Навигатор по сайту Туристу Энциклопедия Царского Cела Клубы Форумы Доска объявлений


Авторизация
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?

1914-1917. Царское Село в годы Первой Мировой войны: война и горожане

 

Основу статьи составляют материалы диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Большаковой Л.З. "Дворцовый город Царское село во второй половине ХIХ – начале ХХ вв.: особенности управления и городское хозяйство", дополненная материалами tsarselo.ru

 

В ответ на мобилизацию России, – после объявления войны Австро-Венгрией Сербии, чей террорист убил австрийского эрцгерцога Франца Фердинанда, 1 августа 1914 года Германия вступила в войну и с Российской Империй, направив сначала войска против Франции. Началась Перовая мировая война. …

3 марта 1918 года уже советской Россией был подписан сепаратный Брест-Литовский мирный договор с Четверным союзом, во главе с Германией, в результате которого Россия утратила территорию, площадью около 1 млн. кв. км и вышла из войны. 

Между этими датами – годы и месяцы трудов, напряжения, потерь и страданий – бесконечные рабочие будни… И не надо было убеждать жителей города «подтянуть пояса» или «проникнуться суровостью момента» – сразу и, «прониклись», и поняли, что – это неизбежно – жить по законам военного времени…

Огромную роль в военное время играла городская пресса: информировала, анализировала, критиковала, обсуждала самые насущные вопросы. И, конечно, тема доступности газет, а значит срочных новостей… – была особенно актуальной. «…Газетчики пытались газеты продавать по 10 копеек за экземпляр.… Обыватели потащили в участок,…начал продавать – по 3 коп. Когда вечерняя газета в СПб – 2 к., в Царском Селе и на станциях железной дороги – по 3 к. … В Царском Селе иногда продают несвежие экстренные выпуски, выдавая их за новые газеты, – по 5 коп…».1

Хлопоты редакции о жителях – не были напрасны: «…С 25 августа 1914 г. У подъезда Земской управы по ул. Широкой поставлен деревянный щит, на котором несколько раз в день вывешиваются последние известия с театра военных действий. Телеграммы привлекают много бедного люда, который не имеет средств приобрести …вечерние газеты… К щиту необходима электрическая проводка, как-то темно, как у гр. Кейзерлинга в квартире…» 2.

Это, мимоходом брошенное сравнение, в газете от 29 августа, становится понятным из воспоминаний А. Кейзернига, и тоже, живописует атмосферу первых месяцев войны. Именно 29 августа председатель управы Царскосельского земства граф А. Кейзерлинг был освобожден из Петропавловской крепости. Почти месяц назад, 1 августа, после возвращения с торжественного собрания царскосельского земства он, по постановлению Охранного отделения, был арестован на перроне Царскосельского вокзала жандармами и в наручниках препровожден в Царскосельскую тюрьму, где мундир камергера ему пришлось поменять на арестантскую робу. После, его доставили в Петропавловскую крепость.

Поездка, накануне объявления войны, на границу с Германией для передачи посылки послужила надуманным поводом для обвинения в шпионаже и ареста. Размышляя на досуге о своих злоключениях, он назвал, в качестве второй причины своей опалы, изменение системы налогообложения в Царском Селе, происходящего по линии Земства:

«…И третье: славянофилы и шовинисты, в коих недостатка не было, ненавидели меня как немца. С началом войны эта часть общества приобрела большую силу, основало лигу «истинно русских людей» под названием «Союз Михаила Архангела»3, во главе его стоял человек дурной репутации, некто д-р Дубровин. И он, и другие лидеры этой партии, имели собственность в Царском Селе и других городах нашего уезда, а потому переоценка недвижимости коснулась и их. «Союз Михаила Архангела» нередко называли «черной сотней», и щупальцами своими он оплел всю Россию. К нему принадлежали, и, вконец опустившиеся, люди, чернь, они-то и устраивали погромы, преследовали всех неугодных им лиц, и от имени церкви, русской идеи и монархического принципа, практически безнаказанно, творили величайшие бесчинства»4.

После освобождения из под ареста и снятия несправедливого обвинения, Альфред Кейзерлинг демонстративно вышел в отставку с поста председателя управы Царскосельского Земства.

Когда началась массовая мобилизация, в июле 1914 г. в «Царскосельском деле», в статье с «говорящим» названием «Черное дело» репортер выразил справедливое возмущение: «… мытарства оставленных жен и детей ушедших на войну, которые не смогли, или не успели заплатить за квартиры, из-за домовладельцев, которые грозят им выселением … и, вероятно, как говорили сами запасные, приводить в исполнение свои угрозы… В Санкт-Петербурге администрация против жадных домовладельцев приняла уже строгие меры, а у нас?!»5

Спекуляция, – не без помощи горожан, – выявлялась, и виновные несли ответственность, по законам военного времени. «Полицмейстер полковник И.П. Новиков просит всех обывателей, с коих легковые извозчики позволят требовать плату сверх таксы, а разносчики газет – сверх цены, указанной на газете, – могут заявить об этом ближайшему городовому для наложения на спекулянтов соответствующего взыскания»6.

И только «питиям» и пьющим – «война, что мать родна». Для одних (властей) – это неиссякаемый источник дохода (к 1 августа 1914 г. водка и спирт поднялись в цене официально на 40 %), для других – «вечный повод пить с горя». «…Открытие винных лавок (прежде закрытых) последовало 16 августа 1914 г., но из семи имеющихся в нашем городе винных лавок, торговля разрешена только в одной – № 646 по Оранжерейной улице, у Гостиного двора, и только одним денатурированным спиртом…он, как и прежде … продается двух сортов – 90 градусов, по 70 копеек за четверть (то есть, за четверть ведра – сост.) и 87 градусов – 67 коп. Одному покупателю – не более одной четверти сразу»7.

Ажиотаж был не случаен. Уже 22 августа 1914 г. было издано распоряжение правительства о запрещении продажи спирта, вина и водки на весь период войны. Зерно было необходимо, прежде всего, для продовольственных целей. Отныне, этиловый спирт предназначался для технических и медицинских целей. Фактически этот запрет действовал на протяжении 10 лет. Началась эпоха самогоноварения. (В связи с идеологией советской власти и в целях наведения жесткого порядка, в июле 1918 года было подтверждено запрещение производства водки и самогона, а также торговли ими, но уже через 5 лет, поняв, что казну наполнять как-то надо, строгий указ отменили).

В начале сентября 1914 г. газета начала выносить на общественный суд и отвратительные факты мародерства: «…трусливо прячась во время сражения, они, как только утихает бой, грабят мертвых и раненых, не останавливаясь перед тем, чтобы из-за какой-нибудь цепочки ценой в 10 коп. добить еще жизнеспособного раненого. … Они – подонки общества, не получившие никакого воспитания и с младенчества видевшие подходящие примеры. Но если, грабежом занимаются люди, имеющие известное общественное положение, причем, многие из них – с образованием, – то, скажите, каким именем вы назовете этих людей???8

Помимо вышеуказанной Временной Управы и Временного Комитета, был образован и Продовольственный Комитет, который возглавил организацию снабжения и распределения продовольствия, необходимого гражданскому населению. Письмо с подписями царскоселов к полицмейстеру о взвинчивании цен с 21 июля 1914 г.: картофель за осьмушку – с 12 к. до 20 к.; капуста (1 фунт) – по 8 к.; мясо – 28–29 к. 1 фунт; ветчина – 80 к., мякоть мяса – 35 к.; колбаса чайная – 38 к.; мука пшеничная – с 25 до 40 к. … Надеемся на меры безотлагательно»9

Обстоятельства военного времени привели к активизации общественной активности, в том числе, в сфере самоуправления. Теперь полномочий «командовать» у Городовой ратуши, – горожанами, к которым была она поближе, – появилось побольше, чем у Дворцовых начальников: и оформить расквартирование войск в частных домах, и найти по «божеским ценам» продовольствие, и обеспечить, хоть какими-то, дровами замерзающих царскоселов. Прибавим, к этому сотни распоряжений от дюжины, – вновь образованных,- Комитетов, Комиссий и Управлений.

На Ратушу возлагается Главным управлением по довольствию войск (в числе множества обязанностей): контролировать недопущение спекуляции самым необходимым: «…«Согласно п. 9 Законов от 21.08.1916 г. (Собрание Узаконений и Распоряжений Правительства 1916 г.) №237 ст. 884 Приказа военного времени 1916 г. №5,… до окончания войны…расчеты с городскими, земскими и сельскими учреждениями …для снабжения войск производятся по действующей стоимости этих припасов, но не свыше…справочных цен или тех, которые из казенных заготовок…».

Но, при этом, справедливо указывают Ратуше, на каком основании выплачивать разницу в стоимости товаров поставщикам, понимая, что «даром», — значит спровоцировать саботаж. «…Нижеприведенным законом разрешается ставить вопрос об источниках для погашения разницы между действительной стоимостью материалов отопления и вознаграждением за таковое, определено в Уставе о земских повинностях…» Подписи: Помощник начальника управления генерал-лейтенант Гребенщиков, Начальник Отдела полковник Казаков.10

В документах архива отложилась справка для обоснования расходов, требуемых Городовой ратушей, и в ней приведены законодательные источники периода Русско-Японской войны, 1904 года; здесь же выясняется, что расходы осуществляются в кредит «…На производство означенного расхода в распоряжении Городовой Ратуши Комитета имеется кредит по параграфу 10, ст.5 сметы 1917 года….». Речь идет о расходе на срочный ремонт частных домов, безвозмездно отданных их хозяевами под расквартирование войск гарнизона. По согласованию с Главным штабом, составили резолюцию – выдать сумму, но с «дальновидным» условием:

  1. «Признать ремонт необходимым всех помещений, кроме деревянного флигеля д. Левицкой, ремонт которой отнести на счет Инженерного ведомства и хозяйственных сумм войсковой части – 300 р., ассигновать на остальной ремонт, уменьшив по §7 Урочного Положения с 6% до 3%, т.е., – всего 2003 р.64 к.
  2. Указанный аванс выдать Городовой Ратуше с последующим полным расчетом по более выгодным ценам и создать ревизионную комиссию о выполненных работах с отчетом.
  3. Просить главную бухгалтерию Полевого и Крепостного Казначейств Северного фронта сделать надлежащее распоряжение полевому Казначейству Петроградского Военного округа по переводу 2003 р. 64 к. Царскосельской Городовой Ратуше»11.

 

Сохранились сведения, о частях войск, управлениях военного ведомства, расквартированных в г. Царское Село, из которых можно заключить, что свои дома предоставляли царскоселы, разного уровня и достатка: и богачка Кокорева, и директриса школы Левицкая (на фото):

  1. «…Управление Запасной Артиллерийской Бригады (Кадетский бульвар, дом Кокоревой);
  2. Команда нижних чинов Царскосельского запасного продовольственного магазина (угол Конюшенной и Колпинской, дом Авенариуса – на 1-ярусных нарах);
  3. Управление 3-го Полевого тяжелого Артиллерийского Дивизиона (Гогелевская ул., дом Кузнецова – на 2-ярусных нарах);
  4. Команда Полевых работников Запасного Электрического батальона (Новодеревенская ул., дом Левицкой – 2-ярусные нары 30 чел.; днем – по 15 чел, ночью – до 30 чел; есть водопровод, и бочки с водой на случай пожара.

 

И далее, из журнала Губернского Распорядительного Комитета узнаем, что на его заседании от 23.05.1917 года, подтвердив присланные Ратушей копии актов осмотра помещений, занимаемых войсками в городе Царском Селе от 14.01.1917 г, принял сметы ремонта:

  1. «1-этажного флигеля дома Левицкой-1633р.46 к.;
  2. Ремонт дома Беллялетдинова, – 350р.3 к.;
  3. Ремонт печей в помещении Дома офицеров 1-го Л-Г Стрелкового полка (Дом Шухта, Павловское шоссе,12) – 95р.4 к.;
  4. Ремонт печей в доме Авенариуса -79р.5 к.;
  5. Ремонт помещения деревянного флигеля дома Кокоревой – 212 р.

 

Итого: 2370 р.74к….»12.

 

Приведенная выше краткая смета ремонта, после постоя войск, свидетельствует, что, несмотря на военные обстоятельства, власти, хотя и не полностью, – но возмещали убытки.

Ратуша обратилась к горожанам с просьбой предоставить сведения о свободном (для «расквартирования» – сост.) жилье, и список очень скоро от 9.09.1917 г (судя, по датам), – причем, добровольно, – был составлен. Поселением занималось созданное Управление Гражданской милиции, которое направляло списки в Царскосельскую Временную Управу:

  1. «Д. Мейера (Малая,17), конюшня в 4 стойла, ледник, прачечная;
  2. Д. Дорофьевой (Леонтьевская, угловой);
  3. Д. Маркевич (Средняя, угловой дом);
  4. Д. Сабира (угол Малой и Дворцовой);
  5. Д. Прутченко (Малая, д.3);
  6. Д. Серебрякова (Средняя, д.37),
  7. Широкая,7–5 комнат с кухней);
  8. Широкая, д.3, 25 комнат, конюшня в 12 стойл);
  9. Широкая, д.5–5 комнат, электричество, ванна, большой сад);
  10. Бульварная, д.77
  11. и Бульварная, д.85,12 комнат;
  12. с 12 по15 Дома на Бульварной: Денисова, Сиповского, Фролова Н.Н.,. Дача Соловейчика… и в Софийской части – частные дома по типам: А) 

 

А) Зимнего типа, пригодные для постоя не менее 25 солдат:

  1. Павловское шоссе, д. 4 и д.6 (кн. З.Н. Юсуповой, на фото);
  2. Павловское шоссе, д. 32 (А.Ф. Ридигер);
  3. Павловское шоссе, д. 1 (гр. Остен — Сакен);
  4. Стессельская, д.14 (М.И. Пурре) – помещение чайной; 
  5. Стессельская, 16 и 18 (Е.А. Суходольский), чайная;
  6. Велиовская, дома 4,6,8 (В.П. Кочубея);
  7. Гогелевская, д.3 – (наследников Исаевых);
  8. Огородная, д.21 (С.П. Шувакова);
  9. Огородная, 16. (И.С. Мальцева);

 

Б) Зимнего типа, пригодные под лазарет:

  1. Павловское шоссе, 3 (М.В. Воейковой);
  2. Павловское шоссе, д.31 и д. 33 (А.М. Архангельской);
  3. Волконская, д.12.- (Н.Н, Комстадиус);
  4. Волконская, 14 — (Н.С. Мальцева.);
  5. Волконская, д.18 и д.20 (гр. В.В. Гудовича);
  6. Велиовская, 4,6,8, (В.П. Кочубея);
  7. Огородная,19 (А.Л. Митрофанова), чайная;

 

В) Конюшни зимние для более 25 лошадей:

  1. Огородная, 21 (Шувакова С.П.); …

Г) Помещение для хлебопекарни с готовыми печами:

  1. Стессельская,14 (М.И. Пурре) – помещение чайной и №№ 16 и 18 Суходольского (в подвале);

Д) Закрытые лавки:

  1. Соколова
  2. Огородная, д. 11 (дом Киселева и закрытая лавка Малкова);
  3. Огородная, д.19 (д. Митрофанова, закрытая лавка);
  4. Дом Курчавина, и его закрытая лавка;
  5. Огородная, д.3 (дом Фокина В.Д.)

 

За период с 17.08 1916 г. по 31.07.1917 г. по отчетам Царскосельской Городовой Ратуши «…за расквартирование и снабжение продовольствием было израсходовано всего: 8881 руб. …»13.

1916. Вл кн. Татьяна у Дворцового лазарета с раненными офицерами

 

Подробнее о лазаретах в Царском Селе в годы Первой мировой войне (перейти по ссылке)

 

По понятным причинам, цены на продовольствие и топливо волновали всех, невзирая на «сословия» и «условия», тем более, что с началом войны, стоимость продуктов увеличилась, в среднем, на порядок. Так, даже для раненых мясо поступает в дворцовый госпиталь в 12 раз подорожавшим, по сравнению с довоенными ценами: 

  • Городовая ратуша просит внести в кассу 1976 р. 40 к. за отпущенное госпиталю мясо (мясо 8 пудов по 24 руб. 40 коп.)
  • С 16 августа по 11 октября 1916 г. в Городовую ратушу на мясо отпущено денег – 25248 р. 36 к., также отпущено … дров 10 саж. и 5 четвертей – 90 р. за 1 саж.; березовых дров – 25 сажен по 24 руб.14.
  • Для сравнения, в 1909 г. мясо продавалось – по цене 2 руб. 7 коп., т.е., – цена увеличилась в 12 раз.

 

И надо учесть, что для госпиталя Ратуша поставляет – в счет собственных депозитов, – в кредит, по льготной цене.

В отличие от «захватчиков» телеграфов, дворцов и банков, Продовольственный Комитет на свои действия по заготовке основных пищевых продуктов, распределения их среди населения и «приемке во владение царскосельских лабазов и лавок» – «испрашивает» утверждения Выборных от населения и войсковых частей, входящих во Временный Комитет, а также, назначает от того Комитета, описи товаров, находящихся в лабазах… Участие представителей от Городовой ратуши желательно, и, следовательно, вам надо выбрать своих представителей»15.

Контроль на местах возлагался на Царскосельскую гражданскую милицию, и в которую и поступали все заявления, а также «стоны и вопли» голодных, холодных и страждущих: «Начальнику Гражданской милиции г. Царского Села от 17.02.1917 (за 5 дней до начала Февральской революции в Петрограде – сост.) от Е.И. Кокичевой. – «Заявление на вздорожание дров в городе Царское Село и несоответствие рыночной цене… доходят до 40 р. За неполную связку. … Прошу воздействовать своим указанием (!) и подсказать, где купить, по более доступной цене,…не топлено… дети…»16

Ратуша публиковала, в «телеграфном» режиме, справочные цены на самые необходимые товары. Например, Справочные в Царском Селе в январе и феврале 1917 г.:

  • дрова березовые – 170 саж куб;
  • керосин – 3р.60 к. за пуд., в декабре 1917 г. керосин стоил уже 10 р. за пуд.

 

Далее, приводятся цены на товары первой необходимости («вилка» цен до войны и цена торговцев в рублях):17

  • Рис – 10–14 и 18–20;
  • макароны – 8–10 и 20–25;
  • соль – 1–1,5 и 3–5;
  • сахар песок – 12–13 и 20–25;
  • масло сливочное – 70-80 и 135–180;
  • мясо 1 сорта мороженое – 22–24 и 32-38;
  • телятина – 30–40 и 60-80;
  • окорок – 25–28 и 60–80;
  • цикорий – 11–13 и 40-60;
  • кура (штука) – 75–90 и 170 и 225;
  • картофель (мешок) – 150-200 и 400–450;
  • борная кислота фунт – 25-30 и 80–150;
  • нашатырь – 30–35 и 80-90;
  • одеколон-125–150 и 270–280;
  • квасцы-20–25 и 12-125;
  • лимоны – 5–7 и 50-60;
  • гильзы коробка-15–20 и 55-60;
  • серая бумага-140–150 и 700–800;
  • дрова березовые (сажень) – 8–10 р. и 15–25 р.


Город, как южное предместье Петрограда, стало удобным местом размещения лазаретов, депонирования санитарного поезда, и других медицинских учреждений (рентгеновских кабинетов, лечебных санаториев и др.) для реабилитации раненых и увечных. Предоставлением помещений в городе занимался 3-й стол Дворцового управления, в ведении которого, – как мы уже знаем, – находились практически все
казенные здания и сооружения в Царском Селе, как и банковские депозиты с ренты.

Так, в своем рапорте попечитель Казанского кладбища просит о ходатайстве начальника Дворцового управления перед митрополитом: «…на собрании попечительства заслушано ходатайство бургомистра города Царского Села о пожаловании из сумм попечительства 2-3 тыс. р. на оборудование лазарета, устроенного на 120 кроватей для раненых воинов. Устроен лазарет общественниками Царского Села в помещении пулеметной команды Л-Гв. Кирасирского полка, но так как деньги предназначаются на определенные цели,…просим Вас ходатайствовать перед Митрополитом о пожаловании из сумм – процентов с капиталов 4 процентной ренты государственных бумаг и процентов с капиталов Попечительства в сумме 3 тыс.р.…»18

Изыскание источников финансирования было одной из важнейших задач, даже такого глубокого тыла, как Царское Село. В документах Петроградского Губернского Земства сохранилась «Записка о проводимых финансовых операциях в Петроградской губернии в условиях войны» (по июнь 1916 г.), из которой следует, что по инициативе жителей уездов, земства подняли вопрос о государственном займе, и на губернском Земском собрании, на чрезвычайной сессии от 28.09.1915 г. сделан этот заем правительством, с гарантией, на сумму 1 млн. рублей в Русском для Внешней Торговли Банке.

Ратуша на запрос, чем город сможет обеспечить текущие счета вышеуказанного банка ответила: «…внесено процентных бумаг по начислению 50 тыс. рублей и Царскосельским отделением Русского Торгово-промышленного Банка – счета № 202, процентных бумаг на 50 тыс. рублей и № 221 – 18300 рублей наличных денег, лабазу не отпускаемых…»19 А ведь это средства вкладчиков.

Надо подчеркнуть, что по этим заемным операциям, ни одного возражения жителей в источниках нами не обнаружено. Средства разместили между уездами следующим образом:

  • Гдовский – 185 985 р.;
  • Лужский – 200159 р.;
  • Новоладожский – 80985 р.;
  • Петроградский – 136002 р.;
  • Царскосельский – 105634 р.;
  • Шлиссельбургский – 73345р.;
  • Ямбургский – 85 631 р.

 

Как видим, самый небольшой по наделам уезд, шел следом – за плодородными: Гдовским и Лужским уездами. Распределение средств займа по видам продовольствия: (сравним: Царскосельский и Лужский районы – соответственно). Всего пудов: 62911 и 239501 пуд.; хлеб: 50900 и 224049 пуд.; масло: 2011и 2691 пуд.; соль: 10000 и 11800 пуд20.

Царскоселы, несмотря на «оскудевшее меню», были готовы, и сочувствовать, и поддерживать морально, и помогать материально. Газеты еженедельно сообщали о бескорыстных сборах средств, открытии обществ, благотворительных акциях: О молитвах в храмах разных религиозных общин.

Так, уже 24 июля 1914г. в еврейском Молельном доме (на Велиовской улице) состоялось богослужение «…евреи Царского Села …, открыв, согласно обряду, ковчег Завета, и вынув свитки Торы, совершили торжественное богослужение …о здравии Государя Императора и о даровании победы всему русскому воинству и дружественным России государствам… По просьбе всех присутствующих председателем хозяйственного правления г. Палепом (на фото ниже, в центре) была послана, на имя Министра Императорского двора, телеграмма, с выражением ….чувств евреев – жителей Царского Села, …единогласно принято решение из своих скромных средств немедленно отчислить 100 р. на предмет «призрения евреев нижних чинов, призванных ныне в действующую армию, для защиты Царя и Отечества… На следующий день деньги переданы в Городовую Ратушу»21.

 

Молебен состоялся и в Екатерининском соборе «…о ниспослании русскому воинству победы, а также сбор пожертвований на нужды семей воинов»22.

Неделей позднее, газета вновь сообщила об открытии Царскосельского Городского Попечительства о призрении нижних воинских чинов и их семейств в военное время: «…Бургомистр председательствовал на собрании, секретарь – С.П. Луневский…всем розданы инструкции о порядке избрания Попечительства и их обязанностей (Собрание узаконений 23 июля 1913г. за №222) и на основании параграфа 2 сей инструкции – определили число членов Попечительства …Вопросы:

  1. Быстрая подача имущественной и денежной помощи
  2. Оборудование яслей, столовой
  3. Квартирный вопрос.
  4. Школьнй.
  5. Медицинский
  6. Выкуп имущества.
  7. Отправка на родину

 

Собрание общественников: в Городовой ратуше …все отнеслись сочувственно и, в свою очередь, – постановили: с каждого свидетельства купцов 1-го разряда – 50 р., 2-го – 20 р., 3-го – 15 р., и 4-го – 10 р., кроме того- с мещан – мужчин с каждого – 1 р., с женщин – 50 к.., …Отпустить в распоряжение Попечительства из общественного капитала 2000 р.23

Выше, уже говорилось о государственной программе создания лазаретов, но горожане по своей инициативе и на свои средства предоставляли собственные дома под размещение раненых и искалеченных. 11 августа 1914 г. на заседании еще одной Комиссии – Обследовательской

  • «…..г. Вавельберг заявила, что она в своем доме (Бульварная,66) открывает пансион для детей на 10–15 человек, с 9 утра… Благодарность Вавельберг. Постановлено: просить гр. Е.А. Бреверн-Делагарди быть во главе дела….»;
  • Освящение лазарета М.Л. Варшавской» Известная благотворительница открыла в собственном доме по Безымянному пер. прекрасно оборудованный лазарет на 30 раненых,… освещение состоялось в присутствии местного начальства…»24

 

«…Первые партии раненых доставлены в Царское Село и распределены в подготовленных помещениях. Одна – в роскошном полковом лазарете Лейб -гвардии Его Величества Гусарского полка, во дворе казарм и здании гауптвахты – в 3-х этажном, хорошо оборудованном здании, разместились 32 раненых – 4 офицера и 32 — нижних чина…, содержится лазарет на средства полковых дам, то есть, офицерских жен…»25 

«…С соизволения Ея Императорского Величества, 28 августа состоялось открытие лазарета для 16 раненых воинов…. Освещал лазарет законоучитель школы митрофорный протоиерей А. Беляев.…Лазарет оборудован на средства Левицкой и педагогического персонала ее школы »26

В завершении этого, – далеко неполного перечня добрых, искренних дел жителей города, – мы приводим сведения из статьи под красноречивым названием «Исторический день в Царском Селе»:

«…этот день 10 августа 1914 г. в Царском Селе может быть назван выдающимся. На зов Царскосельского Городского Попечительства о помощи проживающим в Царском Селе семьям, ушедших на войну солдат, в здании Ратуши собралось до 200 домовладельцев и квартиронанимателей…».

К собравшимся обратился бургомистр Харченко, сказав, что закон признает за семьей защитника отечества право на помощь и определяет размер этой помощи. Сенатор С.П. Фролов предложил свой проект добровольного самообложения. Суть его состоит в следующем:

  • Царское Село ежегодно уплачивает 107 тыс. рублей земского сбора и 50 тыс. рублей квартирного налога. 
  • Если к этой сумме (в 157 тыс. руб.). жители Царского Села добровольно добавят 20%, то эта добавка составит – 31400 руб., а при 30% обложении – это будет – 47100 р;
  • сумма в 30000 р. достаточна, чтобы помогать 1000 нуждающихся, в течение 6 месяцев, выдавая каждому – по 5 р в месяц.
  • По обследованию, в городе Царском селе, нуждаются в призрении – до 1000 человек.
  • Полагая, что к казенному пайку (2,8 р. – взрослый и 1,4 – ребенок до 5-ти лет), можно довести помощь до 5 р. в месяц, и помощь потребуется на время, не менее 6-ти месяцев. («предполагательный срок войны» – сохранена орфография источника – сост.), значит необходимо иметь не менее 30 тыс рублей.
  • Что касается самообложения купцов и мещан, то эта сумма должна составить, по мнению попечительства, запасы на дальнейшие нужды, связанные с войной (пособия осиротевшим семействам, организацию приютов и т.д.); необременительность такого добровольного самообложения иллюстрируется таким примером: уплачивающий 150 р. земского налога (на недвижимость в 50 тыс. рублей), при норме 20% – платит еще 30 р., а квартиронаниматель – при норме – 30 рублей добавит еще 6 р. «….Вот с «с миру по нитке – голому рубаха…»…
  • Всех семейств, ушедших воинов по г. Царскому Селу, по списку – 500, обследовано – 250. Казенный паек выдан 75 семьям; «Поспешите с помощью!», – завершает свое искреннее выступление бургомистр, – уже роздано Царскосельским Городским попечительством – 1000 р.… Теперь война никому из них не грозит голодом!..» .
  • В 1916 г. (данные – на январь) в Царкосельское Городское попечительство были включены лица, которым горожане безоговорочно доверяли: председатель Комиссии по обследованию семейств – А.Г, Гроссман, Казначей — И.К. Радзиковский:
  • пособий выдано – 1804 руб.

 

«…Потерпите, люди, «только 6 месяцев», – завершает расчеты главный попечитель, а не долгих 4 года, – позволим грустно продолжить…

Откликнулись на призыв о помощи даже чиновники: «Первая женщина-чиновница Царскосельского уездного Казначейства — Антонина Федоровна Труфанова – одним из первых распоряжений и собственный пример: все жертвуют на благотворительность из своего жалованья, независимо от обязательных вычетов…»27


Подводя некоторые итоги, по этой небольшой, но важной части исследования,- автор смеет мыслить, сообразуясь с «человеческим» (не государственно-политическим) пониманием жизни, и только поэтому, приводит большую цитату (без купюр) — из первых «квасно» – патриотических» отзывов о войне, опубликованных в местной газете: 

«…Теперь и нам, царскоселам, воочию увидеть и услышать, то, что мы, фактически, знали из газет. Иногда, читая, что «раненые рвутся обратно в войска», у некоторых скептиков закрадывалось сомнение: не приукрашивает ли патриотически настроенный «газетчик». Однако, вот они, эти серые герои, здесь, у нас. И что же?.. Настроение раненых, – как офицеров, так и нижних чинов, – самое бодрое. Все они получили ранения на немецкой земле, на расстоянии 40–75 верст от русской границы. О войне все говорят с восторгом! Нижние чины рассказывают, что немецкие войска боятся штыкового боя и что кучка русских, в 20 человек, бросаясь на «ура», заставляет бросаться в бегство целые роты противника. Жителей они нигде не видели. Те всюду разбежались, но оставили после себя много скота и птицы; кормиться на чужой земле великолепно…»28. Здесь уместно вспомнить одну «простую» закономерность: если ты будешь «кормиться на чужой земле», то «чужой» обязательно будет кормиться – на твоей. 

Россия потеряла в Первой Мировой войне – только убитыми…1 млн. 811тыс. человек Мы можем констатировать, что, несмотря на все «особости» города: его статус, мощные финансовые «вливания», жесткое администрирование и контролирование «всего и вся», всестороннее «охранение» и неусыпный надзор, – Дворцовый город Царское Село стал, и продолжал быть «образцовым», ровно в той степени, в какой этого требовало единственное обстоятельство: наличие в городе царской резиденции. Город же, с его обитателями, проблемами и перспективами будущего устройства, – продолжал быть обременительным приложением для управлений и управленцев, не желающих (или не могущих) понять приближения грозящей опасности бунта.
 

Источники:

  1. Царскосельское дело. 1914. № 34 от 22 августа
  2.  Царскосельское дело. 1914. № 35 от 29 августа.
  3. Точнее: «Русский Народный Союз имени Михаила Архангела» — правомонархическая (черносотенная), православно-консервативная общественно-политическая организация, действовавшая в Российской Империи в 1907–1917 гг. Считается, что причиной его возникновения стали разногласия между председателем Главного Совета «Союза Русского Народа» (основан в ноябре 1905 г.) врачом А.И. Дубровиным и его товарищем (заместителем) В.М. Пуришкевичем. Союз действовал исходя из принципа «Православие, самодержавие, народность». 
  4. Кейзерлинг А. Воспоминания о русской службе. С. 317.
  5. Царскосельское дело. 1914. № 30 от 25 июля.
  6. Там же.
  7. Царскосельское дело. 1914. № 35 от 29 августа.
  8. Царскосельское дело. 1914. № 37 от 12 сентября.
  9. Царскосельское дело. 1914. № 30 от 25 июля.
  10. ЦГИА СПб. Ф. 696. Оп. 1. Д. 648. 1916–1917гг. Л.46
  11. Там же. Л.106, 107.
  12. Там же. Л.87.
  13. Там же. Л. 90
  14. ЦГИА СПб. Ф. 696. Оп. 1. Д. 648. Л. 69.
  15. Там же.
  16. Там же. Л. 71.
  17. Царскосельское дело. 1914. № 37 от 12 сентября.
  18. ЦГИА СПб. Ф.487. Оп.6.Д. 2238. 1911-1914 гг. Л.176.
  19. ЦГИА СПб. Ф. 696. Оп. 1. Д. 648. 1916-1917 гг. Л.16.
  20. Там же. Л. 64– 64 об.
  21. Царскосельское дело. 1914. № 31. От 1 августа
  22. Царскосельское дело. 1914. № 32 от 8 августа
  23. Царскосельское дело. 1914. № 33 от 15 августа
  24. Там же.
  25. Царскосельское дело. 1914. № 35 от 29 августа.
  26. Царскосельское дело. 1914. №37 от 12 сентября
  27. Там же
  28. Царскосельское дело. 1914. № 33 от 15 августа
Рейтинг: 0 Голосов: 0 37 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!