Навигатор по сайту Туристу Энциклопедия Царского Cела Клубы Форумы Доска объявлений


Авторизация
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?

Московское шоссе 1-5 (Отдельный парк). Дача великого князя Бориса Владимировича

 

Памятник архитектуры федерального значения

 

Первый памятник Петербургского модерна

Многие привычно считают, что Царское Село – это прежде всего дворцовый ансамбль среди Екатерининского и Александровского парков. Однако есть и еще одна зеленая зона, о которой, наверное, знают даже не все царскоселы. Речь – об Отдельном парке.

Именно в нем на берегу Колонистского пруда располагается интересный архитектурный ансамбль – дача великого князя Бориса Владимировича Романова, которая явилась новой вехой в истории царскосельской и петербургской архитектуры.

Б.М. Кириков, автор содержательной работы об архитектуре дачи великого князя Бориса Владимировича, считает этот памятник, созданный британскими архитекторами, строителями и декораторами, «отправной вехой становления петербургского модерна».

То, что стиль модерн пришел в Россию именно из Англии, вполне закономерно. Англия была общепризнанным пионером и лидером (до 1900 года) в развитии архитектуры модерна. Последнее десятилетие XIX века — время наивысшего расцвета и влияния английского зодчества и дизайна.

Важным источником «нового искусства» было творчество поздних прерафаэлитов (У. Моррис и др.), оказавшее существенное влияние на формирование двух главных направлении английского модерна — «Движения искусств и ремесел» и «Эстетического движения», возглавляемого Оскаром Уайльдом. Достижения английских и шотландских архитекторов — новаторов (Н. Р. Шоу, Ч. Р. Эшби, Ф. С. Уэбб, Ч… Ф. Войси, У. Р. Аетаби, М. X. Бейли Скотт, Э. Ньютон, Э. В уд, Ч. Р. Макинтош) были признаны повсеместно. В это время британский дом — особняк с его комфортом и уютом, мебелью и декором самого изысканного толка стал моделью для всего цивилизованного мира.

Мастера британского неоромантизма опирались на традиции средневековой народной архитектуры. Подчеркнутая простота и обобщенность деталей, стремление к цельности композиции отличали работы представителей этого направления от предшествующей эклектической архитектуры. Как и для всей архитектуры модерна, для неоромантического варианта этого стиля характерно стремление к синтезу искусств. По мнению Б. М, Кирикова, в петербургской архитектуре неоромантическая «готика» явилась своеобразным мостом от эклектики к модерну, а ее первым образцом — усадьба великого князя Бориса Владимировича в Царском Селе.

 У этого комплекса двухэтажных построек несколько народных названий. Это и Царскосельский коттедж, и английский уголок Царского Села, и царскосельский Альбион. Сам владелец называл ее Wolgarden (Волчий сад).

Говорят, что эту дачу великому князю подарила… сама королева Англии Виктория. Такова легенда, которая тем не менее кочует из издания в издание, а теперь и с сайта на сайт. Маститые историки, такие как Александр Марголис, называют ее не более чем фантазией, ведь этот участок был пожалован Николаем II вовсе не Борису Владимировичу, а  его отцу — великому князю Владимиру Александровичу в июне 1896 года.

Великий князь Борис Владимирович, окончил Николаевское кавалерийское училище в 1896 г., после чего его зачислили в лейб-гвардии Гусарский Его Императорского Величества полк, находившийся в Царском Селе, со званием флигель-адъютанта. К этому времени и было приурочено строительство дачи.

Земельный участок, занимаемый дачей, с 1878 г. по Высочайшему пожалованию предназначался вдове флигель-адъютанта княгине М.М. Мещерской, но не был ею застроен. В 1891 г. княгиня Мещерская, по второму браку Берг, повторно обратилась в Царскосельское правление с прошением об отмежевании участка и выдаче «Данной» до возведения дома, однако ее обращение оставалось без последствий, поскольку земли Отдельного парка не подлежали отчуждению.

Между тем с просьбой о присоединении этого участка к даче великого князя Владимира Александровича обратился его управляющий. В июне 1896 г. участок площадью в 4 десятины 2 тысячи двести пятьдесят квадратных саженей Высочайше пожалован великому князю Владимиру Александровичу под строительство дома к совершеннолетию его сынаБориса Владимировича. Между прочим, документов о передаче участка сыну великого князя Борису Владимировичу не обнаружено. Но гораздо существеннее другое: нам неизвестен проект дворца, который построен здесь в 1896-1897 годах.

 

Парк вокруг дачи

В своей книге «Царскосельский коттедж» Александр Марголис пишет: «Царскосельская усадьба полностью соответствует нормам британского коттеджного строительства конца XIX века. Расположение главного жилого дома, его планировка и убранство ориентированы на запросы обитателей, соответствовали естественному ходу жизни.

Выбирая место для постройки особняка, английские архитекторы заранее разрабатывали план парка, в котором определяли положение всех усадебных построек. Главный дом помещался в глубине парка, скрытый от посторонних глаз густыми кронами деревьев или высокой оградой. Именно так и поступили авторы усадьбы Бориса Владимировича, разместив коттедж в глубине участка Отдельного парка на восточном берегу Колонистского пруда».

Усадьба занимала большой участок в виде неправильного четырехугольника в плане и со всех сторон была обнесена прозрачной металлической оградой с двумя воротами. Въезд на территорию дачи осуществлялся по парковой дороге от Московских ворот, а также со стороны Софийского бульвара от Владимирского дворца.

Главные въездные ворота находились рядом с оградой лечебницы Эбермана, ныне они наглухо закрыты. К этим воротам подводила Прудовая дорога от Московских ворот.Вторые ворота служили для подъезда с Луговой и Дубовой аллей Отдельного парка. Оба въезда на дачу были устроены по пейзажным дорожкам, расположенным по диагонали.

Находящаяся в уединенном месте, однако, в непосредственной близости от усадьбы главы семейства, она имеет вид загородного охотничьего замка. Дача располагалась далеко от основной застройки Царского Села, а потому хозяин называл ее, акцентируя внимание на укромности места, Wolfgarde – Волчий сад.

Одним из наиболее живописных элементов композиции является уникальная для климатических условий Петербургааллея, ее облик формируют выразительные кроны туи (вечнозеленые хвойные деревья семейства кипарисовых), более чем столетнего возраста. На нее можно было выйти с полукруглой площадки у Колонисткого пруда.

Она ведет к Главному дому, у входа  в который сейчас располагается небольшая круглая клумба, на ней, вероятно, тоже было какое-то украшение, поскольку сотрудницы рассказывали, что они при посадке летников откопали мраморную плиту, вероятно, служившую постаментом для вазы. Сама туевая аллея, к сожалению, сейчас поредела.  С дачи великого князя Бориса Владимировича туя широко распространилась на соседние дачные участки парка.

В декоративном оформлении площадок и аллей перед фасадами, ориентированными в сторону парка, использованы регулярные приемы.

У ос­нов­ного дома был Собственный са­дик с фон­та­ном. Фонтан  решен в формах барокко, с мраморным резным водометом в виде закрученных в спираль дельфинов и фигурным бассейном характерного барочного рисунка, который устроен в центре круглого в плане цветника. Низкая ограда из резных мраморных столбов с вазами и кованой фигурной решеткой отделяла фонтан от пейзажных участков сада. На круг­лой клум­бе во­круг фон­та­на бы­ли вы­са­же­ны пре­крас­ные сортовые ро­зы.

Ветераны ВИРа вспоминают еще и разрушенную мраморную скульптуру Афродиты, украшавшую фонтан.

Собственный садик с фонтаном со всех сторон закрыт, и его самого никогда не видно. Еще несколько лет назад тут были чудесные ворота, от которых остался только один фрагмент. Их рисунок подготавливал впечатление от девичьего винограда, которым завиты все здания усадьбы. Эти ворота куда-то исчезли. Вот девичий виноград – он ровесник построек, ему уже больше ста лет. Из всех насаждений того времени сохранился девичий виноград, карагана, ели, лиственницы, клены, сосны, пихты, липы, березы и туи.

Пейзажный стиль доминирует в планировке, организованной набивными дорожками с керамическими желобами для стока воды (очень важная деталь в устройстве сада на низкой местности, подвергавшейся подтоплению водами Колонистского пруда). Для исторического ассортимента зеленых насаждений характерны липа, клен, вяз, сосна, лиственница, туя. Акцентами объемно-пространственной ландшафтной композиции служат газоны, цветники, декоративные кустарники. 

Сад был устро­ен та­ким об­ра­зом, что вход в ка­ж­дое зда­ние не был ви­ден из дру­гих, скрыт по­сад­ка­ми. Ве­ли­кий князь мог сво­бод­но вый­ти из сво­его до­ма, прой­ти по туевой ал­лее, сесть в свою лод­ку на Ко­ло­нистском пруду и уплыть, хо­тя Ко­ло­нистский пруд, в прин­ци­пе, не­боль­шой. Да­же въезд­ные до­ро­ги в сад не ве­дут пря­мо к до­му, а упи­ра­ют­ся в веч­но­зе­лё­ные на­са­ж­де­ния.

Редкий ландшафтный прием, состоявший в оформлении солитерами концевых участков регулярных аллей, является особенной чертой композиции. Ось «фонтанной» аллеи перед внешней оградой и сейчас фиксирует живописная крона старого дерева, от которого открывается широкая перспектива через луг на живописный массив Тярлевской рощи и Дубовую аллею вдоль Павловского водовода. Туевая аллея с видом на Колонистский пруд также заканчивалась деревом у ограды, но от него остался лишь пень.

На территории парка сохранилось каким-то чудом единственное деревянное сооружние — домик садовника. А в 1970-е сгорел небольшой деревянныйчайный домик.
 

 

Главный дом

В 18961897 годах на площади 400 гектаров выстроили два здания – главный дом и конюшенный флигель с часовой башней. Авторами проекта с использованием форм английской готики стали английские же архитекторы Шерборн и Скотт, (предположительно, М.Х. Бейли Скотта), а строительными работами занимались сотрудники лондонского торгового дома Maple and Co, которая одновременно занималась отделкой интерьеров Александровского дворца в Царском Селе. 

Вот тут кроется одна из тайн этого коттеджа.

Дело в том, что достоверно имя автора это здания до сих пор неизвестно.

В путеводителе по Царскому Селу С. Н. Вильчковского, изданного в 1911 году, о даче Бориса Владимировича говорится: «На противоположном берегу [Колонистского пруда] виднеются здания дворца великого князя Бориса Владимировича, выстроенные в 1896 году лондонской фирмой Мэпль в стиле английских коттеджей, по проекту английского архитектора Шернборна». Обратим внимание на то, что Вильчковский упоминает лондонскую фирму, осуществлявшую строительство, но не называет архитектора Скотта, которого фон Гоген считал соавтором Шербона (Шерборна):

«Неделя строителя» (№51) извещала, что 8 декабря 1898 года состоялось очередное собрание Общества архитекторов под председательством В. А. Шретера. В присутствии 57 человек «А. И. фон Гоген сделал сообщение о новом дворце Его императорского высочества великого князя Бориса Владимировича, построенном в Царском Селе двумя английскими архитекторами, гг. Шербоном и Скоттом». Мы дословно процитировали единственное свидетельство, которое содержит имена авторов царскосельского коттеджа.

В.И.Яковлев, автор историко -архитектурного очерка «Александровский дворец» (1927), утверждал: «… интерьеры Английской запасной половины отделаны весной и летом 1896 г. одновременно с постройкой дворца Бориса Владимировича под руководством архитектора англичанина Шернбурка (так!) лондонского торгового дома Марlе».

Бросается в глаза разница в написании фамилии одного из английских архитекторов, строивших великокняжескую дачу: Шербон (фон Гоген), Шернборн (Вильчковский), Шернбурк (Яковлев). Современные справочники КГИОП остановились на варианте «Шернборн». Однако никаких сведении об архитекторе с такой фамилией (или похожей на неё) не удалось найти ни в России, ни в Англии! Из Лондона сообщили, что в конце XIX века был известен гравер Charles WHliam Sherborn (1831—1912), он делал гравюры, эстампы, экслибрисы, но к архитектуре отношения не имел и с Россией никак не связан.

По поводу второго британского архитектора, упомянутого А. И. фон Гогеном в качестве соавтора усадьбы Бориса Владимировича, Б. М. Кириков пишет: «В лице загадочного Скотта соблазнительно представить выдающегося мастера модерна М. X. Бейли Скотта. В 18961898 годах он создал интерьеры во дворце герцога Эрнста Людвига Гессенского, знаменитого мецената и покровителя нового стиля, родного брата российской императрицы».

Эту гипотезу поддерживают авторы статьи "Империя Мейпл". Заказы Российской Императорской семьи» Г.Н. Корнева и Т. Н. Чебоксарова (2008). Действительно, многие черта царскосельской дачи присутствуют в работах Бейли Скотта 1890-х годов. Но в детально изученной творческой биографии архитектора Baillie Scott (1865—1945) нет ни слова о его участии в проектировании царскосельской дачи.

Не всё ясно и с лондонской фирмой «Maple and С°», строившей дачу одновременно с отделкой интерьеров Александровского дворца. Она специализировалась на изготовлении мебели и отделочных работах. Хорошо известно о выполнении фирмой «Мэйпл» заказов императорской семьи в Петербурге и Царском Селе. Но в списке работ фирмы за все 1890-е годы нет никаких упоминаний о даче Бориса Владимировича!

Итак, вопрос об авторах царскосельского коттеджа остается открытым. Необходимы дополнительные исследования, прежде всего в британских архивах, чтобы разобраться в этой загадочной истории.

Легенда о подарке коттеджа бабушкой будущего владельца — английской королевой — на его совершеннолетие остается легендой, а вот то, что строилась она английской фирмой по проекту английских архитекторов и даже то, что некоторые материалы были привезены из Англии- достоверно. так что здесь все доподлинно английское. Дача напоминает нам крестьянские, именно крестьянские. а не дворянские, усадьбы 16 века, эпохи Тюдоров. Мода на такого рода постройки охватила всю Англию в конце 19 века. 

Построение этой дачи стала настоящей сенсацией для тогдашнего Петербурга. И действительно, такая постройка была, пожалуй, первой не только в окрестностях Петербурга, но и в Росии, хотя подражать таким коттеджам начали еще в 18 веке. 30 марта 1897 года в «Неделе строителя» (воскресное приложение к журналу «Зодчий») появилось извещение от С.-Петербургского общества архитекторов: «С разрешения Его императорского высочества великого князя Владимира Александровича во вторник, 25 марта, состоялся осмотр строящейся дачи великого князя Бориса Владимировича в Царском Селе». Из Журнала собрания Общества архитекторов от 1 апреля 1897 года мы узнаем, что «На осмотр дачи великого князя Владимира Александровича в Царском Селе собралось 20 членов Общества, которым осмотр дачи доставил большой интерес, так как многое в постройке этой, производимой англичанами, по приемам своим ново и не согласно с приемами русских строителей».

Художественный облик дачи произвел сильное впечатление на архитектурную общественность того времени. Фотографии фасадов и интерьеров (столовой, музыкальной и курительной гостиных) опубликовал ежегодник «Мир искусства». По воспоминаниям современников и материалам архитектурно-художественной периодики, дом полностью построили из английских материалов руками иностранных мастеров.

Главный дом дачи — образец раннего петербургского модерна в формах английской готики. В общем решении главного здания с живописной черепичной крышей ясно читаются два основных 2-этажных объема, соединенные переходом: господская и служебная части. Господская половина, естественно, более представительна. Выразительная композиция двух повторяющих друг друга фасадов рассчитана на восприятие дома с разных сторон; основной фасад с фахверковыми щипцами по бокам не выглядит доминирующим.

Пространственная композиция разновысотных двухэтажных объемов отличается живописностью. К повышенному основному объему со стороны восточного фасада, рядом с большим окном холла, примыкает двухэтажный кухонный корпус с более скромным решением фасадов, соединенный с хозяйской половиной одноэтажным переходом.

Выразительный силуэт, асимметричная разнообъемная структура, многообразие форм оконных проемов, сочетание открытой кирпичной кладки и фактурной штукатурки, черепичная крыша, наконец, такие характернейшие элементы, как треугольные и трапециевидные щипцы с фахверком, черепичные крыши, щипцы и трапециевидные фронтоны полувальмов с фахверковым заполнением, высокие дымовые трубы красного кирпича, коньки, которые украшали керамические фигурки драконов и трилистников — все это представляет эталонный образец Тюдоровского возрождения, переведенный в неоромантическую модификацию модерна.

С.А. Данини был непосредственно причастен к устройству великокняжеской дачи: он занимался распланировкой участка и вел наблюдение за строительством. Таким образом, он не только вплотную соприкоснулся с традиционными и новейшими приемами английской архитектуры, но вобрал их в собственный практический опыт. Это стало одной из отправных точек его царскосельской карьеры, в ходе которой он предложил несколько замечательных зданий в англо-саксонском стиле на территории Царского Села.

Первый этаж оформлен красным кирпичом, второй — серой терразитовой штукатуркой, в щипцах — гладко оштукатуренные охристые поверхности в сочетании с коричневым деревом фахверка. Контрастное сочетание фактуры и цвета, материалы, характерные для архитектуры модерна, придают облику наибольшую выразительность и живописность. Разнообразны своей формой, величиной и асимметричным размещением часто остекленные окна.

В здании имеется несколько входов, из них два главных, с крыльцами на резных колонках и фахверковым заполнением фронтонов, деревянной балюстрадой. Площадки перед входом выложены красными керамическими плитками.

Крыльцо на южном фасаде, выходящее к фонтану, убрано более богато — в виде галереи с резными арками из дуба. Три яруса щипцов с фахверковым заполнением каскадом спускаются к крыльцу от слухового окна на крыше. В силуэте южного фасада доминирует краснокирпичная труба дымохода, декорированная филенками. Кроме того следует обратить внимание на крыши, авторы создают сложные формы покрытий, сочетая вальмовые (крыша прямоугольного здания, имеет четыре ската, из которых два ската имеют треугольную или прапецевидную форму) и полувальмовые (крыша, у которой торцовые треугольные скаты не доходят до карниза) формы крыш.

 

Интерьеры Главного дома


Центром композиции в планировке здания является характерный для английской жилой архитектуры двухъярусный холл, соединяющий парадные помещения в первом этаже и жилые во втором. В комнатах целостно сохранилась уникальная архитектурная отделка, в стилистике которой преобладают формы архитектуры историзма в сочетании с элементами искусства модерна. Интерьеры комфортабельны, в них каждая деталь продумана до мелочей.

Интерьеры сохранили значительную часть убранства: дубовые панели обшивки с резными наличками, резные колонки и плафоны, остатки витражей, богато оформленные мраморные камины и их убранство, включая топки, латунные оконные и дверные приборы, встроенная мебель, радиаторы отопления в декоративных футлярах, ценные образцы тисненых обоев конца XIX в., отдельные предметы мебели, оконная и дверная фурнитура. Благодаря местонахождению комнат в той или иной части дома, их размерам, сообщению между собой, степени освещенности и характерным деталям интерьера можно определить назначение всех помещений господской части дворца, концентрирующихся вокруг центрального холла.

По предположению И.И. Ясинской, рельефные обои с тиснением по стилю и рисунку, стилизованному под ренессанс, близки к работам английского художника Уильяма Морриса и представляют собой ценный образец изделий художественной промышленности 1890-х гт.

Холл

большое двухъярусное прямоугольное в плане помещение, с целостно сохранившимся ансамблем декоративного убранства, освещается через большое, с частым переплетом окно в восточной стене. Из него в парадные интерьеры первого этажа — Кабинет, Музыкальную гостиную, Столовую и Курительную гостиную — ведут массивные дубовые двери. Входная дверь из вестибюля выделена щипцовым сандриком.

С трех сторон по периметру холл опоясывает дубовая галерея с балюстрадой, опирающаяся на фигурные столбы. В их оформлении применен композитный ордер — капители, энтазис, каннелюры, база. Наверх ведет трехмаршевая дубовая лестница, с перилами из точеных, удлиненной формы балясин.

В потолок холла с дубовыми балками на фигурных кронштейнах вмонтированы фонари — подвесы на кованых цепях ажурного рисунка. Цепи имеют разную высоту, которая могла регулироваться системой блоков в потолке. Стены внизу обшиты профилированными дубовыми панелями, в них включендвухъярусный камин из светлого камня, с зеркалом в резной раме, лучковым фронтоном и массивным антаблементом. По сторонам входной двери расположены радиаторные футляры из дуба, с выколотным рисунком «под серебро» металлических решеток и крышками из черного с серовато-зелеными прожилками мрамора.

Кабинет великого князя

расположен в юго-западном углу здания, соединяется дверью с Музыкальной гостиной. Стены кабинета почти на всю высоту обшиты деревянными филенчатыми панелями, разделенными на два яруса и окрашенными в белый цвет, сверху затянуты декоративной тканью.

Двухъярусный камин, сплошь отделанный окрашенным в белый цвет деревом, с зеркалом и треугольным фронтоном. Кабинет меблирован гарнитуром из дубовых стульев и дивана с обивкой в тон обтяжки стен, в декоре которых использован геральдический мотив в виде двух львов с поднятыми лапами и щита. Архитектурно-художественное убранство интерьера, сохранившееся в первоначальном виде, имеет также мемориальное значение как рабочий кабинетН.И. Вавилова.

Музыкальная гостиная

Находящаяся в юго-восточном углу здания, она также решена в белом цвете. Большое шестистворчатое окно-дверь выходит на крыльцо. В гостиной устроена сценическая площадка, отделенная декоративной деревянной аркой. Арка занимает всю ширину гостиной, центральный пролет оформлен резным архивольтом, она опирается на столбики в виде тонких каннелированных колонок с ионическими капителями, ограждена точеными балясинами и трельяжиой решеткой сквозного геометрического рисунка вверху.

Угловой двухъярусный камин с зеркалами облицован деревянными панелями, в его обработке использованы массивные кронштейны, каннелированные колонки и пилястры с ионическими капителями.

Столовая

занимает большое помещение с трехгранным эркером и дверью в Курительную гостиную, оформлена тиснеными обоями в золотисто-черных тонах с рельефным рисунком, стилизованным под ренессанс. Поверхность плафона оформляет дубовая треляжная решетка крупного геометрического рисунка, с розетками. Здесь также имеется угловой двухъярусный камин, с зеркалом и остекленным шкафчиком над ним.

Восточная стена Столовой сплошь обшита дубом. В обшивку встроена дверь и по ее сторонам находятся две тумбы с выдвижными ящиками и зеркалами. Верхняя часть обшивки охвачена стилизованным антаблементом, который опирается на две каннелированные колонны с ионическими капителями, и включает рифленый фриз с карнизом. За дверью находилась буфетная, через длинный коридор она сообщалась со служебной половиной здания.

 

 

Курительная комната

Интерьер Курительной, также оформленной по периметру дубовыми стенными панелями, завершает широкий фриз с кронштейнами. Тисненые обои выдержаны в золотисто-коричневых тонах, с рельефным рисунком, стилизованным под ренессанс. Раппорт рисунка включает крупные стилизованные плоды граната, листья аканта, завитки и цветы.

По сторонам углового двухъярусного камина симметрично встроены два полукруглых дубовых дивана с мягкой спинкой и сиденьем. В обрамлении топки камина использован черный с серовато-зелеными прожилками мрамор. Навес-«козырек» декорирован рельефным выколотным рисунком с мотивом «волны», характерной для искусства модерна.

Спальня

Во втором этаже находилась Спальня, состоящая из двух комнат с альковом, которые расположены над Музыкальной гостиной, со встроенными угловыми шкафами. В одном из шкафов устроена дверь в прихожую спальни.

Угловой камин в этой комнате отделан кафельными плитками, над каминной полкой помещен небольшой застекленный шкаф. Комната декорирована панелями светлого дерева и сообщается дверью со смежной библиотечной комнатой, меблированной большими остекленными книжными шкафами красного дерева.

Вторая комната разделена на альков и собственно спальню резной перегородкой, изящного рисунка.

В 1855 г. Франц Фридрих Вильгельм Сан-Галли изобрел радиатор водяного отопления ( ”Heizkorper “ — “горячая коробка), установив первые экземпляры в оранжереях Царского Села! Несколько первых экзепляров батарей завода установлены были и на даче Бориса Владимировича.

Конюшенный корпус

Одновременно с главным домом был построен конюшенный корпус, увенчанный миниатюрной часовой башенкой.

К сожалению, он дошел до нас с большими утратами — исчезли наружная лестница с деревянным балконом, двойной щипец, черепица кровли, внутреннее убранство. (На всякий случай термины: щипец — верхняя часть торцовой стены здания, ограниченная скатами крыши).

 

Запасной дом

У границы усадьбы расположены Запасной дом и каретник, позже ставший гаражом с квартирами служащих, построенный чуть позже, в 1899 году. Их возвели по проекту зодчего Александра фон Гогена, но также в стиле английской готики. Александр Иванович фон Гоген в 1893—1908 был штатным архитектором двора великого князя Владимира Александровича.

В этой постройке он следовал композиционно-стилевым приемам авторов дворца-коттеджа и конюшенного корпуса. Широкая подковообразная арка (в дальнейшем, увы, заложенная) делила запасной дом на две части. В одной из них помещалось экипажное хозяйство, а в другой — один из первых в России гаражей и квартира шофера. Второй этаж дома с круглой лестничной башенкой отводился под жилье.

«Если сам великокняжеский дворец уподоблен коттеджу и отмечен печатью "народной" простоты, — пишет Б.М. Кириков, — то запасной дом, преимущественно утилитарный по назначению, отличается изяществом и рафинированностью форм. В этом проявились и антииерархичность программы модерна, и различие творческого почерка архитекторов»

Здание дошло до нас с некоторыми утратами и может быть самая досадная та, что сквозную арку для проезда заложили и она стала частью дома. Таким образом ничто не напоминает о том, что в здании был один из первых в России гараж. Обилие зелени подчеркивает живописную композицию здания с фахверковыми щипцами и черепичными крышами.

 

Оранжерейный флигель

Рядом с основными зданиями сохранился так же практически не измененный Оранжерейный флигель. Он расположен рядом с фонтаном. Построен в 1896 году архитекторон фон Гогеном А. И.

Памятник архитектуры федерального значения (Постановление Правительства РФ № 527 от 10.07.2001. 

 

Борис Владимирович очень тщательно поддерживал английский стиль на даче. И конюх, и кучер и шофер — все они были англичанами. Более того, здесь практически не звучала русская речь, тем более, что сам хозяин сначала заговорил по английски — у него была английская няня.

На даче постоянно находились привратник, мастер и садовник, ее содержание было поставлено на широкую ногу. Кирилл Владимирович вспоминает, что в начале лета 1904 он провел несколько недель в Царском Селе «сначала с родителями, а потом с братом Борисом. В своем загородном доме, построенном в английском стиле фирмой "Мейпл и К°", он держал весьма колоритных слуг — англичан, дворецкого и кучера». Бо­рис Владимирович сла­вил­ся гос­те­при­им­ст­вом, ве­се­лым нра­вом, а так­же сво­им при­стра­сти­ем к свет­ским развлечени­ям, изы­скан­ной кух­не и пре­вос­ход­ным ви­нам.

Последние месяцы в Царском Селе

К сожалению, неизвестно и о том, когда и при каких обстоятельствах Великий князь Борис Владимирович познакомился с младшей дочерью подполковника Рашевского Зинаидой. Скорее всего, это произошло на балу в Петербурге в конце 1915 года. Борису было уже тридцать восемь лет, Зинаиде – только семнадцать. Чем покорила обаятельная кареглазая девушка убежденного холостяка и неисправимого ловеласа – можно только гадать. Но у Великого князя были самые серьезные намерения по отношению к Зинаиде. Увы, у Бориса не было никакой надежды на то, что император даст свое согласие на брак Великого князя с дочерью подполковника. Однако вскоре любовникам удалось найти выход из сложной ситуации. Летом 1916 года девушка призналась Борису, что беременна. Он тут же предложил пожениться. Однако о свадьбе не могло быть и речи.

Тогда нашелся весьма оригинальный выход из положения. Зинаида… вышла замуж за другого. Петр Григорьевич Елисеев был из знаменитой и очень богатой купеческой семьи. По воспоминаниям сослуживцев, Петр Елисеев был воспитанным и симпатичным молодым человеком. Однако водился за ним один «грешок» — он был азартным игроком. В один из темных ноябрьских вечеров 1916 года Елисеев не удержался от соблазна, сел за крупную игру и проиграл… девяносто шесть тысяч рублей. Он поехал к отцу, он тот отказал ему в столь значительной сумме и ему оставался один выход — застрелиться. В этот момент к нему прибыл офицер по поручению одного высокопоставленного лица. — Мой покровитель знает о Вашем карточном долге и готов Вам помочь, — заявил визитер. – Вы получите чек на сто тысяч рублей. Но при одном условии. Послезавтра в 12 часов дня Вы должны обвенчаться в церкви Пантелеймона с некоей дамой, имя которой Вас не будет касаться и Вы никогда не будете иметь никаких претензий к этой даме. Петр был ошарашен. Перед ним стоял вполне серьезный человек, немолодой уже полковник и предлагал такую сделку… Что же делать? Стреляться или венчаться?.. Через два дня к церкви Пантелеймона около полудня подъехал автомобиль, из которого вышла молодая дама с двумя офицерами. Когда дама сняла манто, то Петр без труда понял, что она на седьмом-восьмом месяце беременности. После венчания Елисеев поцеловал у новобрачной руку, усадил ее в автомобиль и отправился в банк. Больше он свою супругу никогда не видел..

Роды были затяжными и очень мучительными для молодой женщины. К великому горю родителей, ребенок умер, едва появившись на свет. А вскоре грянула Февральская революция.

«Ро­ма­но­вы счи­та­ли Бо­ри­са че­ло­ве­ком лег­ко­мыс­лен­ным, не­спо­соб­ным на от­вет­ст­вен­ные по­ступ­ки. Но Бо­рис был един­ст­вен­ным из весь­ма мно­го­чис­лен­но­го се­мей­ст­ва Ро­ма­но­вых, кто на сле­дую­щий день по­сле от­ре­че­ния Ни­ко­лая II от­пра­вил­ся на по­мощь сво­ему го­су­да­рю. Без лиш­них слов он на­дел па­рад­ный мун­дир, сел в по­езд и по­ехал в Став­ку в Мо­ги­лёв. Там его по­яв­ле­нию очень уди­ви­лись, и да­ли по­нять, что им­пе­ра­то­ру по­мочь уже не­воз­мож­но». Великий князь вернулся в столицу, а через несколько дней его арестовали. Под домашним арестом в своем царскосельском дворце Борис содержался до середины лета. Все это время рядом с ним была Зинаида.

Великому князю удалось эмигрировать в начале революции. По воспоминаниям в.кн. Александра Михайловича, Великие Князья Борис и Андрей Владимировичи обязаны спасением своих жизней поразительному совпадению, к которому, если бы его описал романист, читатель отнесся бы с недоверием. Комиссар, арестовавший братьев и которому было приказано расстрелять этих двух Великих Князей, этого не сделал, он их освободил.

Свое объяснение этому событию предлагает великий князь  Александр Михайлович, написавший об этом в своих мемуарах. Он пишет, что арестовавший их коммиссар оказался бывшим художником, который провел несколько лет жизни в Париже в тяжелой борьбе за существованиe, тщетно надеясь найти покупателя для своих картин. За год до войны, в 1913 году,  Великий Князь Борис Владимирович, прогуливаясь по Латинскому кварталу, наткнулся на выставку художественно нарисованных подушек. Они понравились ему своею оригинальностью, и он приобрел их значительное количество. Вот и все. Большевистский комиссар не мог убить человека, который единственный оценил его искусство. Он посадил обоих Великих Князей в автомобиль со значком коммунистической партии и повез их в район белых армий. Так это было или иначе, но их жизнь была спасена...

Семья Ольги Палей на даче после отъезда Бориса Владимировича

О дальнейших событиях на даче Бориса Владимировича вспоминает дочь великого князя Павла Александровича великая княгиня Мария Павловна младшая: «В начале зимы стало ясно, что топлива для центрального отопления [дворца Палей] не хватит, поэтому большинство комнат пришлось закрыть. <...> В январе [1918], несмотря на строжайшую экономию, топливо кончилось, и отец с семьей переехали II дом моего кузена Бориса, тоже в Царском Селе, где печи топились дровами»».

4 января 1918 в дневнике брата Марии Павловны Владимира Палея появилась запись: «Ходили осматривать дачу Бориса Владимировича, куда мы хотим переехать в виду недостатка топлива».

Более подробно переезд великокняжеской семьи в коттедж Бориса Владимировича, пустовавший с осени 1917 года, описан в воспоминаниях княгини О. В. Палей: «В первые дни января выяснилось, что топливо для обогрева дворца, несмотря на жесткую экономию, на исходе. А дрова и уголь, хоть и стоили бешеных денег, все ж у нас были припасены. Стали мы искать дом с печным отоплением. Неподалеку <...> стоял дивный особняк в английском вкусе. Принадлежал он великому князю Борису Владимировичу, мужнину племяннику, уехавшему в августе на Кавказ. Борисова адреса муж не знал и послал туда телеграмму матери его, своей невестке, вдове великого князя Владимира, прося разрешения переселиться к ее сыну. Она разрешила, написав, что и ее дом также к нашим услугам. Но дворец ее был теперь к услугам большевиков. Они давно разграбили его и не сегодня завтра собирались занять под Совет. Великая княгиня о том не ведала.

Итак, 9 января мы переехали к князю Борису. Трубы и батареи в доме оказались заморожены. Размораживали, разогревали, чинили мы их две недели. <...>

А Борисов особняк — загляденье! Стоял он посреди просторного сада. В доме большой холл вел в комнаты первого этажа, а по лестнице — на круговую галерею второго, откуда виден был весь. На втором этаже наши спальни. Внизу, во флигеле, поселилсяБодя  с роялем, книжным шкапом, пишмашиной и причиндалами для живописи. Здесь мой мальчик и провел последние свои счастливые недели».

На даче Бориса Владимировича Владимиром Палей написана пьеса и стихах «Золушкин праздник». 25 февраля 1918 она была исполнена в царскосельской женской гимназии в присутствии автора. Вызванный в середине марта в ПетроЧК, Владимир Палей отказался от предложения М. С. Урицкого подписать отречение от отца и вместе с другими членами царской семьи был казнен в Алапаевск вночь на 18 июля 1918, через сутки после расстрела царской семьи и Екатеринбурге.

Великая княгиня Мария Павловна младшая еще в сентябре 1917 вышли замуж за гвардейского офицера князя С. М. Путятина. Этот брак позволил ей в конце июля 1918 под фамилией мужа («гражданка Путятина») бежать» из советской России. Она описала последнюю встречу с отцом: «Накануне  отъезда мы поехали в Царское Село попрощаться с отцом и его семьей. Стоял чудесный летний день. Дом, в котором теперь жил отец, утопал в зелени.

<...> В молчании отец повел нас к двери и вышел с нами в сад. Мы снова поцеловались и молча благословили друг друга. Отец стоял перед домом, с улыбкой глядя на нас, а я продолжала оглядываться пока он не исчез из вида. Думаю, отец понимал, что мы больше никогда не увидим друг друга».

Вспоминает княгиня О. В. Палей: «Днем 30 июля (12 августа) мужнин камердинер, верный его слуга, доложил нам, что из Колпино привезли Святого Николая Чудотворца чудотворную икону и попы хотят идти с ней к нам служить заздравный молебен. <...> Мы сказали — добро пожаловать! В четыре пополудни заздравный молебен был отслужен в столовой великого князя Бориса. Вот так волею Божией в последний свой день на свободе молил великий князь Павел Александрович особо чтимого на Руси Святого угодника Николая не оставить его в испытаниях, грянувших в ту же ночь». Между 24 и 29 января 1919 года Павел Александрович был расстрелян в Петропавловской крепости вместе со своими двоюродными братьями великими князьями Дмитрием Константиновичем, Николаем и Георгием Михайловичами.

После трагической гибели Павла Александровича его вдове княгини О.В. Палей с двумя дочерьми удалось перебраться в Финляндию, откуда они переехали во Францию. Еще в ноябре 1918 их выселили из дачи Бориса Владимировича, которая была передала в распоряжение наркомате просвещения.

Борис Владимирович после отъезда

12 июля 1919 года в Генуе Великий князь Борис Владимирович обвенчался-таки с Зинаидой Сергеевной Рашевской. Дочь подполковника стала супругой внука императора, и ее имя было навсегда вписано в родословные таблицы династии Романовых. После расстрела императорской семьи главой романовского рода и наследником престола стал его старший брат Великий князь Кирилл Владимирович. Если бы с ним или его малолетним сыном что-то случилось, то императорская корона перешла бы к Борису.

А в 1919 году никто не верил, что власть большевиков продержится долго. Поэтому бракосочетание Бориса и Зинаиды, которое лишало Великого князя права престолонаследия, многие сочли безумным поступком. Борис наслаждался семейной жизнью, стараясь держаться в стороне от династических и политических распрей. Он даже не удосужился «испросить» у брата Кирилла, когда тот в 1924 году объявил себя Всероссийским Императором в изгнании, для жены титула Светлейшей княгини Романовской. 

Зинаиде и не нужен был титул. Она и так была счастлива. У нее был любящий и любимый муж, красивый дом, преданные друзья и интересная работа. Как и Ирина Юсупова, дочь Великого князя Александра Михайловича, Зинаида занялась модельным бизнесом и вскоре стала одной из лучших парижских манекенщиц.  Манекенщицей Зинаида работала ради удовольствия, а не из-за необходимости зарабатывать себе на жизнь. В отличие от других семей романовского рода, Борис и его жена в эмиграции не бедствовали. От нищеты Марию Павловну и ее сыновей спас англичанин Альберт Стоппард, которому с риском для жизни удалось вывезти из России драгоценности Великой княгини. P.S. Борис Владимирович умер 8 ноября 1943 года. Через две недели ему исполнилось бы шестьдесят шесть лет. Великого князя похоронили маленьком французском курортном городке Контрексвилле, где на средства Марии Павловны была построена православная часовня, ставшая семейной усыпальницей. Зинаида Сергеевна  скончалась спустя 20 лет -  30 января 1963 года и по завещанию была похоронена рядом с любимым мужем.Так закончилась история владельца этого необычного и во всех смыслах примечательного коттеджа в Царском Селе.
 

История ВИР на территории дачи великого князя

 

Следующие два года на территории этой усадьбы была резиденция Наркомпроса (Народный комитет просвещения), который возглавлял А.В. Луначарский. Вполне возможна встреча A.M. Горького и А.В. Луначарского или в Доме отдыха ученых или в резиденции Наркомпроса, ведь они одно и то же время жили в Детском Селе и бывали на Московском шоссе.

С лета 1922 года вся усадьба переходит, как Детскосельская опытная станция, в распоряжение будущего Всесоюзного института растениеводства под руководством Николая Ивановича Вавилова.

Все постройки с прилегающим садовым участком передали Центральной опытной станции прикладной ботаники и селекции при Наркомземе

Рабочий кабинет заведующего и основателя станции, ученого-генетика Н.И. Вавилова размещался в первом этаже главного усадебного дома, где ранее находился кабинет великого князя Бориса Владимировича. ВИР по-прежнему занимает помещения дачи, хотя активность института значительно снизилась после сворачивания финансирования науки в пост-перестроечный период.

История ВИР на территории дачи Бориса Владимировича еще будет нами описана более подробно (прим.редакции сайта)

1946, воспоминания старожила города Сидоренко К.П.: "На территории ВИРа стояло несколько домов, но там никто не жил.В одном из домов я нашел хорошую немецкую шерстяную шинель черного цвета, которую принес домой. Мама сказала, что сошьет мне зимнее пальто из этой шинели и, отпоров погоны и знаки различия «СС», спрятала шинель. Впоследствии она сшила мне пальто, в котором я проходил целую зиму. В подвале другого дома уже где-то в августе я обнаружил склад детонаторов (взрывателей) для мин. Но что это была очень опасная находка, я узнал только тогда, когда принес их в детский сад."

 

Современная история дачи

Сегодня это памятник архитектуры федерального значения. В его состав входят главный усадебный дом, конюшенный корпус, Запасной дом, служебные постройки, фонтан и «парк с оградой». Ансамбль неплохо сохранился, а интерьеры дошли до нас почти в первозданном виде.

Не случайно режиссер Игорь Масленников выбрал коттедж для съемокфильмов о Шерлоке Холмсе. Именно здесь создавались серии «Охота на тигра» и «Смертельная схватка». Причем, что примечательно, особых изменений в интерьер съемочная группа не вносила.

Сперва дача играла роль гостиницы в Мейрингене (на экране предстает только интерьер), а затем – дома Рональда Адэра (и в кадре мы узнаем Отдельный парк). Портал www.221b.ru, посвященный адресам, где снимались эпизоды знаменитого сериала, обращает внимание на такие мелочи, как оформление стен в одном из эпизодов: «Видно, что стена под плакатом, повествующим о красотах Рейхенбахского водопада, затянута тканью. Дело в том, что именно на этом месте издавна прикреплена мраморная доска с именами сотрудников института, отдавших жизнь за Родину в Великой Отечественной войне». Истинные поклонники фильма найдут и другие ракурсы, знакомые по киноэпизодам, благо пройти на территорию можно без труда.

Правда, создатели этого интернет-ресурса констатируют: «Помещения Института растениеводства закрыты для посетителей, экскурсии здесь бывают крайне редко. Возможно, отчасти поэтому деревянная отделка холла прекрасно сохранилась, чего не скажешь об окрестностях здания, где публика бродит самая разная… С одной стороны, хорошо, что дача находится в таком тихом месте, вдали от городского шума и выхлопных газов. Но, с другой стороны, если бы она выходила фасадом на шоссе, может быть, за ее состоянием следили бы более тщательно?».

 

В 2005 году началась постепенная реставрация дачи.

 

 

Источники:

  • Марголис А. Д. Царскосельский коттедж. Дача великого князя Бориса Владимировича. СПб., 2009;
  • Кириков Б. М. Архитектура Петербургского модерна. Особняки и доходные дома. Изд. 2-е испр. и доп. СПб., 2006.
  • Кириков Б.М. Дача великого князя Бориса Владимировича в Царском Селе — первый памятник петербургского модерна // 100 лет петербургскому модерну: Материалы научной конференции. СПб., 2000.
  • Семенова Г.В. Царское Село: знакомое и незнакомое. .-М.ЦентрПолиграф, 2009.- 638, (2) с.
  • Кольчугина Л.А. Усадьба великого князя Бориса Владимировича в Царском Селе (вопросы стиля) // Петербургские чтения: Тезисы докладов научной конференции. СПб., 1994. С. 135-138.
  • Корнева Г.Н., Чебоксарова Т.Н. Империя Мейпл. Заказы Российской Императорской семьи // Невский архив: Историко-краеведческий сборник Вып. VIII., СПб., 2008. С. 289-306.
  • Груздева А.Г., Чурилова Е.Б. Историческая застройка Московского шоссе в Отдельном парке Царского Села. Спб., 2005
  • Воронина С. Сады серебрянного века
  • Наша газета. Светлейшая княгиня родом из Двинска
  • Телевизионные передачи об истории коттеджа 
Рейтинг: +1 Голосов: 1 25326 просмотров
Комментарии (2)
Груздева Галина # 26 декабря 2011 в 13:45 -1
Уважаемые администраторы сайта было бы неплохо исправить адрес в заголовке статьи: Московское шоссе, 11. Именно так числится весь комплекс зданий. А 1-5, это наверное номера корпусов:))
Photojour # 2 мая 2012 в 09:28 0
Галина, посмотрела на карте РГИС номера домов на б. даче -1, 3, 5, 5 А . А Московское шоссе 11 имеют современные вировские постройки