Навигатор по сайту Туристу Энциклопедия Царского Cела Клубы Форумы Доска объявлений


Авторизация
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?

Казанское кладбище. Церковь во имя Казанской иконы Божией Матери (Мавзолей Ланского)

 

Фотоальбом Казанская церковь (Мавзолей Ланского)

Указом Президента Российской Федерации от 20 Марта 1995 г. Казанская церковь была включена в число объектов исторического и культурного наследия как памятник архитектуры федерального значения

 

Казанское кладбище (первоначально именовавшееся Ланским) берет свое начало в 1784 г., когда на этом месте было захоронено тело любимца Императрицы Екатерины II, генерал-адъютанта графа А. Д. Ланского.

 

25 июня 1784 г. на 26 году жизни скончался граф Александр Дмитриевич Ланской. Сын скромного армейского капитана, он к этому времени был генерал-поручиком, адъютантом Ее Величества, лейб-гвардии Кавалергардского полка поручиком, действительным камергером.

Александр Дмитриевич Ланской, сын бедного смоленского помещика, скоропостижно скончался в возрасте 26 лет и успел отличиться лишь тем, что, будучи фаворитом Императрицы Екатерины II, получил от нее звания генерал-адъютанта, действительного камергера и несколько высоких орденов. Хотя государственными делами он не занимался, но по свидетельству современников, имел не раз случай оказывать влияние на Императрицу. Не отличаясь крепким здоровьем, Ланской часто хворал; в 1783 г. он упал с лошади и сильно разбил себе грудь.

Умер Ланской неожиданно — как раз когда Екатерина подготовила ему графский титул. Смерть фаворита окружена романтическими легендами. Согласно одной из них, однажды, когда флигель-адъютант проезжал на охоту в павловские леса, из кустов неожиданно выбежал заяц. Лошадь Ланского испугалась и сбросила седока, который вскоре скончался от полученных при падении ушибов. По другой легенде, изложенной М.И.Пыляевым в примечаниях к своей книге «Забытое прошлое окрестностей Петербурга», автор утверждает, что на самом деле Ланской умер от «слишком сильного приёма секретного лекарства, известного в медицине под названием «Aphrodiesiacum». В действительности же, судя по симптомам и течению болезни, Ланской скончался от тяжелой формы двухсторонней пневмонии.

Согласно записи в камер-фурьерском журнале, через два дня после кончины Ланского, последовавшей 25 июня 1784 г. «27 июня около 9 часов утра тело покойного Его Превосходительства гр. Александра Дмитриевича Ланского из дому его, имеющегося в Софии, вынесено с должной честью в соборную Софийскую церковь».

Митрополитом Новгородским и Санкт-Петербургским Гавриилом (Петровым) в соборной Софийской церкви было совершено отпевание, после чего тело его «… из соборной церкви препровождено до кладбища и в имеющейся часовне предано земле» .

Эта деревянная «часовня на выгоне, при которой копано валом кладбище» была выстроена в 1781 г. Текстовые материалы свидетельствуют, что к 1782 году уже была «… строена часовня на назначенном к городу выгоне, при котором обкопано валом для кладбища место».

Вскоре по повелению Императрицы, которая желала воздвигнуть храм достойный памяти своего любимца, вместо деревянной часовни над местом его погребения была заложена каменная церковь. Закладку нового храма 25 сентября 1784 г. совершил священник Царе-константиновской церкви Иоанн Григорьев.

19 октября 1784 г. был издан указ об отпуске денег из Кабинета Ее Величества на строительство храма.

Спустя шесть лет, им же было совершено и освящение вновь выстроенного храма в день рождения Ланского 8 марта 1790 г. во имя иконы Казанской Божией Матери, но чаще всего ее называли мавзолеем Ланского.

Каменная церковь, производившая впечатление скорее античного мавзолея, была построена по проекту Дж. Кваренги, приехавший в Россию 1 января 1780 г. За четыре года он выстроил немало зданий различного назначения, в том числе дом с манежем и конюшней в г. Софии для А.Д. Ланского, в котором он и умер.

Построенное над его усыпальницей здание Кваренги назвал «надгробной часовней на кладбище Софии с колокольней». Тема мемориальных сооружений-мавзолеев была хорошо разработана зодчими с давних времен. Однако Кваренги удалось создать уникальное церковное здание, соответствующее канонам православия и погребального храма — мавзолея.

Вместо античных гробниц, реминисценций которых от него, наверное, ожидали, поскольку церковь строилась как усыпальница, в качестве источника вдохновения он выбрал нечто совершенно невероятное. Этот памятник и сейчас далеко не всем известен: расположенный в маленьком городке Ломелло на северо-западе Италии баптистерий, то есть помещение для крещения, относящийся к романскому стилю. Кваренги в точности воспроизвел его план, что же до деталей, то они, конечно, подверглись коренной переработке в духе классицизма, и все же средневековая основа осталась.

Основой сооружения зодчий сделал восьмигранник. Центральный восьмигранный объем – мотив вообще характерный именно для крещален, ибо в числе восемь видят указание на воскрешение, начало новой жизни.

Вероятно, Екатерине пришелся по душе этот намек, пусть в использовании традиционной формы в личных целях и можно было усмотреть некоторое кощунство. Но уж больно тонкий прием применил гениальный зодчий. Надо ведь было знать и форму средневековых баптистериев, и традицию строительства помещений для крещения, чтобы понять, при чем здесь умерший во цвете лет Ланской.

К восьмиграннику по сторонам света примыкали прямоугольные выступы-ризалиты, образующие равноконечный крест, в их срезанные углы вписаны четыре полуциркульные экседры. Чередование плоских стен ризалитов с криволинейными поверхностями экседр, разность их высот и завершений придали зданию почти скульптурную пластичность, четко выраженную ярусность и подчеркнули значимость каждого из объемов, примыкающих к восьмигранной ротонде, завершенной восьмигранным куполом.

Внимание акцентировано на ризалитах под фронтонами, составляющими ясно читаемый в архитектурном объеме крест, а небольшие по диаметру экседры, перекрытые полукуполами, имеют подчиненное значение. Вертикали строго уравновешены горизонталями: цоколь, высокий первый ярус глухих стен обработанных рустом, второй ярус гладких стен, на фоне которых выделяются полукупола экседр и полуциркульные окна ризалитов, третий — восьмигранник барабана с примыкающими к нему фронтонами, четвертый — купол. Это деление по горизонтали подчеркнуто тягами, карнизами, опоясывающими здание по периметру.

Стены храма окрашивались в молочный цвет, кровля в зеленый, а цоколь был из серого гранита. Замкнутый объем строп решенного здания пластически обогащался широкой, в размер ризалита, многомаршевой лестницей всхода, сложенной из серого гранита, наподобие подиума со стенами по сторонам. Цветовое и пластическое решение придавали зданию монументальность, оно казалось как бы высеченным из одного куска (замена в 1860-е гг. одной торжественной лестницы двумя узкими с при стройкой притвора исказили замысел архитектора).

Строгий внешний облик храма сочетался с пластичным и гармоничным интерьером. Внутри здание представляло восьмигранную ротонду, перекрытую сомкнутым восьмигранным сводом.

Входы в прямоугольные апсиды-ризалиты обрамляли арочные проемы, дуга которых повторяла линию полуциркульных ниш. Проходы в полукруглые глухие апсиды-экседры декорируют колонны дорического ордера, над ними располагались в рамах живописные панно с композициями из жизни Богородицы (в середине XIX в. заменены образами Евангелистов).

Восьмигранный свод над ротондой, полукупола экседр, своды ризалитов были разделаны прямоугольными кессонами (в 1860-е гг. они расписаны розеттами). Ярусность, как и на фасаде, подчеркивали тяги и карнизы, протянувшиеся по всему периметру стен. Их окрашивали в голубой цвет, колонны искусственного мрамора имели розоватый оттенок, мозаичный пол был сложен из красного и серого известняка, своды отбелены.

Под храмом находилась усыпальница в виде ротонды высотой около четырёх метров, в стенах которой размещались 20 погребальных ниш, устроенных в два ряда. Шестнадцать полукруглых ниш чередовались с пятнадцатью прямоугольными, над ними должны были крепиться мраморные доски с эпитафиями, содержащими имена погребенных в усыпальнице. Высоко расположенные окна освещали интерьер сверху, создавая живописную игру светотени благодаря перепадам стен, смене ритмов и колористических оттенков.

Второстепенность церковного назначения здания подчеркивала незначительность площади внутреннего помещения, под которым расположилась усыпальница в виде восьмигранной ротонды с нишами для погребений.

Тело А. Д. Ланского было погребено не в нише, а в особой гробнице, находившейся с юго-восточной стороны усыпальницы.

В интерьере храма стены оформлены четырьмя нишами, обрамлен­ными массивными колоннами, покрытыми искусственным розовым мра­мором. В нишах помещались несколько надгробных памятников и досок с именами лиц, захороненных в склепе храма. В первую очередь - это прекрасный монумент Александру Дмитриевичу Ланскому, сохранившийся до сих пор, находящийся с юго-восточной стороны (изготовлен в 1785— 1787 гг. из карраского мрамора скульптором Ж.Д.Рашеттом). 

 

 

Одновременно со строительством церкви еще одной данью памяти А. Д. Ланского стал созданный скульптором Ж.-Д. Рашеттом по рисунку Кваренги лаконичный, монолитный мавзолей-памятник графу, превосходно соотносившийся с архитектурой храма.  Сооружение состояло, как писали в документах, из «трех штук»: из пьедестала, стелы-пилона из каррарского мрамора и навершия, увенчанного урной. 

На трех гранях прямоугольной стелы карарского мрамора помещены барельефы из венков, на лицевой стороне в дубовом венке — герб, возможно составленный специально для А.Д. Ланского в связи с тем, что Екатерина II готовила ему графский титул, но не успела пожаловать. Из герба Ланских были взяты рыбки и башня, вместо лани помещен геральдический крест, а стрела заменена наградой Ланского — звездой ордена св. Александра Невского (это предположение требует дальнейшей разработки). По сторонам венка — гирлянды лент, под ним доска для эпитафии.

Классически лаконичный, монолитный памятник А.Д. Ланскому соотносился с архитектурой здания. Созданные по рисункам Кваренги надгробия А.Д. Ланскому, А.И. Васильеву и С.-К. Грейгу оказали несомненное влияние на развитие русской мемориальной пластики, свидетельством чему надгробия имели исполненные по рисункам Тома де Томона, А.Н. Воронихина, А.И. Мельникова, И.П. Витали и неизвестных авторов.

Памятник Ланскому был установлен в церкви в 1788 г., 

Первоначально здесь погребали только родственников А. Д. Ланского, однако впоследствии стали хоронить и других высокопоставленных и знатных лиц. Всего в усьшальнице были погребены тела 23 человек. Остальные (не сохранились) - памятники его сестре Варваре Дмитриевне Мацневой, племяннику - корнету лейб-гвардии Гусарского полка Влади­миру Яковлевичу Ланскому, внучатому племяннику - князю Элиму Петровичу Мещерскому, племяннице - княгине Ека­терине Ивановне Мещерской, и графине Ульяне Михайловне Ламберт.

К моменту освящения она была наполнена необходимыми для богослужений предметами.

Первоначально в храме находился деревянный полукруглый иконостас, который в 1882 г. был заменён на новый золочёный, с резными украшениями, винтообразными колоннами и пилястрами, большинство икон в котором принадлежало кисти известных русских живописцев. Иконы Благовещения Пресвятой Богородицы и четырёх Евангелистов в Царских вратах были исполнены живописцем П. И. Брусниковым, а иконы Спасителя и Божией Матери, по обе стороны от Царских врат, академиком Д. Н. Мартыновым. Прежний иконостас был перенесён в усыпальницу.

В храме находилось большое число икон, пожертвованных на помин души различными лицами, причём многие из икон имели довольно богатые оклады. Так, Владимирская икона Божией Матери, пожертвованная полковницей Поповой, была украшена окладом из чистого золота с бриллиантом и драгоценными камнями.

Священник Иоанн Александрович Смирницкий, 32 л., рукоп. 1866 г., из Петербургской епархии.
 

Архитектор Дж. Кваренги окружил кладбище высокой каменной стеной и построил к западу от мавзолея  небольшую двухъярусную каменную колокольню, отстоявшая в 65 метрах к западу от храма, под которой сначала находились жилые помещения (квартиры дьякона и церковного сторожа), а впоследствии — кладбищенская контора. На западной стороне в ограду была встроена колокольня простой архитектуры с жилыми помещениями в нижнем этаже для сторожа и пономаря и звонницей. Ограда и колокольня, как и церковь, окрашивались в молочный цвет.

Храм-мавзолей, памятник Ланскому, колокольня и ограда составили целый мемориальный комплекс — единственный в многообразном творчестве Дж. Кваренги, который писал, что Казанская церковь предназначена «для погребения в оной наиболее отличных подданых сего двора».

Из-за засорения дренажной системы усыпальница требовала постоянных ремонтов.

Уже в 1794 г. Кваренги составил смету на ремонт церкви, в которой отметил необходимость «канавку из погреба выглубить для протекания вод на полвершка». Но поскольку Казанская церковь приписывалась долгое время к различным храмам, она оставалась бесхозной и первый ремонт церкви, колокольни и ограды был произведен только в 1830—1832 гг. под руководством царскосельского архитектора В. Гесте, составившего подробную смету на все работы, в том числе в усыпальнице где «стоит временем вода по причине, что трубы оттуда засорены».

В 1914 г. архитектор С. Данини, обследовавший церковь докладывал: «… вследствие засорения труб дренажной системы в усыпальнице под церковью вода в дренажных колодцах поднялась до уровня пола, все стены покрыты сыростью и грибками, штукатурка обваливается и в местах обнаженных кирпичная кладка пропитана водой. Такое состояние не может не отражаться на прочности стен, которые со временем выветриваются».

 

В дальнейшем мелкие ремонты производились постоянно и церковь наполнялась пожертвованными прихожанами предметами для богослужений, образами, новым иконостасом, утварью, подсвечниками, а также люстрой, железными печами, решетками и дверью, часами. Фотография интерьера начала XX в. показывает, что алтарь, иконостас, солея и предметы утвари занимали почти половину внутреннего пространства, утверждая приоритет церковного назначения здания над храмом-усыпальницей.

С момента постройки Казанская церковь была приписной к различным храмам и в ней служили лишь в поминальные дни и при отпевании усопших.

С 1839 года церковь на Казанском кладбище была отдана под полковую церковь  Учебному саперному батальону.

В 1860 г. Казанская церковь стала самостоятельной, в ее ведении находилось и кладбище.

Но в 1900 г. было учреждено Попечительство, проделавшее большую работу по благоустройству кладбища, ремонту зданий и строительству деревянных домов для конторы, служащих и магазина кладбищенских принадлежностей, очистке дренажной канализации.

С 1902 г. и вплоть до закрытия храма его настоятелем являлся протоиерей Феодор Иоаннович Мудролюбов (1867-1937) — будущий священномученик.

Казанская церковь в начале XIX века превращается в усыпальницу многих родственников графа Ланского, принадлежавшим к знатным дво­рянским фамилиям. Здесь покоятся Мещерские, Чернышевы, Ламберты, Ушаковы, Юрьевы, царскосельские управляющие А.И.Леонтьев, В.Е. Ионов:

Список лиц, погребённых в усыпальнице церкви Казанской иконы Божией Матери

на Казанском кладбище в Царском Селе
 

                                                                                  Персоны                                                                                                                    

                                                       Основная деятельность

                 при жизни                                       

  Примечания  
  Ланской Александр Дмитриевич (1758—1784), граф   генерал-адъютант, шеф Кавалергардского корпуса и Смоленского драгунского полка, камергер   в верхнем храме памятник из карарского мрамора (скульптор Ж. Д. Рашетт)  
             
  Ланской Владимир Яковлевич (1800—1820)   корнет лейб-Гусарского полка, убит на дуэли   племянник А. Д Ланского, был памятник в верхнем храме  
             
  Мацнёва Варвара Дмитриевна (ур. Ланская) (1759—1817)        супруга сс Н. М. Мацнёва, сестра А. Д. Ланского, был памятник в верхнем храме  
             
  Чернышёва Авдотья Дмитриевна (ур. Ланская) (1757—1816)       супруга генерал-поручика, сенатора И. Л. Чернышёва, сестра А. Д. Ланского  
             
  Чернышёва Мавра (Мария) Ивановна (1784—1806)       дочь И. Л. и А. Д. Чернышёвых, племянница А. Д. Ланского  
             
  Мещерский Пётр Сергеевич (1778—1857)   князь, дтс; обер-прокурор Святейшего Синода      
             
  Мещерская Екатерина Ивановна (ур. Чернышёва) (1782—1851)       дочь И. Л. и А. Д. Чернышёвых, супруга дсс, князя П. С. Мещерского, племянница А. Д. Ланского, был памятник в верхнем храме  
             
  Мещерский Элим Петрович (1808—1844), княь   камергер, посланник при Русской миссии в Турине и Париже   сын П. С. и Е. И. Мещерских, внучатый племянник А. Д. Ланского, был памятник в верхнем храме  
             
  Мандрыка Мария Карловна (ур. Берг) (1776-1807)   камер-юнгфера   супруга полковника ЛГ Гусарского полка Н.Я. Мандрыки  
             
  Захаржевский Илья Васильевич (…—1828)   капитан   брат Я. В. Захаржевского  
             
  Захаржевский Дмитрий Ильич (…—1864)   коллежский советник   сын И. В. Захаржевского  
             
  Леонтьев Алексей Иванович (1748-1811)    дсс    управляющий ЦДП  
             
  Леонтьева Мария Савишна (ур. де Маври) (1772—1808)       супруга А. И. Леонтьева  
             
  Ламберт Ульяна Михайловна  (урождённая Деева) (1791—1838), графиня   кавалерская дама   супруга генерала К. О. Ламберта, был памятник в верхнем храме  
             
  Плаутин Николай Фёдорович (1796—1866)   генерал-адъютант, член Государственного совета    генерал-от-кавалерии, участник Отечественной войны 1812 г. и Русско-Турецкой войны 1827-1828 гг.  
             
  Канищева Ольга Николаевна Канищева (ур. Плаутина) (1839—1866)       супруга командира Конной батареи полковника В. В. Канищева  
             
  Ушаков Павел Петрович (1759—1840)   генерал-лейтенант       
             
  Ушакова Прасковья Сепановна (1772—1810)       супруга П. П. Ушакова  
             
  Барыкова Варвара Павловна (ур. Ушакова) (…—1862)   воспитательница вл кн Марии Максимилиановны   супруга Ф. В. Барыкова, дочь П. П. Ушакова  
             
  Юрьева Мария Павловна (ур. Ушакова) (1802-1858)        супруга Ф. Ф. Юрьева, дочь П. П. Ушакова  
             
  Юрьев Фёдор Филиппович (1796-1860)   дсс      
             
  Чихачёв Александр Петрович (1774-1827)   дсс, отставной полковник лейб-гвардии Преображенского полка   директор Дворца императрицы Марии Фёдоровны  
             
  Чихачёва Анна Фёдоровна (ур. Бестужева-Рюмина) (1772-1849)       супруга А. П. Чихачёва  
             
  Анненков Павел Александрович (1780—1800)   камер-паж      
             

 

К настоящему времени в Казанской церкви сохранился лишь один надгробный памятник — А. Д. Ланскому (работы скульптора Ж. Д. Рашетта), да и тот находится в сильно повреждённом состоянии. Находившаяся в усыпальнице гробница А. Д. Ланского полностью разрушена, все погребальные ниши были вскрыты и разграблены ещё в 1930-е годы.

Хочется верить, что прах уважаемого Главноуправляющего Царским Селом Якова Васильевича Захаржевского, извлеченный в 1939 году из склепа Екатерининского собора перед его взрывом, также обрел покой рядом с бра­том и племянником Якова Васильевича в Казанской усыпальнице.

 

После 1917

Казанская церковь была закрыта по постановлению Леноблисполкома от 31 октября 1930 г. Согласно архивным документам, её иконостас, как «не представляющий художественной ценности» (!) был разобран и утилизирован, надгробные плиты из усыпальницы были переданы в некий краеведческий музей. (местонахождение их в настоящее время неизвестно), сами захоронения при этом подверглись разграблению и надругательству. Пустующее помещение храма, согласно документам, решено было передать сельскохозяйственной ремесленной трудовой колонии под хранилище посевных материалов.

Находившаяся в усыпальнице гробница А.Д.Ланского полностью разрушена, все двадцать погребальных ниш были вскрыты и разграблены.

Во время Великой Отечественной войны усыпальница под храмом была превращена немцами в бомбоубежище, однако в целом существенных повреждений зданию в это время нанесено не было, и после войны оно долгое время использовалось как складское помещение и мастерская по изготовлению надгробий.

В декабре 1948 г. верующие жители г. Пушкина обратились к митрополиту Ленинградскому и Новгородскому Григорию (Чукову) с ходатайством об открытии Казанской церкви. Государственная политика, ставшая после войны более терпимой по отношению к религии, давала верующим какую-то надежду, однако все вопросы об открытии храмов в те годы решались местными властями, а не Церковью, а их политика в этом вопросе была очевидна.

В июле 1950 г. жители Пушкина ещё раз направили ходатайство митрополиту Григорию, однако и на этот раз власти ответили им отказом. После войны храм использовался под складское помещение, одно время в нём размещалась мастерская по обработке надгробий.

В 1993 г. близ колокольни была случайно обнаружена мраморная плита с именем действительного статского советника А. П. Чихачёва, которую использовали в качестве бута (!) для перехода по аллее, однако и эта плита вскоре исчезла...

В 1967 г., когда отмечалось 150-летие со дня смерти архитектора Дж. Кваренги, было принято решение о восстановлении Казанской церкви как памятника архитектуры, находящегося (а вернее числящегося) под государственной охраной, однако консервация здания проведена не была, что явилось причиной его последующего медленного разрушения.

В 1973 г. коммунальным отделом Исполкома г. Пушкина (на балансе которого находился храм) был даже поднят вопрос о сносе Казанской церкви, как «утратившей всякую ценность», и лишь своевременное вмешательство ГИОП остановило зарвавшихся чиновников.

Указом Президента Российской Федерации от 20 Марта 1995 г. Казанская церковь была включена в число объектов исторического и культурного наследия как памятник архитектуры федерального значения.

В том же 1995 г. храм был наконец, возвращён Русской Православной Церкви, и в Радоницу 2 мая того же года в его стенах был отслужен первый молебен.

 

 

С 1997 г. в Казанской церкви, приписанной к Софийскому собору, начались капитальные реставрационные работы.

В помещении под колокольней до недавнего времени помещалась контора кладбища и бытовые помещения персонала. В 1999 г. колокольня была полностью отреставрирована и 26 Июля того же года настоятелем Софийского собора протоиереем Геннадием Зверевым в её нижнем ярусе была освящена часовня Свт. Николая Чудотворца.

 

Архивные источники:

  1. Архив СПб епархии, ф. 1, оп. 25, переписка 1950 г
  2. Историко-статистическе сведения о Санкт-Петербургской епархии. Выпуск VIII, СПб., 1884, С. 352, 354
  3. Камер-фурьерский церемониальный журнал 1784 г., СПб., 1884. Л. 380.
  4. Прибавления к Церковнымъ ведомостям, журналъ, 1892, № 43
  5. РГИА. Ф. 487. Оп. 6. Д. 2233. Л. 8.
  6. РГИА. Ф. 487. Оп. 6. Д. 2235. Л. 238. 
  7. Санкт-Петербургские епархиальные ведомости, журнал, 1995, Выпуск 10, часть I, с. 13
  8. ЦГА СПб, ф. 7383, on. 1, д. 21, л. 178-179;  л. 189.
  9. ЦГАДА, ф. 14, on. 1, д. 250, л. 70.
  10. ЦГИА СПб. Ф. 19. On. 1. Д. 12564. Л. 2.
  11. ЦГИА СПб. Ф. 19. On. 1. Д. 14573. Л. 2.
     

Литература:

  1. Город Пушкин. Историко-краеведческий очерк — путеводитель. Сост. Г. К. Козьмян. СПб., 1992.
  2. Казанское кладбище в Царском Селе. / Сост. А.Ю. Егоров, Н.А. Давыдова.- Царское Село: Пушкинский муниципальный совет, 2003.
  3. Кваренги Джакомо. Архитектурная графика. Коллекция Государственного Музея истории Санкт-Петербурга, научный каталог. Санкт-Петербург, 1998 год
  4. Мещанинов М.Ю. Храмы Царского Села, Павловска и их ближайших окрестностей. Краткий исторический справочник. СПб, Genio Loci, 2007.-583 с
  5. Наумова А. Н. Казанская церковь на Казанском кладбище в г. Пушкине. Предварительные работы. Краткая историческая справка. Т. 1, Л., 1976, с. 37-38.
  6. Пирютко Ю.М. (Санкт-Петербургский государственный музей городской скульптуры). Царскосельский некрополь. Петербургские чтения, 1996 год
  7. Плауде В. Кваренги. Сборник Архитекторы Царского Села. От Растрелли до Данини / Альбом, под ред. И. Ботт. — СПб.: Аврора, 2010. — 303 с.
  8. Царскосельская газета, 1993, 26 Октября
  9. Царскосельский некрополь / Под редакцией Давыдовой Н.А., Груздевой Г.Ф. СПб.: Серебряный век, 2014 – 280 с., ил.
Рейтинг: +1 Голосов: 1 5852 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!