Навигатор по сайту Туристу Энциклопедия Царского Cела Клубы Форумы Доска объявлений


Авторизация
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?

Мор Яков Георгиевич (1840—1914)

действительный статский советник, филолог, педагог, директор Царскосельской Императорской Николаевской гимназии с 1906 по 1914 год.1

Фотоальбом Я.Г. Мора

 

2 января 1906 года, на основании предписания управляющего петербургским учебным округом, И. Ф. Анненский сдал Николаевскую гимназию, назначенному на его место Якову Георгиевичу Мору.

В 1893 году Анненский: сменил Мора на посту директора 8-й петербургской гимназии — через 13 лет произошла обратная замена.

 

Я.Г.Мор образование получил в Юрьевской учительской семинарии, потом окончил курс в Юрьевском университете на филологическом факультете. 

Педагогическую деятельность начал 20 ноября 1863 года в Брест-Литовске учителем греческого языка в Витебской гимназии.

Затем учительствовал в Витебской гнмназии, в 1873 г. был назначен преподавателем древних языков в VI Спб. Гимназии. В 1874 г. ему было поручено открыть 5 прогимназию, впоследствии преобразованную в 8 гимназию, где он состоял директором до 1893 г., когда был назначен окружным инспектором С.-Петербургского учебного округа. На посту директора его и сменил И.Ф. Анненский.

В 1890 году Я.Г. Мор получил чин действительного статского советника.

В бытность директором гимназии, Мор председательствовал в педагогическом совете Покровской женской гимназии. Должность окружного инспектора, администратноного характера, была тягостна для Я.Г. и в 1896 году он вновь вернулся к педагогической деятельности в качестве директора 6 Гимназии. Этой гимназией Я. Г. руководил до 1906 г., когда перешел директором в царскосельскую гимназию. 

 

Мор Я.Г. Книга упражнений по греческой этимологии / Сост. Я. Мор, дир. Спб. 6-й гимназии. — 3-е изд. испр. и значит. доп. — С.-Петербург: Изд. К. Л. Риккера, 1897. — 242 с. 

 

Будучи окружным инспектором, он был назначен членом Ученого Комитета Министерства Народного Просвещения и членом попечительного совета Высших женских курсов в С.-Петербурге. В течение своей педагогической деятельности Я. Г. принимал деятельное участие в комиссии по преподаванию военной гимнастики в наших гимназиях, в комиссиях по исследованию нового способа освещения классных помещений и по пересмотру учебных планов, программ и правил об испытаниях в гимназиях и прогимназиях, в Высочайше учрежденных комиссиях в 1900 и в 1902 гг. по преобразование средней школы и др. 

Кроме того на Я. Г. возлагались неоднократно ответственные поручения ревизионного характера (ревизия Псковской гимназии в 1894 г. и др.).

Во время всероссийской выставки 1896 г. в Нижнем Новгороде Я. Г. за поучительные диаграммы и таблицы по С.-Петербургскому Учебному Округу получил диплом II разряда. 

В 1898 г. он командирован делегатом от России на Бельгйский конгресс школьной гимнастики.

Участвуя в комиссиях по преобразованию средней школы, Я. Г. был также председателем комиссии по пересмотру положения о женских гимназиях (1903 г.), о педагогической подготовки учителей средних школ (1908 г.) и по пересмотру положений и правил о родительских комитетах при средних учебных заведениях (1908 г.).

В Обществе Классической филологии и педагогии он принимал деятельное участие в течние многих лет. Им было составлено несколько учебников по греческому языку, изданы брошюры педагогического содержания: об обременении учеников гимназии, о материальном положении преподавателей средней школы, о физическом воспитании и пр., а также напечатано в разных журналах множество статей критического характера.3

Как и И. Ф. Анненский, Я. Г. Мор был филологом-эллинистом и даже составлял учебники по греческому языку, писал статьи и брошюры на педагогические темы, но по своим воззрениям на педагогическую деятельность был полной противоположностью своему предшественнику.

По-видимому, это был педагог-практик с узким кругозором (В. Кривич язвительно замечал, что Мор путал Некрасова с Добролюбовым), но большим практическим опытом и хорошими административными способностями.4

В воспоминаниях большинства современников он предстает реакционером и душителем свобод, ставившим во главу угла порядок, букву инструкций, чистоту и занятия гимнастикой.

«При его появлении все замерзало. Холодом и жутью пронизывало всех — от служителя и приготовишки до учителя и великовозрастного гимназиста. В легких шевровых сапожках без каблуков, в чистеньком мундире с звездой, неслышно выходил из своего кабинета тихий и страшный старичок с ледяными глазами. Это был Мор, директор гимназии, преемник Иннокентия Анненского», — вспоминал Николай Оцуп.

«… безжалостного к ученикам и формально, "по-начальнически" державшего себя с учителями, ставившего чуть не в центр гимназического образования гимнастику на приборах и в результате заслужившего за всю многолетнюю жизнь только боязнь и дружную нелюбовь и педагогического, и ученического состава», — представлял Я. Г. Мора В. И. Кривич.4

 

Вскоре после прихода Мора из гимназии были удалены два приглашенных Анненским и любимых учениками преподавателя: учитель русского языка В. И. Орлов и преподаватель математики И. М. Травчетов. Позднее из гимназии был переведен законоучитель протоирей А. В. Рождественский, как не обеспечивший надежного духовного надзора над учениками.

Нового директора встретили в штыки и ученики, и их родители. 7 июля 1906 года в газете "Царскосельская речь" появилась статья "Служителя и Мор"5, в которой возмущенные жители Царского Села писали, не стесняясь в выражениях, о самодурстве директора Мора, запретившего выпускать на гимназический двор и ул. Малую детей служителей, о беспричинных увольнениях служащих гимназии и пр.  

" <...> это не начальник, он кровопиец внутри гимназии и около нее стоят стоят стражники из состава служителей по 6 час. в сутки без смены. 

Господи неужели у нас в России нет умных и добрых людей перед которым мог человек бы объясниться и неужели нет, кроме этого сумасшедшего Мора. Господи, неужели этот Мор имеет душу, а эти служащие люди разве без души.." 

 

В заключении статьи авторы взывают к предыдущему директору Иннокентию Федоровичу Анненскому: "<...>  где-же наш дорогой Иннокентий Федорович г. Анненский, наш отец родной будь ты за нас защитник и заступник навсегда."

Тогда же всплывает и скандальная история с растратой средств пансиона гимназии. Много лет должность бухгалтера и эконома гимназии занимал некто Козьмин Л.Г., который был также смотрителем здания гимназии и бухгалтером. В РГАЛИ хранится «Письмо учеников Николаевской гимназии товарищу министру народного просвещения М.П. Герасимову о закрытии пансиона для учащихся из-за долгов директора Мора и воровства эконома Кузьмина».6

В 1906 году из-за «крайне неудовлетворительного гигиенического состояния» пансион был закрыт, а освободившиеся помещения были приспособлены под учебные кабинеты и квартиры служащих гимназии.

Однако, даже критики Мора отмечали, что с его приходом гимназия, пусть внешне, но преобразилась в лучшую сторону: были наведены образцовые чистота, порядок и дисциплина; появились новенькие светлые парты, озонирующие воздух елочки в вазонах и растения на классных окнах.

"Когда, уже осенью, гимназия опять открыла свои двери, вернувшиеся в свою Alma Mater ученики были ошарашены ожидавшими их переменами. Коридоры и классы были чисто выбелены и увешаны географическими картами, гербариями, коллекциями бабочек. В застекленных шкафах ласкали взор чучела фазанов и хорьков, раскрашенные гипсовые головы зулусов и малайцев. В классах стояли новенькие светлые парты и озонирующие воздух елочки в вазонах. Полусумасшедший Мариан Генрихович, невоздержанный отец дьякон и слишком соблазнительная француженка — бесследно исчезли. Исчезли и усатые второгодники. Но не было больше и Анненского. Великая реформа явилась делом рук нового директора, Якова Георгиевича Мора, маленького, сухонького, строгого, но умного и толкового старика. Он привел с собою плеяду молодых, способных учителей, навел чистоту, порядок. Гимназия приняла благообразный вид.

Мор, фазаньи чучела, головы краснокожих, елочки в вазонах — все это произвело на молодые души потрясающее впечатление. Все приумолкли, присмирели, стали прилежнее учиться Моор проходил по коридорам деловитым шагом, опустив голову, внимательно глядя себе под ноги. Гимназисты, стоя рядком у стен, почтительно расшаркивались. Если кто приходил в гимназию в неряшливом виде, Моор подзывал его к кафедре и, подняв палец, стыдил перед всем классом, повышая на каждом слове свой тоненький голосок: "И это есть ученик Императорской Николаевской Царской Гимназии!!

Его не любили, но боялись и слушались. Гимназия стала на хорошем счету. Появились в ней сыновья графа Гудовича, лейб-медика Боткина, свитских генералов. Казалось, "подметено" было в стенах Царскосельской Гимназии так, что и пушинки прошлого не осталось. Но, — странное дело, — ни Моор, ни педагоги, ни штукатурщики, ни озонирующие воздух елочки не выветрили из этих стен духа той высокой поэзии, которая в них переночевала."-писал о Море Д. Кленовский7

 

Страшным старичком с ледяными глазами описывает Мора выпускник гимназии 1914 года,  поэт Николай Оцуп : 

"В коридорах изредка появлялся маленький опрятный старичок с яйцевидной лысой головой и ледяными глазами почти без ресниц. При его появлении все замерзало. Холодом и жутью пронизывало всех— от служителя и приготовишки до учителя и великовозрастного гимназиста. В легких шевровых сапожках без каблуков,  в чистеньком мундире с звездой, неслышно выходил из своего кабинета тихий и страшный старичок с ледяными глазами. 

Это был Мор, директор гимназии, преемник Иннокентия Анненского. 

Еще два года назад при Анненском в классах устраивались митинги, гимназисты распивали водку под партами, издевались над учителями, и умнейший русский лирик должен был, чуть-чуть шепелявя и вызывая этим насмешки учеников, просить и убеждать их, без всякого успеха, конечно.

Времена резко изменились. Гимназию ведено было подтянуть, Анненского убрали и на его место назначили Мора. Этот никого не просил и не убеждал, но все от мала до велика сжались и присмирели."8

 

Несмотря на строгости, введенные Я. Г. Мором, по-прежнему, проходили музыкальные и литературные вечера, ставились самодеятельные спектакли, издавался литературный журнал, а в марте 1906 года в рекреационном здании гимназии была вывешена географическая карта, где черной рамкой был обведен остров Березань — место расстрела руководителя крейсера «Очаков» П. П. Шмидта.

Любимым детищем Якова Георгиевича была гимнастика, приучавшая учеников к милым его сердцу организованности и порядку. Неудивительно, что одним из наиболее запоминающихся событий за время его директорства, стал гимнастический праздник, состоявшийся 9 мая 1910 года на площадке во дворе гимназии.

«Под звуки военной музыки гимнасты прошли церемониальным маршем, затем образовали группу в количестве 100 человек и показали вольные упражнения. <...> Далее проходили упражнения на аппаратах: ученики старших классов прыгали через кобылу и козлы и показывали искусство ловкости на параллельных брусьях. Ученики же младших классов упражнялись на качелях и в прыганьи в вышину. Праздник закончился пением национального гимна».

 

В ЦГИА СПб хранится отчет о поездке директора гимназии и преподавателя гимнастики Николаевской гимназии в 1910 году в Берлин для ознакомления с методом преподавания.11

Таковы вехи 8-летнего руководства гимназией сурового Якова Георгиевича Мора. В памяти учеников суровый Яков Георгиевич остался, как сумевший навести в гимназии образцовый порядок и дисциплину, но не завоевавший любви и уважения учеников. И если сейчас где-либо и упоминается его фамилия, то лишь как антипод И.Ф.Анненского, своего предшественника на директорском посту.

07 декабря (24 ноября) 1913 года, согласно фотографии помещенной в газете "Петербургский листок"13, Я.Г.Мор отметил 50-летие своей профессиональной деятельности:

 

 

Немногим спустя, в 1914 году, Яков Георгиевич скончался в возрасте 74 лет2 

Сменил его на посту последний директор Императорской Николаевской Царскосельской гимназии (с 1914 по 1917 год) — историк, поэт, писатель и педагог Константин Алексеевич Иванов.

Интересно отметить, что на собрании родителей в гимназии в июне 1914 года, уже после кончины Мора, родители вспомнили Якова Георгиевича самым лестным для него образом: "..На собрании вспомнили как в прошлом году родителям удалось выбрать комитет только благодаря Я. Г. Мору, без которого вряд ли удалось бы соблюсти драконовские правила выборов. Вспомнив Якова Георпевича, еще раз отметили, что, не смотря на его сухой вид, у него в груди билось доброе сердце, и почтили его память вставанием..."14

 

 

Награды Я.Г. Мора:

  1. Св. Анны 3-й ст. (1872)
  2. Св. Станислава 2-й ст. (1875)
  3. Св. Анны 2-й ст. (1878)
  4. Св. Владимира 1-й ст. (1883)
  5. Св. Владимира 3-й ст. (1887)
  6. Св. Станислава 1-й ст. (1898) 

 

Труды Я.Г. Мора:

  1. Книга упражнений по греческой этимологии [Текст] / сост. Я. Мор, директор СПб. 8 гимназии. ­ Изд. 4­ е, испр. ­ С.­Петербург: Издание автора, 1900. ­ X, 242 с. ; 22 см. — В содерж.: Упражнения; Грамматические правила; Греческо-русский словарь; Русско-греческий словарь.
  2. Им составлено несколько учебников по греческому языку,
  3. изданы брошюры педагогического содержания: об обременении учеников гимназии, о материальном положении преподавателей средней школы, о физическом воспитании и пр.,
  4. а также напечатано в разных журналах множество статей критического характера.12

 

Подготовлено специалистами Музея Николаевской гимназии

 

Источники:

  1. ЦГИА Ф. 139 оп. 1-1 Д. 16420 Мор Яков директор Царскосельской гимназии
  2. ЦГИА Ф. 139 оп. 1-1 д. 16419. Мор Юлия вдова директора Царскосельской гимназии
  3. Краткий отчет об Императорской Николаевской Царскосельской гимназии за последние XV лет ее существования. (1896-1911). Спб., 1912. С. 23-25. Глава написана письмоводителем гимназии Козьминым. 
  4. В.Кривич (В.И.Анненский). Об Иннокентии Анненском. Страницы и строки воспоминаний сына //Лавров А.В., Тименчик Р.Д. Иннокентий Анненский в неизданных воспоминаниях.//Памятники культуры: Новые открытия. М., 1983. Ежегодник. М. «Наука». 
  5. Служителя и Мор // Царскосельская речь. 7 июля 1906 г., №12. 
  6. РГИА Ф. 1597, оп. 196 2 л Письмо учеников ЦС гимназии товарищу министра народного просвещения И.П. Герасимову о закрытии пансиона для учащихся из-за долгов директора Мора и воровства эконома Кузьмина 
  7. Дмитрий Кленовский. Поэты царскосельской гимназии.//Николай Гумилев в воспоминаниях современников. М.: "Вся Москва", 1990. С. 25-32.
  8. Николай Оцуп. Царское Село (Пушкин и Иннокентий Анненский).//Оцуп.Н. Океан времени: Стихотворения; Дневник в стихах. Статьи и воспоминания. 2-е изд. СПб.: Изд. «Logos» 1994. С. 501-511.
  9. Финкельштейн К. Императорская Николаевская Царскосельская гимназия. СПб,: Изд-во Серебряный век, 2008. 150 с., ил.
  10. Финкельштейн К. Императорская Николаевская Царскосельская гимназия. Ученики.СПб,: Изд-во Серебряный век, 2009. 310 с., ил.
  11. ЦГИА СПб. Фонд 139. Опись 1. Дело 12197
  12. Краткий отчет об Императорской Николаевской Царскосельской гимназии за последние XV лет ее существования (1896-1911). С.-Петербург, 1912. С.25
  13. Фото опубликовано на сайте Starosti.ru
  14. “Царскосельское Дело” №24, пятница, 13 июня 1914 года (РНБ). С.2 "Родительское собрание Николаевской гимназии."
Рейтинг: +1 Голосов: 1 1583 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!