Навигатор по сайту Туристу Энциклопедия Царского Cела Клубы Форумы Доска объявлений


Авторизация
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?

Парковая 64, 66. Дом призрения увечных воинов (Институт им. Турнера)

 

Фотоальбом Дома призрения увечных воинов императрицы Александры Федоровны

 

Целям прославления победы в войне с Турцией служило строительство в 1774 году на этом месте Дворцового запасного каменного двора.по проекту архитектора В.И. Неелова.

Позднее было указано: «... посреди площади запасного двора поставить мраморную колонну из синего мрамора с белыми прожилками в воспоминание о присоединении Крыма».

Красивый участок на лугу у Крымской колонны против Дубовой рощи Екатерининского парка, где ранее находился Запасной двор, в 1905 г. отвели для устройства Дома призрения увечных воинов императрицы Александры Федоровны.

Русско-японская война, первая большая война XX в., превосходила войны всей предшествующей истории и по количеству задействованных войск, и по мощи артиллерии на полях сражений. Результатом этого прогресса было резкое увеличение количества раненых-инвалидов, в основном молодых людей крестьянского происхождения, неспособных более к земледельческому труду.

В Царском Селе прибывающие с Дальнего Востока раненые лечились в лазарете, размещенном в здании детского приюта на Павловском шоссе. Весной 1905 г. лазарет посетила императрица Александра федоровна. У нее и возникла мысль приобрести небольшой дом под мастерские для выздоравливающих воинов, «неспособных к самостоятельному труду». Архитектор А. Р. Бах нашел такой дом в городе за 13 000 р., но за это время первоначальная идея трансформировалась в проект гораздо большего масштаба.

Военные богадельни очень ограниченной вместимости — как, например, Чесменская в Петербурге или Николаевская в Измайлове в Москве,—где военные инвалиды попросту доживали свой век, существовали в России с начала XIX в. К 1883 г. относится создание Мариинского приюта в Петербурге — первого государственного учреждения, занимавшееся реабилитацией. В нем имелось 75 коек для содержания военных инвалидов на период изготовления протезов.

Целью создания Дома призрения для увечных воинов также была реабилитация инвалидов, но несколько в другом смысле. В его уставе было записано, что Дом существует «для призрения нижних чинов, уволенных в запас или отставку вследствие полученных на войне или при подавлении беспорядков увечий, ран и контузий, обучению их ремеслами, занятие коими по окончании обучения может служить средством к существованию». (Слова о подавлении беспорядков в юбилейном справочнике С. Н. Вильчковского 1911 г. стыдливо опущены.)

Одним словом, главная цель этого учреждения - дать временный приют увечным воинам, не потерявшим еще работоспособности, обучить их какому-либо мастерству и тем дать им возможность добывать себе хлеб работой по выходу из дома призения.

22 апреля 1905 г. был проведен закрытый конкурс на постройку Дома, в котором участвовало два проекта — С.А. Данини и инженер-полковника Э. Ю. Лундберга, по итогам которого заказ первоначальной стоимостью в 200 000 р. получил Данини.

Двухэтажное каменное здание было заложено 19 Июля 1905 г. в присутствии Императрицы Александры Феодоровны, положившей в его основание золотые монеты и первый кирпич с собственными инициалами. В строительный комитет входили: личный секретарь государыни граф Я.Н. Ростовцев; полковник Ф.Н. Пешков (впоследствии — начальник Царскосельского дворцового правления); командовавший Собственным санитарным поездом императрицы, перевозившим раненых из Маньчжурии; дворцовый комендант князь П.Н. Енгалычев и Сильвио Амвросиевич Данини, ставший штатным архитектором этого учреждения.

30 декабря 1905 года состоялось совещание технического комитета по строительной части Кабинета Его Величества в присутствии А. И. Смирнова, Д. К. Пруссак, С. А. Данини, А. И. фон-Гогена, М. А. Поливанова, ревизора-техника Н.Н. Тетеревникова. Обсудив смету проекта и возможность экономии, собравшиеся отметили невозможность сделать «крупные изменения, так как фасады стены уже выведены с оставлением пазов и впадин для облицовочного кирпича, представляющего главную ценность фасада [...], но приняли во внимание намеченные изменения фасада и замену облицовочного материала, позволяющие возможным создать экономию на этой работе от 4.000 до 5.000 рублей.

Комиссия постановила: просить архитектора Данини в возможно непродолжительном времени выработать чертеж и выяснить размеры экономии. Проект утвердили. Подряд на систему отопления отдали в работу фирме "Зигель".

При рассмотрении и сравнении чертежей вариантов фасадов видны упрощения проекта, сделанные зодчим: изменения центрального входа, башен, украшений. Данини работал в тесном контакте с медицинским персоналом и лично с императрицей, которая вникала во все мелочи.

Здание построено   в стиле северо-германских загородных домов конца XIX века. В этом здании сильнее выражены черты модерна и выявлена фахверковая структура, светлее и как бы приветливей его внешний облик. Н-образный план построен по принципу функционального зонирования. В одном из параллельных корпусов, решенном по симметричной схеме, находились палаты. В другом — мастерские, кухня, баня, прачечная и квартира, размещенные несимметрично, как диктовала внутренняя логика; на его фасаде разным группам помещений отвечают объемные членения. Соединительный корпус отводился под столовую внизу, церковь или зал — на втором этаже.

Разнообъемная композиция здания с заглубленными и выступающими частями активно развита в пространстве. Живая игра масс, скошенные углы наделяли его мягкой пластикой. Неизменные фахверковые щипцы представляли собой законченные графические композиции, вносившие изысканную декоративность. Силуэт здания довершали две прямоугольные башенки с пирамидальными шатрами.

Особенность Дома призрения в том, что тема фахверка, в укрупненном масштабе, была распространена на всю фасадную композицию. Наличники и лопатки сцеплены горизонтальными поясами, что создает иллюзию единой скелетной конструкции, которая контрастно выделена темным тоном кирпича на светлой штукатурной поверхности стен. Этот чисто изобразительный прием — своего рода метафора фахверка. В архитектурном контексте Царского Села она была особенно уместной. 

К концу 1906 г. его постройка была окончена и 23 Декабря 1906 г. в Высочайшем присутствии здание было освящено и его назвали «Дом призрения Государыни Императрицы Александры Федоровны для увечных воинов».

Проекты С.Данини для Дома призрения увечных воинов:

135. Главный (южный) фасад. 1906. Надпись вверху: «Дом призрения Государыни Императрицы Александры феодоровны для увечных воинов. В гор. Царском Селе, фасад»; подпись в правом нижнем углу: «Архитектор С. Данини 1906». Тушь, акварель, бумага на коленкоре. 60,1x99,5. Государственный музей-заповедник «Царское Село». ЕД-1358-ХШ.

136. Главный (южный) фасад. Вариант. 1906 (?). Карандаш, тушь, акварель, картон. 30,8x62,2. Государственный музей-заповедник «Царское Село». ЕД-1359-ХШ.

137. Боковой (западный) фасад. 1906 (?). Надпись слева вверху: «Боковой фасад Дома призрения увечных воинов в гор. Царском Селе»; подпись в правом нижнем углу: «Архит. С. Данини». Тушь, акварель, картон Bristol. 30,8x47,6. Государственный музей-заповедник «Царское Село». ЕД-1362-ХШ.

138. План I этажа. 1905. Подпись в правом нижнем углу: «Архитектор С. Данини 1915», надпись слева: «План 1-го этажа». Тушь, акварель, ватман. 41,6x63,5. Государственный музей-заповедник «Царское Село». ЕД-3440-ХШ.

139. План II этажа. 1905. Надпись справа: «Дом призрения Государыни Императрицы Александры Феодоров ны для увечных воинов в Царском Селе»; подпись в правом нижнем углу: «Архитектор С. Данини 1905»; слева: «План 2-го этажа». Тушь, акварель, бумага. 41,6x65,5.
Государственный музей-заповедник «Царское Село». ЕД-1369-ХШ.

140. Проект пристройки. Боковой (западный) фасад. 1916 (?). Надпись внизу карандашом рукой Данини: «Пристройка к Дому призрения ув. воинов». Карандаш, цветной карандаш, калька на ватмане. 30,5x58,1. Государственный музей-заповедник «Царское Село». ЕД-1364-ХШ.

141. Проект пристройки. Южный фасад. 1916. Подпись в правом нижнем углу: «Архитектор С. Данини Декабрь 1916». Тушь, карандаш, акварель, бумага. з6,5х51>3. Государственный музей-заповедник «Царское Село». ЕД-1360-ХШ.

142. Фрагмент фасада с главным входом. 1905 (?). Карандаш, тушь, акварель, ватман. 64x40,5. Архив С. А. Данини.

143. Генеральный план местности. 1916. Надпись вверху: «Дом Призрения для увечных воинов в Ц. С. Ген. план с предполагаемыми пристройками и осуществленными в 1916 году». Тушь, акварель, ватман. 34x42,2. Государственный музей-заповедник «Царское Село». ЕД-1366-ХШ.

144. Проект дома на два семейства для увечных воинов, фасад. 1905. Подпись справа внизу. «Архитектор С. Данини». Тушь, акварель, ватман. 27x36,3. Государственный музей-заповедник «Царское Село». ЕД-3117-ХШ.

145. Генеральный план участка с домом для трех семейств. План дома и сарая. 1905 (?). Надпись вверху: «Генеральный план участка Дома призрения Государыни Императрицы Александры феодоровны для увечных воинов, с показанием предполагаемого к постройке домика на 3 семейства»; справа: «План нижнего этажа», «План верхнего этажа», «Боковой фасад сарая»; надпись на об. рукой Данини карандашом: «Домик на 3 семейства». Тушь, акварель, ватман. 32,5x41,7. Государственный музей-заповедник «Царское Село». ЕД-1365-ХШ.

Первоначально Дом был рассчитан на 150 человек призреваемых, но церковь, мастерские, столовая, кухня, баня и друпя обслуживающая помещения, рассчитаны на 250 человек, на случай увеличения числа призреваемых. Первоначально число призреваемых в нём составляло всего двенадцать человек. Больные жили на полном казенном содержании: им предоставлялось бесплатное лечение, одежда и питание. Сроки пребывания в нем устанавливали индивидуально, часто по личной договоренности с императрицей.

Обслуживающий персонал Дома из 20 человек включал корзиночного, сапожного, портняжного и столярного мастеров, обучавших инвалидов ремеслам. Кроме того, в имеющейся при доме механической паровой прачешной, желающие обучаются обращению с машинами и стирки белья. По окончанию обучения мастерству, призреваемые получают комплект инструментов и бесплатный проезд на родину.

Столярная мастерская имела учителей-мастеров от известной фабрики Мельцера, портняжная — от одного из лучших портных Петербурга Фолленвейдера. Квартиры для мастеров находились в приюте, но жалованье они получали от своих хозяев. Для мастерских вязальной, корзиночной, сапожной, переплетной, прачечной и других мастера нанимались администрацией.

Все мастерские, за исключением вязальной, были загружены заказами. При сохранении пенсии каждый работающий в мастерской получал сорок процентов с выручки от проданного товара. Срок обучения и пребывания в доме устанавливался: в один год — для всех ремесел, два года — для портняжного и вязального. Каждому инвалиду из Дома призрения бесплатно выдавали все нужные ему инструменты и оплачивали проезд до дома. Обучавшимся портняжному и вязальному ремеслам дарили при выпуске швейные машины Зингера.

После излечения и выписки каждому инвалиду бесплатно выдавали инструменты, соответствующие полученной им специальности, и оплачивали проезд до дома; но и впоследствии с инвалидами поддерживались контакты, и по мере возможностей они обеспечивались заказами на работу.

Рядом с главным зданием находился маленький дом для двух семей инвалидов, а также женская портняжная мастерская, ясли для грудных детей и небольшая школа, состоявшая в ведении священника Дома призрения (детей у инвалидов и служащих Дома было около ста).

 

Грибоедовские домики

 

Некоторое количество воинов проживало в Доме постоянно, для семейных инвалидов рядом с основным зданием было построено несколько одноэтажных домиков.

В глубине парка за Баболовской просекой построили небольшие одноэтажные домики из бетонита (фотоальбом), завершенные двускатными крышами, по проекту военного инженера К. Грибоедова. В строительстве принимала участие английская фирма «Эстельторс». Фасады оформляет фактурный руст, венчающий карниз, обработанный модульонами, окна помещены в неглубокие ниши. Все это выполнено по новейшей тогда технологии — из блоков бетонита. Домики были одинаковыми и предназначались для жилья семейных инвалидов, которых устраивали работать сторожами в парке. К началу 1917 г. возвели десять таких домиков, один из них — для проживания мастеров от Мельцера и «Непгу». Из этих домиков в Баболовском парке сохранилось три.

Данини увлекся бетонитом - этой новинкой и позднее, в 1913 году, выстроил на Дворцовой улице «Дом бетонный для личной прислуги Их Императорских Величеств» вместе со службами — баней, прачечной и дворницкой. Проект имел два варианта: в неорусском стиле и в неоклассике. Материал блестяще зарекомендовал себя: почти сто лет здание существует без разрушений.

Дом призрения состоял под покровительством Александры федоровны и находился в ведении министерства императорского Двора. Здание стоимостью в 375 000 р. с оборудованием, построено на средства Капитула Орденов и содержится на ассигновала из того же источника, а также на частные пожертвования, доходы с продажи изделий мастерских, с благотворительных концертов, спектаклей и т. д. Частные пожертвования на содержание инвалидов принимались из того расчета, что на одного призреваемого в год шли проценты с капитала в 5000 рублей.

Императрица Александра Федоровна активно интересовалась жизнью созданного по ее инициативе комплекса. Здесь впервые прозвучал термин «реабилитация», и для осуществления благородной цели делалось многое; высаживались цветы, кусты сирени и жасмина, приглашались музыкальные и песенные коллективы. Пострадавших на войне активно возвращали к мирной жизни.

Первой домом заведовала фрейлина Их Императорских Величеств Лидия Николаевна Розенбах (Младшая дочь генерала Николая Оттоновича Розенбаха) . Учреждением управлял специальный комитет, председателем которого был начальник Царскосельского дворцового управления, имевший право доклада по делам Дома у императрицы. Членами комитета были также врач В. А. Бритнев (почетный лейб-медик Двора Его Величества, тайный советник) и архитектор С. А. Данини, а также гвардейский полковник граф В. Э. фон дер Шуленбург, бывший по крайней мере с 1910-го и по конец 1916 г. директором Дома. В 1913 г. о нем писали, что «за три года его службы в должности все достигло блестящего состояния». В годы Первой мировой войны он заведовал санитарным поездом наследника Алексея Николаевича.

Летом 1913 г. рядом с основным зданием Данини построил отдельный дом для ад­министрации и квартиры директора. Сегодня от него осталась только фотография.

 

Императрица Александра Федоровна живо интересовалась всем, что касалось ее Дома призрения, любила его посещать, особенно часто до 1914 г. Прежде всего, она посещала церковь, а затем обходила палаты и несколько мастерских. В столярной и корзиночной изготавливались изделия по ее заказам для дворца и для отправки в Ливадию и Спалу. Посещала императрица и отдельные домики в парке.

Церковь св. мученицы царицы Александры в здании Царскосельского Дома Государыни Императрицы Александры Феодоровны для призрения увечных воинов

Находящаяся в здании домовая церковь размещалась во втором этаже зала, соединяющего собой два двухэтажных корпуса и была рассчитана на 250 человек. В конце 1906 г. в церковь из бывшего лазарета Императрицы Александры Феодоровны, возникшего в годы Русско-Японской войны и находившегося на Павловском шоссе были доставлены престол и иконостас, и 17 Января 1907 г. она была освящена.
Летом 1909 г. по инициативе Императрицы Александры Феодоровны было произведено некоторое переустройство церкви и расширение алтаря, который при этом был приподнят на несколько ступеней. 30 Июля 1909 г. обновлённый храм был заново освящён благочинным Царскосельского округа митрофорным протоиереем Афанасием Беляевым. По словам современников, в алтаре и в самой церкви обращало на себя внимание большое число икон Божией Матери, наиболее заметными из которых были большой образ Покрова Пресвятыя Богородицы, аналогичный образ Покрова, а также помещённый в большом дубовом киоте образ Спаса Нерукотворного.

В сентябре 1911 г. Государыня Императрица прислала в домовую церковь икону с собственноручно начертанной надписью: «Киевъ. Сент. 1911 г. Благословение Дому Призрения. Изображение мозаичной иконы Пресвятой Богородицы, сохранившейся на алтарномъ своде Киево-Софийскаго собора, отъ Лъта Великаго Князя Ярослава 1-го, съ 1038 года. Александра». Этот образ был с особым почтением помещён в отдельный киот.

Первое время службы в храме совершались настоятелем Софийского собора протоиереем Иоанном Сперанским, и лишь 30 Июня 1908 г. при церкви был учреждён постоянный причт, состоящий из священника и псаломщика, а 15 Мая 1909 г. на должность церковного старосты был утверждён Царскосельский 2-й гильдии купец Дмитрий Александрович Москвин, положивший много сил на благоукрашение этой домовой церкви. С 1908 по 1913 год настоятелем храма являлся священник Феодор Степанович Ильинский (1879-1937) — будущий священномученик. 

В 1913 г. вместо прежнего иконостаса в храме был установлен новый роскошный дубовый иконостас, который был пополнен Казанской и Феодоровской иконами Божией Матери, иконой Спаса Нерукотворного, иконой св. праведного Симеона Верхотурского и иконой Сет. Иосафа Белгородского."

Дом призрения увечных воинов и церковь находились в ведении Министерства Императорского Двора и состояли под Высочайшим покровительством.12 18 Августа 1914 г. при Доме призрения был открыт солдатский лазарет, в котором к 1915 г. проходили лечение 171 человек. Последним настоятелем храма с декабря 1913 г. являлся протоиерей Стефан Евфимьевич Гнедовский (1858-...), который был после смерти похоронен в Иулиановской церкви, где прослужил до этого несколько лет

С началом войны мирная жизнь Дома призрения была нарушена. В нем поместился лазарет на 171 койку, а старых инвалидов переселили в одну из мастерских. Были оборудованы рентгеновский кабинет (обслуживающий все царскосельские лазареты), операционные, в которых сделаны большие окна. 7 сентября 1914 г., в воскресенье, Николай II записал: «... Около 2 ч. поехали в Дом призрения увечных воинов, где теперь помещаются 150 раненых, половину которых мы навестили».

6 марта 1916 г. комитет принял решение об увеличении вместимости Дома в два раза. Сохранилась проектная документация: подписанные Данини генеральные планы с указанием имеющейся постройки и предполагаемых изменений. Пространство между двумя параллельными корпусами Данини замкнул третим, перпендикулярным. С противоположной стороны здания им же были возведены небольшие пристройки служебного назначения.

23 декабря 1916 г. было отпраздновано 10-летие открытия Дома призрения увечных воинов. Члены комитета получили по подарку — портрет императрицы «с собственноручным начер­танием на нем Августейшего Ее Величества имени».

1916 (Столбовая дорога, рядом с Орловской водонап. башни, Т 179).

Начальник дома принимает в канц. ежедн. кроме субб.. от 11-12.30 и от 14-16 ч.,  по субб. от 11-13 ч.

Комитет по заведованию домом:

Члены комитета:

  • гофмейстер дсс. граф Ростовцев Яков Николаевич,
  • гвардии полковник граф фон-дер-Шуленбург Владимир Эдуардович
  • почетный лейб-медик дсс. Бритнев Владимир Александрович
  • архитектор Высочайшего Двора, дсс. Данини Сильвио Амбросиевич
  • статский советник Курбатов Николай Павлович
  • гвардии ротмистр. Яковлев Александр Александрович

Администрация дома :

Дом призрения привлекал пристальное внимание царскосельской общественности. Об этом свидетельствует между прочим статья профессора С. К. Гогеля, опубликованная в 1915 г. в журнале «Вестник Царскосельского района».

Автор познакомился с учреждением еще во время Юбилейной выставки 1911 г. и «был поражен великолепием обширного дома с его залами и многочисленностью оборудованных мастерских». Гогель был противником превращения Дома призрения в госпиталь, полагая, что тот мог бы стать всероссийским образцовым реабилитационным центром. «Высокое покровительство, возможность привлечения лучших умственных сил, обилие материальных средств и прекрасные рамки дома-дворца ставят Дом увечных воинов в исключительное положение...— писал он.—Дом должен занять центральное руководящее положение в народном деле помощи раненым. Состав призреваемых в доме может быть доведен до 500 со сменяемостью 4 раза в год. Можно устроить курсы для инструкторов, которые бы приезжали учиться в образцовое для всей страны показательное учреждение».

Тогда его мнение не было услышано. Подобным центром стал Мариинский приют для ампутированных и увечных воинов в Петрограде под руководством Германа Александровича Альбрехта, уже после революции создавшего вместе с Г. И. Турнером, Р. Р. Вреденом и другими врачами в здании бывшего Дома призрения Институт протезирования.

До наших дней здание дошло в обедненном виде, лишившись венца, щипцов и башенок. В то же время оно обросло упрощенными пристройками, диссонирующими с его прежним обликом.

Позже здесь разместился Научно-исследовательский детский ортопедический институт им. Г. И. Турнера. Институт до сих пор остается главным учреждением страны в этой области медицины.

Упоминания:

  • Алексеев Александр Александрович - 1912 – 1913 штабс-капитан, Гатчинское шоссе. Пом. нач. дома призрения Государыни Императрицы Александры Феодоровны для увеченных войнов
  • Алексеева Елизавета Ивановна - 1917 - вдова капитана,  дом призрения для увеченных войнов.

 

После 1917 года

Как явствует из архивных документов, домовая церковь была закрыта в ноябре 1920 г., а здание, в котором она находилась, было передано под детский дом. 14  ноября 1920 г. вся церковная утварь из закрытого храма (в их числе иконостас и образа) были переданы в Знаменскую церковь (предписание Детскосельского отдела соцобеспечения от 22 Октября 1920 г.), а спустя пять лет, 26 Февраля 1925 г., престол, жертвенник, дубовый иконостас и различные церковные облачения были переданы на хранение в кладовую Управления Детскосельских дворцов-музеев, откуда два года спустя часть из них была передана в ГОСФОНД для реализации.

В 1926 г. перед фасадом здания был установлен памятник В. Ульянову (Ленину), в годы оккупации города вывезенный в Германию. Место, видимо, избрано не случайно, поскольку здесь проходила дорога от железнодорожной станции Александровская, от которой через Баболовский парк члены нелегальных революционных организаций тайно пробирались в Царское Село на свои сходки. До войны в здании бывшего Дома призрения для увечных воинов размещался нервно-соматический санаторий ВЦСПС.

Во время Великой Отечественной войны в результате артиллерийских обстрелов и пожара здание получило серьёзные повреждения. После войны оно было восстановлено в частично перестроенном виде.

До настоящего времени облик здания сохранился в упрощенном виде, утрачено окрытие балкона над главным входом, щипцы и башенки.

Институт ортопедии им. Турнера

В 1967 г. передано НИИ детской ортопедии им. Г. И. Турнера (ныне Российский научно-исследовательский детский ортопедический институт имени Г. И. Турнера).  Федеральное государственное учреждение "Научно-исследовательский детский ортопедический институт имени Г.И.Турнера" является крупнейшей государственной клиникой России, основным научно-исследовательским и лечебно-диагностическим центром нашей страны, способный решать любые задачи в области детской ортопедии и травматологии.

Основатель института Генрих Иванович Турнер  является виднейшим деятелем по борьбе с детским калечеством. Он первый в России поднял голос в пользу увечного ребенка, указал на необходимость планомерной борьбы государства с детским калечеством. Он призывал прийти на помощь калеченному ребенку прежде всего ортопедическим лечением, проводимым в сочетании с воспитанием, образованием и обучением какой-либо профессии. Мечта Г.И.Турнера воплотилась в жизнь: в 1963 году в Пушкине было закончено строительство Республиканской детской больницы для детей с заболеваниями ОДА. Эта больница осуществляла реабилитацию оперированных в институте детей.

В 1967 году, благодаря усилиям директора проф. М.Н.Гончаровой (1949-1968), институт переехал в Пушкин, где было развернуто 600 коек для лечения детей с врожденными и приобретенными заболеваниями органов опоры и движения, нейроортопедической патологией и ревматоидным артритом.

В настоящее время в помещении бывшей домовой церкви находится актовый зал института.

В 2000 г. по инициативе директора института Юрия Ивановича Поздикина на втором этаже здания, рядом с актовым залом, было отведено помещение для часовни, средства на устройство которой выделил генеральный директор ЦКБ морской техники «Рубин» Юрий Николаевич Кормилицын. Часовня во имя св. мученицы Царицы Александры была освящена 25 Мая 2001 г. благочинным Царскосельского округа протоиереем Геннадием Зверевым в сослужении местного духовенства.

В этот же день в часовню от имени архиепископа Афинского и Всея Эллады Христодула был подарен серебряный крест.

С 2001 г. в стенах института несут своё служение сестры из Сестричества милосердия, образованного при больнице имени Н. А. Семашко, а с Февраля 2002 г. здесь начала действовать воскресная школа.

В 2009г. за счет средств федерального бюджета завершено строительство нового лечебного корпуса института. С его открытием количество мест в клинике будет увеличено до 580 коек

 

Современная жизнь института: 

01.02.2015 Институт Турнера построит себе новый лечебный корпус

 

 

 

 

Источники:

  • Вильчковский С. Н. Царское Село. Путеводитель. 1710-1910. СПб., 1911
  • Мещанинов М.Ю. Храмы Царского Села, Павловска и их ближайших окрестностей. Краткий исторический справочник. СПб, Genio Loci, 2007.-583 с
  • Семенова Г.  Царское Село:знакомое и незнакомое. .-М.ЦентрПолиграф, 2009.- 638, (2) с. 
  • Сообщения СМИ

 

Рейтинг: +1 Голосов: 1 10060 просмотров
Комментарии (2)
Викторыч # 2 апреля 2010 в 12:15 0
а как теперь используются грибоедовские домики? Не очень понял, почему превращение 600 коек в 580 называется УВЕЛИЧЕНИЕМ количества...
Photojour # 6 апреля 2010 в 08:36 0
никак не используются, раньше их сдавали как дачные