Навигатор по сайту Туристу Энциклопедия Царского Cела Клубы Форумы Доска объявлений


Авторизация
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?

София

София… У этого привычного для большинства царскоселов топонима удивительная судьба. Прошло почти сто лет с тех пор, как он был вычеркнут из списка официальных наименований, существенно изменился состав населения, но нынешние жители города по-прежнему называют Софией южную часть Пушкина, лежащую за Екатерининским парком.

История образцового уездного города Софии укладывается в неполные 28 пет. Он появился в 1780 году, согласно указу Екатерины II, а в 1808 году поуказу Александра I София потеряла статус самостоятельного поселения и стала частью вновь учрежденного города Царское Село. Краткость существования не умаляет значительности вклада Софии в градостроительную историю Царского Села. Так из поколения в поколение передается память о почти легендарном городе, созданном по воле Екатерины II, после недолгого существования слившимся с Царским Селом и ставшим Софийской его частью.......

В середине XVIII века первоначальная загородная усадьба Сарской мызы стала превращаться в парадную Царскосельскую императорскую резиденцию. Для её хозяйственно-строительных нужд началось освоение глухой отдалённой территории за Большим прудом..

1750-е

Невозможность нахождения у границ парадной резиденции «кирпичных сараев» определила судьбу  одной из «хозяйственных зон» — «за мельничным ручьем» (р. Вангази). В 1745 году «кирпичные сараи» (или «кирпичные заводы») были перенесены юго-западнее, на место деревни Дубинки, и, соответственно, получили название «Дубинкинских кирпичных заводов». Вокруг них выросла слобода мастеровых. Согласно архивным документам, еще в 1754 году заводы располагались на новом месте за Большим прудом, а в  1756 году «… по недостатку на дело кирпича и глины переведены на другое неподалеку место и названы Галицкими,… потому, что в то время на оных заводах по найму кирпич обжигали Галицкого уезда крестьяне».

На планах впервые зафиксировано местоположение Галицких (бывших Дубинкинских) кирпичных заводов. По современной топографии — это место пересечения Кадетского бульвара и Артиллерийской улицы. На восток от заводов, ближе к дороге в Графскую Славянку (ныне Павловское шоссе) по руслу старинного Галицкого ручья располагалась небольшая заводская слободка. Данные планов, особенно межевых, содержащих предельно точную информацию, подтверждаются сведениями текстовых материалов о переводе в 1767 году кирпичных заводов на Славянскую дорогу в Софийский уезде.

Помимо описанных топографических объектов на плане помечены существовавшие в то время деревни: Большая Ладога на Ладогском ручье (в районе будущего Казанского кладбища). Малая Ладога (западнее от Большой Ладоги). Кумолосари (Гуммолосары), Большое и Малое Катлино (на юг от Малой Ладоги).

Появление в Царском Селе солдатских слобод одни источники относят к 1750-му году, а другие — к 1752-му. Сначала прикомандированные в Царское Село в разгар обширных строительных работ 4 «батальона полевых солдат… стояли в папатках по Столбовой Московской дороге между Новославянкой и Ижорой». Затем их лагерь перенесли на место бывшей деревни Дубинки, где в зимнее время солдаты жипи в землянках. Пик строительных работ спал, и оставшиеся военные nocтупили в распоряжение Конторы строения Села Царского, возглавляемой А. П. Кошкиным. Солдатские слободы, застроенные "собственным и домами", нанесены на ппаны вдоль Гатчинской (Порховской) дороги по левой стороне (на месте будущих провиантских магазинов и городка 2-го Стрелкового полка) и на восток от нее (на месте будущих военного госпиталя и казарм лейб-гусарского полка).

1770-е

Территория будущей Софии имела особенность рельефа: более возвышенное попожение места, относительно уровня пейзажного сада и естественного уступа с Большим Царскосельским дворцом. До создания здесь города Софии эта особенность не была востребована в градостроительном отношении, да и на планах Царского Села1770-х годов территория к югу от «дороги вкруг всего сада». Обнаруженные и практически не использовавшиеся исследователями планы — немногочисленные источники информации об исторической топографии обширного пространства, на котором до 1745 года находилась деревня Дубинки. Планы 70-х годов XVIII века фиксируют здесь три топографических объекта: солдатские слободы, кирпичные заводы, слободку при них.

 

Царево-Константиновская ярмарка в Софии 

 На месте будущего города Екатерина II  еще в 1771 году заложила деревянную Царево-Константиновскую церковь.  Рядом с церковью ежегодно в Софии проводилась Царевоконстантиновская ярмарка. Очевидно, по инициативе Екатерины II в Софии начали проводиться ежегодные ярмарки изделий тульских мастеров, на которых и состоятельные покупатели, и сама императрица приобретали «партикулярные» тульские изделия для себя и для подарков. Тульские оружейники обычно работали на заказ. Согласно указу Сената, появившемуся в 1778 г. не без поддержки императрицы, не только оружейникам частных производств, но и занятым на Императорском оружейном заводе было разрешено делать и продавать изделия из стали для своей собственной выгоды с оговоркой: дирекция должна была быть уверена, что изготовление "партикулярных вещей" происходит во время отсутствия оружейных заказов и не истощает силы работающих.

На другой дороге — «вкруг всего сада» (Парковая улица) к 1776году по проекту архитектора Неелова в выбранном императрицей «восточном вкусе» возвели новый Скотный двор. Его высокие 3-х ярусные башни, перекрытые куполами, доминировали в архитектурно насыщенной среде в южной части Царскосельского сада, соперничая с одним из самых значительных новых сооружений — Башней-руиной. Немаловажную роль в эффектной задачей комплекса Скотного двора сыграло более возвышенное положение места, на котором он находился, относительно уровня пейзажного сада и естественного уступа с Большим Царскосельским дворцом. Вскоре эта особенность рельефа оказалась востребованной в градостроительном отношении.

Разница в отметках расположения над уровнем моря Екатерининского дворца и Софии составляет 10 метров. София — самое высокое место в Царском Селе. В настоящее время разница эта ощущается гораздо меньше: естественный рельеф скрыт застройкой XIX — начаа XX века и выросшими на южной границе сада деревьями. В ходе перестроек середины XIX века был нивелирован и дополнительный эффект, создаваемый разницей в высоте центральной и боковых частей Скотного двора: они стали двухэтажными (центральный — надстроили, башенки утратили 3-й ярус).

Так выглядела южная часть города к 1779 году, которой в самое ближайшее время будет предначертано Екатериной II стать новым городом. 

 

Причины возникновения Софии

Причин было две — естественная градостроительная и амбизиозная политическая

Градостроительная:

После восшествия Екатерины II на российский престол новый роскошный дворец и регулярный парк превращают уединенную мызу в парадную резиденцию государыни. По соседству возникла и разрасталась дворцовая слобода. Все градостроительные мероприятия в ее отношении на протяжении большей части XVIII в. сводились к сдерживанию ее роста и определению границ застройки улиц, примыкавших к парку. Не раз, при необходимости выноса на территорию слободы хозяйственных построек, не стеснялись и прогнать поселян с насиженных мест, переместить их подальше от дворцового сада, заставляя создавать там новые линии жилой застройки. Так росла дворцовая слобода. Не все улицы были застроены с обеих сторон, некоторые пролегли «вкривь и вкось». Такой облик поселения при дворцовом комплексе не мог радовать его властительных хозяек, но еще больше их раздражала сама близость к дворцу полуобывательских обиталищ. Это предопределило намерение Екатерины II создать новый населенный пункт при царскосельской резиденции — уездный город Софию.

Его решено было строить за Екатерининским парком, по другую сторону запруженного ручья, которым ограничивалась старая дворцовая слобода. Столь радикальный перенос нового поселения через водную преграду, фактически за естественную «городскую черту» старого, нужно отметить как весьма решительный жест, приведший к наиболее существенным последствиям.

Учреждение нового города имело многозначительный политико-идеологический подтекст, намекавший на великодержавные притязания российской монархини.

Императрица издавна лелеяла мысль о покорении Константинополя и об изгнании турок из Европы. "Ты в лескахъ внидешь в храм Софии", сказал поэт про царицу. Слова эти казались Екатерине пророческими. Мысль о возрождении греков и славян и затмении Блистательной Порты так преследовала Екатерину II, что она не только завещала новое имя дому романовых, окрестя одного из внуков своих Константином, при котором с детства его находилась гречанка -няня и грек -камердинер (впоследствии граф Курута) , но учредила и греческий кадетский корпус и новую епархию херсонскую, которую поручила архиепископу  Евгению Булгару, и даже приготовила медали на завоевания Турции: на одной стороне было изображение государыни и вокруг надпись Б.М. (Божиею милостью) Екатерина II императрица и самодержица всероссийская, заступница верных: и внизу имя резчика, "Тимофей Иванов". На другой стороне: морския волны, Константинополь, пожар, разрушение мечети, верхняя часть минарета падает, а над ним сияет крест в облаках. По сторонам надпись: "Потщитеся и низринется", внизу: Поборнику православия".

Мечтой Екатерины, которую поддерживал Потемкин, было отвоевание у турок Константинополя и воссоздание Восточной греческой империи. В областях на побережье Черного моря, присоединенных к России, основывались города с громкими греческими названиями: Севастополь, Симферополь, Одесса и другие. Эти области должны были быть мостом между двумя империями: Русской и Греческой. В планы Потемкина, которые разделяла и Екатерина, входило только воссоздание греческого господства на Балканском полуострове. Славяне должны были перейти из-под владычества турок под господство греков.

Одним из подтверждений намерений Потемкина является текст депеши английского посланника Джеймса Гарриса от24 мая1779 года: Князь Потёмкин мало обращает внимания на политику Западной Европы: мысли его постоянно заняты планом основания новой империи на Востоке. Императрица до такой степени разделяет эти намерения, что, гонясь за своей мечтой, она уже назвала новорождённого великого князя Константином, определила к нему в няньки гречанку, по имени Елену, и в близком кругу говорит о возведении его на престол Восточной империи. Между тем она строит в Царском Селе город, который будет называться Константингородом.

Симпатии правящих классов Российской империи во главе с немецкой принцессой на троне и даже православной церкви были на стороне эллинизма, а не славянства. Недаром верхи государственного дворянства старались вести свою родословную от мифических предков, выходцев из Греции, Германии, Литвы и даже ханств Золотой Орды, но отнюдь не славян.

После каждой победы русского воинства в русско-турецких войнах,  Государыня установливала в царскосельском саду разные памятники и говорила в одном из своих писем: "Когда война сия (первая турецкая) продолжится, то царскосельский мой сад будет походить на игрушечку. После каждаго воинского деяния воздвигается в нем приличный памятник". Таких памятников разбросано здесь по саду несколько (М.И.Пыляев). Кроме установки памятников, Екатерина II решила в ознаменование побед над Турцией основать город, дав ему символическое имя София. Так назывался главный православный храм в столице Византийской империи Константинополе, превращенный в мечеть после завоевания его турками.

Отсюда и название самого города, соименного основательнице — до замужества Анхальт-Цербстской принцессе Софии.

Итак, 1 января 1779 года Екатерина II издала указ «Об учреждении Санкт-Петербургской губернии из семи уездов», в котором говорилось, что «…при Селе Царском, по правую сторону новой дороги новгородской, а по левую к Порхову идущей, устроить город под названием София» и вместе с тем учредить Софийский уезд. Составление проекта нового города императрица поручила приехавшему по её приглашению в Россию в 1779 году английскому архитектору Чарльзу Камерону.

Уездный город София, учрежденный по указу императрицы, имел в плане форму неправильной трапеции и был ограничен с трех сторон дорогами — Гатчинской или Порховской (Красносельское шоссе), Новгородской (Кадетский бульвар), Московским трактом (Парковая улица), с четвертой — обнесён валом и рвом (трасса Сапёрной улицы). Под строительство было отведено 145 десятин 1419 квадратных саженей земли, выгон 553 десятин 51 квадратных саженей. Первый план города рассматривался в сентябре 1779 года, Екатерина II предполагала переселить в него жителей и перенести строения старой дворцовой слободы. 

1780-е

Проектный план города Софии ок 1780-е г

Дороги Софии

Прокладка новых дорог в качестве границ Софии задумывалась Екатериной II не случайно. Они являлись своеобразной материализацией идей «века просвещения». Как программа, которой императрица следовала всю жизнь, звучали слова из адресованного ей письма Дени Дидро: «… Я всегда буду рекомендовать властителям мира, стремящимся сохранить свою славу навеки три вещи: прокладку больших дорог, чеканку особых монет, создание обнесенных стенами городов...»

По желанию Екатерины II на картах России София должна была выглядеть как звезда с расходящимися во все стороны лучами — дорогами.

Главный луч — долгожданный Московский тракт. Основание Софии стимулировало исполнение старого проекта петровской эпохи о соединении двух столиц прямой магистральной дорогой. Чувствуя себя продолжательницей дел Петра Великого, Екатерина II с начала 1780-х годов форсировала создание дороги, столь необходимой молодому растущему городу не только с эстетической точки зрения, но и, прежде всего, по экономическим причинам. Важность использования крупных магистралей в качестве границ нового города отражено в тексте сенатского указа об его учреждении от 1 января 1780 года: «При Царском Селе, по правую сторону новой дороги Новгородской, а по левую к Порхову идущей, устроить город под названием «София» и вместе с тем учредить Софийский уезд».

К 1785 году, на несколько лет раньше, чем прямую магистраль «чрез слободу Тосно», завершили прокладку «царскосельского ответвления» Московского тракта . Вдоль Софии он был проведен по существовавшей с 1770-х годов «дороге вкруг всего сада» (ныне Парковая улица). В том же году от границ Царскосельского сада мимо Софии прошёл в сторону села Павловского «Новгородский просек» — магистральная дорога на Новгород (ныне Кадетский бульвар). На плане видно, что в 1784 году Новгородский просек доходил до деревни Сердце, находившейся к югу от села Павловского.

Зданиязапасного двора и кордегардии, стоявшие за Гатчинской дорогой, остались за пределами города Софии.

Новая Новгородская дорога шла от Адмиралтейских ворот Старого сада через деревню Гумолосары и Графскую Славянку (теперь поселок Антропшино). После 1785года дорогу соединили с Павловским, и ту часть, что примыкала к городу София, стали называть Новой Павловской дорогой, в отличие от проложенной ранее через деревню Белозерку (позднее Павловское шоссе). Дорога на Порхов шла в направлении Гатчины, и ее стали называть Гатчинской (Красносельское шоссе).

Что касается Московского тракта, то именно основание Софии стимулировало исполнение старого проекта петровской эпохи о соединении двух столиц прямой магистральной дорогой. Начиная с 20-х годов XVIII века Московский тракт регулярно наносился на карты, вводя в заблуждение иностранных путешественников, а позже и исследователей-историков.

Соколиная дорога, шедшая от Пулкова через Александровку, была в 1780-х гг перестроена, и почтовая дорога из Петербурга в Москву прошла от Пулкова через Царское село на Ижоры. Напротив Гатчинских (Орловских) ворот на этой дороге находилась первая от Петербурга почтовая станция, где проводили замену лошадей. Позднее, когда возник город София, эту станцию назвали София. Радищев в своей книге «Путешествие из Петербурга в Москву» дает описание этой станции. Одну главу книги он так и назвал «София».

1780-е. Почтовый двор и дома Софии на картине Иванова М.М. (фрагмент). Вид с Большого Каприза

Чувствуя себя продолжательницей дел Петра Великого, Екатерина II с начала 80-х годов форсирует создание дороги, столь необходимой молодому растущему городу не только с эстетической точки зрения, но и прежде всего по экономическим причинам. Редкий рукописный план «Дорожная карта Московской дороги от Царского Села на Ижору до Новгородской границы» запечатлел этот процесс как одновременную прокладку двух магистралей:

  • одну прямую (сообразно замыслам Петра I) через спободу Тосно,
  • другую «с изгибом», направленным мимо Царского Села к Софии с последующим возвращением на первую у деревни Ижора.

При этом магистраль через Тосно до деревни Ижора разбита на несколько частей, которые предполагалось делать по очереди «в нынешнем, и в будущем лете». Дорога же от Царского Села и Софии до Ижоры показана как готовая: «вымощена и трубы зделаны».

«Прямой просек для дороги из Царского Села в Ижору» проложили к началу сентября 1784 года. Что касается участка от Петербурга до Царского Села, то он прошел по старой трассе Объездной дороги. Для проводки в черте Царского Села мимо Софии использовали «дорогу вкруг всего сада», далее — вновь проложенный участок дороги вдоль двух последних каскадных прудов с резким поворотом на юго-восток через деревню Липицы к деревне Ижора. Степень важности окончания прокладки Московского тракта через Царское Село и Софию отмечена в составленном в 1783 году неизвестным автором «Описании Софии».

Ожидание грядущего расцвета экономики и торговли города достигает в нем наивысших пределов. Особенные надежды возлагались на Константиновскую ярмарку, которой, по мысли автора, надлежало стать не просто местом встреч жителей Софии, но приобрести всероссийское значение. В «Описании...» определен день проведения ярмарки — 21 мая, но замечено, что ее еще "… по новости города не быпо».

Прокладка новых дорог в качестве границ Софии задумывалась Екатериной II не случайно. Они являлись своеобразной материализацией идей «века просвещения». Как программа, которой императрица следовала всю жизнь, звучали слова из адресованного ей письма Дени Дидро: «… Я всегда буду рекомендовать властителям мира, стремящимся сохранить свою славу навеки три вещи: прокладку больших дорог, чеканку особых монет, создание обнесенных стенами городов...»

 

Планировка и строительство Софии

Существует еще одна сторона замысла Екатерины II. В соответствии с идеалами просвещенного абсолютизма  предписывалось увязать направление улиц нового города с планировкою парка — чтобы «оному делали вид». По желанию Екатерины II на картах России София должна была выглядеть как звезда с расходящимися во все стороны лучами — дорогами.

Направление дорог, сложившихся в более раннюю пору, несколько исказило симметрию плана. Тем не менее отчетливо прочитывается, быть может, самый главный замысел: создать идеальный город, способный воплотить в зримых формах разумную гармонию и упорядоченное великолепие жизнеустроения подданных империи, а к тому же и достойным образом завершить панораму театрализованных обрамлений Екатерининского парка.

Напомним, что в их число входили полуготическая Эрмитажная кухня на берегу канала, за прудами — совсем уж готическое Адмиралтейство, правее — Скотный двор довольно фантастической архитектуры, с какими-то «индийскими» башенками, превращаемый теперь ни больше ни меньше как в Присутственные места нового города. На переднем плане вздымалась из пруда ростральная Чесменская колонна, правее виднелись Готические ворота, а еще правее, у западного угла Софии, возвышалась гигантская тосканская капитель Башни-руины, завершенной маленьким готическим бельведером. Далее, после античных Гатчинских ворот, воздвигнутых в честь любимца императрицы Григории Орлова, раскрывалась фантастическая панорама Запасного двора — дворцовых продовольственных кладовых, превращенных в сказочный городок, где были смешаны все стили Запада и Востока. А северо-западная граница Екатерининского парка обрамляется по обеим сторонам огибной Петербургской дороги целым созвездием китайских беседок и павильонов.

Вот в эту систему экзотических построек и должен был вписаться городской ландшафт Софии.

На практике это было реализовано в утвержденном в 1780 г. проекте города веерообразной формы, оси радиальных проездов которого фокусировались в зоне Камероновой галереи и личных покоев императрицы. Оттуда открывался вид на город, расположенный у подножия холма, на котором возвышался дворец, причем большинство улиц просматривалось насквозь.

Такая заданность геометрической структуры плана и его конфигурация подчеркивали ориентированность композиции в сторону дворцово-паркового ансамбля. Таким образом, выполняя функции обычного уездного центра с присутственными местами и почтовым двором, София должна была к тому же служить образцом некоего идеального поселения, оставаясь частью дворцово-паркового ансамбля Царского Села.

В дальнейшем планировка Софии оказала значительное влияние на градостроительное развитие Царского Села.

К городу примыкал выгон для пастьбы скота жителей Софии. С юга кварталы обывательской застройки очерчивали вал и ров. За ними находились земли городского выгона, граница которого была проведена параллельно передней линии города и городскому валу.

Изучение Софии как города, предназначенного, с одной стороны, символизировать долгожданную победу над турками и освобождение Константинополя, а с другой — сконцентрировать в себе черты идеального города эпохи русскою просвещения, впервые было предпринято искусствоведом Д. О. Швидковским. Выявленные им взаимосвязи между «идеей» Софии и проектом ее планировки и застройки архитектора Ч. Камерона позволили обозначить особую роль города в создании единого градостроительного ансамбля между Царским Селом и Павловском.

Современники тонко подметили особенность Софии, имевшей «… фигуру подобно части круга». Эту часть круга, представляющую из себя сектор со срезанным острым углом длиной две версты и ширимой 409 сажень, и предполагал создатель проекта архитектор Ч.Камерон вписать в сетку как существующих (Гатчинская дорога), так и «прожектируемых» крупных магистралей (Новгородский просек, дорога на Москву).

План города разработал архитектор Иван Лейм, в проектировании и строительстве принимал участие Ч. Камерон, впервые выступивший здесь как градостроитель. Замышлялся своего рода образцовый, экспериментальный город; некоторые современные исследователи считают его одним из интереснейших поселений, созданных русскими архитекторами XVIII века.

Софийские кварталы

Уже в 80-х годах XVIII века в Софии был использован метод типовой поквартальной застройки, который позже, с 1808-го года, применял В. И. Гесте в своем проекте нового города Царское Село.

Основой оригинальной планировки нового города по идее архитектора Ч.Камерона, становились 7 поперечных улиц, веерообразно расходящихся от Московской дороги и ориентированных на своеобразные «смотровые площадки», сооружавшиеся по его же проектам в пейзажном парке: Камеронову галерею и вторую галерею — колоннаду на месте елизаветинской катальной горки (не существует, ныне место Гранитной террасы).

Пересечения поперечных улиц 4-мя продольными создавали 26 кварталов неправильной формы. София разбита на отдельные правильные кварталы. Ни один из его кварталов — неправильных четырехугольников не повторял другой

На каждом по красной линии улицы с разрывами стояли типовые деревянные дома со службами. В "идеальном городе" даже домики обывателей строились «по чертежу». Под наблюдением Чарльза Камерона изготовили модели одноэтажных деревянных домов, двух типов каменных. Массовое строительство первых зданий по двум образцовым проектам и моделям домов Ч. Камерона началось в 1782 г.

Указ императрицы Екатерины II от 20 января 1782 года Кабинету: «Повелеваем из Кабинета Нашего отпустить в нынешнем 1782 году города Софии к городничему майору Токареву 30 000 рублей на производство каменных строений в том городе, да в Контору строения Села Царского, на построение храма в саду по плану архитектора Гваренги и на китайскую деревню, от Нас назначенную, 30 000 рублей».

За домом отводился участок под сад и огород. В результате внутри квартала образовывалась своеобразная «зеленая зона», в центре которой вырывался прямоугольный в плане водоем — общий для всех жителей квартала. Город славился «плодовитостью земли», а собственные огороды и сады в городской среде — явление традиционное для России не только в XVIII веке, но и в более поздние времена. Особое значение они приобретали в варианте Софии, строившейся прежде всего «… для создания приятного вида из императорского парка». Лицезрение идиллических полусельских картин, их эстетизация являлись неотъемлемой частью образа жизни «века просвещения». «Пасторальными подробностями» наполнено и «Описание Софии»: «… а овощи… жительствующие в имеющих у них при дворах огородах садят и сеют, как-то: капусту, свеклу, огурцы, морковь, редьку, петрушку, пастернак и прочие, иные же разводят и сады в рассуждение плодовитости земли».

С трех сторон территорию Софии собирались обнести валом «и сзади оного каналом». Помимо прокладки у границ Софии двух магистральных дорог к 1785 году начали исполняться и другие составляющие проекта Ч. Камерона. По восточной (вдоль Новгородского просека) и южной (ныне трасса Саперной улицы) границам город был обнесен валом шириной в 2 сажени и 4 фута и обведен каналом глубиной 5 футов и 6 дюймов, с подьемными каменными мостами. Вдоль западной границы по Гатчинской (Порховской) дороге вал и канал не устроили. По северной границе, выходящей к новому пейзажному саду, подобное сооружение устроили уже в середине 70-х годов XVIII века. 

Далеко не все из задуманного Ч. Камероном воплотилось в действительность.  

За первые два года инженер-майор П. Поздеев под руководством генерал-майора Ф.В. Бауэра провели нивелирование и разбивку плана города на местности. В нем разбили три площади, отделанные "диким камнем". Наметились трассы софийских улиц. Улицы шириной в 10 саженей окопали линиями, по углам кварталов поставили столбы, насыпали вал шириной 2 сажени и ров глубиной 5 футов 6 дюймов. После этого могли проводиться работы по строительству и благоустройству города, где улицы хорошо освещались фонарями (но фонари эти зажигали только в том случае, если Екатерина ночевала в Царском Селе), были замощены камнем и отличались чистотой.

Западная и восточная площади

В проекте планировки города Софии иа запад и на восток от центральной оси обозначены еще две площади: круглые, с бассейнами, отделенными «диким камнем». Комплексный проект архитектора предусматривал решение проблем водоснабжения и благоустройства. В первые пять лет после основания нового города в нём разбили три площади с бассейнами, отделанными «диким камнем».  

Центральная площадь Софии

На главной площади 30 июля 1782 года по проекту архитектора Ч. Камерона заложили Софийский собор. Полным ходом шли работы и по созданию традиционного украшений площадей XVIII — начала XIX века: «… по императорскому повелению делаются 4 из дикого камня бассейна».

Улицы Софии

Наметились трассы семи поперечных:

  • Почтовой,
  • Чугунной,
  • Владимирской,
  • Славянской,
  • Первой Софийской,
  • Адмиралтейской

и четырех продольных

  • Садовой,
  • Константиновской,
  • Средней,
  • Задней по валу улиц.

Но застройка существовала только на двух последних: Средней и Задней по валу.

Водоснабжение Софии

Комплексный проект архитектора Камерона предусматривал решение проблем водоснабжения и благоустройства. Внутри кварталов, в центре «зеленой зоны» садов и огородов вырыли бассейны-колодцы. Они питались родниками, «коих довольное число найдено» было в этом высоком месте, и специальными каналами-отводами от пролегавшей рядом «Монаховой канавы» Таицкого водовода.

Упоминаемая «плодовитость земли» — результат хорошо продуманной и в короткие сроки созданной системы водоснабжения города. В отсутствии рек на столь возвышенно расположенном месте для питания бассейнов (колодцев) и каналов использовали родники и ключи, «коих довольное число найдено», и специально сделанные отводы от «Монаховой канавы» Таицкого водовода. Значение его в жизни Софии было настолько велико, что при определении местоположения города и в справочных изданиях и в рукописных документах упоминается один и тот же «адрес»: «при приводном канале из Таицких ключей от Санкт-Петербурга в 22 верстах, а от Москвы в 796 верстах». В них же дается высокая оценка результатам предпринятых усилий: «… водами тог город изобилен в рассуждении прудов и вода здорово».

В кварталах между Задней по валу и Средней улицами к 1783году возвели 4 деревянных дома: прядильной, полотняной и «для ткания разных шелковых материй» фабрик «… под смотрением главного фабриканта Гуттена». Гам же разместились винный магазин (склад) «… о двух сараях в каждом по 50-ти сажень длиннику», 25 домов «приписанным к сему городу рабочим», численность которых к тому времени достигла 400 человек обоих полов.

На юге города выделялась своей плотной застройкой и уровнем благоустройства Задняя по валу улица (совпадает с трассой современной Саперной улицы). Комплексный проект Ч. Камерона, решавший проблему водоснабжения, благоустройства и регламентации застройки, был идеально воплощен в отношении этой улицы. В черте города она исполняла важную функцию обьездной трассы, соединяя Гатчинскую дорогу с Новгородским просеком. О степени значения Задней по валу улицы говорят мероприятия по ее благоустройству, проведенные летом 1783 года. Первую из улиц города замостили камнем, по валу высадили березки и установили вдоль нее и по трассе Московской дороги 150 фонарных столбов — явление невиданное в старой дворцовой слободе. В 1781-1782годах по двум» «малым моделям» на ней выстроили дома для городничего, стряпчего и лекаря, причта Цареконстантиновской церкви и Софийского собора, приставов винного и соляного магазинов, «фабрикантов», то есть владельцев софийских фабрик.

 

"Каменный пояс" Софии

В первые годы наиболее застроенными и благоустроенными были улицы на северной и южной границе. Вдоль Московского тракта начал создаваться «парадный фасад» Софии.

Создание парадного фасада города, обращенного к Царскосельскому саду и Московскому тракту, началось в 1783 году с возведением первого каменного трехэтажного дома по так называемой «большой модели» и закладкой здания «почтового в 3 этажа дома». Они должны были оформить две важные в градостроительном отношении точки при вьезде в Софию со стороны Москвы и при выезде из нее в сторону Петербурга:

  • Для фаворита императрицы А.Д. Ланского при въезде в Софию со стороны Москвы (угол с Новгородской дорогой) на Почтовой дороге (ныне Парковая улица) по проекту Дж. Кваренги (переработанному образцовому проекту архитектора Ч. Камерона) был построен 3-х этажный каменный дворецдля фаворита Екатерины II А. Д. Ланского. Несмотря на последующую частую смену владельцев и связанные с этим перестройки, он в целом сохранил свой первоначальный облик.
  • Со стороны Санкт-Петербурга — Почтового двора, который должен был стать первой остановкой на тракте со стороны Петербурга (угол с Гатчинской дорогой).Софийская почтовая станция с обширным внутренним двором, конюшнями на 50 лошадей, каретными сараями, кладовыми, помещением для почтмейстера, являлась одной из самых значительных на Московском тракте.

  • Между этими двумя домами по Задней по валу улице перестроили ансамбль каменного дворцового скотного двора, который был включен в ансамбль главной площади напротив Старого сада.  Выстроенный в «восточном стиле» за пять лет до основания города, Скотный двор прекрасно вписывался в общую концепцию Софии. Ему предназначалось превратить площадь в административный центр обширного Софийского уезда.

В 1779 году было повелено: «… Нововыстроенный каменный скотный двор отдать с переделками для помещения присутственных мест г. Софии». «Средний корпус» намечалось использовать для уездного и нижнего земского судов; правый флигель — для нижней расправы, городового магистрата, Сиротского суда, соляной лавки и «для житья составляющих из присутственных мест 8 человеком членам»; левый флигель — для городничего, дворянской опеки, уездного казначейства и «… оного кладовой».

Когда в 1785 году рядом с домом «в 18 осей» А.Д. Ланского построили ещё один частный дом протяженностью в «15 осей», то вместе они образовали «линию огромных домов Софийских», поражавших воображение отечественных и иностранных путешественников при проезде по Московскому тракту. Гармоничные в простоте, изяществе, и, вместе с тем, значительные по размерам, они составляли единый «каменный пояс» Софии. Позднее их перестроили под службы лейб-гвардии Гусарского полка. Перестроенные здания на углу улиц Огородной и Парковой (военная комендатура города Пушкина) сохранились до наших дней и являются самыми старыми зданиями района София.

Эффект, ими производимый, был вполне обьясним, если вспомнить, что в Петербурге 80-х годов XVIII века рядовая каменная застройка даже в центре города только понемногу начинала расти вверх, а сам Невский проспект десятилетием раньше с двухэтажными домами, возведенными по проектам архитекторов еропкинской комиссии, имел вполне «барочный» вид. На акварели М.-Ф. Дамам-Демартре 1813 года «Царское Село. Чесменская колонна» за аллеей невысоких берез, высаженных на южной границе Царскосельского сада, высятся большие трехэтажные дома Ч. Камерона.

Особенно широко развернулись строительные работы в 1783 году, руководил ими А. К. Токарев, первый городничий.

«Каменный пояс» Софии должен был оформить парадный фасад города и по периметру центральной площади, на которой предполагали сделать два бассейна и возвести главное сооружение города — храм Св. Софии, который должен был стать центром обширной площади. По проекту облик грандиозного собора должен был напоминать Константинопольскую Софию. 30 июля 1782 г. в центре Софии собор был заложен и освящен 20 мая 1788года в присутствииЕкатерины II и августейшего двора. С окончанием возведения в 1788 году Софийского собора город обрёл, наконец, свой символический смысл.

Софийский городской выгон

К 1785 году за валом, южной границей начавшего складываться «идеального города», возник предусмотренный проектом не менее «идеальный» выгон — городская хозяйственная земля с ухоженным лесом и засеянными полями небольших деревень, живописными ручьями и дорогами. Он также был обведен валом и каналом «… в параллель городскому валу» и отмечен еще одним рвом.

Между двумя рвами, среди ухоженного леса и засеянных полей, стояли две небольшие деревни (Малая Ладога у Гатчинской дороги и Гуммолосары на Новгородском просеке). Живописные ручьи (Ладогский и Гуммолосарский) стекали «по скату» с запада на восток. Для придания большей «пасторальности» открывающейся картине на ручьях у Новгородского просека построили ветряные мельницы. Такие же мельницы появипись и на подьезде к Софии со стороны Петербурга у комплекса Запасного двора. Они прекрасно обозревались с бельведеров этой части парка — Башни-руины и Большого Каприза.

По всем правилам пейзажного паркостроения прокладывались по выгону извилистые проселочные дороги из Графской Славянки, Гуммолосар и «от кирпичных заводов». Они подходили к трем каменным подъемным мостам на городском валу.

Казанское кладбище

25 июня 1784 г. на 26 году жизни скончалсяграф Александр Дмитриевич Ланской, фаворит Екатерины II.  Согласно записи в гоф-фурьерском журнале: «27 июня около 9 часов утра тело покойного Его Превосходительства гр. Александра Дмитриевича Ланского из дому его, имеющегося в Софии, вынесено с должной честью в соборную Софийскую церковь, где оное после литургии отпето <...> из соборной церкви препровождено до кладбища и в имеющейся тут часовне предано земле».

Эта деревянная «часовня на выгоне, при которой копано валом кладбище» была выстроена в 1781 г. Екатерина II торопилась воздвигнуть вместо нее сооружение достойное памяти любимца и через три месяца после смерти Ланского заложили церковь.

Текстовые материалы свидетельствуют, что к 1782 году уже была «… строена часовня на назначенном к городу выгоне, при котором обкопано валом для кладбища место», действующее на том же месте до наших дней. До этого жителей Царского села хоронили на кладбище Кузьминской слободы. В 1790 году на кладбище построили уже каменную церковь для захоронения в ней А. Д. Ланского. Позднее в подвале церкви хоронили и придворных служащих.

Автор проекта храма и ансамбля Софийского, или Ланского (будущего Казанского) кладбища архитектор Дж. Кваренги окружил его высокой каменной стеной и построил к западу от мавзолея высокую надвратную колокольню. Дорога, проложенная от главных ворот кладбища, подходила со стороны выгона к подъемному мосту на уровне Славянской улицы. Она вела к центральной площади и храму Св. Софии.

Возвышенное положение города позволяло видеть с центральной площади не только территорию выгона, также обведенного валом и каналом «… в параллель городскому валу», но и цепь деревень за ним, Александрову дачу и даже Павловский парк. Эта редкая особенность Софии подсказала её создателю архитектору Ч.Камерону идею о включении «идеального города» в качестве связующего звена в грандиозный проект «больших территорий» между Царским Селом и Павловском, благодаря которому они должны были слиться в пространственном единстве. Эту особенность впервые выявил исследователь Д. О. Швидковский.

В своих, трудах он определил взаимосвязь проекта Ч. Камерона, идей века просвещения (в частности, Д. Дидро) и античной философии (Платон}. Имея в виду уникальность проекта, представляется важным отметить его и как наиболее яркий пример общей градостроительной тенденции того времени, которая активно «работала» и в столице. При создании «идеального пространства» между Царским Селом и Павловском использовались те же приемы: система следующих друг за другом концентрических окружностей — город, выгон, земли за выгоном (в Петербурге — город, предместья, выгон); их жесткое разделение границами средневекового типа (каналы, валы, рвы); фиксирование границами «канал — вал» всех объектов, тематически связанных с предыдущей концентрической окружностью, но расположенных за ее пределами (слободы, кладбища, материальные дворы и пр.).

Но если «Комиссия о каменном строении Санкт-Петербурга и Москвы» пыталась придать Петербургу вид «идеального города» путем частичной реконструкции уже сложившейся к тому времени планировочной структуры, то основатель города Софии архитектор Ч. Камерон получил редкую возможность разместить свой «идеальный город» на обширных, практически не освоенных до той поры пространствах. Для градостроителя, способного рождать столь неординарные идеи, подобное обстоятельство стало редким подарком судьбы.

 

Герб, управление города

Герб города был утвержден 7 мая 1780 года императрицей Екатериной II. «На пурпуровом поле двуглавый чёрный орел, имеющий на груди в голубом поле серебряный крест, окружённый землей, в одной лапе держит якорь, в другой светильник».

При учрежденном городе появились городничий, магистрат и ратуша. В 1785 году София стала уездным городом Санкт-Петербургской губернии. Границы Софийского уезда примерно совпадали с существовавшим до 1917 года Царскосельским уездом.

Управление вновь образованным городом было передано бургомистру Афанасию Жирову, а после его кончины в 1785 г., – городничим Софии стал статский советник и ордена 4-й степени Святого Владимира кавалер Алексей Карпович Токарев.

Екатерина II торопила создание и освоение города. Соседство дворца со служительской слободой, где жил шумный и "подлый" люд, раздражал Екатерину. Поэтому было решено убрать домишки вместе с ее жителями. С целью ускорения создания нового города 30 августа 1787 года был издан специальный указ «О скорейшем населении нового города Софии». В нем говорилось: «чтобы всех жителей в слободе при селе Царском стараться перевести в город Софию и переселение начать, как только будут отстроены, согласно чертежа, дома».

В числе первых должен был переселиться управляющий Царским Селом генерал-майор Кашкини переведен трактир. Причем указывалось «что если каменное здание, предназначенное для трактира, не будет готово, разместить его в деревянном, а как будет перенесен, здание трактира в слободе Царского села уничтожить». Екатерина II считала и, видимо, не без основания, что, лишившись трактира, жители слободы быстрее переселятся в Софию.

Жители Софии

Софию решено было сделать образцовым городом и переселить в него всех жителей дворцовой слободы Царского села.  В первую очередь заселению подлежали купцы, промышленники, духовенство и военные. В городе намечали построить бумажную и полотняную фабрики, мельницу, трактир, почтовый двор, присутственные места, больницу, богадельню и дома обывателей. На площадях предполагалось создать два бассейна с фонтанами, внутри небольших городских кварталов выкопать пруды.

Крестьяне деревень Большого Ковтеля, Большой и Малой Ладуки, Ковщуля, или Кошелева, Гумолосары, чьи земли отводились под город Софию, были переселены в Лисинские дачи на Новой Новгородской дороге. На переселение 72 дворов из этих деревень отпускалось 10 тысяч рублей, а на перенос в город Софию слободы, находящейся в конце Царского села, состоящей из 90 дворов,— 3060 рублей.

В Софии появились своя штатная конная и пехотная команда», «гарнизонные инвалидные солдаты». В их распоряжении находились 4 деревянных дома, конюшни, фуражные сараи. Деревянные «изба для содержания арестантов», баня и кузница. 32 каменные лавки  для торгу купцам» и каменное здание «питейного дома» также разместились в кварталах между Задней по валу и Средней улицами.

 На Задней по валу находились: дома городничего, стряпчего и лекаря, причта Цареконстантиновской церкви и Софийского собора, владельцев софийских фабрик и сами фабрики — прядильная, полотняная и «для ткания разных шёлковых материй», 32 каменные лавки «для торгу купцам», питейный дом и винные магазины (склады).

С целью поощрения торговли во вновь образованном городе Екатерина II лично посещала Константиновскую ярмарку и закупала товаров на несколько тысяч рублей. Затем купленные вещи разыгрывались в лотерее, организованной во дворце.

Жиров  Афанасий — города Софии городского магистрата бургомистр, умер в 1785, 35 л., горячка.  Похоронен на Софийском общем кладбище

В 1786 г. в Софии была образована Городская дума, точнее, введена трехчленная система управления, характерная для екатерининской реформы. Но в малых городах, каковым и являлась София, было затруднительно содержать большой штат, поэтому учреждались и Ратуши, с минимальным набором должностных лиц: бургомистр (бурмистр) и два ратмана.

«Строительная горячка» первых лет существования города сменилась вскоре периодом длительного «застоя». Не помогали исправить положение и многочисленные указы, предписывающие заселять Софию жителями дворцовой слободы. Особенно их число выросло в 1787 году после пожара в Дворцовой слободе и перед окончанием строительства Софийского собора. Софийский (Вознесенский) собор был торжественно освящен 20 мая 1788 года в присутствии императрицы Екатерины II.

В 1789 году закончили строительство в Софии деревянных казарм, белильни и коровника для полотняной фабрики. Сыворотку, получаемую из молока, использовали для отбеливания полотна. Городничим в городе София в то время был подполковник Токарев.

В 1789 г. в Софии также была создана Городовая ратуша9, что, вероятно, означало сужение полномочий городского самоуправления и большую подчинённость императорской власти. Ратуши ведали, как местными городскими делами, так и судебными делами городских сословий; одновременно, существовали магистраты с преимущественно судебными функциями, но четкого разделения между Ратушами и Магистратами не было

В отличие от «Нового… споворя», вышедшего из печати в 1789 году, книга Георги 1794 годо издания уже не рисовала картину ничем не омраченного благоденствия, хотя веские объяснения сложившегося положения были автором найдены: «Процветанию сего города препятствует близость Санкт-Петербурга».

 

Упоминания:

  1. Агафонов Яков Дмитриевич — Софийский купец, умер 26 мая 1799 года на 46 году, Кузьминское кладбище
  2. Балахнин Василий — Софийский отставной бомбардир, 78 л., скоропостижно, 1800
  3. Буянов Максим — г. Софии отст. штык-юнкер, 60 л., скоропостижно, 1803
  4. Волков Алексей — г. Софии землемерской поручик, 39 л., чахотка., 1897
  5. Волков Козма — Софийский купец, 45 л., скоропостижно, 1799
  6. Григорьев Иоанн — Церкви Цареконстантиновской священник
  7. Григорьева Ирина Ивановна — жена священника И. Григорьева жена, 55 л., горячка, 1796
  8. Железняков Семен Федорович — Соф. уездн. суда судья, 50 л., водянка., 1799
  9. Журавлев Иван — Софийского провиантского штата унтер-офицер, 56 л., горячка, 1800
  10. Иванов Сидор — при Софийских винных магазейнах присяжный, 44 л., чахотка., 1796
  11. Каландин Матфей — Софийский купец, 47 л., чахотка, 1796
  12. Коваль Гаврила Карпович — г. Софии при софийском винном магазейне пристав, 1791, 67 л., водянка
  13. Конюхов Иван — г. Софии купец, 1793, 52 л., водянка
  14. Кузмин Кондратий — В Софии ЦС уездный лекарь Кондратий Кузмин, 25 л., простуда, 1819
  15. Никифоров Иоанн  — г. Софии Соборной церкви священник, 47 л., паралич., 1797
  16. Персиянов Иван — Софийский купец, 103 л., чахотка, умер в 1820 г., приход ЦС Знаменской церкви
  17. Самсонов Иван — г. Софии отст. от армии подподпоручик, 64 л., чахотка, 1796
  18. Терентиев Василий — сержант,  Соф. уездн. казн-ва отст. сержант, 1791, 78 л.

 

Английская колония в Софии

Не помог исправить положение и приезд в 1784 году большой группы «каменных дел мастеров» из Шотландии, приглашенных Ч.Камероном для ускорения строительных работ в Царском Селе, Павловске и Софии. Для поселения 54 англичан, многих с семьями, нанятых в городе Эдинбурге, в юго-западной части города были построены деревянные дома. За 2 года до этого было «… повелено в Софии построить каменные казенные домы для нанятых в Единбурге разных мастеров — англичан...». В 1786 году распоряжение повторили в несколько измененном виде: «… Построить в Софии 32 деревянных дома для нанятых англичан мастеров и мастеровых». Среди этих мастеровых, к слову, приехал и знаменитый в будущем архитектор У.Гесте, которому предстоит после упразднения Софии составить План урегулирования Царского Села.

Их поселение в Софии получило название «английской колонии». На его территории была находилась Английская улица. Могли здесь строить дома и частные лица,  им оказывали щедрую помощь, особенно при строительстве фабрик. Англичанин Базилевич, к примеру, получил поддержку при строительстве шелковой и полотняной фабрик.

Сохранившиеся картографические материалы не показывают точное местонахождение «английской колонии» в Софии. Анализ застройки на фиксационном плане Софии начала 90-х годов дает возможность предположить, что под деревянные дома для англичан отвели участки типового квартала в западной части города между Средней и Задней по валу улицами (на территории, которая к 20-м годам XIX века будет отдана под Софийский плац, или Учебное поле Лейб-гусарского полка). Тот же документ не отмечает никаких серьезных изменений в исторической топографии Софии: «в каменном поясе» на северной границе не появилось ни одного нового дома, не получил «парадное обрамление» в виде трехэтажных каменных домов ансамбль центральной площади. Да и деревянная застройка внутри города выросла несущественно. Приезд иностранных мастеров не смог активизировать процесс освоения территории; слишком велик оказался обьем работ, возложенных на них в Царскосельских и Павловском парках и дворцах.

Закат существования Софии, как отдельного уездного города в царствование Павла I

Искусственность задуманного Екатериной II в конце 70-х годов XVIII века с особой чёткостью проявилась после заключения в 1791 году мирного договора с Турцией. Лишенная своего символического значения, София не продвинулась ни на шаг в дальнейшем развитии и весьма невыгодно смотрелась на фоне старой дворцовой слободы.

По мере того, как работы по постройке Александровского дворца налаживались, увеличивалось число рабочих и для них уже требовались значительные помещения. На докладе об этом 28 января 1793 года через Турчанинова было указано: в Царском постройку казарм для рабочих не допускать, а отвести им деревянный, бывший Камер-Юнгферский, дом в Софии, перенесенный туда от дворца.

В 1794 году городничим Софии был  статский советник и ордена 4-й степени Святого Владимира кавалер Алексей Карпович Токарев

В1794 году дворец Ланского был куплен у наследников и подарен Константину Павловичу. Его стали называтьКонстантиновским.

17 декабря 1795 года – О постройке в городе Софии казарм для Лейб-Гренадерскаго полка. Василий Степанович. Предпоручив Генералу-Поручику Турчанинову, обще с Генералом-Поручиком Берхманом построение в городе Софии деревянных казарм для помещения в оных Лейб-Гренадерскаго полка, как запаснаго батальона, так и полковаго двора, Повелеваем отпустить из Кабинета в диспозицию оных Генералов-Поручиком исчисленную на то строение по смете сумму 124,601 р. 76 к., в том числе 24,601 р. 76 к., ныне при вступлении в работу, а сто тысяч рублей в течение будущаго 1796 г. в разные сроки.  “Екатерина”

К 1796 году в слободе насчитывалось 779 домов и более 2,8 тысяч жителей, тогда как в Софии, населенной 1,6 тысячами человек, оставалось всего 146 домов. София продолжала быть узлом коммуникаций общероссийского значения, местом скрещения главных дорог Империи: Московского тракта и Гатчинской (Порховской, Смоленской) дороги, ведущей из Петербурга к западной государственной границе. Однако прокладку Новгородского просека прервали уже после 1785 года и вместо магистральной дороги он приобрёл статус «гулевой»  (прогулочной) Новопавловской, предназначенной для пеших прогулок Екатерины II в Александрову дачу.

Что же явилось причиной нежизнеспособности екатерининского проекта для Царского Села? При создании «уездного города Софии» было нарушено несколько принципов органического развития поселений.

Во-первых, для возникновения здесь нового населенного пункта не было никаких социально-экономических предпосылок. Указ Екатерины О проведении через Софию дорог во все концы страны и о «заведении» там торговли с ежегодными ярмарками не дал результата, ибо население Царского Села было отнюдь не купеческое. Оно состояло преимущественно из «придворнослужителей» — истопников, поваров, ремесленников, художников, лакеев. Сезонно наезжала придворная знать. На игрушечных софийских ярмарках главным покупателем была сама императрица.

Во-вторых, был нарушен важный принцип органического развития -населенный пункт безо всяких к тому оснований был перенесен на другую сторону ручья. Опыт учит, что водная преграда преодолевается поселением только в стадии предельного функционального насыщения селитебной территории — при возникновении новых градообразующих факторов на другой стороне реки. В случае Софии подобных предпосылок не было. Более того, все обитатели дворцовой слободы, которые согласно указу должны были составить основу населения нового города, профессионально были тесно связаны с повседневным бытом дворцов и парков Царского Села. Они как могли противились переезду — слобода не только не уменьшалась в размерах, а напротив, продолжала расти.

Наконец, показной характер, театрализация, заложенные в самой идее проекта, исключали возможность приватного существования в Софии, а такая возможность — необходимое условие жизни поселения. Тем более существенным было это условие в екатерининскую эпоху — период, когда происходило формирование гражданского общества, высвобождавшее индивидуальность личности и сопровождавшееся обособлением интимной сферы повседневного бытия. Высокомерное представление о всесилии рационалистического преобразования всего и вся привело в конечном счете к тому, что были нарушены все «природные» законы, по которым только и может формироваться жизнеспособное поселение. Самые красивые композиционные построения, самые разумные идеи оказываются бессильны, когда созидательная деятельность не принимает в расчет закономерности естественного развития.

После смерти Екатерины II в 1796 году и вступления на престол Павла I строительство в Софии замерло. Политика «разграбления» Царскою Села, в течение четырех лет проводившаяся Павлом I, почти но затронула Софию. Весьма прохладно относясь к одному из пюбимейших «прожектов» своей матери, он избрал более верный способ подорвать и без того слабо развивавшуюся экономику города. В декабре 1796 года, сразу же после вступления на престол, новый император повелел упразднить почтовую станцию в Софии, самую значительную на дороге из Петербурга в Москву, и перенести её в Ижору.

В 1797 году из Софии в Павловск перенесли часть деревянных казарм лейб-гвардии Гусарского полка, построенных на пустых участках вдоль Московского тракта в последние годы царствования Екатерины II, полотняную фабрику закрыли, а ее помещение отдали под казармы войск. 

Размещение в Софии полков и казарм

Но на официально тиражируемых планах и картах угасающий город продолжал изображаться в проектном варианте, каким он был задуман архитектором Ч.Камероном. План города Софии 1790-х годов

К тому же в городе было недостаточно воды, несмотря на то, что сюда был проведено ответвление от Таицкого водовода. И до этого жители неохотно переселялись, так как деятельность большинства из них была связана со службой во дворцах. И теперь население медленно покидало дома и переселялось обратно в дворцовую слободу. Строительство в Софии и Царском Селе прекратилось, а часть зданий разобрали и отправили на строительство Инженерного замка в Петербурге. Картины и скульптуры увозились в Павловск и в Гатчину.  

Последний двенадцатилетний период заката Софии (1796-1807) не оставил нам графических материалов, отражающих реальное состояние города, так как на планах этого времени София представлялась в проектном варианте Ч. Камерона. Первые источники, зафиксировавшие «софийское запустение», относятся к 10-м годам XIX века, когда, по свидетельству современника, «… вместо Софии, которая уничтожена и откуда… перенесены почти все домы..., осталась одна линия больших каменных домов вдоль почтовой дороги и богатая церковь, построенная Екатериной II по образцу Софийского собора в Константинополе».

На рукописном плане Царского Села 1817 года у бывшего города нет ни улиц, ни границ, лишь несколько не перенесенных в Царское Село домов и ветхая Цареконстантиновская церковь, подлежащая разборке. Дороги в Графскую Славянку и на Казанское кладбище отходят прямо от стен Софийского собора, возвышающегося посреди безбрежной равнины. Вдоль Московской дороги — восемь новых деревянных казарм Лейб-гусар, здание присутственных мест (бывший Скотный двор) и три высоких старых софийских дома, стоящих как напоминание о грандиозном проекте екатерининской эпохи, которому не суждено было сбыться.

Упразднение города, указ Александра I, 1800-е

В 1803 году в Царском Селе был образован Лесной институт. Занятия в училище начались в октябре1803 г., располагавшееся в Зверинце в Софии. Местность зверинца в Софии оказалась настолько болотистой, что для заведения лесных питомников пришлось уже в 1804 и 1805 гг. произвести осушку, строить плотины, дороги и пр. И все же зверинец был совершенно непригодным и неприспособленным для нормальных даже по тому времени практических занятий. Именно поэтому распоряжением Лесного департамента уже с 1805 г. воспитанников посылали в Лисинское казенное лесничество для различных упражнений, в том числе и для снятия лесов на план.

Ученики лесной школы вели себя весьма не похвально. 30 мая 1806 г директор Лесного департамента Габлиц специальным письмом директору школы фон Штейну отмечает :"Неоднократные случившиеся происшествия и учиненные дурные поступки со стороны находящихся под Вашею директориею воспитанников, между коими есть самые развратные, особенно в недавнем времени в Софийском трактире случившиеся происшествия, показывают ясно, до какой степени распутства некоторые из означенных учеников достигли, а потому я нахожу за нужное Вам следующие строгие правила, в добавление Вам уже данных, предписать, с препоручением оные всем и каждому из тех воспитанников объявить. 

«Софийское запустение» достигло своего апогея при императоре Александре I  и привел к появлению указа Александра I «Об упразднении отдельного города Софии и образовании соединенного отныне города Царское Село или София, имеющего статус уездного».   В указе сенату 29 августа 1808года было сказано: «Со времени учреждения Санкт-Петербургской губернии уездного города Софии поселение его и построение имело до сих пор столь мало успеха, то и на будущее время никакой надежды в том не предусматривается, того ради мы признали за благо город Софию соединить с Царским Селом..

  1. Сей соединенный город именовать отныне: город Царское Село или София,
  2. Уездные присутственные в Софии места перевесть в город Царское Село...».

Городу был дан герб, на котором изображен вензель Екатерины I с короной. Софийский уезд был переименован в Царскосельский. После указа императора Александра I и образования «соединенного отныне города Царское Село или София», топоним «город София» использовали для обозначения местности, занятой с тех пор различными формированиями Императорской лейб-гвардии. Архитектура армейских казарм оказала значительное влияние на формирование исторической градостроительной планировочной структуры и стала доминирующей в облике местности, ранее занимаемой городом София.

Вторая часть названия города вскоре вышла из употребления, таким образом, из затеи Екатерины II ничего не вышло. София пустела, ее жители переселялись в Царское Село. Все присутственные места были переведены в бывшую дворцовую слободу. Из Софии стали переносить дома, торговые лавки, промышленные предприятия. По свидетельству современника «… вместо Софии, которая уничтожена и откуда… перенесены почти все домы.., осталась одна линия больших каменных домов вдоль почтовой дороги и богатая церковь, построенная Екатериной II по образцу Софийского собора в Константинополе». Исчезли городские улицы, ров и вал на южной границе, внутри бывших кварталов сохранилось лишь несколько домов и ветхая Цареконстантиновская церковь, подлежащая разборке. Дороги в Графскую Славянку и на Казанское кладбище отходили прямо от стен Софийского собора, возвышавшегося посреди безбрежной равнины. Лишь вдоль Московской дороги стояли восемь новых деревянных казарм лейб-гусар, здание присутственных мест (бывший Скотный двор) и три высоких старых софийских дома, как напоминание о несбывшемся проекте екатерининской эпохи. 

1810-е

Но идея Ч. Камерона о слиянии в едином градостроительном ансамбле Царского Села и Павловска продолжала жить в неосуществленном проекте их «зрительного объединения» и поспе смерти Екатерины II. В 1797 году поступило распоряжение «… сдепать прямой просек от мраморной колонны из Павловска для виду на Царское Село», и в 1814 году Александр I предпринял новую попытку, почти дословно повторив указ своего отца: «… Сделать прямой просек от Павловска для открытия фасада дворцу Царскосельскому».

Новый город Царское Село унаследовал и одну из важнейших особенностей утратившей свою самостоятельность и ставшей его частью Софии. В александровскую эпоху он продолжал оставаться узлом коммуникаций общероссийского значения.

Вот как рисует Софию 1810-1820-х годов Н. Голицын: "… за пределом сада, по левую, или западную, сторону Большого пруда, за рвом с палисадником, пролегала почтовая шоссейная дорога (ныне — Парковая улица), по которой звенели колокольчики экипажей, проезживших на почтовых лошадях, а по другую сторону этой дороги простирались здания городка София, начиная от Гатчинских ворот до новой дороги в Павловск. Начинаясь у первых военными магазинами и почтовой станцией, за которыми следовали: и оригинальная площадь с домиками в восточном вкусе, расположенными в виде театральной сцены, и дом полкового командира лейб-гвардии гусарского полка, с гауптвахтой, и ряд деревянных одноэтажных казарм этого полка, с дворами между и позади их, здания Софии замыкались, наконец, у новой Павловской дороги, против адмиралтейства в саду, двумя большими домами пансиона, с галереей между ними.… А кругом расстилалась широкая… равнина, и совсем на краю Софии, среди поля, возвышался Софийский собор, построенный императрицей Екатериной II в малом виде по образцу цареградской Софии».

С приходом в Царское Село в 1814 году на постоянные квартиры Лейб-Гу-сарского и Австрийского гренадёрского полков София становится «военным предместьем» Царского Села. Размещение в Софии полков и казарм.

Практически вся застройка вдоль бывшего Московского тракта, получившего название Волконской улицы (Парковая ул.), имела отношение к этим двум полкам. Исключение представляли два здания из «парадного фасада» бывшего самостоятельного города: дворец великого князя Константина Павловича (б.дом Ланского) и стоящий рядом с ним частный дом, отданные в 1814-1815 годах под новое учебное заведение — Благородный пансион при Императорском Лицее (с 1829 года переданы Александровскому кадетскому корпусу для малолетних).

Для пансиона рядом с Константиновским дворцом в Софии (угол Кадетского бульвара и улицы Парковой) было построено трехэтажное каменное здание. В18161817гг бывший дворец А. Д. Ланского (к тому времени принадлежавший великому князю Константину Павловичу) был перестроен и передан Благородному пансиону Лицея, который находился здесь до 1836 года, когда в здании разместился Малолетний Александровский кадетский корпус. К 1825 году архитектор Стасов перестроил здания, соединив их деревянной галереей. На рисунке 1820-х годов «Лицейский пансион» отделка фасадов несколько изменена перестройками по проекту В. П. Стасов, но впечатление остается прежним. Не изменилось оно и по прошествии двух стопетий. Образующие одно здание, благодаря выстроенному в 40-е годы XIX века на месте деревянной галереи каменному флигелю, первые дома образцового города Софии  производят впечатление одной бесконечной «каменной линии», протянувшейся вдоль другой, «зеленой линии» Екатерининского парка.

К 1817 году переселение жителей из Софии в основном закончились. Дома снесли, а место, на котором они стояли, выровняли и устроили там плац для учения войск.

С появлением в Царском Селе постоянного гарнизона возникла потребность в создании военного лазарета. В 1819 г. Военное ведомство купило часть строений в районе бывшего Софийского почтового двора. Они и были приспособлены под лазарет.

1820-е

В начале 1820-х годов по проекту архитектора В.П.Стасова был возведен комплекс Провиантских магазинов (складов) — единственные значительные сооружения, появившиеся тогда в Софии. Два здания провиантских магазинов строгих классических форм расположились по обеим сторонам Гатчинской дороги при въезде в «военное предместье» Царского Села.  Два здания провиантских магазинов строгих классических форм находились в важном в градостроительном отношении месте: по обеим сторонам Гатчинской дороги при въезде в «военное предместье» Царского Села. Вьезд был отмечен каменной кордегардией, сооруженной в 1824 году по проекту архитектора А. Е. Штауберта.

К концу 20-х годов XIX века на месте бывших западных кварталов Софии появилось обширное «Учебное поле» или Софийский плац, но окончательно была утрачена старая южная граница — вал и ров и вся первоначальная планировка. Недаром в этот период появилась идея выноса большей части Софии с Софийским собором за городскую черту путём прокладки широкого бульвара, проходящего параллельно Волконской улице от Софийского бульвара до Баболовской просеки. Но население Царского Села стремительно росло, и вопреки всему город стал развиваться в южном направлении. 

По сравнению с 1817 годом, когда еще существовало несколько кварталов у «Задней по валу улицы», София утратила почти всю застройку. Изображение ее на планах ограничивается лишь северной частью от Софийского собора до Волконской улицы — бывшей Московской дороги.

После ухода кексгольмцев в Софии разместилась большая часть лейб-гвардии Гусарского полка, имевшего к тому времени в своем составе 7 эскадронов. На каменном запасном дворе — два эскадрона, квартиры для четырех штаб- и обер-офи­церов. В каменных домах напротив собора (бывший скотный двор) — полковой командир и 4 обер-офицера и весь унтер-штаб, рядом конюшни и две деревянные казармы для двух эскадронов, два деревянных здания для полкового лазарета. Один эскадрон оставался в селе Кузьмине, два в городе Павловске.

В 1824 году всем полкам гвардии для улучшения питания были даны огороды, которые обрабатывали солдаты. Лейб-гвардии Гусарский полк получил огороды на городском выгоне за Софийским собором.

Большие участки, ранее принадлежавшие Баболовской лесной даче и расположившиеся к западу от военного городка в Софии вдоль Таицкого водовода, в 1820 году заняли строение Садовой школы Ф. Лямина: теплицы и «дом со спужбами садовому подмастерью».

В 1825году на месте Новгородской дороги была устроенаКадетская улица (ныне бульвар), являющаяся центральной в Софии, (ныне — Кадетский бульвар), обе стороны которой оформили широким бульваром, разделившим софийские казармы и частную застройку. Бульвар в 1820-1830-е гг. оформил садовый мастер Ф.Ф. Лямин.

После того, как в 1825 году Московский тракт окончательно отвели от границ Софии в центр нового города Царское Село, капитально перестраивается под Софийский военный госпиталь старая Софийская почтовая станция. 

Бывшая отдалённым военным предместьем Старая София с появлением района Новой Софии значительно увеличивается в размерах и превращается в 3-ю (Софийскую) часть Царского Села.

Судя по текстовым материалам, к концу 1820-х годов появляется на месте бывших западных кварталов Софии обширное «Учебное поле», или Софийский плац, но утрачивается старая южная граница некогда самостоятельного города — вал и ров. С ним теряется и четкая южная граница Царского Села. Недаром именно в этот период прослеживается тенденция к вынесению большой части Софии с Софийским собором за городскую черту путем прокладки широкого бульвара, проходящего параллельно Волконской (ныне Парковой} улице от Софийского бульвара до Баболовской просеки, Однако в связи с быстрым ростом населения города проект ограничения территории на юге не был воплощен в жизнь.

1830-е

3 часть Царского Села

К началу 1830-х годов территория, расположенная к югу отВолконской улицы до Малиновской дачи и деревни Белозёрка между Кадетским бульваром и Павловским шоссе, представляла из себя местность, поросшую редким кустарником, пересеченную оврагами и бегущими по склону с запада на восток ручьями. Здесь находились Галицкие кирпичные заводы с рабочей слободой (район Артиллерийской улицы), деревня Новоселки или Подбережки (будущий участок дачи Юсуповых). С юго-востока к Волконской улице подходили крестьянские пашни.

1 апреля 1832 года император Николай I утвердил составленный архитектором А. П. Гильдебрандтом проект создания на этих малоосвоенных землях новых городских кварталов, строго прямоугольная сетка улиц которых сохранилась до наших дней — план нового городского района обывательской застройки — 3-й части Царского Села на территории, примыкавшей к бывшему городу София, между Павловской и Гуммолосаровской дорогами напротив Старого сада.

Утвержденный план новой части Царского Села — Софийской предполагал развитие города именно в этом направлении. Его реализация, начавшаяся в 1833 году, ознаменовала новый этап в развитии исторического плана Царского Села и его планировочной структуры. Район «Новой Софии» — единственный появившийся в этот период на неосвоенных ранее пространствах как еще один новый сектор складывающейся огромной окружности.

В 1832 году начался и отвод мест под застройку —, практически осуществленный к концу 30-х годов XIX века. Строго прямоугольная сетка улиц этого района, расположенного между Кадетским бульваром и Павловским шоссе от Парковой улицы (бывшей Волконской) до Саперной, сохранилась до наших дней. Изменения коснулись лишь размеров отдельных участков, которые при новом строительстве в конце XIX — начале XX века значительно укрупнились.

Проложенные к середине 1830-х годов улицы названия свои получили в честь первых комендантов Царского Села И.М. Стесселя и И.И. Вельо, главноуправляющего городом Я.В. Захаржевского и воинских соединений, там размещенных.

Новый район разделили на две части — «гражданскую» и «военную». В первой появились Стессельская (Красной Звезды), Захаржевская и пересекающая их Велиовская (Радищева) улицы, кварталы застраивались домами по «образцовым проектам»: по периметру — деревянными, «наугольные» участки — каменными.

Подобное разделение характерно было для первого периода застройки — 1830-х годов, когда использо-вались в основном «образцовые проекты» уходящего кпассицизма («образцовые фасады» 1809 года). Начиная с 1840-х годов все бопьше получают распространение «образцовые проекты», появившиеся в «тетрадях К. А. Менцеля» — немецкого архитектора, особенно пропагандировавшегося императором Николаем I и работавшего в стилистике нарождающейся эклектики. С этого времени каменная застройка в «гражданской» части «Новой Софии» перестает быть топько «наугольной» — каменные дома появляются и внутри кварталов. Помимо «образцовых» используются и индивидуальные проекты жилых домов, разработанные  архитекторами позднего классицизма и ранней эклектики С.И. Черфолио, Д.Е.Ефимовым, П.С. Садовниковым,А.П. Гильдебрандтом, А.А.Тоном, П.И.Измайловым.

О давно ушедших временах напоминают нам и сейчас «… не парадные, но внушительные своей спокойной солидностью», прочно вросшие в царскосельскую землю новософийские дома и особняки Белозёровых, Стратановича, Фридерицы, Абрамова, Соколовой, Алексеева, Парфентьева, Буйлова. Среди них встречаются и значительные по размерам 3-х этажные каменные здания (дом придворного лекаря Г.В. Клеве, дома купца 1-й гильдии Я.В. Пальгунова), какие в середине XIX века и в центре Царского Села нечасто можно было увидеть.

Для новой полицейской части на Павловском шоссе возводится ансамбль административных зданий, сохранившийся в измененном виде до наших дней. Всего за одно десятилетие южная часть города получила единую планировочную структуру с четкими кварталами военных городков, огромным Учебным полем (Софийским плацем) и новой площадью вокруг храма трех полков (Кирасирского/ Гусарского, Образцово-пехотного) — Софийского собора. Сапёрная улица, проложенная по границе плаца и гарнизонных огородов, стала южной границей Царского Села.

Андреев И. Детство дворцового мальчика. Воспоминания церковного старосты:

Софийское стадо

Утром рано мы гоняли наших коров в Софийское стадо, почти к Казанскому кладбищу, через весь плац. До выхода в Красносельский лагерь, там каждый день кто-нибудь учился и, подогнав коров к стаду, мы садились где-нибудь на бугорке и с упоением любовались на джигитовку конвойцев, рубку лозы, эскадронные учения, пехотные атаки. Забывали про жару, забывали, что давно дома ждут…

До сих пор отлично помню формы гвардейских полков: гусарского, кирасирского, 4-го Императорской фамилии Сводно-Гвардейского, особенно их парадные формы. А гонять коров по плацу было сущим мучением, особенно когда пройдет дождь и глина, взбитая копытами, сделается крепкой; мелкие бугорки тогда так резали ноги, — мы все лето ходили босиком, — что приходилось исхитряться, чтобы наступать не на следы копыт, а на клочки кое- где уцелевшей травы.

Своеобразной границей, разделяющей «военную» и «гражданскую» части нового района, стала Артиллерийская улица. За ней до вала по начавшей прокладываться Сапёрной улице разместились военные городки «Образцовой пешей и конной артиллерийской батареи» (позже — Артиллерийской офицерской школы), «Учебного сапёрного батальона» (в начале 1860-х годов его сменил 1-й Стрелковый Его Величества батальон, с 1910 года развернутый в полк).

Одновременно с появлением «Новой Софии» значительные изменения происходили в исторической топографии Софии старой. Реконструируются прежние и возводимые каменные постройки на месте дислокации Лейб-гусарского кого полка (вдоль Парковой улицы и к югу от нее). Изменил свой «восточный» облик старинный Скотный двор. В центральном, выросшем на один этаж корпусе, разместилась квартира командира полка, угловые башенки утратили эффектный третий ярус и были приспособлены под канцелярию и гауптвахту, два массивных каменных манежа перекрыли вид со стороны комплекса на Софийский собор.

В ходе строительства новых военных городков для прибывшего Царское Село Кирасирского (1832) и Образцового пехотного полков (1834) начинают осваиваться бывшие в запустении Софийские просторы.

Позднее, в 1835 году, был составлен новый план застройки Софии как района Царского Села — от большого собора до Павловского шоссе, Значительная часть территории отводилась под воинские городки. Они включались, как правило, кроме казарм, здания офицерского собрания, медицинской части (лазарета) и обязательную церковь. Поблизости находились обычно жилые дома офицеров. Вместе с тем в возрождавшемся районе началось строительства ряда особняков царскосельской и петербургской знати.
 

1840-е

При этом создающаяся планировочная структура «новой Софии» увязывается с вновь складывающейся в Софии старой, куда продолжаются, еще без названия, трассы новых Стессельской, Захаржевской и Артилперийской улиц. Улицы продолжили в западном направлении за устроенный на месте Новопавловской «гулевой» дороги Кадетский бульвар, где полным ходом шло освоение бывших в запустении Софийских просторов.

Бывшая в 1834 году отдаленным военным предместьем, за последовавшие несколько лет София значительно увеличивается в размерах и превращается в 3-ю полицейскую часть Царского Села.  В плане Царского Села 1844 года перед нами результаты прошедших десяти лет: новая южная часть с единой планировочной структурой, с четкими кварталами военных городков, огромным Учебным полем (Софийским плацем) и новой площадью вокруг полкового храма — Софийского собора. Улица, проложенная по границе плаца и гарнизонных огородов и получившая название Саперной, стала новой южной границей Царского Села. От нее отходили выпрямленные трассы старых дорог, в том числе до самого отдаленного к югу обьекта — значительно увеличившегося с 1817 года в размерах Казанского кладбища.

 

1857. София на карте Царского Села

 

Сформировавшаяся в 1830-е годы градостроительная основа Софийской части с течением времени лишь совершенствовалась, не подвергаясь существенным изменениям: появлялись новые улицы — Кирасирская, Гогелевская, Манежная (две последние ныне не существуют), первоначальные деревянные военные городки стали каменными, в соответствии с возникающими архитектурными стилями изменялась обывательская застройка, укрупнялись частновладельческие участки. В получившем широкое распространение «русском стиле» возводились воинские храмы для прибывающих в Царское Село новых гвардейских полков и «софийских старожилов»:

В начале XX века в Софии сложился своеобразный южный «древнерусский пояс». Он включал в себя отдельные постройки «русского стиля» и «неорусские городки» эпохи модерна. Цепь храмов, выстроенных так, как исстари строили на Руси, охранным поясом — оберегом обвела Царское Село — резиденцию последнего русского императора. Из них сохранились лишь два — Кирасирская церковь и перестроенный храм 2-го Стрелкового полка. Поражающий своими масштабами архитектурный комплекс полкового городка был возведён на бывших кирасирских огородах «… в виде и характере Ростовского Кремля» почти в натуральную его величину. Он стал важнейшим связующим звеном в южном «древнерусском поясе» Царского Села.

Каждая из сменяющихся градостроительных эпох вписала свою главу в своеобразную архитектурную летопись Царскосельской Софии. Первоначальный облик застроенной в 1850-70-х годах левой (парковой) стороны Павловского шоссе (так называемых «новых мест») определяли дачи эпохи «историзма» — шедевры архитекторов И.А. Монигетти, А.Ф. Видова, АХ. Кольба. В начале XX века он был удачно дополнен особняками и общественными зданиями, построенными по проектам С.А. Данини, А.И. Гогена и В.И. Шене в стиле модерн.

Легендой краткого века царскосельского модерна по сей день остаётся находившийся в начале Стессельской улицы (Красной Звезды) и разрушенный во время Великой Отечественной войны так называемый «дом с павлинами» (особняк Е.В. Глушкова) — творение архитекторов Н.Е. Лансере и А.И. Таманяна.

 

1900-е

В1911-1913 годах по разработанному теми же архитекторами проекту на Велиовской улице (ул. Радищева) был возведён особняк В.П. Кочубея — один из лучших образцов царскосельского неоклассицизма. Вместе с поражающим элегантностью архитектурных форм домом Н.Н. Комстадиуса они образовали некий «неоклассический заповедник» удачно вписавшийся и в историческую позднеклассическую панораму северной части Софии, и в многоликую архитектурную среду обращенной к Екатерининскому парку застройки Волконской (ныне Парковой) улицы. Заключенная в зеленую раму парков — Отдельного/ Баболовского/ Екатерининского/ бывшая Царскосельская София, несмотря на многочисленные утраты, по-прежнему сохраняет свой неповторимый облик.


 

Казарменная застройка и новая трассировка улиц схематично воспроизводили большей частью утраченную к этому времени измельченную планировку Софии. При этом кварталы получили более крупный модуль, некоторые старые софийские улицы исчезли.

«София» доныне сохранилась как обиходное название большой части города Пушкина.

До нашего времени здесь сохранился ряд софийских зданий, построенных по образцовым проектам Ч. Камерона. История многих казарм восходит к первым годам существования Софии, о прошлом которой напоминают многие здания на современной Парковой улице.


1915

Тротуары у нас находятся в ужасном состоянии, и в особенности в Софии. По некоторым улицам ходить буквально не только неудобно, но даже и небезопасно. Возьмем, например, тротуары на Велиовской улице перед домом г. Суходольского и перед другими домами, а перед домами наследников г. Юзихина (уголь Велиoвской и Захаржевской) или передо домом наследников г. Орлова по Захаржевской улице,  до сих пор еще совсем нет нигде никаких тротуаров и во время ненастной погоды, в особенности, весною или осенью, от грязи нет эдесь вовсе прохода. Размер нашей заметки,  к сожалению, не дает возможности привести еще ряд других тротуаров, которые нуждаются в безотлагательной починке. На некоторых тротуарах лежат треснувшие каменные плиты, не заменяемые новыми или же пришедшие в совершенную негодность и замененные простыми кирпичами.11

 

Современные улицы на б.территории Софии и 3 части Царского Села:

 

Продольные:

 

Поперечные:

Новые улицы в жилом городке для военных в Софии:

 

Источники:

  1. Вильчковский С.Н. Царское Село, 1911, репринтное издание 1992
  2. Мощенникова М.А. Царскосельская София. СПб.: Серебряный век, 2009, 31 с.
  3. Мощенникова М.А., Корнилова Н.А. Историческая застройка Царского Села: исторический очерк градостроительного развития (XVIII — начало XX века) / / Дворцовый город Царское Село. СПб., 2009. С. 5-94.
  4. Мощенникова М.А. Царскосельская София. СПб.: Серебряный век, 2009, 31 с.
  5. Микишатьев М.Н… София и Царское Село (трансформация концепции «идеального города» в архитектуре русского классицизма и ампира) / из сборника Царское Село на перекрестке времен и судеб. Материалы XVI научной Царскосельской конференции. Ч.1, 2, 2010 год. СПб, Изд-во Государственного Эрмитажа
  6. Пискунов Б. Город Царское село. Исторический очерк, СПб, Царскосельский альманах, 2005 год. -79 с.
  7. Семенова Г.  Царское Село: знакомое и незнакомое. .-М.ЦентрПолиграф, 2009.- 638, (2) с.
  8. Смирнов В.Н., Рабин Э.Э. Прогулки по старому городу. Комм. Тарасов В.В., СПб, Серебряный век, 2006. 320 с.
  9. Справочник "Памятники истории и культуры Санкт-Петербурга", СПб, КГИОП, 2003
  10. Цылов Н. И. Атлас города Царского Села. СПб., 1858
  11. "Царскосельское дело" №21 пятница 22 мая 1915 года
  12. Сайт "История Царского Села"

 

 
Рейтинг: +2 Голосов: 2 17517 просмотров
Комментарии (6)
N. # 13 ноября 2011 в 17:10 0
Интересно.  Спасибо тем, кто сделал это. Слов нет. Молодцы - историки.
N. # 13 ноября 2011 в 23:24 0
Вопрос: почему не вернули первоначальное название улице Радищева, и улице Красной Звезды.
Photojour # 14 ноября 2011 в 10:03 0
Если добавить сюда и Парковую, которая была до этого Волконской, у меня лично одно объяснение - эти улицы были названы в честь б. управляющих Царского Села, а их роль в истории в 1993 году, видимо, еще не была столь очевидна для топонимической комиссии)), за исключением генерала Захаржевского, к которому никаких претензий быть не может)). Другой связи я не вижу  smile
Россия # 15 ноября 2011 в 16:16 0
Ул Радищева, б. Стесселевская. Стессель Иван Матвеевич, ответил за своего внука?  Внук И. М. - Анатолий Михайлович Стессель, опозорил ОТЕЧЕСТВО - сдал врагу крепость Порт-Артур со всеми подробностями. В 1906 - отправлен в отставку. В 1909 суд расследовал подробности и приговорил А. М. Стесселя к расстрелу, заменённому 10 - летним заключением в Крепость. Ул. Красной Звезды, б. Велиокская,  Велио И. И. учствовал в жестоком подавлении восстания ДЕКАБРИСТОВ.  Ул. Парковая, б. Волконская. Волконский П. М. - основатель рода светлейших князей Волконских от Рюриковичей.... На каком-то этапе в создании рода принял участие, вклинился Бенкендорф. Может быть, поэтому?
Россия # 15 ноября 2011 в 16:30 0
Поправка: Ул. Радищева, б. Велиокская....Ул. Красной Звезды, б. Стесселевская...
alanbus # 22 ноября 2013 в 11:57 0
Вопрос по Софийскую почтовую станцию. Когда по Московоской дороге ее перенесли при Павле 1 в Ижору, станция продолжала работать, как понимаю, по Порховскому тракту. А потом эту станцию отдали военным. Вопрос -  куда переехала новая станция в Софии-Царском Селе?