 0из Малороссии (Полтава) — один бык и семь коров;
  • из Холмогор один бык и семь коров;
  • из Голландии один бык и шесть коров;
  • также скот из Венгрии И Тероля,
  • а,  также 100 мериносов из Троппау.

Коровы носили мифологические имена: Аврора, Афродита, Прозерпина, Ариадна, Флора, Олимпия, Пенелопа, Минерва и др. Однако из-за болезней уже в середине 1820-х годов почти весь привезенный скот пал, и тогда было принято решение разводить на ферме только чистопородные холмогорские породы.

В 1822-1824 годах к ансамблю прибавился черный двор со службами, а в 1823-1824 — денники для отдыха коров в жаркое время и постоянный телятник с отделением для стельных коров. За пределами Скотного двора появилась кирпичная баня с избой и прачечной, забором, навесом и двором. Рядом с ней насадили ели и хмель и устроили пруд, откуда вода насосом доставлялась в котел и ванну.

В 1860–1880-х годах попечительство над этим хозяйством принял на себя великий князь Николай Николаевич, вновь возобновивший выписку скота различных пород и продажу телят. После многочисленных экспериментов к началу XX века удалось постоянно получать и продавать приплод, молочные продукты использовать для нужд Высочайшего двора, а излишки (с разрешения начальника Дворцового управления) продавать всем желающим.

В начале 20 века на Царскосельской ферме появился скот Феонской породы. Порода скота произошла от "рыжего датского скота" на острове Феония и получила название Феонского скота. В 1909 году на ферме было 59 коров Феонской породы.Кроме коров на ферме в разные годы содержали и другой скот. С 1822 года на ферме разводили овец- мериносов. В 1916 году во время Первой Мировой войны из-за недостатка мяса на Царскосельской ферме было организовано городское свиноводство.

В 1909 году ферму обслуживало уже 28 человек:

  1. Смотритель (заработная плата 1200 рублей в год) — общее (аведование фермой, лугами, полями и отчетностью.
  2. Заведующий молочным скотом — помощник смотрителя по молочному хозяйству.
  3. Ветеринарный врач (360 рублей) — надзор за здоровьем скота и его лечение.
  4. Скотовой (1200 рублей) — кормление и уход за скотом.
  5. Маслодел (420 рублей) — приготовление молочных продуктов.
  6. Вахтер (420 рублей) — заведование кладовыми, долговой книгой, иными сараями и т.д.
  7. Старшая скотница (240 рублей) — в помощь маслоделу и присмотр за скотницами.
  8. Семь скотниц (по 180 рублей) — доение коров и работа в молочной.
  9. Шесть скотников в большом коровнике (по 240 рублей) — кормление скота и уход за ним.
  10. Два телятника (по 240 рублей) — кормление телят и уход за ними, работа в родильном отделении.
  11. Два дворника (по 240 рублей) — уход за двором, развозка дров, доставка молока во дворцы.
  12. Два конюха (по 240 рублей)—ух од за лошадьми, заготов¬ка сена и травы.
  13. Машинист—работа при паровой машине.
  14. Подручный машиниста (240 рублей) — в помощь машинисту.
  15. Фельдшер-ветеринар (60 рублей) — в помощь ветеринару.

Служащие фермы получали бесплатное жилье, дрова, свечи и обмундирование. Скотники получали бушлат с брюками, фуражку, фартук, блузу и шаровары. Скотницы — платья. Рабочие при лошадях — полушубок, блузу, две пары шаровар из бумажной материи, фуражку и рукавицы.

Кроме того, с 1869 гола служащие фермы получали ежедневно бесплатное молоко. Те же, кто работал особенно хорошо, получали денежное вознаграждение и даже медали.

фотография Ольги Виноградовой

 

Царскосельская молочная ферма, по сути, бьша закрытой территорией. Чтобы пригласить гостей, требовалось разрешение управляющего. Здоровье всех живущих на ферме ежедневно контролировал врач. Работникам фермы запрещалось держать личный скот, во время эпидемий скота — посещать соседние деревни. Они находились под постоянным контролем смотрителя фермы, который имел "неослабное наблюдение за поведением всех людей, служащих на ферме, как мужчин, так и женщин, чтобы они находились всегда на своих местах и вели жизнь трезвую, внушая им быть осторожными с огнем, а если кто из них встретит надобность отлучится в свою деревню к родным или в город за необходимыми покупками съестных припасов и других потребностей, то чтобы на сие испрашивали у него дозволение каждый раз, в противном же случае отлучившихся самовольно или с дозволения и замеченных при возвращении их в нетрезвом виде, после двукратно сделанного им внушения, если не исправятся, увольнять и на место их принимать на службу людей трезвых, хорошей нравственности и благонадежных".

С 1913 г., являясь строителем и автором проекта«Палаты-хранилища собрания «Войны России» (Государевой Ратной палаты),  на Императорской Ферме проживал вместе с семьей молодой архитектор Сидорчук С.Ю..

 

Квартира Д. Ломана на Императорской ферме

В 1913 году полковник Д.Н. Ломан переехал из тесной квартирки в офицерском флигеле Сводного пехотного полка в просторную шести комнатную квартиру на Императорской ферме.Его сын вспоминал позже:

Старинные, массивные, окрашенные в красный цвет здания фермы напоминают крепость, увенчанную башнями. В блещущих чистотой коровниках стоят красные, под цвет фермы, коровы датской породы, а в отдельном стойле огромный бык с продетым сквозь ноздри кольцом. За стеной нашей квартиры телятник и в детской брата постоянно слышно глухое мычание телят. Видимо, когда-то наша квартира была тоже телятником. Теперь она состоит из шести комнат, тесно заставленных предметами старинного русского обихода. Уникальная парча, развешенная по стенам, служит красивым фоном для икон древнего письма, а в центре отцовского кабинета висит картина «Патриарх Гермоген» кисти М. В. Васнецова, подаренная им отцу.

Вечером, возвращаясь из Городка на ферму, я проходил мимо пашни, покрытой удивительно ровными линиями турнепса. Это прекрасно обработанное поле принадлежит императорской ферме. Иногда я вижу на нем пару сытых, до блеска вычищенных вороных коней в добротной сбруе, запряженных в плуг или борону. Упряжкой управляет бородатый человек в коричневой форменной фуражке и белом фартуке. Возделанное поле пересекает дорога, окаймленная вечнозеленой еловой живой изгородью.

За дорогой от фермы к Императорскому железнодорожному вокзалу возвышается строящаяся на средства Третьяковых государеваРатная палата. Строит Ратную палату архитектор Сидорчук. Он живет рядом с. нами на ферме, в его дочь, Света, приходит иногда в наш большой сад посмотреть на ручного орла, грустно глядяшего на мир своими желтыми глазами.

До того, как отец перенес свой кабинет в Городок, у нас в квартире всегда бывало множество людей. Получающий помесячно кузминский извозчик Михаил Егорович Егоров или Миша-извозчик, как его все называют, едва успевает привозить и отвозить гостей на вокзал. Художник Самокиш неизменно появляется с большой папкой, в ней рисунки знамен, хоругвей, солдат различных полков русской армии/ Моряк, лейтенант Сводного полка, выпивоха Ванечка Билибин приезжает со своим двоюродным братом художником И. Я. Билибиным. Иногда художник дарит мне книжки с интересными русскими сказками с его иллюстрациями.

До войны у нас в гостиной музыка почти не смолкала. Моя мать — ученица прекрасной музыкантши Ольги Яковлевны Чистович, очень любила играть на рояле. Иногда появляется с балалайкой в руках Василий Васильевич Андреев. Он знает, что для меня нет слаще звуков полковых маршей, и исполняет марш Сводного полка своего сочинения. Затем он исполняет одну русскую песню за другой, а до них мой отец был большой охотник.

А как был колоритен гусляр Николай Николаевич Голосов с густыми черными бровями и огромными усами. Он как-то умел двигать одновременно бровями и усами в такт музыки, а я смотрел на эти движения, как завороженный.

Но больше всех я любил Ивана Константийовича де-Лазари или Ваничку, как его фамильярно называли все. Он был драматическим актером Александрийского театра и в то же время виртуозом-гитаристом. В моих глазах его коронным номером был парад войск гвардии. Весь парад изображался в лицах, подавались команды, слышались марши разных полков, топот солдатских ног и цокот копыт проходящей кавалерии.

Иногда Николай Николаевич Ходотов под аккомпанемент замечательного баяниста Феди Рамша пел какие-то песни, а сказительница Устругова сказывала сказки древние. Изредка приезжает балерина Агриппина Яковлевна Ваганова. После ее отъезда взрослые о чем-то перешептываются и это меня очень интригует. Почему они шепчутся? И почему вспоминают моего дядю Савина Васильевича Корнилова? Почему говорят, что Агриппина Яковлевна играет для дяди Савина роль мадам Виардо? Все это я понял много лет спустя.

Когда в отцовском кабинете становилось тесно, а от папиросного и сигарного дыма тяжело дышалось, гости переходили в гостиную или столовую, рассаживались за раздвинутый на несколько досок обеденный стол и продолжали спор, начатый в кабинете. Спорили о русской старине, о чистоте нашей речи, об охране памятников русской старины, о преемственном возрождении древних художеств в условиях современности.

За столбм появляются художники: В. М. и А. М. Васнецовы, М. В. Нестеров, П. В. Пашков, Н. К. Рерих, архитекторы: А.- В. Щусев, А. В. Померанцев, собиратель древних икон академик Н. П. Лихачев. Всегда на минуту забегает вечно куда-то спешащий молодой чернобородый приветливый архитектор В. М. Максимов.

В квартире Ломана на Императорской ферме побывали многие замечательные люди искусства. Извозчики едва успевали привозить гостей и увозить их на царскосельский вокзал. Чаще других гостили художники И.Я. Билибин, В. М. и А. М. Васнецовы, М.В.Нестеров, П.Н.Пашков. Бывали на ферме замечательные музыканты — легендарныйВ.В. Андреев, исполнявший на балалайке русские мелодии и марши, гусляр Н.Н. Голосов, виртуоз-гитарист, актер Александрийского театра И. К. Де-Лазари, баянист Фёдор Рамш. Под аккомпанемент Рамша заслуженный артист Императорской драмы Н.Н.Ходотов исполнял сатирические куплеты. Несколько раз на ферму приезжала А. Я. Ваганова, у которой в то время был роман с одним из родственников Ломана. Артисты и музыканты, приезжавшие в Царское Село к Ломану, по его просьбе выступали в организованных им концертах в госпиталях Царского Села.

К обширному списку известных фамилий можно добавить имена Н.К.Рериха, академиков архитектуры А.В.Щусева и А.В. Померанцева, собирателя древних икон академика Н.П.Лихачева, заслуженного артиста императорской драмы В.Н.Давыдова. В квартире Ломана побывали и придворные чины, и священники, и крестьяне в зипунах. Бывал там и небезызвестный Григорий Распутин.

Чаще всего к Ломану на Императорскую ферму приезжали Васнецовы, Рерих, Нестеров, Щусев, Максимов, составившие костяк «Общества возрождения художественной Руси».

Сергей Есенин (вместе с Николаем Клюевым) побывал на Императорской ферме у полковника Ломана по крайней мере два раза: до отъезда в Москву в конце 1915 года и после приезда из Москвы в двадцатых числах января 1916 года.  

Вспоминает сын Д. Ломана- Юрий: "В другой раз Распутин также невзначай приехал к нам на ферму, и я был один дома. Сидел в столовой в компании кухарки, горничной, няни моего маленького брата и нескольких солдат. Мы заводили граммофон, слушали одну пластинку за другой. «А ну-ка, заводи комаринскую!» — попросил Распутин, входя в столовую. Послышались звуки плясовой, «старец» сделал несколько движений ногами, похлопал руками по голенищам сапог, а затем, махнув рукой, стал прощаться. «К Аннушке в госпиталь поеду. Буду там спать на стульях. Маму там увижу!» — скороговоркой забормотал он. Я всегда с удивлением наблюдал, как он переходит с обыкновенной речи на эту скороговорку. Он пользовался этой скороговоркой, когда напускал на себя святость."

1916

Камке Рольф Рудольфович — 1916 — Императорской фермы инженер-агроном

 

После 1917

27 апреля 1918 года после национализации императорского имущества Ферму передали вместе с большим участком Александровского парка и находящимися там зданиями Агрономическому институту (впоследствии сельскохозяйственный институт, ныне — Аграрный университет). С использованием в качестве учебного хозяйства института связано возникновение в конце XX в. нового топонима «Фермский парк». Отлично оборудованный зимний каменный коровник с чугунными поилками и другие здания долгое время использовались по первоначальному назначению.

Много лет, с перерывами, жила Анна Андреевна Ахматова в Царском (Детском) Селе. Свои царскосельские адреса она многократно упоминает в записных книжках. Неоднократно упоминается и такой, не совсем обычный адрес: “Я на царской ферме у Рыковых (1919 г.)”, “Гостила у Рыковых на ферме (1919)” и “Ферма в 1920 г. у Рыковых”.

После переезда Д. Н. Ломана в Федоровский городок жилые помещения на Императорской ферме пустовали около года. А затем здесь опять появились жильцы. И среди них семья Гуковских-Рыковых: литературовед и педагог Григорий Александрович Гуковский и его жена Наталья Викторовна Рыкова, давнишние друзья Ахматовой.

на снимке Гуковский Г.А. вместе с ее дочерью Натальей, в овале- фотография Натальи Викторовны

1919-й — 1920-й годы были трудными, голодными. У Гуковских-Рыковых рядом с фермой был огород, и его прополкой занималась Наталья Викторовна. Особенно досаждала посевам тогда лебеда. И когда Анна Ахматова поселилась на ферме, она вызвалась помогать Рыковой со словами: “Только вы, Наташенька, покажите мне, какая она, эта лебеда”. Скорее всего, Ахматова лукавила, ведь она прекрасно знала, как выглядит лебеда. Еще в 1912 году в сборник своих стихотворений она включила стихотворение “Песенка”, где есть такие строки:

Я на солнечном восходе
Про любовь пою,
На коленях в огороде
Лебеду полю.
Вырываю и бросаю —
Пусть простит меня...

Живя на ферме, Анна Андреевна Ахматова много гуляла по детскосельским паркам, особенно по близлежащему Александровскому парку. Вероятно, тогда там довольно часто встречались кукушки и слышалось их звонкое “ку-ку”. Придя однажды на ферму с прогулки, Ахматова написала вот такое короткое, но очень эмоционально-яркое стихотворение:

Я спросила у кукушки,
Сколько лет я проживу...
Сосен дрогнули верхушки,
Желтый луч упал в траву.
Но ни звука в чаще свежей...
Я иду домой,
И прохладный ветер нежит
Лоб горячий мой.
1919.

«АА надорвалась от поездок в Ц.С. (в 21 г.?) — пешком на вокзал, в поезде — все время стоя, потом пешком на ферму… С фермы — иногда до вокзала давали экипаж. Уезжала с мешками — овощи, продукты — раз даже уголь для самовара возила. (При этом Map. Ник. Рыкова — мать Наташи — говорила: „Только везите так, чтоб никто не видел, а то скажут, что мы из казенных дров уголь делаем и раздаем".) С вокзала здесь — домой — пешком, и мешок на себе тащила.

С фермы Ахматова вместе с Натальей Рыковой несколько раз ходила в город, где все ей было знакомо, но тогда совсем не радовало. В начале 1920-х годов Детское Село становилось все более запущенным городом. Царской власти уже не было, а новая — советская — только-только вступала в свои права. Многие зажиточные царскоселы спешно оставили свои дома, и этим воспользовались мародеры, которые растащили, разграбили, разрушили все, что можно было. Под тягостным впечатлением от увиденного, уже после отъезда из фермы, в 1921 году, Ахматова написала одно из наиболее известных стихотворений, посвятив его Наталье Викторовне Рыковой.

Наталии Рыковой
Все расхищено,
предано, продано,
Черной смерти
мелькало крыло,
Все голодной тоскою
изглодано,
Отчего же
нам стало светло?
..............................................
И так близко
подходит чудесное
К развалившимся
грязным домам...
Никому, никому неизвестное,
Но от века желанное нам.
1921.

 этот период Анна Андреевна много общалась с Григорием Александровичем Гуковским, который исключительно высоко ценил творчество Ахматовой.

Упоминание: Кайданович Доминик Францевич — 1909 г. р., ур. Киевской обл., поляк, б/п, моторист машинной базы ОЖД, проживал: г. Пушкин, Молочная ферма ЛСХИ, д. 10, кв. 11. Комиссией НКВД и Прокуратуры СССР 28 декабря 1937 г. приговорен по ст. ст. 58-10-11 УК РСФСР к высшей мере наказания. Расстрелян в г. Ленинград 5 января 1938 г.

 

1941-1944

Юлия Вдовиченко. Воспоминания об оккупации Пушкина: "… В самые тревожные дни мы ютились все в доме у Анны — тети Нюши, на бывшей императорской ферме, где дядя Саша до начала войны работал комендантом учхоза. Этот дом был для нас привычен, ибо в мирные дни он давал нам приют и кров… Война катила свой страшный вал на наш уютный город. Бомбоубежищем нам служил большой учхозовский погреб. Я никогда не забывала прихватить с собой мешочек с сухарями, припасенный на всякий случай мамой, и была даже по этому поводу объектом для добрых шуток. Это почему-то всех умиляло и, думаю, помогало преодолевать страх перед неведомой силой..."

А. Кучумов в письме  к А.Зеленовой описывает разрушения в парке  после войны: "Ферма сохранилась тоже сравнительно хорошо, имею ввиду основные постройки Менеласа. Выгорели и частично разрушены позднейшие сараи и пристройки."

Ныне здесь находится конюшня музея-заповедника, где содержат породистых лошадей, среди которых имеются орловские рысаки, для катания по парку в легких ландо и каретах, зимой — на тройках. 

2005 год, Иван Саутов: "В музее-заповеднике имеется своя конюшня, и здесь мы держим 30 великолепных лошадей. Причем это не только элемент антуража: летом мы катаем гостей в ландо и каретах, зимой – на тройках. Кроме того, царскосельские лошади представляют отечественное конезаводство на самых престижных выставках Европы, нередко завоевывая там очень высокие призы. Приятно, например, что один из наших жеребцов сегодня признается лучшим представителем своей породы. Если в современной России осталось в общей сложности 80 племенных орловских рысаков, то десять из них «прописаны» у нас в конюшне."

 

 

Источники:

  1. И.Яковкин "Описание Села Царского", 1825, КОЛО, СПб, 2008
  2. С.Н.Вильчковский "Царское Село", 1911, репринтное издание 1992
  3. Степанова И. Менелас. Сборник Архитекторы Царского Села. От Растрелли до Данини / Альбом, под ред. И. Ботт. — СПб.: Аврора, 2010. — 303 с.
  4. Семенова Г.  Царское Село: знакомое и незнакомое. .-М.ЦентрПолиграф, 2009.- 638, (2) с.
  5. Карохин Л., Моня В.С., Филиппов В.М. Сергей Есенин в Царском Селе. Спб-Пушкин, 2007, изд. 2-е, перераб.
  6. Статья Светы Кузьминой ( Школа при НИИ им.Турнера) из Сборника "Отечество нам Царское Село". Фрагменты краеведческих докладов учащихся города, изданная Пушкинским ДТЮ в 1999 году
  7. Сайт "История города Пушкина"
  8. Справочник "Памятники истории и культуры Санкт-Петербурга", СПб, КГИОП, 2003
  9. А.Кучумов. Павловский дворец. История и судьбы 

 

У Вас остались вопросы? Или появился комментарий  или уточнение к данной статье? Напишите их в комментарии под статьей — мы ответим Вам в течении суток! 

Рейтинг: 0 Голосов: 0 12070 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!