Навигатор по сайту Туристу Энциклопедия Царского Cела Клубы Форумы Доска объявлений


Авторизация
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?

Графская (Царская) Славянка - поселок Динамо

 

Фотоальбом Графская (Царская Славянка) (п. Динамо)

Славянский погост — мыза Карлберг — Славянская мыза — Большое Карлово- Графская СлавянкаЦарская СлавянкаКрасная Славянкапоселок Динамо

___________________________________________________________________________________________

Род Скавронских (угасший)

Марта Самуиловна Скавронская (Екатерина I)
Фридрих (Федор) Самуилович Скавронский (брат) — не имел семьи
Карл Самуилович Скавронский (брат), 3 дочери и 2 сыновей

→Мартын Карлович (сын) (1716-1779 гг.),
Строганова (Скавронская) Мария Николаевна (жена) (1732 — 1805).

Павел Мартынович (сын), за неимением наследника род по мужской линии прерывается
Екатерина Васильевна Энгельгард (Скавронская, Литта) (жена)

→Екатерина Павловна Скавронская (Багратион) (дочь)

→Мария Павловна Скавронская (Пален) (дочь)

____________________________________________________________________________________________

Земли, которые занимает сейчас поселок Динамо в старину были владениями Великого Новгорода — с IX века нашей эры на территории усадьбы находился Славянский погост Водьской пятины Господина Государя Великого Новгорода с деревянной православной церковью.

Позже эти земли были известны как Ингерманландия. Они неоднократно переходили от шведов к русским и обратно. 

 

Мыза Карлберг

С 1613 по 1719 годы Русская Ингрия — в том числе, мыза Славянка — была оккупирована войсками под предводительством шведского завоевателя, генерала Якоба Де ла Гарди.

На территории будущего Славянского погоста фельдмаршал, первый губернатор Ингерманландии с 1617 года, фельдмаршал Карл Карлсон Юлленъельм (незаконнорожденный сын короля Швеции Карла IX) в 1632 году построил для себя резиденцию Карлберг (в переводе со шведского “Гора Карла“). Мыза имела несколько деревянных строений, к ней были приписаны восемнадцать деревень и две пустоши.

На фрагменте шведскй карты 1699 года обозначен мыза Карлберг на месте будущей Графской Славянки. Здание стало прототипом стокгольмского королевского дворца, в котором ныне расположена действующая военно-морская академия Швеции. После смерти фельдмаршала резиденцией владел казначей (министр финансов) Швеции Севед Риббинг.

Это имение просуществовало до 1846 года под названием Графская Славянка.

 

Скавронские

 

Судьбу этой земли, как и многих других, определил Пётр I. Освободив со своим сподвижниками наш край от шведов, в начале строительства Санкт-Петербурга, новой столицы русского государства, Петром I дарил окрестности города своим приближенным для летних резиденций и дач. В частности 6 мыз Пётр дарит своему любимцу А. Д. Меншикову, который становиться первым губернатором края.

Мыза получила название Славянской — по названию реки, на которой стоял помещичий дом.

Затем Пётр I забирает эти земли у губернатора и передаривает их своей супруге Екатерине Алексеевне, будущей императрице Екатерине I,  31 мая 1708 г .

В описании того времени можно прочесть: «мыза Славянская по обе стороны Новгородской дороги, пуста; к ней приписаны 18 деревень и 2 пустоши, дворов крестьянских финских 40 и один русский; пашни, [Екатерина Алексеевна] перелогов, сенокосов, лесов и болот 4 195 десятин».

Царскую резиденцию село Царское решено было «огородить природными россиянами», потому что якобы «на туземцев — ижорян и финнов никак не можно было полагаться». Десятки деревень, населенных местными жителями были «сведены», им отводились для поселения леса и кустарники. На отнятых у местных жителей землях в течение первой четверти ХVIII века появились новые русские селения. Так возникли село Царское с деревнями, слободы Кузмина, Пулковская, Новославянская, деревня Попова и другие.

Трудно приживались на новом месте переселенцы. В ноябре 1716 года переведённые крестьяне Коломенского и Московского уездов, проживавшие в слободе Славянской, просили оказать им хлебную помощь, ибо без неё они «не выживут зиму». Дворцовая администрация вынуждена была выдать «для пропитания» 110 кулей и 106 четвертей разного хлеба. В это же время в районе сел Царского, Пулкова, а также мыз Славянской, Кононовской и других были заведены обширные сады и огороды. Первые сведения о продаже овощей и фруктов из указанных сел относятся к 1714 году. По описи 1715 года в селениях Славянском и расположенных рядом были уже скотные и птичьи дворы.

В апреле — мае 1715 года в Славянской мызе для приездов царицы Екатерины Алексеевны и проживания приказчика строят большие деревянные «хоромы», которые в 1719 году «переставляют по рисунку» — очевидно, переносят на новое место.

В 1727 г., после смерти мужа, Екатерина I решила придать некоторый блеск фамилии Скавронских.

По высочайшему указу от 5 января 1727 г. два её брата — Карл и Фридрих (Фёдор) -получили графские титулы и в придачу земли, получившие название Малая Графская (Слобода Покровская)и Большая Графская (Слобода Антропшино) мызы. С тех пор местность стала называться Графской Славянкой и более века принадлежала Скавронским.

Званов Федот — служитель Графской Славянской мызы, умер в 1743 году,  94 л.

В 1748 году в Славянской мызе построена каменная православная церковь и, возведён каменный господский дом.

Karlbergs slott в мызе Славянка. Резиденция Карлберг.Литография имения, гравер Runeberg

Как свидетельствует план 1778 года, эти постройки стали главными элементами дворцово-паркового ансамбля, пришедшего на смену шведской усадьбе. При этом лютеранская церковь была перенесена на километр севернее, на правый берег реки Поповки, куда с левого берега этой реки переместился и пасторат. 

Архитектура здания явилась прототипом существующего здания шведских королей в Стокгольме — резиденции Карлберг (ныне военно-морской академии).

 

У Карла Самуиловича помимо трёх дочерей и двух сыновей был третий сын Мартын Карлович, впоследствии ставший генерал-аншефом, обер-гофмейстером двора. Он был воспитан в Петербургской гимназии при Академии Наук вместе с младшим братомИваном Карловичем (1718  — 1742).

При Анне Иоанновне Мартын Карлович служил в армии, прошел путь от кадета Сухопутного шляхетского кадетского корпуса до генерал-лейтенанта, имевший придворные звания действительного камергера и обер-гофмейстера, но позже Елизаветой Петровной был возвращён ко двору и сделан камергером.

Он оказался весьма предприимчивым человеком. После смерти родителей он унаследовал мызы Славянскую и Мозинскую с землями площадью 3896 десятин с 50 деревнями и 927 душами мужского пола. Три бумажные фабрики, построенные им на реках Славянке, Ижоре и Вереве, давали такой доход, что в елизаветинские времена, по словам М. И. Пыляева, наряду с пышными выездами С. К. Нарышкина и К. Г. Разумовского «славилась также карета Скавронского, вся отделанная снаружи стразами, стоившая ему 10 000 рублей».

Основанная им усадьба в Славянке носила привычный для того времени утилитарный характер. Самым примечательным её сооружением была двухэтажная каменная двухпрестольная церковь св. имп. Екатерины и Рождества Пресвятой Богородицы. Построенная в 1748 году, в ту пору, когда уже изменилось архитектурное направление, она была отголоском рационалистической петровской эпохи.

Мартын Карлович женился на Марии Николаевне Строгановой (Скавронской) (1732 — 1805).

В этом браке родиломь трое детей: Петр, Павел и Елизавета.Мартын Карлович скончался в 1776 году. Мария Николаевна, его супруга, намного пережила его.
 

Павел Мартынович Скавронский (1757 — 1793)

От этого брака в 1757 г. у них родился сын Павел Мартынович Скавронский, который был воспитан за границей и не интересовался ни Россией, ни имением отца, перешедшим ему в наследство.

Говорят, что когда он приезжал в своё имение, прислуга с ним разговаривала не иначе, как речитативом, получая приказания из уст графа тоже в музыкальной форме. Во время обедов и ужинов графские слуги исполняли дуэты, трио и квартеты, а из оранжерей и дальних комнат неслись торжественные хоры.

1770. Фрагмент карты Санкт-Петербургской губернии. Графская Славянка обозначена как Покровское Сковронскова

Во время чумы 1771 г. в Царском Селе были приняты строгие меры от болезни, и "по величайшему указу велено на пути из Москвы две дороги (одна — называемая "Славянка", от Славянской мызы графа Скавронского а другая из Села Царского на московскую перспективную дорогу к деревне Славянка) перекопать поперёк широким рвом, через который сделать мост из досок, у которого поставить рогаточника и не пускать никого проезжего или прохожего из-за застав".

10 ноября 1781 г. их сын, Павел Мартынович, вступает в брак с Екатериной Васильевной Энгельгард  — девушке во всех смыслах неординарной.

Естественно, что граф не занимался имением, а управляла им его жена, через управляющего.

фрагмент карты 1792 года

23 ноября 1793 года граф Павел Мартынович умирает и вдова, никогда не любившая мужа, возвращается в Петербург. От этого брака рождаются две дочери:

Поскольку у супругов  были только дочери, то со смертью П.М. Скавронского род Скавронских по мужской линии обрывается. А Литта женился на вдове.

Мыза Славянская процветала, как это можно видеть из объявления, помещенного в газете «Санкт-Петербургские Ведомости» за май 1796 г.:

«Приглашаются желающие. Софийского уезда вотчины Ея Сиятельства Графини Марьи Николаевны Скавронской Славянской мызы в большом саду отдаются на откуп будущие в нынешнем 1796 году летом оранжерейные и садовые плоды, как-то: персики, абрикосы, виноград, сливы, яблоки, вишня, малина, крыжовник и смородина. Желающие откупить могут являться в оной мызе к торгам с 1 сего мая 25, ко 2-му июня 1, а к 3-му 8 числа».

Приблизительно к этому времени относится карта, озаглавленная «Владения Ея Сиятельства графини Скавронской, в оном мужеска полу душ 1740». В помещенной на карте таблице даны цифры мужского населения всех деревень, входящих в Славянскую мызу, в которой числится 24 деревни и 1107 человек мужского населения.

Шло время — и вот уже Катя и Маша Скавронские становятся богатейшими невестами России, что в совокупности с унаследованной от матери красотой делают их желанными для многочисленных поклонников.

Но, несмотря на богатый выбор, девушки вдруг одновременно влюбляются в молодого красавца графа Павла фон дер Палена., он же отдал предпочтение Марии. Родня Марии категорически воспротивилась браку с Паленом — репутация и самого жениха, и его семьи была совсем не безупречной — ведь молодой граф был сыном организатора убийства Павла I.

Влюблёные решили настоять на своём и обвенчались без согласия её родных. Марии пришлось оставить Петербург и привычную роскошную жизнь. Следуя за мужем и Изюмским гусарским полком, шефом которого был Павел Пален, она вела кочевую жизнь. В одном из походов, в простой крестьянской избе, в 1803 году Мария Пален родила дочь. Девочку назвали Юлией, как бы в честь бабушки по отцу Юлианы Ивановны Пален, но может быть и в честь Юлия Литта.

Сразу после рождения девочки отношения между супругами осложнились настолько, что Мария была вынуждена вернуться к матери, а Пален потребовал развода, который, вопреки всем церковно-светским установкам, был ему дан. Причина была очень серьезна — Пален обвинил свою жену в измене с её отчимом — Юлием Литтой. В 1804 году последовал развод. Пален отказался от девочки, и никогда на протяжении всей своей жизни не пытался с ней общаться.

Все заботы о воспитании Юлии взяли на себя бабушка Екатерина и "дедушка-отец" Юлий Помпеевич Литта.  А у её отца и матери была своя жизнь. Павел Пален вскоре женился второй раз, потом, овдовев, в третий. Мария Пален в начале 1807 года вышла замуж за генерала А. П. Ожаровского (он так же был связан с Царским Селом), а потом уехала в Париж. 

Именно Юлия Павловна прославила Графскую Славянку. С ее именем связывают это место по сей день, хотя имение неоднократно и до нее и после меняло своих владельцев.

Имение Юлии Самойловой в Графской Славянке

 

1830. Фрагмент плана окрестностей Царского Села И.Яковкина

 

Царская Славянка

 

После смерти мужа от чахотки (1847 г.), Самойлова вступила в связь со своим парикмахером, а когда об этом узнал высший свет Петербурга, её попросили уехать из Петербурга из-за несоответствия своему титулу. Общество ездило к "графинюшке Жюли", минуя Царское Село, что сильно раздражало Николая I. Недовольный изысканными, оживлёнными собраниями вблизи Царского Села Николай I пожелал, а это было равносильно приказу, купить имение, сто сорок лет принадлежавшее Скавронским.

Николай I поручил Л.А.Перовскому, временно исполнявшему тогда обязанности управляющего Министерства уделов, провести сделку.

Но поверенный графини запросил такую высокую цену, что Перовский счёл за лучшее подождать публичных торгов, считая, что другой покупатель не найдётся. Между тем, о покупке договорились Воронцовы-Дашковы и дали задаток. Узнав об этом, Николай I велел тотчас купить Славянку, тем более, что он, как родственник (по Скавронским) имел право выкупа, а Воронцовым вернуть деньги. Мать И.И.Воронцова-Дашкова писала царю, настаивая на своём праве осуществить покупку, о которой была уже договорённость, но царь не уступил и купил имение. Поговаривают, что Юлия сказала тогда: "скажите государю, что ездили не въ Славянку, а къ графине Самойловой, и где бы она ни была, будутъ продолжать къ ней ездить". И, на самом деле, общество последовало за своей "Жюли" на Елагин остров, где Брюлов построил ей новый дом.

Вскоре Самойлова навсегда покинула Россию. А усадьба стала называться Царской Славянкой. Это произошло в 1847 году.

Существует, правда, другая версия этих событий:

С 1847 года Графская Славянка была переименована в Царскую. Это произошло уже после раскрытия подготовки государственного переворота по смещению императора Николая I в 1835 году, в котором участвовала графиня Юлия Павловна Самойлова, мечтающая стать императрицей. Незадолго до предполагаемой даты переворота агентами III отделения МВД под руководством А. Х. Бенкендорфа была перехвачена секретная шифрограмма от Папы Римского, адресуемая графу Литта, что кончилось временной отставкой последнего.

По Указу императора графиня была выслана за границу, а участники подготовки переворота — офицеры Русской армии — направлены на Кавказ под пули чеченцев. В ходе следствия в усадьбе были разрушены беломраморная радоновая купальня и деревянный театр в псевдорусском стиле. Исследованы и подземные ходы, ведущие к берегу реки Славянки и в церковь. Компрометирующие документы в тайных замурованных комнатах найдены не были, что спасло участников от виселицы.

Вернувшись из-за границы 1842 году, графиня Самойлова заложила в Государственном Заемном банке Графскую Славянку за 220 640 рублей и навсегда покинула Россию. После смерти Николая Самойлова графиня вышла замуж за итальянца Перри и по просьбе — фактически по приказу — императора Николая I в 1846 году вынуждена была продать ему Графскую Славянку. Департамент уделов купил усадьбу за 700 000 рублей, переплатив более чем в три раза.

 

Как бы та не было, но с тех пор вплоть до 1917 года Графская Славянка находилась в личном владении императорского дома и именовалась Царской Славянкой.

В документах Царскосельского Дворцового правления и Департамента уделов сохранились планы, подробные описи построек, сведения о ремонтах и благоустройстве территории. В 1867–1872 годах архитектор А. И. Резанов перестроил старую церковь, оформил фасады в стиле эклектики.

В 1870-е годы на землях Царской Славянки разместили Императорскую школу садоводства и огородничества — прототип опытных станций советских сельскохозяйственных НИИ.

В 1874 году Александр II подарил Царскую Славянку с 227 десятинами земли своему сыну, великому князю Владимиру Александровичу.  Великому князю хотелось и усадьбу сделать более комфортабельной и репрезентативной, переделать интерьеры главного дома, провести туда водопровод, расселить причт церкви св. Екатерины по деревням. Его не смущало, что при этом священнослужители лишаются не только обжитого дома, но и подсобного хозяйства — огородов, садов, сенокосов, которыми они пользовались со времён Мартына Карловича Скавронского. На всё это требовалась огромная сумма денег, но тратиться Владимир Александрович не хотел и потому просто отказался от подарка.

Царская Славянка вернулась в управление Удельного ведомства. Все постройки: церковь, усадебный дом, кухонный корпус, хозяйственный двор, контора, дом причта, школа, большая и малые оранжереи, садовые сараи, сады и парки до 1917 года содержались в исключительном порядке.

Финская кирха вместимостью в 2000 человек в Царскославянском пасторате Царскосельского уезда, находящаяся близ д. Попово и Пязелево, была построена архитектором А. Ф. Видовым на месте деревянной церкви в 18831885 годах.

Жизнь в Царской Славянке затихла: у царской семьи было достаточно мест для балов и маскарадов, садов и парков для прогулок. Лишь иногда парк оглашался звонкими молодыми голосами воспитанниц петербургского института благородных девиц, которых вывозили туда для общения с природой.

 

В 1896 году здесь создали один из императорских педагогических центров — Ольгинский детский приют трудолюбия. Он был основан на личные деньги императора Николая II и включал комплекс коттеджей и учебных объектов по немецкому проекту. Научную педагогическую систему приюта заимствовал и «по-большевистски» присвоил себе Антон Макаренко.

Вот как пишут об этом В.Несин и Г.Сауткин в своей книге "павловск императорский и Великокняжеский 1777-1917гг.: "Третьего ноября 1895 г. столица огласилась пушечными выстрелами, известившими народ о рождении Царственного первенца — Великой Княжны Ольги Николаевны. По установившейся традиции, с первых дней жизни Великая Княжна становится защитницей и покровительницей бедных детей и сирот. А это значило, что в разных городах страны открывались Ольгинские приюты, которые содержались на личные средства Великой Княжны. Первый был основан на окраине Павловска, в Царской (б. Графской) Славянке. Средства на строительство выделил отец Августейшей новорожденной патронессы — Государь Император Николай II.

В сентябре 1896 г. Главное управление уделов отвело под приют два участка земли (участок мальчиков и участок девочек) общей площадью 52 десятины. Составление проектов было поручено гражданским инженерам Н.К.Чижову и И.Б.Михайловскому, которые к концу 1896 г. разработали серию чертежей живописных сельских построек. Но поскольку их стоимость оказалась очень высокой, а авторы отказались переработать проект, к дальнейшим разработкам подключили гражданских инженеров М.Гейслера и Б.Ф.Гуслистого". По проектам первых двух были выстроены скотный двор, молочная и слесарная мастерская. Остальное создавалось по замыслу Гейслера и Гуслистого. Территория приюта была облагорожена стриженным кустарником и цветниками.

Конечно, доминирующим в приютском комплексе и по архитектурному решению, и по функциональному назначению было главное здание, состоящее из церкви, квартиры священника, общей столовой, канцелярии и комнаты Совета. Жилые комнаты в этом здании штукатурились и окрашивались клеевыми красками. Потолок и стены столовой обшили вагонкой. Комната Совета отделывается сосновыми дощатыми рамами, покрытыми светлым лаком. Сложного рисунка потолок был собран из небольших кусков вагонки и убран палевками.

Фасады главного здания выполнялись в русском стиле. Скромнее выглядело пространственное и художественное решение жилых корпусов. Резные карнизы и наличники — главное в декоре фасадов.

В № 47 журнала "Нева" за 1897 г. читаем сообщение: "Третьего ноября открыт в Величайшем присутствии Их Императорских Величеств в Царской Славянке, близ Павловска, Ольгинский детский приют трудолюбия, основанный Государем Императором в ознаменование рождения Её Императорского Величества Великой Княжны Ольги Николаевны на Всемилостивейше пожалованыя Его Императорским Величеством Средства. Приют имеет целью призревать и приучать к труду остающихся в столице без присмотра или пристанища детей обоего пола от 6 до 15 лет. Он рассчитан на призрение 200 детей, обучаемых крестьянским работам, преимущественно огородничеству и садоводству, и несложным мастерствам и рукоделиям…."

Обучение шло по весьма вольной программе средней школы первой ступени. Дисциплина была слабая. Во главе стоял А.И.Вукошин.

Здесь вел свой курс "Мифы древности" Анциферов и лекции для учителей Ю.Н.Тынянов.

1898

11 июля — в Царской Славянке епископом Ямбургским Вениамином освящена церковь святой благоверной княгини Ольги в Ольгинском детском приюте трудолюбия.

Упоминание:

  • Айзупит Николай Антонович – 1917 — Ц. Славянка, Ольгинский детский приют трудолюбия
  • Георгиевский Николай Алексеевич — 1917 — священник, ЦС, Царско-Славянская школа садоводства и огородничества
  • Глебко Анастасия Алексеевна – 1917 — Царская Славянка. Ольгинский детский приют трудолюбия.

 

1917. Красная Славянка

В 1918 году декретом Советской власти дворец был национализирован и передан органам народного просвещения. Царская Славянка, естественно, стала Красной. В усадьбе была устроена колония для беспризорных детей.

По свидетельству Анастасии Васильевны Сметаниной, жительницы дер. Покровской, 26 октября 1919 года при наступлении 2-й дивизии 7-ой Армии Красных под непосредственным руководством Льва Троцкого на Царскую Славянку и дер. Антропшино, где находился штаб белогвардейских войск 3-й дивизии генерала А.П. Родзянко северо-западной армии генерала Н.Н. Юденича произошел бой.

Это было отражение второго нашествия Северо-западной армии белогвардейцев, которые в ходе войсковой операции «Белый меч» (28 сентября — 23 октября 1919 года) при поддержке стран Антанты планировали захватить Петроград.

Со стороны дер. Пязелево против 3-й дивизии белых, располагавшиеся в Царской Славянке, пошли цепи красноармейцев, и произошел бой. 4 пулемета белогвардейцев были установлены на колокольне и куполе церкви Святой Екатерины. Эффективный шквальный пулеметный огонь по цепям наступающих красноармейцев – батальона милиции в синих шинелях привел к гибели свыше ста бойцов. Однако белогвардейцы при поддержке бронепоезда красных «Лев Троцкий» и корабельной артиллерией Балтийского флота большевиков были выбиты из Царской Славянки и Антропшино и отступили в город Гатчину.

Погибшие красноармейцы были похоронены с почестями на горе в дер. Антропшино. Рядом с Царской Славянкой захоронили 60 белогвардейцев в братской могиле на Поповой горе (ориентир геодезическая вышка) по воспоминаниям Анциферова, свидетеля боя.

До Великой Отечественной войны в ней располагался Дом отдыха Ленинградских учёных.

Разрушительным вихрем прошлась по усадьбе Великая Отечественная война 1941-1945 гг.

 

Во время войны в ней располагался штаб 250 Испанской дивизии

 

Застряв у стен Ленинграда, «Голубая дивизия» организовала штаб-квартиру во дворце Царской Славянки, с комфортом ожидая штурма города немецкими войсками. На аккуратных картах и схемах 250-й дивизии дворец обозначен как военный объект – штаб-квартира генерала в Pokrovskoi (дер. Покровская).

Но, несмотря на отсутствие успехов на Ленинградском фронте, высшее руководство Испании решило отпраздновать седьмую годовщину «Освободительной войны» (победа Франко над республиканцами в Испании – военный путч 18 июля 1936 года). Торжества были назначены на 18 часов 18 июля 1943 года. Банкет решили устроить в штаб-квартире «Голубой дивизии». Залы Царской Славянки, расписанные сценами походов мальтийских рыцарей, как нельзя лучше соответствовали духу праздника.

На этом мероприятии должны были вручаться испанские награды от каудильо (по-испански «вождь») Франсиско Франко местному немецкому командованию, в том числе командующему 18-й немецкой армией генерал-полковнику Линдеманну, генерал-лейтенанту Клюффелю и всему его ближайшему окружению, а также испанским офицерам и солдатам.

Тем временем, как пишет в мемуарах генерал Инфантес, русские шпионы шныряли повсюду. Действительно, разведка Красной Армии узнала о готовящемся празднике. Радиосообщение было передано нашей радисткой с чердака дома деревни Гамболово (окраина Пушкинского района). Было решено произвести в это время артналет на здание и прилегающую территорию.

Подготовка его была поручена командующему артиллерией Ленинградского фронта генералу Георгию Федотовичу Одинцову, а осуществление – артиллерии 42-й и 55-й армий. Беглый огонь в течение 40 минут должны были вести 152 миллиметровые гаубицы тремя волнами с корректировкой. И вот в назначенное время заговорила наша артиллерия, посылая «праздничные поздравления испанскому и немецкому командованию...».

Генерал Инфантес так описывает этот артналет:
«Я открыл коротким спичем праздник и вручил награды генералам, присланные от каудильо. Затем мы направились в столовую, чтобы приступить к торжественному ужину. Прочие командиры и офицеры расположились на прилегающей террасе. Мы были рады и довольны, празднично настроены. Не было слышно ни единого выстрела, на фронте было спокойно, даже слишком спокойно. Это был действительно хороший летний день.
Только-только генерал-полковник успел закончить последние слова, как наш дом вдруг подвергся атаке с воздуха. Рамы выскочили, открылись и захлопали двери. Мы сначала думали, что воздушный налет совершался с большой высоты. Но потом поняли, что мы подверглись обстрелу русской артиллерии. В короткие минуты окружающий парк превратился в бурелом с глубоко вспаханным полем. Все мои гости и товарищи застыли в шоке за столом с поднятыми бокалами. После первой волны артналета все быстро переместились в подвал. За три дня до этого я приказал оборудовать подвал как командный пункт с телефоном, радиостанцией и т. д. В подвале находились писари, ординарцы и некоторые русские девушки-официантки из ближайших домов, которые прижимались к стенам и дрожали от страха.
Мы подумали, что в этот день, 18 июля, руководство 18-й армии могло быть вырублено одним ударом. Все ждали прямого попадания снаряда, что означало бы всем конец».

Первой волной артналета превращены в металлолом автомобили гостей, второй волной частично разрушено здание дворца, третьей – поврежден автобус, который привез артистов варьете, и прилегающие постройки. Советский корректировщик отлично скорректировал огонь со стороны деревни Антропшино с использованием рации. По рассказам очевидцев, разведчик-корректировщик, житель деревни Пязелево, был пойман немцами, арестован гестапо, там его след теряется. Его выдал кто-то из местных жителей, сотрудничавших с фашистами. Следовало бы обратиться в архивы нашей армейской разведки, архивы имперской Германии и восстановить имя героя.

Далее генерал Инфантес вспоминает: «Закончить этот торжественный ужин нам было трудно, так как все водители ранены, в том числе шофер генерал-полковника Линденманна, их машины разбиты. У меня упал камень с сердца, когда последний немецкий генерал отъехал от штаб-квартиры.
Вывезено было 38 раненых, из них: майор Алеман (ранен в голову и через три дня скончался в лазарете). Были ранены: священник, офицер, три шофера, четыре ординарца, повар, три посыльных, три писаря и многие другие. Старинный аристократический замок был сильно поврежден, разрушена кухня, столовая, канцелярия. Стены и крыша в пробоинах и трещинах. Суп на кухне разлетелся по стенкам. А шеф-повар и адъютант под шум артобстрела тайно проникли на кухню и, наверное, хотели съесть сладкое, но один из них был ранен.
Попал под обстрел и автобус с артистами варьете, которые после первых разрывов снарядов успели попрятаться по канавам, однако получили небольшие раны и ссадины. Дамы закатили истерику, так как их концертные костюмы были разорваны и частью висели на деревьях. Я распорядился, чтобы автобус с артистами быстро убыл в Гатчину».

БЕГСТВО ИЗ РОССИИ

После «праздничного обстрела» генерал Инфантес переместился в крестьянский домик, расположенный в Покровской по берегу реки Славянки, чтобы не оказаться под обстрелом советской артиллерии. Советские разведчики, конечно, сообщали войскам о его местоположении. Однако наша артиллерия не обстреливала крестьянские дома, что сильно удивляло генерала Инфантеса.

29 июля 1943 года правительством Испании было предложено отозвать свою «Голубую дивизию», и через некоторое время, в августе, Франко принял окончательное решение о выводе дивизии. К 20 октября 1943 года она была снята с фронта и расформирована.

Во время Великой Отечественной войны особняк был разрушен.

После окончания Великой Отечественной войны — с 1945 по 1954 годы — в здании располагался склад нефтепродуктов колонии осужденных за сотрудничество с фашистами, которая находилась через дорогу.

В 1968 году в районе старых шахт был обнаружен ящик с гранатами, снаряженными белым фосфором, использовавшимися в качестве зажигательного средства и химического оружия.

 

"Динамо". 

 

На месте служебного и хозяйственного дворов, теплично-оранжерейного участка, огородов, ягодника и фруктового сада выстроили корпусафабрики спортивных изделий «Динамо». Это название постепенно распространилось и на усадьбу, и на посёлок. Славянка была передана в аренду объединению "Скороход" для организации здесь базы отдыха трудящихся.

На территории парка незаконно обосновалась, самовольно выкорчевав деревья, местная фабрика "Динамо".

В 1970-е годы на месте захоронения начали проводить работы по строительству песчаного карьера. Могилы были вскрыты и дети выхватывали из стенок карьера кости, обувь, ремни, награды и играли с ними. Затем карьер был засыпан мусором и спланирован. На этом месте по Генеральному плану развития Санкт-Петербурга запланировано строительство жилого квартала, что является кощунством по отношению к погибшим соотечественникам в ходе Гражданской войны.

После 1972 года Динамо утратило статус посёлка и вошло в состав Павловска.

Предпринимались несколько попыток сохранения и восстановления усадьбы Царская Сла-вянка в послевоенный период и принято 3 постановления Правительства Российской Федерации по её судьбе.

В начале, фабрикой ЛОС «Динамо», ограждение забором и организация охраны. Затем местный депутат в 1980 г. инициировал передачу здания обувной фабрике «Скороход» с организацией проектных работ, устройством бетонного забора, завозом строительных материалов, установкой строительной техники, привлечением курсантов военных училищ и комсомольцев Московского района Ленинграда, для разбора завалов.

В 1992 году группа, в которую вошли военные специалисты из инженерного управления ЛенВО, ФГУП НПО «Радиевого института им. В. Г. Хлопина», общества «Зеленых» Франции и краевед Александр Комиссаров, отрабатывала версию по возможному захоронению немецкого химического оружия и радиоактивных отходов. Было известно, что в ходе штурма Ленинграда в апреле 1943 года химическую атаку предполагалось поручить, в том числе, и «Голубой дивизии» — путем обстрела дальнобойными орудиями-транспортерами с железнодорожных путей станции Антропшино.

На поверхности старых песчаных шахт на берегу реки Славянки была неожиданно зафиксирована естественная повышенная радиоактивность от 30 до 150 микрорентген в час и следы боевых отравляющих веществ (иприт, люизит, синильная кислота и др.) в безопасных концентрациях. От вскрытия штолен старых шахт комиссия отказалась. Все три протокола замеров радиации и химических отравляющих веществ с подписями членов комиссии и заверенные печатью странным образом исчезли.

Исследованиями геологов-уранщиков в 60-е годы XX века также была подтверждена историческая версия о насыщенности радоном усадебного озера. Естественная радиоактивность обусловлена нахождением урановых линз на глубине до 300 метров под озером.

В 1993 году специалисты по подземным сооружениям — спелестологи — изучили Динамовский холм и руины дворца методом биолокации. Они зафиксировали с поверхности земли наличие разветвленных подземных галерей, соединяющих здание дворца, усадебную церковь, бывшую ингерманландскую церковь Славянского прихода и подземные ходы в сторону реки Славянки, залегающие на глубине 6-8 метров от поверхности. Были обнаружены несколько забетонированных входов, один из которых хорошо фиксируется в подвале здания. По их оценке, система подземных сооружений носила оборонительный характер для ведения скрытых боевых действий, хранения вооружения, пороха, продовольствия, денег в виде золота и драгоценностей. Предположительно система была построена в период шведской оккупации в XVII веке.

Архитекторы объединения "Реставратор" И.Н.Бенуа и Е.А.Комарова разработали проект воссоздания облика старинного здания.  Деньги потрачены колоссальные, однако, объект не восстановлен. Кончилось эпопея вызовом депутата на обкомовский ковер для разборки! Ему было предъявлено обвинение восстановление объектов царской монархии и пособничество белогвардейской идеологии. О деньгах речи не было – партийные деньги.

Далее, была предпринята попытка передать усадебный дом для организации межполетного дома отдыха авиакомпании «Пан-Американ», но фирма обанкротилась, в результате террористического акта ливийских спецслужб. С 1992 года финансирование прекратилось, строительные материалы и технику разворовали, здание продолжало разрушаться.

С 2004 года усадьба Графская Славянка предположена к продаже частному инвестору для воссоздания, Стоимость воссоздания по авторским чертежам архитектора А.П. Брюллова около 100 млн. рублей (площадь парка 20 га, площадь озера 1 га, площадь кладбища 1,77 га) с современным инженерным обеспечением.

В 2007-2008 годы правительством был дали даны обещания, касающиеся восстановления объекта. Депутат Государственной Думы С. А. Попова обещал «выполнить архивно-документальные, археологические, инженерно-геологические и инженерно-гидрологические исследования для создания обобщенного исторического источника с целью зафиксировать в фундаментальном труде этапы создания и развития национального раритета государственного значения и подыскать инвестора».

По заявлению главы администрации Пушкинского района Николая Бондаренко, радоновый пруд «Восьмерка» на территории усадьбы должен быть вычищен к2015 году.

До сих пор он не восстановлен. В заросшем парке историческая планировка ещё просматривается, уцелели и двухвековые деревья. Верхний сад с прудом сохранились полностью, Нижний значительно уменьшился из-за разросшегося прицерковного кладбища. 

 

  1. Сентябрь 2012. Проблемы поселка Динамо обсудили на встрече жителей с администрацией района
  2. Март 2014 Руины дачи Самойловой в поселке Динамо одели в леса
  3. Июнь 2014. Исторический пруд усадьбы Самойловой приведут в порядок
  4. Март 2015 Руины дачи Самойловой в поселке Динамо сохранили и надстроили
  5. Октябрь 2015 Отель с видом на погост может появиться в бывшей Графской Славянке
  6. Ноябрь 2015 Пруд на территории усадьбы Юлии Самойловой восстановлен 


Источники:

  1. Родовое имение Скавронских
  2. А.П. Воронов. Владельцы Мозинской мызы
  3. Конна Мурашёва. Усадьбы / Царская Славянка
  4. Александр Комиссаров. Секреты истории Графской (Царской Славянки)
  5. 250 "Голубая" дивизия в Павловске. Александр Комиссаров. www.versiya.org
  6. Александр Комиссаров. Секреты Графской (Царской) Славянки

 

Рейтинг: +1 Голосов: 1 12490 просмотров
Комментарии (1)
Анатолий # 14 июня 2011 в 18:32 0
Все здорово.
Отличное место, моя родина.
Парк нижний был просто замечательным. Сейчас практически погиб
Пруд имеет форму S. Еще во времена моей юности был в хорошем состоянии. Говорят пруд соединялся трубами с долиной реки Славянки (это 50-100 м до долины - около церкви).  В пруду били холодные источники, глубиной он был 2-3 метра. Летом был центром отдыха, купались, загорали, ловили карасей.Ни разу не числился. Сейчас практически погиб.
В самом поселке сохранился с царских времен большой красивый "красный дом", раньше там клуб был.
Отличное место. Отличный был дворец, раньше в 60-х еще можно было оценить красоту. Сейчас практически полностью разрушился.