Навигатор по сайту Туристу Энциклопедия Царского Cела Клубы Форумы Доска объявлений


Авторизация
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?

Пушкинская 18, 20. Дома Кучумова

 

Дома усадьбы царскосельского купца Ионы Дмитриевича КучумоваПушкинская 20 , Пушкинская 18 и Магазейная 15. (фотоальбомы)

 

 

На плане Цылова 1858 года, участок, на котором были позднее построены дома усадьбы, стояли деревянные казармы Гвардейских  Инвалидных рот. На месте дома 20 — было пустопорожнее место.

Дома построены в 1861 году архитектором Н.С.Никитиным.

Об Ионе Дмитриевиче Кучумове, можно встретить несколько упоминаний в различных публикациях по истории города. В частности, в статье об истории Дворцового госпиталя, читаем: За поставку непременно парной говядины и телятины 1 сорта, цыплят и копченых окороков торговались купцы Константин Яшумов, Дмитрий Бараков, Иона Кучумов.

В 1858 году Иона Дмитриевич владел домом 27 на Малой улице.

В деревянном доме жил хозяин с семьей, а в каменном он сдавал квартиры и комнаты внаем. Во флигеле — Магазейная 15 — находились хоз.службы.

Кучумов Григорий Дмитриевич (1821—1899) — вероятно его брат и совладелец дома, его адрес: Колпинская, собств… дом. Похоронен на Кузьминском кладбище

Сын Григория Дмитриевича упомянут, как благотворитель в тяжелые для страны годы Первой Мировой войны:

Начало января 1915 года прошел Рождественский вечер в церковной школе. В нынешнем году вместо традиционной елки были устроены рождественские вечеринки. В госпитальной – хор учениц исполнил несколько концертных номеров, детям были розданы подарки и сласти от И.Г. Кучумова и Ф.И. Густерина. Для учащихся Екатерининской церковно-приходской школы подарки были присланы попечителем А.И… Шалбервым.2 

 

 

Пушкинская 20 известен, как дом Р. В. Иванова-Разумника, куда он переехал в 1907

Его царскосельский дом считается творческой мастерской поэтов и писателей.  В его квартире в разные годы побывали: А.А.Блок, А.Белый, С.А.Есенин, Ф.К.Сологуб, А.Н.Толстой, Е.И.Замятин, В.Я.Шишков, Э.Ф.Голлербах и другие.

Воспоминания дочери критика Ирины Разумовны Ивановой: «Отец снимал трёхкомнатную квартиру на первом этаже. У нас была большая кухня, детская комната площадью 16 квадратных метров, кабинет отца 40 квадратных метров. Кабинет был в два окна. Вдоль одной из стен стояли рояль и диван, другие стены закрывали шесть огромных застеклённых книжных шкафов."

Писатель Е.Г. Лундберг вспоминал: “Вечером – в Царском Селе у Иванова-Разумника. Спокойно рассказывает об Англии Е.И.Замятин. О.Д.Форш-Терек нет-нет да зальется захватывающим смехом; любит деталь, анекдот и культивирует их… Есенин, богатый талантом, почти мальчик, играет стихом, играет резкостью утверждений… Вечерами у Иванова-Разумника литература не только подается, она творится – особенно длинными ночами, когда один из гостей остается с глазу на глаз с хозяином”.

Среди множества литераторов, приходивших к Иванову-Разумнику, была известная женщина-хирург Вера Игнатьевна Гедройц. С 1909 года по Высочайшему приглашению она работала ординатором Царскосельского дворцового госпиталя. Увлекаясь литературой (она писала стихи и прозу под псевдонимом Сергей Гедройц, и несколько ее произведений вышли отдельными книжками), Гедройц познакомилась не только с Ивановым-Разумником, но и с И.С.Гумилёвым, Л.А.Ахматовой, Л.М.Ремизовым и другими известными литераторами.

В своей автобиографии упоминает Иванова-Разумника и Есенин. Феодоровский городок, на территории которого жил Есенин во время службы в Царском Селе в 1916 году,  находится в пяти — семи минутах ходьбы от дома, где жил Иванов-Разумник, с которым Есенин познакомился до начала военной службы в ноябре или декабре 1915 года в Петрограде. Иванов-Разумник сыграл важную роль в становлении Есенина — поэта и человека. Он способствовал публикации произведений Сергея Есенина в альманахах «Скифы» и в петроградских газетах «Знамя труда», «Дело народа» и журнале «Наш путь». В Институте русской литературы (Пушкинский Дом) Российской академии наук хранятся письма Сергея Есенина Иванову-Разумнику 1915-1922 годов, в которых выражено уважение и признательность поэта своему старшему другу и наставнику. Во время военной службы, в дни увольнений, Есенин частенько бывал в гостеприимном доме Иванова-Разумника, и об этом сохранились воспоминания дочери критика Ирины Разумовны Ивановой:

«На моей памяти одно из посещений отца Есениным в 1916 году. Сергей Александрович, стоя у рояля, пел. Может быть, не пел, а певуче читал свои стихи, но у меня сохранилось впечатление именно о пении. Хорошо помню его ласковые руки, когда он держал меня на коленях и заразительно смеялся, когда рассказывал что-то смешное».

Вера Гедройц так же была знакома с Сергеем Есениными и встречалась с ним  у Иванова-Разумника на Колпинской, 20 в Царском Селе, Об этом свидетельствует стихотворение «Сергею Есенину». Оно было написано 30 декабря 1925 года — на другой день после прощания ленинградцев с Есениным (Гедройц была на траурной церемонии 29 декабря в Ленинградском отделении Союза писателей в доме № 50 по набережной Фонтанки). Стихотворение не блещет какими-либо литературными достоинствами, но, тем не менее, оно интересно чисто бытовыми деталями, реалиями того времени, свидетельством современника и участника событий. Приводим первую часть стихотворения Веры Гедройц, в котором говорится об одной из встреч с Есениным на квартире Иванова-Разумника в 1916 году:

Сергею Есенину 

Я тебя помню в голубом рубашке
Под сенью радушного крова.
Ты пил из фарфоровой чашки
Чай у Разумника Иванова.
Точно лён, волокнистые пряди
По плечам твоим спускались,
Из-под длинных ресниц ограды
Глаза смеялись.
Ты был молод, почти ребёнок,
Смех звучал безмятежно,
И был ты странно робок
И странно нежен... 

 

И позднее — в 1917, 1918, 1924 годах Есенин встречался с Ивановым-Разумником в Царском (Детском) Селе.

30 января 1917 Андрей Белый (псевдоним Бориса Николаевича Бугаева) приехал из Москвы в Петроград, а 31 января поселился у Иванова-Разумника в Царском Селе, где прожил до 8 марта, работая над статьей «Жезл Аарона» и исследованием «О ритмическом жесте» и лишь по мере необходимости выезжая в столицу.

В эти дни заканчивалась военная служба Сергея Есенина в Феодоровском городке, и во время увольнений Есенин частенько заходил к Иванову-Разумнику. В начале февраля состоялось знакомство Белого с Есениным. Творчество Андрея Белого высоко оценили и Иванов-Разумник, и Есенин, особенно его романы "Петербург" и "Котик Летаев".

26 января 1919 года на квартире Иванова-Разумника состоялось общее собрание учредителей "Вольной философской академии". В собрании участвовал писатель Андрей Белый.

 

 

13 февраля 1919 года в его доме в Царском селе был произведен обыск, а  сам он арестован и помещен в Петербургскую ЧК на Гороховой. Из телеграммы, отправленной из Москвы, Петроградской ЧК: "Произведите тщательный обыск и арестуйте Разумник Иванова Детское Колпинская 20. Препроводите Москву Лацису… Председатель". Из ордера Чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией и спекуляцией Союза коммун Северной области, подписанного председателем ЧК Скороходовым: "Поручается товарищу Клиновскому произвести обыск и арест Иванова-Разумника, Детское Село, Колпинская ул., 20". Из воспоминаний Иванова-Разумника: "Через день были арестованы — по адресам в моей записной книжке — Александр Блок, Алексей Ремизов, Евгений Замятин, художник Петров-Водкин, проф. С.А. Венгеров, М.К. Лемке и многие другие столь же ни в чем неповинные писатели..."

В 1920 году,  26 февраля он был  освобожден и уехал  с женой в Царское Село. 1920–1933. — Работа по редактированию и комментированию сочинений Н.К. Михайловского, М.Е. Салтыкова-Щедрина, А.А. Блока. Издание книги «Вершины», посвященной творчеству А. Блока и А. Белого (1923). Запрет петербургской цензурой издания книг Иванова-Разумника (1923).

В доме 20 в летние сезоны 1923 — 1925 годов жид Федор Кузьмич Соллогуб. Крупнейший поэт-символист, прозаик, теоретик театра, переводчик и публицист. В сентябре 1921 года жена Сологуба А. Н. Чеботаревская в припадке меланхолии покончила с собой. Сологуб остался один, много болел. В это трудное для него время на помощь пришел Иванов-Разумник. По его совету Сологуб снял комнату в квартире № 5 дома.

Вот что вспоминал позднее Иванов-Разумник: "Три года прожили мы с ним "стена в стену",- и я благодарен судьбе, что она дала мне возможность узнать милого, простого, по-детски смеющегося Федора Кузьмича, а не того Сологуба, каким я его знал (вернее — представлял): обидчивого, брюзгливого, резкого, тщеславного. Все это было, но было той внешней оболочкой, шелухой, за которой таилась детская, добрая душа… он был очень добр и отзывчив...".

«Анна Ахматова (о себе): "Надо пойти к нему (Сологубу — Е.А.). Он так спрашивал о моем здоровье, беспокоился… ."».

«А.А. рассказала Данько, как она была на днях (вчера?) у Сологуба (Сологуб живет в Ц<арском> С<еле>). Пришла к нему в половине одиннадцатого...

А.А.: "Федор Кузьмич очень не любит, когда к нему рано приходят. Я знала это, но все-таки пошла рано: из зловредства, конечно! Я Мандельштаму даже сказала, что Сологуб не любит, когда к нему приходят рано — а сама пошла — и Мандельштам проводил меня до самого дома. Я спросила — встал ли Ф<едор> К<узьмич> — оказывается, встал, но был еще в халате… Ни за что не хотел меня в халате принимать, пошел переодеваться, и я долго ждала. А потом, когда он вышел, я стала просить его извинить меня, за то что я так рано пришла. А он просил извинений у меня, что он так поздно встает".

Данько: "Не сердился на вас?"

А.А.: "Нет, был очень милым и хорошим". <… >

А.А. (с улыбкой, как и в течение всего этого разговора): "Он сказал мне: «Приходите каждый день!"»

«Вчера А.А. ходила в санаторию лечиться кварцем. <...> За эти дни — у А.А. был Ф. Сологуб, был Рыбаков. <… > Мандельштамы вчера переехали в Петербург, так что теперь А.А. в Ц. С. уже совсем одна. <...> Вчера или позавчера А.А. часа 2 каталась с Пуниным на извозчике, видели все дома, на которые она хотела взглянуть» . 

В том же доме (№o 20) в 1927 году жил еще один замечательный писатель — Вячеслав Яковлевич Шишков, автор популярных исторических романов "Угрюм-река" и "Емельян Пугачев". О своем желании переехать в Детское Село он сообщил сестре в письме от 17 января 1927 годе, где отмечал, что там  необычайная красота, тишина, хорошо можно работать". В конце этого же года он переехал в дом на Московской улице, в котором прожил до войны.
 

18 сентября1929 года – из письма Иванова-Разумника издателю Ферапонту Ивановичу Седенко (Витязеву): “…Местная детскосельская милиция, совершенно испакостив за последние годы пять лучших домов в Детском Селе (переезжая из одного в другой через каждые два года) обратила благосклонное внимание на лучший из оставшихся в целости домов — дом № 20 на Колпинской улице. Восемь квартир, занимающих лицевой фасад дома (в том числе и моя), предназначены для нового помещения милиции и для частных квартир власть имущих: начальника милиции, брандмейстера, предисполкома и т. д… В 3 часа дня явился милиционер с повесткой о насильственном выселении в семидневный срок… Выселяемым предложено занять комнаты (по коридорной системе и с одной кухней на десять семей) в отремонтированном советском доме, бывшем заразном бараке”. 

Там невозможно было разместить огромную библиотеку литератора, насчитывающую примерно 5000 томов. С большими трудностями Разумнику Васильевичу все же удалось подыскать более подходящую двухкомнатную квартиру в доме № 32 на Октябрьском бульваре. 

 

Дом был расселен, а позже продан с торгов частному лицу, некому Цыпленкову… А, в 2006 году в доме произошел сильный пожар с жертвами — выгорела значительная часть дома, и он остался без крыши.

 

 

Однако владелец не заключил с КГИОПом охранного обязательства. Предполагалась реконструкция здания. По словам сотрудников КГИОП, они неоднократно выдавали собственнику предписание на демонтаж аварийных козырьков здания.

Деревянный дом И. Кучумова рухнул ночью 05.07.2013

 

фото М. Горского

Специалисты КГИОП нас уверили, что здание должно быть воссоздано в прежних габаритах и с прежним видом фасадов.

 

 

А 17 сентября, после разбора завалов дома, стало известно, что Дом Кучумова восстанавливать не будут....

Комментарий пользователя сайта, июнь 2017 года:

Дом будут восстанавливать. Сейчас он огорожен забором, площадка расчищена от строительного мусора и следов тушения. Идет стадия проектирования. На историческом фундаменте будет возведен новый (каменный разумеется) жилой дом. Этажность увеличится до 3-х этажей.
P.S. Владелец не Цыпленков, а Цыпкин… Журналисты переврали)

 

Источники:

  1. Семенова Г.  Царское Село: знакомое и незнакомое. .-М.ЦентрПолиграф, 2009.- 638, (2) с.
  2. "Царскосельское дело" №1 суббота 3 января 1915 года
  3. Карохин Л., Моня В.С., Филиппов В.М. Сергей Есенин в Царском Селе. Спб-Пушкин, 2007, изд. 2-е, перераб.
  4. «Мои первый воспоминания — Царскосельские...». Анна Ахматова в Царском Селе. Сост. Е.В. Абарова. Серия «Прогулки по городу Пушкину». СПб.: Серебряный век, 2008.
  5. Сидоренко К.П. Годы юности в городе Пушкине1949-1956 гг. — СПб: ООО СПб СРП "Павел" ВОГ", 2010. — 168 с.
  6. К 190-летию Царскосельского госпиталя: Два века истории
  7. Информация СМИ
Рейтинг: +3 Голосов: 3 5684 просмотра
Комментарии (9)
Елена # 19 мая 2010 в 09:43 0
"Корректирует поэму Блока" - как это?
Arina # 11 июля 2010 в 13:04 +2
Дом по адресу Пушкинская 18 был одним из самых красивых деревянных домов в городе. В 2006 году он частично сгорел, и теперь страшно и больно даже просто проходить мимо него. Его обязательно должны восстановить! Если будут разрушены такие дома, то это будет означать только одно: нет больше настоящего Царского Села.
Photojour # 12 июля 2010 в 10:49 +1
уверена почти на 100%, что его не восстановят(((. Мало того, что он деревянный и подарники их просто на нюх не переносят, так он еще и стоит недопустимо по нынешним меркам близко к стоящему рядом жилому дому. Я думаю, что его как абсолютное большинство деревянных старичков в ЦС, просто снесут и все(((((. Его бы разобрать, да в другом месте в чувства привести, а в этом месте земля столько стоит, что я думаю, там желающих уже выше крыше освоить участочек, Они, наверняка, его подожгли..
O*FISS # 5 июля 2013 в 12:03 0
Сегодня ночью дом Кучумова по адресу Пушкинская 18 рухнул. Сейчас его разбирают. Царское Село уходит в прошлое ......
Невоструев Владимир # 14 января 2017 в 13:37 0
Я, как житель дома 20 по ул. Пушкинской, хочу внести некоторые коррективы в вышеизложенное относительно д. 18 поскольку всё происходило на моих глазах. Во время пожара 2006 года жертв не было, даже кота спасли. Произошёл он таким образом: в рйоне 2 часов ночи был поджёг на Павловском шоссе и, расположенная по соседству, пожарная часть уехала на тушение, и только после этого произвели поджёг дома 18. В том, что это поджёг сомнений нет, так как очаг возгорания находился в парадной дома, где просто нечему самовоспламеняться.Пожарный расчёт прибыл из Питера только через два часа. Продан дом был в год 300-летия Царского Села, т. е. в 2010 году. В материалах торгов значится, что дом с замельным участком (под обрез фундамента) выставляется на торги с условием воссоздания. Так что ещё есть возможность побороться, которой я непримену воспользоваться.
Photojour # 15 января 2017 в 12:13 0
Воспользуетесь в каком качестве? Вы предполагаете выступить в роли инвестора? реставратора? компании-исполнителя?
Невоструев Владимир # 16 января 2017 в 10:24 0
Ну, Вы обо мне слишком высокого мнения. Просто постараюсь добиваться не просто строительства дома, а соблюдения условий продажи: "воссоздание", что я понимаю как соблюдение внешнего вида в прежних границах фундамента.
Дмитрий 86 # 6 июля 2017 в 23:44 +1
У меня есть некоторая информация о судьбе дома. Могу поделиться. Как некоторые, кто ходил мимо дома, могли догадаться, дом будут восстанавливать. Сейчас он огорожен забором, площадка расчищена от строительного мусора и следов тушения. Идет стадия проектирования. На историческом фундаменте будет возведен новый (каменный разумеется) жилой дом. Этажность увеличится до 3-х этажей.
P.S. Владелец не Цыпленков, а Цыпкин... Журналисты переврали)
Photojour # 8 июля 2017 в 10:30 0
спасибо большое за комментарий. Насчет этажности можно было даже не уточнять)), по другому нас не бывает..А назовут все это, по царскосельскому обычаю - воссозданием исторического облика угробленного здания... Аминь