Навигатор по сайту Туристу Энциклопедия Царского Cела Клубы Форумы Доска объявлений


Авторизация
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?

Московская 45. Аптека Дерингера

 

Московская 45 / Конюшенная. Аптека Дерингера (фотоальбом)

 

Первоначально в здании располагался уездный суд (1820-1830-е).

Затем многие годы в здании располагалась аптека. В 1858-1866 году здесь была аптека Павла Филипповича Меллера:

Из документов того времени, мы можем узнать, что «… Назначенная (Городовой ратушей) сумма на 1866 год – 10265 рублей», складывается из сумм, предоставленных оценочной комиссией Ратуши, сбор распределяется на всех домовладельцев, в том числе «…№ 94. Аптекаря Павла Меллера. На углу Московской и Конюшенной дом каменный в два этажа, на жилом подвале; во дворе дом в два этажа; сараи, конюшни – все деревянные; фруктовый сад. 12000 рублей, – годовой налог – 33 р. 45 к.».1

Затем до самой революции в этом доме на углу Московской  и Конюшенной улиц была другая частная аптека - аптека Дерингера. В Царском Селе функционировало шесть аптек:

  1. при Царскосельском лазарете,
  2. аптека Вейнберга,
  3. аптека Каска,
  4. Софийская аптека,
  5. аптека Вальтера
  6. аптека Дерингера.

Аптека находилась на углу Конюшенной и Московской улиц, и была одна из старейших и самой популярной в Царском Селе. В 1888 году номер дома был Конюшенная15 / Московская 22.

 

Дерингер Альфонс Альфонсович - пионер автомобилизма и автоспорта России, председатель Царскосельского автомобильно-спортивного общества. 20 апреля 1913 г. он был награждён орденом Св. Владимира IV степени. Он принимал активное участие в общественной жизни Царского Села, являлся зачинателем всего нового и прогрессивного.

Родился Альфонс Альфонсович в семье потомственного фармацевта. Его отец, Дерингер Альфонс Иванович, был владельцем первой частной аптеки в Санкт-Петербурге и поставщиком двора Его Императорского Величества Николая II медикаментов и радиоактивной бромистой газированной воды из Таицких ключевых источников. . Вода, проходящая через пласты известняков и обогащающаяся радиоактивными распадами, считалась целебной.

Почти в каждом номере Царскосельской местной газеты "печаталась реклама товаров со склада некоего А.Дерингера, поставщика двора. Чего только не предлагалось приобрести: средства от насекомых, минеральную воду и даже бульонные кубики «Магги»! ".

Упоминание: Вильгельм Христофорович Вейнберг. Родился в 1852 г. в Риге в семье чиновника. По окончании реального училища в 1867 г. поступил учеником в местную аптеку Эразмуса, а к концу 1871 г. добился звания аптекарского помощника. Некоторое время служил в рижских аптеках, а затем перебрался в столицу, сначала в аптеку Дерингера в Царском Селе, а затем в аптеку на Невский, 66, к Юргенсу.

В царскоскосельском справочнике за 1888 год указано, что аптека к тому времени была уже телефонизирована.

  • 1895 — Брудерс Иван Людвигович - Московская дом Дерингер.
  • 1895 — Гауделин Карл – Московская дом Дерингер
  • 1907 — Ассафрей Карл Мартович - аптекарский помощник, Московская дом Дерингера.
  • 1907 — Якобсон Казимира Михайловна – 1907 – жена инженера-механика, Ц.С., Конюшенная дом Дерингера.
  • 1907 - Янкович Елена Александровна - жена сс, ЦС, Школа для совместного обучения детей.
  • 1907 - Янкович Кирилл Адамович – сс, ЦС, врач
  • 1913 — Балашов Владимир Александрович, ка
  • 1914 — Фрейдман А.Л., врач по зубным болезням
     

Царскосел С. Горный (это псевдоним выпускника Николаевской гимназии А. Оцупа) вспоминал в одном из своих расказов аптеку Дерингеров перед Рождеством:

«Дождь» — это был вообще символ Рождества — висел повсюду (иногда был зеленый).... и даже у аптекаря Дерингера над баночками с гольдкремом и палочками от мигрени, в отделении «Аптекарский магазин». Даже Дерингер в окне выставлял его, вешал рядом с серьезными алхимическими бутылями с огромною стеклянною пробкой острием вверх (символ аптеки). Старик Дерингер этого не делал: был строгий, старозаветный аптекарь. Мы его мало помнили. Сухой седобородый, близорукий. Все с ключами рецепты проверял. Сзади провизор кричал:
Ammonii bromati
Natri bromati
Aquae distillatae
M. D. S.
И хмурый Дерингер поверяет, головой качает, молча, словно что-то жует, и ключами чуть звякает. Потом воцарился молодой Дерингер, светлый, бегучий, крикун, с белыми безбровыми глазами. Все стал делать по своему. Повесил нового аптечного орла на самом углу. Тот растопырил крылья тяжелого и властного металла: одно крыло вдоль одной улицы, другое вдоль другой. Красиво получалось. Грудь у орла выкаченная, а по середке Георгий Победоносец. Герб. Основал молодой «магазин аптекарский» (дверь направо — в аптеку, налево — в магазин). И хлопушки завел и дождь повесил. Золотыми, зелеными, остро-серебряными струями. Молодец, Дерингер!"

В 1911 году на  Царскосельской Юбилейной выставке, посвященной 200-летию Царского Села.:

 

С началом войны 1914 г. аптекарь одним из первых открыл в своём доме на собственные средства лазарет для раненых.. Лазарет прекрасно оборудован и занимает 2 этажа На первом этаже - одна палата (на восемь кроватей), во втором — три палаты (на восемь кроватей), ванная, библиотека и кухня. Рядом комната для заведующего лазаретом. У каждой кровати - цветы и папиросы.

"Детскосельское дело" № 32, пятница 8 августа 1914 г.:

Группа лиц задалась целью помочь в доставке воинов от вагонов поездов с вокзала до лазарета и предлагают свои экипажи и автомобили для перевозки незаразных больных.

Всем желающим присоединиться и предложить экипажи с кучерами и автомобили с шоферами на вокзалы ко времени прибытия санитарных поездов просьба сообщить о своем желании с первой же почтой с указанием адреса, телефона, имени владельца, имени шофера или кучера, и число мест в экипаже. Заявление следует направлять А.А. Дерингеру, Конюшенная сбств дом. В Павловске - Загуляеву П.М., Объездная сбств дом. Просьба сообщить всем знакомым. Список лиц, присоединившихся будет публиковаться в газете.

13 сентября 1914 года состоялось освящение лазарета. Молебен отслужил протоиерей Червяковский и хор певчих под управлением Н.Моисеева. 

Небольшой двор лазарета Дерингера окружен высоким забором, выкрашенный белой краской. По углам двора стоят большие кадки с деревьями и подле них – скамьи для отдыха больных. Уход за больными не оставляет желать лучшего.3

Помимо аптеки, в здании находился магазин швейных машинок фирмы "Зингер":

"Компания швейных машинок "Зингер" предполагает на днях вывесить на доме Дерингера по Московской улице, где помещается магазин швейных машин, огромных размеров отрывной календарь-рекламу"4

1915

Общественные телефоны. Идя навстречу публике, не имеющей собственные телефоны, А.А. Дерингер в своем доме на Конюшенной улице на парадной лестнице поставил телефон-автомат для общественного пользования, вход с парадной лестницы, ведущей в зуболечебный кабинет Долгиновера. Сбор с него идет в пользу главногоуправления почт и телеграфов, причем плата за разговоры с Петроградом 30 коп., а с Павловском и в Царском Селе – 15 коп. По сие время у нас было, не считая Софии, для города два автомата – на почте и на вокзале. В центре же города надо было идти, чтобы позвонить либо в аптеку Дерингера, либо в магазин Мундигера, или в типографию Боровикова. Теперь не нужно будет беспокоить любезных людей, каковыми конечно являлись названные люди.5

Письмо в редакцию газеты "Царскосельское дело" – благодарность за деятельность лазарета №31. Одельно благодарят сестру Орлову за неустанные труды и хорошее отношение к солдатикам, и сестру Васильеву за веселый нрав и самоотверженное служение в лазарете несмотря на выходные. Сестру Штольц благодарят за гадание на картах. За сласти, папироски, сигарты, и прочие угощения. Конечно же за все это мы должны благодарить хозяина лазарета Дерингера и «мамашу». Кроме того, Деррингер преследовал образовательные цели. Читалась история, география, и др., давались некоторые знания по хоз. части. Доктора Герасимовича благодарим за его мягкий характер. «Находясь в столь идиллической обстановке, невольно заываешь все ужасы войны, горе…». А.Касюляйтис, А.Брокерт.6

 

После 1917

После революции и в послевоенное время здесь также размещалась городская аптека до перевода ее на улицу Революции.

Из дневника Лукницкого (5.11.1925): «Однажды Николай Степанович (Гумилев) вместе с ней (Анной Ахматовой) был в аптеке и получал для себя лекарство. Рецепт был написан на другое имя. На вопрос А.А. Николай Степанович ответил: "Болеть — это такое безобразие, что даже фамилия не должна в нем участвовать, что он не хочет порочить фамилии, подписывая ее на рецептах».

 

Во время Великой Отечественной войны в этом здании размещалась фашистская комендатура..... номер дома был Московская улица 24

Из воспоминаний А. Шалыта: "

"Перепуганные, мы вбежали в аптеку, находившуюся на углу. Стали стучать. Наконец, дверь открыл пожилой провизор-еврей. Он был отцом моей хорошей знакомой Сони Каем. Девушка тоже вышла на шум. Вид у нее был совсем подавленный. В разговоре выяснилось, что Соня вынуждена была остаться в Пушкине, поскольку отец наотрез отказался уйти и бросить аптеку на произвол судьбы. “Страшно становится, когда думаю о том, что с нами может быть”, — дрожащим голосом сказала дочь провизора.

Судьба ее и в самом деле оказалась трагической. До нас вскоре дошел слух, что Соню видели повешенной в Екатерининском парке. Так, наверное, и было. Узнали мы, что и с отцом захватчики зверски расправились. Его тоже повесили. Скорее всего, это произошло на углу улиц Московской и Первого Мая, на том же перекрестке, где были казнены тысячи ни в чем не повинных людей, в память о которых здесь стоит теперь часовня.

Видимо, не случайно это место фашисты избрали для расправы с горожанами. На втором этаже аптеки была комендатура, и палачам для своей бесчеловечной работы далеко не надо было ходить. Однажды мы увидели против кинотеатра “Теремок” (сейчас “Авангард”) висящую на столбе пожилую женщину. Как нам сказали, она перешла черту запретной зоны (от вокзала до улицы К. Маркса), за что и поплатилась жизнью. За это фашисты не пощадили и юношу, которого привели в комендатуру. Я слышала, как переводчица сказала: “Ты будешь повешен”. И тут же к нему подошли два дюжих молодца с веревками в руках."

Точная дата расстрела евреев в Пушкине неизвестна. Осуществлялась она вероятнее всего в середине первой декады октября 1941 года следующим образом. В соответствии с приказом немецкого командования 4 октября во дворе комендатуры собралось несколько сот человек. По некоторым сведениям людей собирали у кинотеатра «Авангард», где по Московской улице проходит аллея, недалеко от того места находилась виселица.

Екатерина Ивановна Фомина (находилась в оккупации в г. Пушкине с 17.09.1941 г. по 31.12.1941 г.) в первых числах октября лично видела человек 15-20 евреев, которые были собраны во дворе по Московской ул., 24. Куда они пропали, ей неизвестно.

Послевоенное восстановление дома увеличило здание на пристройку справа по московской, вплотную к б.аптеке, что увеличило протяженность фасада по Московской улице в два раза. С этой стороны в здании находится любимое многими поколениями пушкинцев кафе "Льдинка".  

Ирина Демидова (старожил города):Еще после войны в этом здани была единственная аптека на весь Пушкин, но какая! Какие там были высокие деревянные шкафчики с резьбой! И симпатичная ограничительная стенка из дерева и матового стекла с рисунками и надписями. Что-то подобное можно было увидеть в аптеке на В.О. на 7 линии. Войну аптека пережила. Но потом капремонт и всему интерьеру- капут. 

 

Источники:

  1. РГИА. Ф. 448. Оп. 1. Д. 1496. 1866 г. Л. 6 об.-7.
  2. Дерингер А. А. П редседатель Царскосельского автомобильно-спортивного общества
  3. "Царскосельское дело" №40 пятница 3 октября 1914 года
  4. "Царскосельское дело" №7 пятница 13 февраля 1915 года
  5. "Царскосельское дело" №9 пятница 27 февраля 1915 года
  6. "Царскосельское дело" №17 пятница 24 апреля 1915 года
  7. Воспоминания старожилов города
Рейтинг: +2 Голосов: 2 4108 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!