Навигатор по сайту Туристу Энциклопедия Царского Cела Клубы Форумы Доска объявлений


Авторизация
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?

Павловское шоссе 30. Дача Сверчкова (Тами)

Фотоальбомы:

Павловское шоссе 30. Дача Сверчкова (Тами) 

Павловское шоссе 28, 30. Новый гостиничный комплекс 

Рядом с дачей Шухтов долгое время оставалось свободное место, первоначально не предназначавшееся под застройку. В 1866 г. его отвели художнику, профессору живописи Академии художеств Николаю Егоровичу Сверчкову. Несомненно, его внимание, как самого известного тогда художника-анималиста, привлёк ипподром Царского Села. 

В 1866 году Н. Е. Сверчков принял решение построить дачу в Царском Селе на Павловском шоссе.

План застройки этой новой, третьей, части города (на границе Софии) был утвержден 1 апреля 1832 г . Для жителей, переселявшихся в Софию, импе­ратор выделил 50 тысяч рублей ссудного капитала. Застройка производилась строго организованно. На каждый строящийся дом, фасадом и другие предполагаемые службы архитектор составлял план. Первоначально обыватель испрашивал соизволенье на землю, где указывал срок построек, а в случае нарушения условий мог быть лишён права  на отведённую землю без дальнейших гарантий на неё.

В 1855 году высочайшем утверждении был подписан план на раздачу шести мест в Отдельном парке Царского Села, в третьей части по левую сторону Павловского шоссе. Желая приобрести земельный участок в этой части города, Н. Е. Сверчков 4 сентября 1866 года пишет прошение в Царскосельское дворцовое правление «о пожаловании свободного участка близ Малиновской дачи, соседнюю с местом полковника Шухта», для того чтобы построить на нём дачу.

В деле Царскосельского Дворцового правления есть прошение от 4 сентября 1866 г. о пожаловании Н. Е. Сверчкову «свободного участка земли в 3-ей части Царского Села по левую сторону Павловского шоссе, близ Малиновской дачи, соседнию с местом полковника Шухта, для построить на оном дачи». Данное прошение было утверждено генерал-адъютантом Гогелем.

В том же году архитектор А. Ф. Видов отводит участок под № 7 по Павловскому шоссе между дачей жены полковника Шухта (№ 5, № 6) и местом, принадлежавшим бывшей Глазной Лечебнице для господина Сверчкова, «заключающий в себе по длине 44 сажень и в глубину 60»

Этот участок, действительно, весьма удобен для постройки. Н. Е. Сверчков взял на себя обязательство «выстроить на нём красивую дачу с представлением предварительного фасада на утверждение». Из кабинета Его Величества на строительство дачи ему выдано «50 рублей за десятину», то есть 2100 рублей.

К сожалению, проект дома Сверчкова до настоящего времени не найден. Сохранился лишь план участка № 7 с посадкой самого дома и хозяйственного блока (со службами). Его дом был построен предположительно в 1866 г. архитектором А. X. Кольбом. При доме находилась небольшая конюшня, где содержались лошади, которые служили моделями для его работы. 

5 февраля 1872 г. был составлен акт «о передаче данной на владение с неоконченном на оном строением» жене профессора Сверчкова — Поликсении Владимировне, «дочери Коллежского Ассесора девице Бартоломей».

18 июня 1887 г. в данное правление поступило прошение от жены профессора Императорской Академии художеств Статского советника Сверчкова о составление плана «означенного участка с показанием на нем меры земли и нанесением всех существующих построек».

30 января 1888 г. был составлен акт об осмотре данного участка за подписями ревизора-техника Контроля Министерства Императорского двора — Шперера и архитектора Царскосельского Дворцового правления — Видова. Оказалось, «что на участке этом имеющем по Павловскому шоссе 44 сажени, в глубину квартала с правой стороны 60 саж., и по задней меже 48,5 саж., возведен, как значится на прилагаемом плане деревянный дом и надворные службы».
В 80-е годы у Сверчкова обострились отношения с Академией художеств, что видно из его письма: «Академия плюет на славное прошлое, забыли, что я сделал для популяризации русского искусства за границей». Поэтому он уединённо живёт в своём доме в Царском Селе, работает целыми днями и редко куда выезжает. Последние же годы художник провёл в безвестности и нужде и в минуту отчаяния он писал: «Вся жизнь моя состоит из забот и труда. Поражен, сколько может выдержать человек!»

25 июня 1898 года Н. Е. Сверчков умер в этом доме и был похоронен на Казанском кладбище. После смерти художника остались картины, рисунки, акварели, эскизы, этюды, литографии и скульптуры . Сегодня произведения Николая Сверчкова имеют в своих коллекциях многие известные музеи России: Эрмитаж, Русский музей, Третьяковская галерея, Екатерининский дворец, Павловский дворец и другие. Самая большая часть творческого наследия художника-анималиста — свыше 400 произведений — теперь находится в Музее коневодства Московской сельскохозяйственной академии имени К. А. Тимирязева.

К 1898 г. дом пришел в ветхое состояние. Жена Сверчкова в мае 1898 г. подала прошение на ремонт, но после того, как в июне сам профессор умер, продала участок в 1899 г.

В ноябре 1899 г. началось «дело о разрешении вдове профессора Поликсении Владимировне разделить принадлежавший ей участок».

31 декабря 1900 г. архитектор Сильвио Данини составляет план разделения этого участка на две части под лит. «А» и «В». На указаном плане видно, что соседями Сверчковой являются, с левой стороны — Вера Антоновна Данини (жена архитектора), а справа — Военное Инженерное ведомство.

У этого участка обнаружился излишек земли «на 1,5 саж. больше, чем значилось в данной», вследствие чего 18 июля 1900 г. Царскосельское Дворцовое правление постановило: «Отвод участка земли, принадлежащий ныне Госпоже Сверчковой был произведен из владений Дворцового имущества (Отдельный парк), а потому и оказавшийся в нем излишек, составляет собственность не города, а Дворцового ведомства».

22 августа 1900 г. участок под лит. «А» (без строений) был продан жене французского гражданина Софии Антоновне Тами, второй же участок под лит. «В» (со строениями) остался во владение Сверчковой. Считается, что дом по Павловскому шоссе, 30, — это дача Софьи Антоновны Тами, урожденной Штакенберг и старшей  сестры В.А. Данини.

Альфред Юльевич Тами и Сигизмунд Маврикиевич Дейчман, инженеры путей сообщения, были совладельцами строительной фирмы «Тами и Дейчман». Участок был разделен так, что ближайший к даче Данини достался Тами.

В начале 1900-х годов дом Н. Е. Сверчкова приобрел друг Альфреда Тами, тоже инженер путей сообщения Сигизмунд Маврикиевич Дейчман. С. М. Дейчман получает разрешение на ремонт всех построек на этом участке и возведение к дому пристройки. Купчии нами не найдены, но в делах о разрешении построек они упоминаются.

Дом был возведен в 1900-е гг. архитектором С.А. Данини.

В книге Е.Абаровой высказано предположение, что проект дома мог принадлежать другому архитектору: Проект дома Сверчкова, возможно, принадлежит архитектору А. X. Кольбу. Об этом нельзя говорить уверенно, так как не сохранились подписные фасады дома, но при сравнительном анализе проектов домов Кольба с сохранившимся до наших дней домом Сверчкова прослеживается общность в декоративной прорисовке фасадов и фрагментов декоративной отделки. В проектах полностью совпадает принцип расстекловки оконных проёмов и система обшивки веранды (в виде пилястр). Для творческой манеры А. Кольба, как и для других мастеров эпохи эклектики, был характерен расчёт на восприятие фасадов со всех сторон, например во мрсми обхода дома или особняка. При этом каждый из фасадов художественно выразителен и по-своему является главным. Примером такого решения может служить дача П. П. Чистякова. Главный фасад дачи Сверчкова интересен тем, что акцент сделан на пирамидальный шпиль. Здесь также прослеживается любовь архитектора к вальмовой крыше с переломом скатов на разных уровнях. Но главное, что сразу  бросается в глаза, это характерные печные трубы. Они как две капли воды повторяют друг друга. В обоих проектах повторяется начертание английской буквы «S» в кирпичной кладке трубы.

11 сентября 1900 г. С. А. Тами просит Дворцовое управление «разрешить на принадлежащем ей участке земли по Павловскому шоссе №7А (бывш. Сверчкова) построить деревянный двухэтажный дом со службами». Разрешение на постройку деревянного двухэтажного дома и двухэтажного же служебного флигеля с каменным брандмауэром было получено 26 октября 1900 г. По воспоминаниям Виргинии Сильвиевны, дочери архитектора С.А.Данини, дача С. А. Тами — наиболее эффектная, с четырехэтажной квадратной в плане башней со шпилем, где размещалось жилое помещение,— построена С. А. Данини в 1901 г.

Деревянная постройка расположена близ ручья и отличается живописностью облика. Она вытянута в глубину парка, в сторону шоссе обращена узким ступенчатым фасадом. Для творчества Данини характерны большие квадратные окна, эркер, применение фахверка. Главный вход решен в виде остекленного тамбура с односкатной крышей, также оформленной щипцовым переломом.

Дача Тами выделялась динамичной асимметрией объемов, открытыми террасами и высокой башней с пирамидальным шатром. Декоративный фахверк, вообще-то распространенный в дачном строительстве той поры, здесь воспринимался опознавательным знаком того стиля преимущественно английского происхождения, который начинал вносить специфическую окраску в архитектурный колорит Царского Села.

Дом Сверчкова интересен не только сохранившимися до наших дней фасадами, но и частично сохранившейся внутренней отделкой интерьера, деревянной лестницы, с точеными балясинами ограждения и дубовыми панелями стен, ведущей на второй этаж. И камином на первом этаже при входе, облицованным декоративной керамической плиткой.

О. Э. Майер - Чистякова (старожил города) рассказывала: «Уже тогда (примерно в 1937-1938) меня поразила архитектура и внутренняя планировка дома, добротность лестниц, ступенек, которые были окованы медью, резьба по дереву в древнерусском стиле, оригинальные камины, просторные помещения». Мастерская в доме походила на зоологический музей: вся была уставлена чучелами медведей, волков, орлов, сов, статуэтками зверей и птиц. При доме находилась небольшая конюшня, где содержались лошади, нужные ему для работы.

В 80-е годы у Сверчкова обострились отношения с Академией художеств, что видно из его письма: «Академия плюёт на славное прошлое, забыли, что я сделал для популяризации русского искусства за границей». Поэтому он уединённо живёт в своём доме в Царском Селе, работает целыми днями и редко куда выезжает. Последние годы художник провёл в безвестности и нужде. «Вся жизнь моя состоит из забот и труда. Поражён, сколько может выдержать человек!» — писал он.

25 июня 1898 года Н. Е. Сверчков умер в этом доме и был похоронен на царскосельском Казанском кладбище. После себя он оставил большое творческое наследие: картины, рисунки, акварели, эскизы, этюды, литографии и скульптуры. Произведения Н. Е. Сверчкова в своих коллекциях имеют почти все известные музеи России: Эрмитаж, Русский музей, Третьяковская галерея, Екатерининский дворец, Павловский дворец (г. Павловск) и другие. Самая большая часть творческого наследия художника-анималиста — свыше 400 произведений — сосредоточена в Музее коневодства Московской сельскохозяйственной академии имени К. А. Тимирязева. Музей вполне бы мог поделиться свой коллекцией, ведь для выставочного просмотра у него осталось всего два зала.

19 сентября 1903 г. «инженер путей сообщения Дейчман просит разрешить ремонт всех построек на участке по Павловскому шоссе № 7».

На месте служебного флигеля Тами в советский период возведен двухэтажный жилой дом - Павловское шоссе 28 (как указывает А.В.Козлов), по другим источникам- это перестроенный оранжерейный флигель. Будем искать уточняющую информацию.

Прим. редакцйии сайта: В 1919 г. из дома царскосельского жителя А. Ю. Тами (видимо, Альфреда Юрьевича) в его отсутствие в Музейный фонд, находящийся в б. Дворце княгини Палей,  было вывезено все имущество, в том числе картины. Спустя четыре года Тами обратился с просьбой вернуть ему портреты родственников. Петроградское управление научных учреждений не возражало, ибо портреты не представляли особой музейной ценности, но предложило бывшему владельцу возместить расходы по перевозке, охране и экспертизе картин. О каком доме идет речь - мы уточняем.

40 лет назад горела крыша и сгорела красивая башня со шпилем. В 1960 г. в доме за деревянной обшивкой нашли гранату и выплавили из неё тол. Как не взорвалась,  повезло - заржавел, видимо, взрыватель (воспоминания старожилов).

Дача Н.Е. Сверчкова до 2010 года находилась в разрушающемся состоянии. Со слов жильца дома, дом расселяют, он выкуплен каким-то частным лицом, а им предоставляют квартиры на Гусарской улице в новом жилом городке. А ведь он мог бы быть отреставрирован и в нем могла располагаться экспозиция музея выдающего художника, как разместился по своему уникальный музей Чистякова в его доме на Московском шоссе. Эта красивая дача со своей уникальной историей могла бы стать дополнительным подарком царскоселам и гостям города к 300-летию Царского Села.

В дни празднования 300-летия города стало известно о том, что дача выставлена на продажу....

 А в феврале 2011 года на даче, "как под копирку" с другими деревянными старичками, произошел пожар, а его соседа - 28 дом, снесли... Сгорело не только очень красивое деревянное историческое здание - сгорела часть нашей истории, память о выдающемся художнике...

В апреле 2011 года работы по сносу старой дачи и строительству на ее месте нового частного жилого комплекса были в самом разгаре.

30 апреля 2011 года дачу Сверчкова (дом 30), так же, как и соседний флигель дачи Данини (дом 28) снесли!

Комитетом по охране памятников (КГИОП) зафиксирован факт незаконного сноса объекта культурного наследия регионального значения "Дача Н. Е. Сверчкова" . Как сообщает пресс-служба ведомства, сотрудником КГИОП на месте составлен акт и произведена фотофиксация. В первый рабочий день, 3 мая, будет установлен собственник объекта для принятия дальнейших мер, предусмотренных законодательством.

Фирма "КОРФ" извинилась перед жителями Пушкина ЗА НЕУДОБСТВА, связанные со строительством.

12 мая 2011 в библиотеке им. Мамина-Сибиряка прошла конференция Пушкинского отделения ВООПИК (Общество охраны памятников истории и культуры). На конференцию была приглашена директор компании Корф Волох Татьяна Олеговна для отчета по факту незаконного сноса дачи и ее будущего. В результате пространных объяснений и экскурса в историю других проектов в городе,  нами был все-таки получен однозначный ответ: и в пожаре и в сносе виноваты сотрудники компании - пожар случился из-за зажженого камина то ли строителей, то ли охраны строительства, а снос произошел при участии прораба стройки.

На конференции  была сделана попытка перенести часть ответственности на КГИОП, как организацию НЕДОСТАТОЧНО разъясняющую собственнику, что именно он покупает и "как необходимо обращаться с памятниками". Делать подобные инвестиционные вложения и не знать что ты покупаешь?

Но отраден сам факт публичного выступления компании в подобной ситуации. К тому же, Татьяна Олеговна представила достаточно подробно проект воссоздания дачи - гостиница (а именно она будет в комплексе в конечном итоге) будет воссоздана по проекту С. Данини: и дом 28 - флигель дачи Данини и дом 30 - дача Сверчкова. Музея на даче не будет. Дома будут построены в кирпиче, и облицованы деревом, с имитацией деревянного строительства.

После представления проекта восстановления и фразы Татьяны Олеговны о том, что , "конечно, каждому собственнику удобнее выстроить новое здание в кирпиче с деревянной обшивкой, чем восстанавливать старый прогнивший дом..", стало понятно, что сноса этой даче было не избежать. К слову сказать, мы имеем личные свидетельства жильцов дома о том, что дом "насквозь прогнившим" не был и основа дома, перекрытия были в очень приличном состоянии. Владельцы соседней дачи - дома 32 проявили больше уважения, мудрости и гражданской ответственности, восстановив старый дом без сноса.

Будем надеяться на достойное завершения этой истории сноса очередного архитектурного и исторического памятника города. У фирмы КОРФ 36 месяцев на все работы, 12 из них уже прошли...

12 мая 2011 года КГИОП инициировал возбуждение уголовного дела по разрушению дачи Н.Е. Сверчкова в Пушкине. Мы продолжаем следить за событиями.

09/04/2012 Деревянную дачу Сверчкова в Пушкине огонь спалил законно

осень 2012 

Осенью 2014 года фирма КОРФ гордо рассказала всем СМИ о якобы "воссоздании" дачи Сверчкова (Тами) Павловское шоссе 28, 30. Новый комплекс . Короткая память застройщика, снесшего в свое время ту самую историческую дачу, видимо, предполагает амнезию и у всех остальных жителей города.

Особенно знаковым стало в этой связи выступление в СМИ, повторяющее версию о "возрождении" дачи Сверчкова, директора Пушкинского литературно-исторического музея Давыдовой Натальи! Ну что же, мы продолжаем быть "Фомами. родства не помнящими". И, если мы не умеем сохранять свои знаковые, исторические памятники, то давайте, хотя бы, из уважения к нашей памяти и истории, научимся называть вещи своими именами и ПО ЗАКОНУ наказывать тех, кто не исполняет должным образом свои обязанности по сохранению памятников!. В Пушкине их уже почти не осталось...

 

Источники:

  1. Козлов А.В. Сильвио Данини: материалы к творческой биографии /А.В.Козлов.СПб:КОЛО, 2010.- 240 с.:ил.
  2. Цылов Н. И. Атлас города Царского Села. СПб., 1858
  3. Семенова Г. "Царское Село:знакомое и незнакомое", 2009
  4. Абарова А.В. Архитекторы Царского Села: Александр Видов. Александр Колб, СПб.: Genio Loci (ООО "Медиа-Практика"),  2008.- 120 с.:ил.
  5. Справочник "Памятники истории и культуры Санкт-Петербурга", СПб, 2003 
  6. Живой журнал polinadorofeeva ([info]polinadorofeeva)
  7. Публикации СМИ о пожаре и сносе
  8. Собственные материалы редакции сайта 
Рейтинг: +1 Голосов: 1 9363 просмотра
Комментарии (9)
сергей # 2 мая 2011 в 11:55 +1
Ну о чём можно говорить,если царскосельским музеем заповедником к примеру руководит пусть и с высшим образованием, но сантехник. Министерством здравоохранения- бухгалтер Министерством обороны бывший торговец мебелью. К власти пришли дилетанты и деньги, которым наплевать на то, исчезает культурное наследие нации, наследие не броское и парадное, а следовательно не приносящее дохода-ну так и  бог с ним.Вот  если бы духовность капиталец приносила тогда бы они зачесались. А так что? Не жалко. А жаль!
Михаил # 2 мая 2011 в 21:30 -1
Если бы дом-дача Сверчкова представлял такую уж историческую ценность и память о художнике была бы действительно нужна людям и государству, то этот дом не был бы доведен до аварийного состояния, а давно расселен, так как являлся большой коммунальной квартирой с протекающей кровлей и обрушивающимся фасадом, и отрестарирован. и в нем был бы организован музей художника Сверчкова. А так о нем вспомнили, благодаря роковому обстоятельству - пожару, по причине ветхой, неисправной проводки. Поэтому, считаю, что все выступления по поводу уничтожения этого памятника культуры, банальный пиар, направленный на формирование и без того напряженного общественного мнения.
Кузя # 2 мая 2011 в 21:52 0
А что лучше? Чтобы домик стоял в аварийном состоянии на радость бомжам и наркоманам или был воссоздан в былом великолепии?
Photojour # 3 мая 2011 в 09:20 +1
А лучше бы было грамотное участие властей в приватизации подобных домов и их реконструкции, что благополучно сделано на соседней даче - д.32. И дом сохранен великолепный и люди живут в человеческих условиях. А, если кто-то не обращает внимание на то, что в нашем городе еще было несколько красивых и исторически и культурно значимых мест, так это еще не значит, что на них НИКТО не обращал внимание!
Вот это и есть главное последствие уничтожение подобных мест - из 3 комментариев два в поддержку этого безобразия..стерли с лица земли и можно вообще никогда не вспоминать кто такой был Сверчков..и иже с ним..
Photojour # 3 мая 2011 в 09:24 +1
И, к слову сказать, если вы внимательно рассмотрели все старые фотографии дачи, она была великолепна и уж точно красивее той коробки, которую сейчас на ее месте возводят. Но оценить ее красоту дано только тому, кто хотя бы пытается понять, что в архитектуре красиво, а что нет
katerina # 3 мая 2011 в 11:09 0
мнение общественности просто поражает до глубины души своей ограниченностью!
из-за таких косных личностей у нас в стране никому ничего и не нужно!
сергей викторович # 4 мая 2011 в 22:37 0
у нас в городе есть музей художника Чистякова с одной картиной. есть территория штат сотрудников пожарная сигнализация   и есть художник правда забытый не популярный   но какой великолепный анималист \сознаюсь, я о нем и не знал, и был дом в котором он жил, отличный но запущенный особнячок, теперь этого нет очень, очень жаль но за то сколько новых особнячков новых русских появилось теперь в нашем городе
Любовь # 10 мая 2011 в 14:01 +1
Так жаль. Как раз заканчиваю написание диссертации о Н. Е. Сверчкове, удивительном и забытом русском художнике. Сегодня в завершающую главу буду вынуждена внести поправки : "...ныне несохранившася постойка..."
КГИОП скорее всего ничего предпринимать не будет, а некоторые из труженников этой "конторы", чтобы не раздували из МУХИ слона, получат от застройщика небольшую прибавочку к зар.плате, так скажем бонусную компенсацию, на которую можно и у себя на дачке что-нибудь подремонтировать, бассейн, к примеру, поставить, или фасад, наконец, обновить....
Обидно за художника, которому даже заграницей, выполняя дорогостоящие заказы, хотелось скорее вернуться домой, к русской природе, русскому быту, к русскому НАРОДУ.
Photojour # 11 мая 2011 в 11:11 +1
Люба, разделяю Ваши чувства на все 100%, завтра как раз будет возможность послушать отчет этой организации и задать вопросы