Навигатор по сайту Туристу Энциклопедия Царского Cела Клубы Форумы Доска объявлений


Авторизация
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?

Васенко Андрей Богданович (1899-1934)

выпускник Царскосельской мужской гимназии, б.Императорской Николаевской Царскосельской гимназии, 1918 года, инженер, воздухоплаватель, поэт. Погиб при спуске стратостата.

Фотоальбом семьи Васенко

 

Андрей Богданович Васенко (1899-1934) – инженер, воздухоплаватель, личность яркая и многогранная. Жизнь его оборвалась на взлете, оставив нереализованными множество планов и надежд. Трагическая смерть на взлете, как падение Икара – так характерно это для многих судеб 20 века. В нем, родившемся в последние дни века девятнадцатого, новый век отразился, как в зеркале. Умереть, чуть перейдя 30-летний рубеж и не достигнув 40-летия – это и судьба русских поэтов. Андрей Васенко в гимназические годы писал стихи, поэтическим было и его восприятие мира.

У него был очень русский характер. И им и своей необычайно яркой внешностью он напоминал былинного героя из русских сказаний: колоритный, подвижный, очень натурный, разнообразно одаренный, и в тоже время мятущийся, неспокойный, неравнодушный – человек с горячим сердцем и нежной душой. Казалось бы такой открытый, но в тоже время закрытый, таинственный, полный пророческих предчувствий. Такой была его жизнь, такой стала и его смерть: весть о его трагической гибели облетела весь мир, всколыхнула всю страну (не каждому на долю выпадает такое), но так и осталась загадкой.

Да и после его смерти, через много лет не только ощущается его почти зримое присутствие, но и самым непостижимым образом оно оказывает воздействие на современные события. Так в предверии очередной даты рокового полета, произошло странное скрещение 2-х событий – страшных катастроф, разделенных ровно 69 годами. 1 февраля 2003 года над штатом Техас при спуске, за 7 минут до посадки – катастрофа американского воздушного корабля «Шатл» унесла жизни 7 астронавтов (высота полета 60 тыс. метров). 30 января 1934 года в 9 часов утра, в те дни, когда в Москве проходил очередной 17 съезд партии, ставший позже печально известным, как съезд «расстрелянных», в подмосковном Кунцево в стратосферу на аэростате «Осовиахим-1» поднялись 3 стратонавта (Л.Ф.Федосеев, И.Д.Усыскин и сам конструктор аэростата А.Б.Васенко). Они первыми из жителей земли увидели ее с высоты 22-х километров. Как позже напишут в газетах: «… Стояли у дверей космоса».

А затем, после часового «свидания с космосом», прерванная с экипажем связь, неожиданная авария при спуске и стремительное падение. 

«… Чтоб поняли люди распятье,
Распятье мое на земле...»

Так писал он когда-то в отрочестве. Так и вышло. С этого дня для близких ему людей все закрутилось, как в кадрах кошмарного фильма, в реальность которого невозможно было поверить – так стремительно все происходило. Еще недавно радовались, что наконец-то после долгой нервотрепки, полет разрешили, шутили волновались в ночь перед стартом. И вот уже поисковая комиссия на месте катастрофы (в Инсарском районе Мордовской АССР) обнаружила гондолу аэростата, превратившуюся в груду металла от сильнейшего удара о землю и внутри – в полнейшем хаосе останки погибших стратонавтов, часы Андрея Васенко, остановившиеся во время катастрофы – 16 часов 23 минуты, записи его рукой в бортовом журнале (последняя на высоте 12 км). Трагический поезд со специальным вагоном у убранного трауром дебаркадера Казанского вокзала, ослепительно яркие, залитые светом своды крематория, жуткая, хватающая за душу симфония органа и духового оркестра. 1 февраля – беспрерывный поток людей (целые сутки – день и ночь) через зал в Доме Союзов, величественные минуты прощания и похороны 2 февраля на Красной площади в Кремлевской стене. В те дни друг детства Андрея Васенко, детства далекой царскосельской поры, Александр Плешков-Сиверский написал «Венок из стихов» памяти друга и отдал сыну – 15-летнему Володе Васенко. Одно из стихотворений «Ты победил» начиналось словами:

«Ты победил! Еще одна могила
Средь дорогих безвременных могил.
Но ты спокойно спи, мой близкий и мой милый,
Ты – победил! ...» 

Он победил, он достиг того, чего страстно желал, к чему неизбежно вела его профессиональная стезя – постичь никем еще неизведанное. Цена победы – жизнь. Впереди (уже без него) были и сталинские репрессии 30-х и страшная война: и то, и другое унесло миллионы жизней самых лучших, самых ярких. У Андрея Васенко впереди было много возможностей для гибели, ведь он был из их числа. Но судьба уготовила ему гибель героя, о которой стало известно буквально всем. 

 

Андрей Богданович Васенко родился в Петербурге в ночь с 27 на 28 декабря 1899 года.

 

Маленький Андрюша в центре, между папой и мамой

 

Позже в семье шутили: «… Не дождался трех дней до нового века.» И в этом также проявился его характер – нетерпеливый, порывистый, весь нацеленный на встречу неведомому. Андрей был последним ребенком в семье преподавателя Института Инженеров путей сообщения Богдана Петровича Васенко (1863 — 1903) и преодавательницы французского языка Софьи Эмильевны. У супругов было четверо детей:

  1. Татьяна — умерла в концлагере
  2. София
  3. Петя (1898 — 1909), умер в юном возрасте
  4. Андрей (1899 — 1934), погиб при испытании стратостата

 

Старшие сестры, Софья, названная в честь матери, и брат Петя  – дружная семья со спокойным укладом жизни и вниманием к развитию детей, столь типичная для русской интеллигенции. К сожалению, Петя умер в юном возрасте. Он был похоронен на Казанском кладбище.3

Родные матери жили в Царском Селе, и уже в мае 1900 года пяти месяцев отроду Андрюшу впервые привозят в этот город. Софья Эмильевна отмечает столь примечательный в жизни ее сына факт в своем дневнике, который начала вести с его рождения:

«… В мае переехали в Царское… Андрей значительно вырос,… сидит на руках. Выношу на воздух сколько возможно, часто спит в саду. По характеру милый, тихий скромный. Общий наш баловень.»

 

Вскоре этот небольшой дворцовый пригород столицы станет для него родным.

В 1903 году умирает муж. Софья Эмильевна с четырьмя еще маленькими детьми на руках оставляет казенную квартиру в Петербурге и переезжает в Царское Село – поближе к родным, где легче было прожить на пенсию, выплачиваемую за мужа. Отчим выделяет Софье Эмильевне небольшой участок и помогает построить дом. Этот дом на Оранжерейной 59 А стал для Андрея Васенко единственным в его короткой жизни. 

 

 

«Это был небольшой, двухэтажный, деревянный, с высоким крыльцом, обращённым в сторону улицы, и уютной верандой, выходящей в сад, он был типичной постройкой для Царского Села того времени», – такие воспоминания остались у матери Андрея Богдановича об их новом доме. У дома был и сад, знаменитый на всё Царское Село своими необычайно красивыми орхидеями, которые выращивала Софья Эмильевна. Позже, в тяжёлые годы Гражданской войны, и в голодные 1920–1930-е гг сад кормил семью — он был превращён в огород, который помог большой семье Васенко выжить в трудное время.

Раннее детство Андрея Васенко совпало с годами русско-японской войны 1904-1905 годов. В провинциальный покой Царского Села долетали вести с востока: дядя Андрея со стороны матери – капитан 1-го ранга Всеволод Федорович Руднев служил на ставшем легендарным крейсере «Варяг».

 

 

Под стать воинственной эпохе менялся и характер Андрея. В дневнике матери от 04.01.1906 появляются следующие строчки:

«… я его прозвала протестант и революционер. Вечно он чем-нибудь недоволен и протестует, терпеть не может, когда ему говорят, что он маленький. Горячий и сердится легко, дерется с Петей и сейчас кулаками...»

 

Столь же горяч был он и в освоении знаний и уже осенью 1908 года был принят сразу на старшее отделение школы Пушкаревой-Мальцевой, что находилась на Госпитальной улице. В школе, которая считалась приготовительной, давали уроки немецкого языка, французским занималась с ним сама мать – бывшая учительница французского языка в Царскосельской женской гимназии Министерства народного просвещения и в гимназии Стоюниной.

 

С.Э. Васенко — 2-ая справа во втором ряду (9)

 

Успехи были настолько хороши, что уже 19 августа 1910 года, отлично сдав вступительные экзамены, Андрей поступил в Императорскую Николаевскую Царскосельскую гимназию, на одно из тех вакантных мест, которые, обычно, в учебных заведениях подобного уровня оставлялись для "недостаточных" (малообеспеченных), но одаренных учеников. Решение педагогического совета, утвержденное попечителем учебного округа, не претерпело изменений за все время учебы – слишком незаурядны были способности Андрея. В его ежегодных «Свидетельствах об успехах», как и в самом аттестате можно было увидеть лишь неизменные 5 баллов. Казалось бы, что может быть скучнее образа «круглого отличника». Однако, к Андрею Васенко подобный подход никакого отношения не имел, как вследствии особенностей складывающейся его человеческой талантливой натуры, так и специфических особенностей того учебного заведения, куда попал он волею судеб.

 

Класс А. Васенко (третий слева), классный руководитель А.А. Бородин, 1910-е гг2

 

Литературное творчества Андрея Васенко

Весной 1913 года, в 13 лет у него появилась идея издания своего собственного рукописного журнала. Так родился журнал «Молодое», выходивший с 1913 по 1915 год. Адрес редакции помечен в каждой тетрадке: Царское Село. Оранжерейная ул., 59А. Сюда, в дом Васенко, стекались материалы его знакомых и друзей: проза, стихи в прозе, публицистика, критические статьи на новые литературные произведения, шарады (очень модное занятие в то время). Причем уровень «выходившего в свет» был достаточно высок, если учесть при этом возраст участвовавших – 12-14 лет.

Воспоминание о семье Васенко царскоселки Беер Н. Д., дочери преподавателя Реального училища А.Судовского:

"Вот уж их всех я помню очень хорошо. Там была мама — Софья Эмильевна, которая преподавала у нас в гимназии французский язык, две дочери, старше меня лет на семь, восемь — Сонечка и Танечка и Андрюша Васенко, которого всегда вспоминаешь, когда проходишь по улице, названной его именем.

Был там еще Петя, который учился у отца в Реальном Училище, но он умер от скарлатины, а Андрей учился в гимназии. Жили: они на Оранжерейной улице, почти против Новой улицы в деревянном доме, кажется, собственном.

Они бывали у нас очень часто, ну уж раз в неделю обязательно (кроме Тани, которая училась в Ксеньевском Институте в Петербурге). Она обожала Наполеона и в ее комнате Наполеон находился в самых разных видах — бюсты, картины, гравюры.

Соня училась в гимназии, кажется в той же, что и я. Они неизменно присутствовали на всех наших музыкальных вечерах, (о которых несколько подробнее после), причем Андрюша обладал голосом очень хорошего и красивого тембра. Как сейчас вижу его у рояля у нас и почему-то больше всех мне запомнилось, как он пел балладу на слова Тургенева: "Перед воеводой молча он стоит, голову потупил, сумрачно глядит. С плеч его сорвали бархатный кафтан..." Даже сейчас я помню его мимику и жесты. Замечу, между прочим, что многие тогдашние любители, сейчас могли бы стать звездами любой эстрады, в особенности, если им сунуть под нос микрофон, ну и еще прибавить чуточку нахальства."

 

Но, несмотря на поэтические предчувствия, взор Андрея все чаще и чаще обращался к небу. Входил в свои права, набирал силу новый «машинный, технический» 20 век. Открытия в области техники становятся знамением эпохи, а человек все активнее начинает штурмовать небо, используя всевозможные летательные аппараты. Ошеломляющее впечатление производит появление в небе Франции дирижабля – управляемого аэростата, на котором его создатель аэронавт Сантос Дюмон облетает Эйфелеву башню. В газетах мелькают восторженные заголовки» Воздушный корабль легенд и сказок осуществлен! 28 августа 1908 года на Волковом поле в Петербурге первый раз поднимается в небо созданный русскими дерижабль «Учебный», а уже через год, в 1910 году – 90 научных полетов и два всероссийских рекорда: продолжительность (40 час. 03 мин. С.И.Одинцов) и высоты – 6 тыс. 400 м (профессор Н.А.Рынин).

Осенью того же 1910 года гордость отечественного дирижаблестроения – дирижабль «Кречет» после пробных полетов над Волковым полем, появляется в небе над Царским Селом. Газета «Царскосельское дело» писала:

«… В среду 22 сентября над Царским Селом совершил полет «Кречет» с командиром инженер-капитаном С.А.Немченко и семью офицерами-пассажирами. Пролетев над дворцами с парком, а затем с Большого пруда повернул в Павловск, откуда направился в Петербург.» Изумленные невиданным зрелищем царскоселы имели возможность лицезреть как к маневрирующей 70-метровой «сигаре» «Кречета» присоединился и дирижабль «Голубь.»

 

Поступление в Николаевскую гимназию

Осенью 1910 года А.Васенко впервые переступил порог Николаевской гимназии и, конечно, был свидетелем этого полета, который не мог не поразить его. А вот, что писал о наступившей эпохе «технической романтики» тезка и почти одногодок Васенко – Андрей Москвин, в будущем известный кинооператор, а тогда ученикреального училища им. Николая II. (Училище находилось рядом с Николаевской гимназией, да и жил А.Москвин в «забульварной» части города, в двух шагах от дома Васенко на Новой улице. В один год (1918) они закончили учебные заведения, но, как ни странно, сблизились только в 1931 году, когда оба были уже на пике своего профессионализма. Их познакомил кинооператор В.Горданов, бывший соученик А.Васенко по Николаевской гимназии.

А.Н.Москвин также, по его собственному выражению, родился в «инженерной семье», сумевшей вселить в сыновей веру в возможности техники. Он писал об этом:

«… На наших глазах менялся мир. Казавшееся невозможным становилось явью. Таким детским совершившимся невозможным было для меня, в частности, и первое знакомство с кинематографом, с фильмом-хроникой о первом полете первого аэроплана… Вскоре мне удалось потрогать настоящий самолет… После этого любое «невозможное» стало вполне достижимым, стоило лишь захотеть...»

Самолеты вошли в жизнь царскоселов не менее эффектно, чем дирижабли, летом того же 1910 года. Люди в летной форме стали одной из примет Царского Села, особенно с 1915 года, когда в городе появился Авиационный отряд, входивший в т.н. «Государеву стражу» и призванный с началом войны охранять небо над императорской резиденцией.

Между тем в прессе и между специалистами начались нескончаемые дискуссии. Многие высказывались однозначно: «Лебединая песня дирижаблей уже спета. Они должны отойти в вечность», когда прозвучали пророческие слова К.Э.Циолковского: «… Сделайте дирижабль даже из чистого золота, и он даст вам 100% прибыли.»

При всей неоднозначности отношения юного А.Васенко к техническим достижениям нового столетия (стихотворение в прозе «Вы слышите», мысли из которого особенно актуальны в наше время) век взял свое: он заболел небом, на его столе появились труды Циолковского, все четче стали проявляться контуры будущего дела, захватившего без остатака всю жизнь. Хотя, еще в то время многочисленные таланты давали Андрею возможность выбора. Помимо литературного творчества страстно увлекал спорт, особенно футбол.

Царское Село начала 20 века было не только «городом муз», но и настоящей «столицей спорта». Именно здесь впервые в России были организованы «Общество любителей бега» и «Кружок велосипедистов». В Царском Селе был свой циклодром, два катка, крытые катки для роликов – скэйтинг-ринги (один недалеко от дома Васенко), теннисные корты. Недаром поэт Николай Оцуп, гимназист – соученик Андрея Васенко, запомнился многим с ракеткой в руках, а в своем стихотворении о той поре писал:

«… завтра футбольный матч». Андрей также был прекрасным спортсменом. Возглавляемая им команда Николаевской гимназии неоднократно завоевывала переходящие кубки. Спорт, как профессия все больше входил в моду, а записная книжка Андрея была полна пожеланий «успехов в спорте» и конкретно «успехов в футболе».

 

Музыка в жизни Андрея

С другой стороны, увлекала музыка, пение, страсть к которому он сохранил до последних дней. В семье всегда звучала музыка, как популярная (песенки-романсы Александра Вертинского в начале века и музыка для модных в 1920-е годы степа и шими), так и серьезная (оперные арии и романсы). В доме на Оранжерейной часто устраивались музыкальные вечера, в которых принимали участие певец Александр Ганнибал, композитор Борис Битов, работавший в Малом оперном театре. Будучи талантливым пианистом, Ганнибал обычно аккомпонировал, а Андрей и его сестра Софья, обладавшие очень хорошими голосами, пели. Шутливое напутствие оставил по этому поводу Валя Хмаро-Борщевский: «Пой больше, Ври поменьше!» (1 марта 1915 года).

Софья Эмильевна мечтала видеть Андрея на сцене (сестра Соня уже училась пению серьезно). По семейным воспоминаниям, возили на прослушивание к известному певцу Мариинского театра и Андрея. Выслушав мальчика он сказал Софье Эмильевне: «… Если у Вашей дочери голос «на тысячу», то у этого молодого человека «на весь миллион». Надо серьезно заниматься и карьера оперного певца ему обеспечена.» Однако, несмотря на волнения и просьбы матери, Андрей проявил упорство: он уже выбрал себе другое, «мужское» занятие – решил идти по стопам отца и поступать в институт инженеров путей сообщения.

 

Выпуск

15 марта 1918 года состоялся очередной выпуск в бывшей Николаевской мужской гимназии, которая теперь носила новое название – Царскосельская мужская гимназия. Это был последний выпуск гимназистов, в аттестатах которых осталось подлинное имя этого города. По старой традиции они последними в истории славного учебного заведения получили именные знаки. Все также по традиции имя окончившего с золотой медалью Андрея Васеко было выбито золотыми буквами на белой мраморной доске в актовом зале. Но черта была уже подведена: они вступали в другой мир – бурный, бесприютный, полный испытаний и страданий. Хотя и в новой жизни молодость брала свое.

 

Женитьба

Прчти сразу после окончания гимназии Андрей Васенко женится на Вере Левиной, выпускнице Мариинской гимназии все того же 1918 года. Еще весной 1915 года он посвятил Вере одно свое стихотворение «… У вас удивительно томный взгляд.» Всего одно стихотворение среди сонма посланий представительницам прекрасного пола Царского Села. И как в этом же стихотворении «… пройдя, обернулся шутя назад, а в результате вышло «без возврата».

 

Андрей Васенко с супругой (в центре у окна), на коленях у супруги — дочь друзей семьи Васенко Маториных, Софья Эмильевна Васенко — справа, в светлом платье 7

 

Вера Левина появилась в их семье давно, она была подругой одной из сестер Андрея. Их интерес к друг другу перерос в бурный роман и, несмотря на то, что по сути они были еще детьми, решили пожениться, хотя время мало располагало к заведению семьи. Что говорить, трудно представить Андрея Васенко «засидевшимся в девках». Он спешил жить, почувствовать жизнь во всех ее проявлениях. Обычно так стремительно, лихорадочно подгоняя события, живет человек, которому немного времени отпущено на этой земле.

 

Поступление в ИИПС

Несмотря на опасения матери, что ранняя женитьба помешает поступлению в институт, Андрей Васенко сдает экзамены с блеском и становится студентом ИИПС. Тогда еще в этом старейшем в России техническом вузе не было факультета, который специально занимался бы воздушным транспортом. С 1908 года существовал кружок воздухоплавания, созданный по инициативе известного инженера Н.А.Рынина. В 1909 / 1910 учебном году началось чтение общего курса воздухоплавания и курса двигателей внутреннего сгорания для автомобильного дела и воздухоплавания, что больше всего заинтересовало А.Васенко и привело в отчаянье Софью Эмильевну, надеевшуюся, что сын выберет не «воздушные науки», а менее опасные «железнодорожные».

 

Красная Армия

Не успел Андрей жениться и поступить в институт, как записался добровольцем в Красную Армию, не смог остаться в стороне в те бурные дни. Сначала железнодорожная рота под Петроградом, что давало возможность посещать хоть изредка дом (в те дни Андрей стал отцом, родился сын Владимир (1919). Затем – был на восточном фронте. Сюда, за тысячи километров дошли до него вести о том, что в институте открыли, наконец, новый факультет воздушных сообщений.

 

Вовзращение в институт

В конце 1920 года Андрей возвращается домой и сразу зачисляется без экзаменов, как бывший студент, на воздушный факультет. Начались ежедневные поездки в Петроград. Весьма колоритно вспоминает о том суровом времени также поступивший в «путейский институт» Андрей Москвин: «… Выбор путейского объяснялся и прозаически: институт недалеко от Детскосельского вокзала.» В годы разрухи поезда и трамваи ходили плохо, детскоселы тратили иногда 2-3 часа, чтобы попасть в Питер и им не хотелось терять еще столько же добираясь через город, скажем, до Горного. Поездки в еле ползущем поезде сблизили «врагов» — гимназистов и реалистов. В.В.Горданов (бывший гимназист) писал:

«… так как в вагонах стоял лютый холод и стены покрывались инеем, мы Москвина, который любил пофорсить и ходил в осеннем пальто, впрочем другого у него кажется и не было, сажали посередине, а сами в полушубках и валенках наваливались на него с боков так, что ему иногда становилось жарко.»

 

Преподавание в б. Николаевской гимназии

В отличие от многих своих бывших однокашников Андрею Васенко приходилось совмещать учебу с работой. Необходимо было кормить семью, сыну было уже 3 года и Андрей вновь переступил порог того учебного заведения, где прошло его детство и отрочество. Ныне оно носило название 1-я Детскосельская трудовая школа I и II ступени и в нем многое изменилось, хоть оставались еще старые учителя.

И в роли школьного учителя проявилась его незаурядность, о чем свидетельствуют воспоминания бывшего ученика Васенко, в будущем педагога С.М.Муравьева:

«… В нашем «Г» классе 1-й детской трудовой школы I и II ступени он появился как-то неожиданно. Своими кожанными леями на защитного цвета галифе, приплюснутой студенческой фуражкой (носили еще тогда такие) и какой-то пронзительной веселой лихостью в очень черных и больших глазах он произвел сильное впечатление как на мальчишек, так и на девчонок. Вместе с ним в класс вошла молодость, овеянная романтикой гражданской войны, и поразила контрастом с нашими милыми, но пожилыми и усталыми учителями… Вскоре мы узнали, что учился он совсем недавно в этих стенах бывшей мужской гимназии, у наших учителей, и учился блистательно. Преподавал он у нас природоведение. Преподавал очень увлекательно и живо.

С расстояния в несколько десятков лет мне видно и понятно, что был он талантлив той талантливостью, которая окрашивает в яркие цвета любое дело, за которое человек берется, хотя это дело и не есть дело его жизни, а случайное и преходящее. Вот таким для Андрея Богдановича было и учительское дело, сделанное на коротком отрезке его жизни так, что запомнилось мальчишками и девчонками 10-11 лет на всю жизнь… Андрей Богданович немного писал… Для нас он инсценировал сказку о Красной шапочке и Сером волке. Он был у нас сценаристом, режиссером и декоратором (много ли мы, малыши, могли ему помочь). Это были очень веселые репетиции. А какой спектакль! Как были довольны наши родители, мы сами! А как лучисты были глаза нашего учителя – самого, как я теперь понимаю, совсем еще мальчика. Андрей Богданович пел… И эту свою способность радовать людей дарил нам. В школе устраивались концерты, но не силами приглашенных артистов, а самими учителями, их родственниками, родителями учеников. Эти концерты носили образовательный характер и многих из нас приучили с ранних лет любить и понимать музыку. Вот в этих то концериах горячее участие принимал и наш молодой учитель – Андрей Богданович Васенко. Как все-таки сильны воспоминания детства! Его сильный и красивый баритон я помню так, как будто он звучал вчера...»

Но напряженная учеба в институте не давала возможности работать в школе и на «семейном совете» было решено, что Андрею для быстрейшего окончания института следует уйти с работы и учиться, зарабатывая на жизнь в свободное от занятий время.

 

Уход из гимназии

В 1923 году А.Васенко уже навсегда покинул стены бывшей Николаевской гимназии. Начиналось последнее десятилетие его жизни, полное бесконечных трудов и усилий на пути достижения мастерства в столь необычной в то время профессии. Оно совсем не было похоже на предыдущее десятилетие, начавшееся подъемом литературным: первые стихи, журнал «Молодое»… Ныне избранная профессия стала его главной страстью. И он отдался ей полностью, оставаясь при этом прежним Васенко: ярким, талантливым и притягивающим своим талантом людей самых разнообразных. Даже в таком деле, как элементарное зарабатывание денег на жизнь семье, он был неподражаем. Основные, хотя и не постоянные доходы давало репетиторство. По воспоминаниям бывшего ученика 1-ой Детскосельской школы и здесь ему не было равных.

«… Прошли годы, и судьба еще раз свела меня с Андреем Богдановичем. Для поступления в Вуз нужна была очень серьезная математическая подготовка. В Детском Селе считалось большой удачей попасть для подготовки по математике к Васенко. Мне посчастливилось, и тогда уже 17-летним юношей, я сумел оценить педагогический талант и богатую интересную натуру моего учителя...»

 

А.Б.Васенко хорошо знали в Детском Селе той поры, круг общения его был очень широк.

В карманной записной книжке Васенко 1920-х годов можно встретить адрес крупного инженера-путейца Чехурского. Он строил знаменитый Турксиб, в 30-е годы был репрессирован и погиб в сталинских лагерях. Его жена Надежда Павловна выслана в Вологду, сын Юлий, очень популярная личность в городе, погиб в первые дни войны и похоронен у развалин Баболовского дворца. Еще одна исчезнувшая семья, одна из тех, которые определяли «лицо города» той поры.

Бывал А.Васенко на даче Ильи Яковлевича Маршака на Московском шоссе, к которому приезжали погостить ленинградские литературные знаменитости и, прежде всего, брат-поэт и переводчик Самуил Яковлевич Маршак. В эти годы он много общался с В.В.Гордановым, продолжавшим жить в Царском Селе и живущим уже в Ленинграде его коллегой-кинооператором Москвиным.

«Детскосельским кругом» общение, естественно, не ограничивалось. В записной книжке мелким убористым почерком записано множество ленинградских и московских адресов. Она пестрит названиями институтов, работающих над интересующими Васенко проблемами (в том числе и за рубежом). Внесен и адрес в Калуге (быть может один из самых важных) Константина Эдуардовича Циолковского, трудами которого увлекался он, начиная со старших классов гимназии.

Последние 10 лет жизни в предверии полета… Каждодневные поездки в Петроград (Ленинград) в старом скрипящем вагоне, прицепленном к маленькому паровичку, а затем пешком от Витебского вокзала до института и возвращение затемно. Микроскопическая группа первых студентов факультета воздушных сообщений – 20 человек, когда на других факультетах – более сотни, постоянные насмешки с их стороны: «Изучаете дирижабль, а его не видели не только вы, но и ваши преподаватели, у вас на воздушном факультете нет даже учебников.» И первые победы, после которых насмешки сразу прекратились – участие в создании первых, еще несовершенных дирижаблей, VI-ой Октябрь» и «Московский химик – резинщик».

Сумасшедшая, ошеломляющая впечатлениями поездка 1926 года в Сализи под Гатчину, где сделал остановку знаменитый итальянский дирижабль «Норвегия», направляющийся к Северному Полюсу. И работа над дипломным проектом «Перспективы исследования атмосферы при помощи дирижаблей», в которой Андрей впервые подошел к вопросу изучения верхних слоев атмосферы, до той поры практически неизведанных. «Летающая лаборатория» — дирижабль Васенко привлек внимание широкого круга специалистов, для которых он выступил со специальным докладом в Русском географическом обществе.

Блестяще защитив диплом, А.Васенко получил, наконец, в 1927 году диплом инженера воздушных путей сообщения. До главного дела его жизни – начала создания небывалого в истории мирового воздухоплавания стратостата оставалось еще 3 года. Первоначально А.Васенко работал 1,5 года преподавателем в Военно-технической школе ВВС в Ленинграде. Но чисто преподавательская деятельность не удовлетворяла, да и не могла удовлетворить его: он стремился к самостоятельному творчеству, к конструкторской деятельности, к разработке новых проблем, встающих перед отечественным воздухоплаванием.

 

Работа в Павловской (Слуцкой) метеорологической и магнитной обсерватории

16 марта 1929 года он поступает на работу в знаменитую Павловскую (Слуцкую) метеорологическую и магнитную обсерваторию, основанную еще в 1870-х годах вел. Кн. Константином Николаевичем. В начале 1930-х годов она была переименована в Аэрологический институт. Директором Аэрологического института был профессор П.А.Молчанов, тот самый, у которого А.Васенко учился в институте. Вместе с профессором Н.И.Рыниным они были руководителями его дипломной работы. Одновременно сотрудничая в институте аэрофотосъемки, А.Васенко занимался в Слуцкой обсерватории очень важной в те годы для воздухоплавания проблемой обследования воздушных судов, которая встала во весь рост после трагической катастрофы в 1928 году дирижабля У.Нобиле «Италия», направляющегося в Северному полюсу.

Но главное, что уже завладело всем его существом, захватило целиком – идея создания высотного аэростата, на котором было бы возможно достичь неизведанной стратосферы, обдумывалось вне работы (как это часто и бывает самым главным). Многочисленные тетради, испещренные схемами, сложными расчетами, всегда были под рукой — дома. В поезде во время возвращения из Ленинграда в Детское. На бумаге аэростат существовал – оставалось главное – воплотить мечту в реальности. После того как А.Б.Васенко нашел верного соратника в лице стратонавта П.Ф.Федосеенко, постройка аэростата в Ленинграде стала делом времени и терпения его создателя.

 

1934. Васенко А. Б. в кругу семьи

 

Изменился ли за эти годы сам А.Б.Васенко? Ведь уже после окончания института он стал известен как талантливый конструктор и крупный научный работник – специалист по аэростатике и аэрологии. Удачно складывалась и его служебная карьера. Придя в марте 1929 года в Аэрологический институт на должность научно-технического сотрудника, А.Б.Васенко уже через месяц становится научным сотрудником I разряда.

 

Аэрологический институт

После командировки в Крым осенью 1930 года для работы по исследованию бризов, его назначают ученым специалистом Аэрологического института, а через 4 месяца – зам. директора. Всего за 2 года он прошел путь от научно-технического сотрудника до второго по служебной иерархии человека в институте. Однако, как свидетельствуют воспоминания, «… он никогда не производил впечатление важного начальника, оставаясь скромным и добрым человеком. Вечно он пел, шутил, смеялся и умел быть самым близким, внимательным другом всех сотрудников от начальника работ до самого маленького работника».

Ветеран исследования Арктики Всеволод Иванович Черныш, вспоминая те беседы, которые он вел с ним, тогда еще совсем молодым метеорологом, рассказывал, как поражала его та простота, с которой Андрей Богданович умел разговаривать и слушать своего собеседника, свойственная только людям подлинной культуры и внутренней интеллигентности. Всегда готовый помочь, он никогда не отказывался дать нужный практический совет или теоретически обосновать то или иное предложение.

А вне служебной обстановки или при выезде на испытания интересовался живо всем окружающим: подходил к деревенским мальчишкам, вступал с ними в разговоры. Очень любил животных, ласкал лошадей и собак. Его обаяние притягивало всех – и людей, и всякую живность.

У А.Васенко необыкновенно было развито чувство юмора, он мог иронично относится к самому себе. И в этом присутствовала его светлая и живая душа, как в листах шуточного альбома, который он подарил другу детства – Александру Плешкову-Сиверскому (или, как шутя он назван Андреем – «Плещивцу»). На них сфотографированы члены группы аэростата в Павловске, названные А.Васенко «бандой». Дарственная надпись – «Плешивцу, самому старому и самому почтенному», а далее фотографии с комментариями:

1. «Старик Васенко запил горькую и искал утешения на коленях у дам. Там встретил его Густав и взял его в свою банду.»
2. «Состав банды был темный. Там пили джин, ели сырое мясо и ежедневно надували аэростатыю».
3. «Один из деятелей – персонаж известной сказки «Синяя борода» подвизался на транспорте и в авиации. 

 

Вот таким он и остался в памяти. Как написал в статье на его гибель один из сотрудников НИИ аэрофотосъемки В.И.Семенов после всех сказанных горьких слов: «… Васенко, который через весь наш сложный и скупой на чувства, полный напряженного труда век пронес детски-наивную и свежую улыбку, неизбежно и неуклонно хорошее настроение и бесконечную приветливость ко всем окружающим».

Эту же легкую улыбку увидел В.И.Черныш, в последний раз взлянув в лицо Васенко перед стартом: «… в его глазах был огонек и смотрели они куда-то вдаль.»

 

 

Илья Усыскин и его товарищи по экипажу Павел Федосеенко и Андрей Васенко взлетели высоко в небо. Они первыми из людей взглянули на родную планету с высоты 22 километров. Но природа со слепой ожесточенностью отозвалась на людскую дерзость. Стальной шар, в котором находились смельчаки, сорвался с несущей оболочки и стал стремительно падать, чтобы с неумолимой и страшной неизбежностью удариться о земную твердь.

Трое мужчин в крутящейся и бешено несущейся к земле гондоле перед ударом сдвинулись, братски прижались друг к другу. Они знали в эти мгновения, что жить каждому оставалось несколько секунд...

Стратанавтов похоронили с почестями 2 февраля 1934 года - урны с их прахом установлены в Кремлёвской стене на Красной площади г. Москвы

 

Урны с прахом героев были захоронены в Кремлёвской стене лично Климентом Ворошиловым, Иосифом Сталиным и Вячеславом Молотовым.

 

Мир взорвался бесконечным потоком газетных статей, посвященных их гибели. Уже первого февраля 1934 года в передовой статье газеты «Вашингтон пост» был отдан долг их подвигу и бессмертой славе. Именно здесь впервые прозвучало сравнение катастрофы аэростата с полетом легендарного Икара, слишком близко подлетевшего к солнцу. Надо сказать, что хотя о полете 1934 года написано довольно много, в том числе и профессионально, единого мнения о причинах катастрофы нет и по сей день.

Версия гибели, озвученная в дни празднования столетия со дня рождения А.Васенко современными учеными заключается в следующем: на аэростатах достичь такой высоты в стратосфере невозможно без последствий. Слишком мощен перегрев оболочки аэростата солнечными лучами, и при спуске, в случае попадания в струйное течение, подвесные стропы могут не выдержать чрезмерной нагрузки и оборваться (что по всей видимости и случилось). Таким образом инстиктивно найденное журналистами сравнение имеет вполне обоснованное научное подтверждение.

«Русские Икары» были посмертно награждены самой высокой в то время в СССР наградой – орденами Ленина. На месте их падения и в г. Саранске (на родине командира корабля Л.Ф.Федосеенко) установлены памятники. О полете поставили документальный фильм. В память Андрея Васенко были названы улицы в г. Пушкине и г. Павловске (в г. Павловске название сохранилось), устанавливали мемориальные доски. Но его последний полет, о котором написаны книги и научные доклады – это то, в чем воплотилась лишь часть его многогранной, талантливой натуры. Именно она была востребована суровой эпохой. Многое другое оставалось за скобками или как неизвестное, или как лишнее, мешавшее лепить нужный тогда героический облик. Живой человек с его пророческим осознанием необычности своей судьбы остался «за скобками». Наша цель – убрать эти «скобки», вернувшись к истокам, объясняющим многое.

 

О дальнейшей судьбе членов семьи Андрея Васенко известно немного.

Из воспоминаний Сергея Львовича Голлербаха о судьбах жителей оккупированного Пушкина:

"В феврале 1942-го года нам сказали, что население города вывозят на работу в Германию. Так я и очутился в Германии (в Западной Пруссии в трудовом лагере для Volksdeutsche в городе Кониц). В лагере оказалось много интересных людей… Потом там была вдова стратонавта Васенко — Таня Васенко… Таня умерла в лагере."

Сергей Львович ошибочно называет сестру Татьяну женой Андрея.

Сын Андрея, Владимир Андреевич Васенко (1919 — 1950 после) стал врачом. О нем и о Вере Васенко, вдове Андрея, сохранились небольшие воспоминания дочери Татьяны Ивановны Тамбовкиной из семьи друзей семьи Васенко — Маториных:

"Тетя Татя, наша добрейшая тетя Татя, не могла найти на меня «управы», так как мое самовольство переходило всякие границы. И она, и мамины подруги детства тетя Вера Васенко и тетя Ляля Туган — Барановская с облегчением вздохнули, когда я отбыла в Челкар.

Не помню, каким образом, но я попала на улицу Ленина, д. 1, где у Васенко в небольшой квартирке жила тетя Ляля с дочкой Олей. Тетя Ляля жила со своей кроватью в маленьком коридорчике или комнатке без окон, но Васенки ее в беде не бросили.

Там же был сын Андрея Васенко — Володя, довольно симпатичный студент I курса какого-то медицинского института. Вот мы с ним и пустились в разгул по театрам, концертам за его и мои деньги. Тетя Вера его не пускала, запирала брюки. Он был старше меня года на четыре, но ума в этом плане было маловато… Дошло дело до первого поцелуя в моей жизни. Но он был интеллигент, а по моим тогдашним уже челкарским идеалам, нужен был «простой», «спортивный» кавалер. Он подарил мне очень нравившуюся тогда книгу Л. Фейхтвангера «Еврей Зюсс» и дорогие духи в граненом флакончике, которые назывались «Кристалл». Флакончик, между прочим, я сохраняла долго...

Он провожал меня, в оконной раме вагона на перроне стоял до конца, присылал в Челкар длинные письма, роскошные, интеллигентные о любви, которые я почти не читала и выбрасывала; присылал шоколадки...

Позднее, «все тети» очень берегали нас от встречи….Володя, если не ошибаюсь, стал санитарным врачом, женился. Вообще-то, что было дальше, осталось для меня неизвестным.

Для моей мамы имена Андрея и Веры были очень дорогими. Она гордилась, что в Детском Селе они все были вместе, учились вместе в гимназиях. Она очень ценила способности А. Васенко, которые начали проявляться очень рано. Он рано женился, а Вере вообще не было 18. Она, как говорила мама, была дочерью богатых промышленников или торговцев."8

 

Владимир окончил Ленинградский санитарно-гигиенический институт (1950). Служил главным врачом Усть-Канской санэпидстанции (1950).9

 

Подготовлено специалистами Музея Николаевской гимназии.

 

Источники:

  1. М.А.Мощеникова. А.Б.Васенко. Жизнь. Творчество. Судьба… Историко-литературный музей г. Пушкина. НСФ-295. 1999 г. Статья написана к 100-летию со дня рождения А.Б.Васенко, отмечавшемуся в музее.
  2. Оригинал фотографии хранится в ИЛМ г.Пушкина, копия передана в Музей Николаевской гимназии
  3. Царскосельский некрополь / Под редакцией Давыдовой Н.А., Груздевой Г.Ф. СПб.: Серебряный век, 2014 – 280 с., ил. С.183
  4. Документы о катастрофе стратостата "Осоавиахим-1" // Документы русской истории. 1997. №2. С. 89-108.
  5. Доклад и презентация об Андрее Васенко, любезно предоставленные музею Шуваловой А.Н.
  6. Сайт Кирилла Финкельштейна 
  7. Архив семьи Маториных
  8. Тамбовкина Т.И. Челкар.Калининград, 2006, с.47-48
  9. История АВРА
Рейтинг: +1 Голосов: 1 5074 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!