Навигатор по сайту Туристу Энциклопедия Царского Cела Клубы Форумы Доска объявлений


Авторизация
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?

Бородин Александр Александрович (1885-1925)

дворянин, выпускник Императорской Николаевской Царскосельской гимназии 1904 года (золотая медаль), впоследствии преподававший русский язык и словесность в родной гимназии.

Фотоальбом семьи Бородиных

 

Саша был сыном известного ученого, инженера-путейца, статского советника Александра Парфентьевича Бородина (1848-1898)1:

 

 

А.П. Бородин являлся одним из основоположников русской школы паровозостроения. Окончив Петербургский технологический институт в 1870 г., он поступил в Институт инженеров путей сообщения, который окончил в 1872 г.

В 1881 г. он принял самое деятельное участие в основании ежемесячного киевского технического журнала "Инженер".

Вступив в 1889 г. на пост начальника Юго-Западных железных дорог, А. П. Бородин большое внимание уделил развитию мастерских, улучшению материальных и культурных условий жизни рабочих и служащих дороги, оборудованию дежурных комнат для паровозных бригад и т. д. По его инициативе был создан единственный в свое время хорошо оборудованный динамометрический вагон.

В 1896 г. А. П. Бородин переехал в Петербург, где был приглашен в Технологический институт в качестве консультанта при кафедре паровозов и подвижного состава ж/д.

А. П. Бородин опубликовал 54 печатных труда. Умер А.П. от воспаления лёгких, находясь на лечении в Мерано (Италия). Похоронен на Аскольдовой могиле на берегу Днепра в Киеве. Могила не сохранилась, в настоящее время на месте кладбища разбит парк.

 

В Адресных книгах СПб их фамилия упоминается по двум царскосельским адресам2:

  • 1913 — Колпинская 48. 
  • 1917 — Колпинская дом Мейнгард 

 

Мама Александра -  Бородина Анна Владимировна (урожденная Долженкова; 1858 — 1928):

 

 

 У супругов было, как минимум, четверо детей:

  1. Владимир — старший сын
  2. Александр — младший сын
  3. Дочки-двойняшки Нина и Катя

 

В Императорскую Николаевскую Царскосельскую гимназию Саша поступил не позднее 1898 года, в 3 класс, так как при переходе из 3 в 4 класс был награжден книгой и похвальным листом3. 

 

Саша Бородин-гимназист, конец 1890-х гг11

 

В гимназии он познакомился и стал близким другом Николая Пунина, о чем последний упоминал в мемуарных записках4:

"… Казенный дух, обычный в учебных заведениях того времени, как бы трепетал и рассеивался от какого-то неуловимо тонкого и вместе с тем постоянного дыхания. Его чувствовали учителя, подобранные директором, Анненским, и мы, праздновавшие открытие царскосельской статуи Пушкина и ставившие своими силами на гимназической сцене Софокла.

А. Бородин-выпускник гимназии, 1904 г.12

Меня это дыхание коснулось [с силой, удивляющей меня и сейчас], как только я спустился вниз в IV класс, в коридор, заканчивавшийся дверью в квартиру Анненского <...> Я подружился тогда <...> с Сашей Бородиным <...> Семья Бородиных была зажиточной (у них был дом в Киеве) и несколько чопорной семьей; мне было трудно сидеть у них за чайным столом.

Бородины были домами знакомы с Анненскими и с семьей Хмара-Барщевских. Саша Бородин кое-что рассказал мне об Анненском, но то, что он рассказывал, или, может быть, то, что я запомнил из его рассказов, относилось к бытовым мелочам, вроде, например, того, что Анненский любил крепкий чай с одной, обязательно одной каплей сливок. Рассказывая об Ан<ненском>, Бородин имитировал его неповторимую интонацию, точнее, его манеру говорить. Царскоселы почти всегда, говоря об Ан<ненском>, имитировали эту манеру, немного шаржируя ее; этим они выражали свое иронически-почтительное отношение к директору Царскосельской гимназии..."

 

Анна Владимировна состояла в переписке с директором гимназии И.Ф. Анненскимм, который в письмах называл ее "кузиной". Возможно, они состояли в родстве.

А. Бородин, 1915 г. 12

Письма А.В. Бородиной, 16-го Ноября 1899 г.:

"Дорогой Иннокентий Федорович.

Вы ставите меня в самое невозможное положение, выражая желание, чтобы я Вас ни о чем не спрашивала, в ту самую минуту, когда я собираюсь обратиться к Вам с несколькими вопросами. По счастью для меня и по несчастью для Вас в конце Вашего письма я нашла оговорку, которой Вы снимаете с меня это запрещение, и намерена воспользоваться ею...
Мои вопросы касаются пока учения моего Саши: напишите мне пожалуйста, что у Вас читают по-гречески в четвертом классе — Анабазис Ксенофонта? Если да, то попросите от моего имени Вашего сына купить и выслать мне эту книгу, но не только ту, которая читается в гимназии, но и несокращенную. Второй вопрос и просьба вместе с тем: нельзя ли попросить законоучителя, чтобы он отметил по учебнику, что именно пропускается в катехизисе. Я знаю, что учат далеко не весь текст, и хотела бы избавить Сашу от этого лишнего труда. Вместе с этими книгами прошу Валентина Иннокентиевича прислать мне синтаксис Кирпичникова, который я забыла захватить с собой. Александр Иванович Лыкошкин рассчитается с Вашим сыном, а я скажу сердечное спасибо Вам обоим за эту услугу...
… Теперь мне хотелось бы знать, какое новое несовершенство Вы во мне откроете: сначала мне досталось за женскую логику, потом оказалось, что я говорю не думая, и даже предполагается, что я пишу не думая. Что же будет дальше?

Ну пора оставить Вас в покое, mon cher cousin.

Передайте, пожалуйста, мой поклон Дине Валентиновне. Остались ли довольны карточкой моих девочек и можете ли теперь сказать, которая из них Вам больше нравится?

Сердечно уважающая Вас А. Бородина"

 

Письмо Анненского к А.В., август 19005:

"Дорогая Анна Владимировна!

Я с большой радостью прочел вчера Ваше письмо. Я люблю Ваши письма. Они, точно Ваши глаза — грустно-ласковые. Прочитаешь письмо, — такое оно серьезное, определенное, а между тем что-то в нем светится, точно звезда, та звезда, которую математик никогда не отнимет у поэта. Я люблю в Ваших письмах, как в Ваших глазах, даже ту занавесь, которую в них всегда чувствуешь: "дальше не ходи, дальше не старайся даже угадывать". Кузина, милая, согласитесь, что моя параллель (звезды, однако, настраивают меня математически) между письмами, глазами и звездами справедлива во многом. Но если даже я ошибаюсь, бога ради не складывайте губ в презрительное и строгое: "quelle platitude!"6, потому что я чувствую то, что пишу.

Я оценил Ваше письмо особенно потому, что оно дошло до меня в очень тяжёлое лично для меня время. Вы не можете себе представить, что приходится теперь переживать. Вы знаете, напр<имер>, что мы официально обязываемся выгонять всех, не явившихся в класс к началу занятий, через три дня после начала, без уважительной причины. Вы знаете, что я должен отказать в приеме 50 человекам, из которых человек 20 (!) я обнадежил. Ну… бросим это...

… Вы спросите меня: "Зачем Вы не уйдете?" О, сколько я думал об этом… Сколько я об этом мечтал… Может быть, это было бы и не так трудно… Но знаете, как Вы думаете серьёзно? Имеет ли нравственное право убежденный защитник классицизма бросить его знамя в такой момент, когда оно со всех сторон окружено злыми неприятелями? Бежать не будет стыдно? И вот моё сердце, моя мысль, моя воля, весь я разрываюсь между двумя решениями. Речь не о том, что легче, от чего сердце дольше будет исходить кровью, вопрос о том, что благороднее? что менее подло? чтоб выразиться точнее, какое уж благородство в службе!

Я исписал уже целый лист и не написал ничего в ответ на Ваши вопросы. Все, что Вам надо знать относительно Саши и его ученья, будет в точности Вам сообщено со всеми переменами в учебном плане, которые должны скоро последовать; если нужно, то и книги, конечно, вышлются.

Вы спрашиваете о Дине. Я в Царском один и, вероятно, до октября. Она в настоящую минуту, вероятно, у себя в Сливицком с нашим любимым внуком, который заболел бронхитом.

Напишите мне, пожалуйста, и поцелуйте за меня Ваших детей. Простите за мое бессвязное письмо. На прощанье хотите стихи? Не мои, а переведенные мною из Sully-Prudhomme.

L’ i d e а l

Прозрачна высь. Своим доспехом медным
Средь ярких звезд и ласковых планет
Горит луна. А здесь, на поле бледном,
Я полон грез о той, которой нет.
Я полон грез о той, чья за туманом
Незрима нам алмазная слеза,
Но чьим лучом, земле обетованным,
Иных людей насытятся глаза.

Когда бледней и чище звезд эфира
Она взойдет средь чуждых ей светил,
Пусть кто-нибудь из чад последних мира
Расскажет ей, что я ее любил.

Вы не любите стихов, я знаю. Но я Вам пишу эти, потому что Вы любите звезды. Кроме того, поэзия Прюдома так астральна, что он должна Вам нравиться.

Простите, кончаю. Дайте руку!" 

 

Закончив Николаевскую гимназию с золотой медалью в 1904 году6, Александр поступил в Санкт-Петербургский университет с дипломом 1 ст. и званием учителя гимназии. 

В 1910 году он возвращается в родную гимназию —  с 21 августа 1910 года его зачисляют в штат Николаевской гимназии преподавателем русского языка и словесности, и наставником 1 основного класса.7

В фонде Историко-литературного музея г. Пушкина хранится фотография класса А. Васенко, наставником которого, очевидно, и был А.А. Бородин, так как он снят вместе с мальчиками класса.

 

Класс Николаевской гимназии 1910-х гг, в котором учился А. Васенко, а А.А. Бородин был классным наставником, архив ИЛМП

 

Из характеристики А.Бородина, данной ему директором гимназии Я.Г. Мором в 1912 году:8

  1. Научная подготовленность должно быть хорошая, так как закончил СПб университет по словесному факультету с дипломом 1 степени;
  2. Педагогическое умение в 1910-1911 году еще было невелико, но значительно выросло в 1911-1912 уч.году, курсы, по мнению Мора, ему "мало давали";
  3. Знает своих учеников, обращается с ними ласково; вполне добросовестно относится к своему делу; уроков не пропускал, не опаздывал. Воспитательное влияние имел в первый год  небольшое, в следующем году оно увеличилось;
  4. Авторитет невелик, дисциплина в классе не всегда вполне удовлетворительна;
  5. Интерес к ученикам достаточный;
  6. Дополнительные внеурочные занятия:
    1. Посещение Александринского театра, “Ревизор” Гоголя, 2-3 классы; “Недоросль” Фонвизина, 2-3 классы; “Горе от ума”, “Свои люди-сочтемся”  2 кл.
    2. Экскурсия для обозрения Севастопольской панорамы с уч.1-2 кл., 
    3. Кроме того были устроены чтения  для уч. 1 и 2 кл. отрывки из “Ревизора”, из “Недоросля”, чтение с туманными картинами “Нос” Гоголя, “Каштанка” Чехова, перед чтением уч.1-2 кл. декламировали по собств.выбору стихотворения и басни и т.д.
  7. Готовится к урокам и совершенствует знание своего предмета

 

Параллельно он давал 9 уроков в неделю в соседнем Реальном училище.

Брат Александра — Владимир и сестра Нина участвовали в I Мировой войне, начавшейся в 1914 году и погибли. Нина была сестрой милосердия на санитарном поезде, умерла от тифа. Её сестра-двойняшка Катя выжила и есть документ о демобилизации. Потомки Бородиных нашли карточки — открытые письма Владимира из Англии и с Русского Севера совсем перед войной адресованные тете Надежде Сукачевой, сестре А.В. Бородиной.

Александр в войне участие не принимал.

В 1915 году Александр Александрович Бородин вступает в брак. Жена А.А. Бородина — Елизавета Леопольдовна Дабо — выпускница Воронежской Мариинской гимназии. на момент знакомства с будущим супругом - студентка консерватории.

 

Е.Дабо — выпускница Воронежской Мариинской женской гимназии 1911г.13

 

1 января 1915 года А.Бородин был награжден орденом Св. Станислава 3 ст. На 1916 года чина не имел.9

В январе 1917 года классный наставник 5 класса Николаевской гимназии Ар. Дроздецкий ходатайствует перед дректором гимназии К.А. Ивановым о невозможности исполнять обязанности классного настаника и его заменяют на А.Бородина, при сохранении за ним наставничества и за его 3 классом.10

 

У супругов Бородиных было двое детей — дочери Наталья (1916 г.р.) и Мелитина (1918 г.р.), 

Мелитина Александровна вспоминала фортепианные концерты композитора Владимира Дешёвова (тоже выпускника Николаевской гимназии), когда столовое серебро выкладывалось на струны рояля!!! Эффект был  звонким!

После смерти отца, с 1925 года, Мелитина воспитывалась у бабушки Анны Владимировны и в семье академика Ивана Парфентьевича Бородина. Анна Владимировна последние свои годы жила в семье И.П., заботилась о нем (к тому времени он овдовел) и была похоронена рядом с ним на Богословском кладбище8

Дочка Мелитины Александровны, внучка А.А. Бородина — Бородина-Грабовская Алиса Евгеньевна — старший научный сотрудник Ботанического института им. В.Л. Комарова РАН:

 

Алиса Евгеньевна на открытии Музея Николаевской гимназии, 8 сентября 2015 года

 

Подготовлено специалистами Музея Николаевской гимназии

 

Источники и примечания:

  1. Деятельность русских паровозников
  2. Адресные книги СПб
  3. Список учеников, удостоенных наград на публичном акте 1898-1899 года наград за успехи в науках, прилежании и поведении..
  4. Н.Н. Пунин на сайте annensky.lib.ru . Мемуарные записи об Анненском написаны в 1940-е годы, хранятся в частном собрании.
  5. Письма А.В. Бородиной
  6. ЦГИА. Ф.139 оп.1 д.14037 Царскосельская гимназия. Отчет за 1915 г. Л.41-42. Ведомость о числе пропущенных преподавателями ИНЦГ уроков во второй половине 1915 г.
  7. Краткий отчет об Императорской Николаевской Царскосельской гимназии за последние XV лет ее существования. (1896-1911). Спб., 1912.-100 с. С.26; ЦГИА Ф.19, О.1, Ф.12689. Л.16, 16 об, 17. Личный состав служащих Николаевской гимназии в 1911 году.
  8. ЦГИА Ф. 19, Оп.1,  Д.13222. 1912. Л.137-138. Характеристика на преподавателя А.А. Бородина
  9. ЦГИА Ф.139 Оп.1 Д.15489. 1916. Л.3 Личный состав служащих Николаевской гимназии в 1916 году
  10. ЦГИА Ф.139. Оп.1 Д.19017. 1917. Л.10 Об освобождении классного наставника Дроздецкого А. и замене его Бородиным А.
  11. Копию фотографии Саши Бородина МНГ предоставила А.Г. Каминская, внучка его друга- Н.Н. Пунина
  12. Копии фотографий А.Бородина и сведения о его семьи МНГ предоставила А.Е. Бородина-Грабовская, его внучка
  13. Копию фотографии Е. Дабо МНГ предоставил Лаврентьев Андрей
Рейтинг: +1 Голосов: 1 2157 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!