Навигатор по сайту Туристу Энциклопедия Царского Cела Клубы Форумы Доска объявлений


Авторизация
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?

Гусары в Царском Селе

 

Первым полком тесно связанным с Царским Селом, и пожалуй самым знаменитым из всего Царскосельского гарнизона, был Лейб-гвардии Гусарский Его Величества полк. Очень скоро этот полк в просторечии стал именоваться Царскосельским гусарским полком.

Гусары (от мадьярского "нusz" – 20 и "ar" – жалованье) возникли в Венгрии при короле Матвее Корвине, который в 1458 году приказал для защиты от турок образовать особое ополчение от 20 дворянских подворий. Это легкая кавалерия. В гусары набирали всадников среднего роста. На быстрых конях они должны были преследовать врага или проводить разведывательные операции. В начале 1812 года к русской армии было 12 гусарских полков, некоторые стали основой партизанских отрядов. Навсегда остались в памяти потомков имена гусаров — героев Отечественной войны 1812 года — Д.В.Давыдова, А.Н.Сеславина, И.С.Дорохова.

Имперский спецназ, или прожигатели жизни. Гусар — фигура для русской культуры противоречивая и легендарная. Кем же были гусары — героями баталий или героями анекдотов?

“Гусарский характер”, “гусарство” – эти слова. Пришедшие к нам из XIX века, нередко употребляются теперь в ироничном смысле. А когда-то они имели прямое значение: так говорили о людях, которые могли в любых обстоятельствах действовать смело, напористо, быстро. И таких людей было не мало – служба в лёгкой коннице требовала от солдат и офицеров именно таких качеств.

В отличие от тяжёлой кавалерии, выступавшей на полях сражений большими массами, в шеренгах и сомкнутых строях, гусары (обычно небольшими отрядами) вели разведку и боевое охранение, выставляли передовые посты, совершали рейды и набеги на тылы и коммуникации противника. Эти задачи были по плечу только конникам с высокой индивидуальной подготовкой как в верховой езде, так и во владении оружием, отчаянно смелым находчивым инициативным.

Служба в гусарах справедливо считалась более опасной, чем в каких-либо других частях. Недаром Иоахим Мюрат, блестящий кавалерист и один из лучших маршалов Наполеона, любил повторять, что настоящий гусар никогда не доживает до 35 лет…

Гусары носили доломан — куртку с низким стоячим воротником, расшитую шерстяными шнурами, внакидку на левом плече — ментик с высоким воротником, обшитым у офицеров мехом.Ментик надевали в рукава и период с 15 сентября по 1 мая. На голове был кивер. На ногах — рейтузы-чакчиры, расшитые цветными шнурами, и низкие полусапожки-ботики с двойным мысиком и кисточкой. Вместо эполет и погон полагались жгуты. Чины офицеров различались по галунной обшивке на доломане и ментике.В непогоду носили плащ из серого сукна с застежкой у шеи. Первоначально укладка волос у гусар всех европейских армий была с косицами или локонами по вискам, но в России они были отменены в 1806 году. Ташка в виде плоского кожаного кармана, надетая через правое плечо и висевшая у колена, и вальтрап с острым задним углом, покрывавший седло, имели полковые цвета и вензели государя. Одним словом, разноцветные мундиры гусар, богато расшитые у гвардейцев золотыми шнурами, были самыми красочными в кавалерии.
Гусары были вооружены саблей, карабином, двумя пистолетами и каждые 16 человек в эскадроне — мушкетонами с раструбом для стрельбы дробью. 

Завести такую легкую конницу считал необходимым Петр I. В 1707 году он поручил сербскому выходцу Апостолу Киничу набрать в южной России их вахлаков, сербов и молдаван 300 человек, “добрых и искусных людей” при восьми офицерах. Они и образовали команду, получившую название Валашской хоронгвии. Во время войны с Турцией в 1711 году число гусар увеличилось, но  никаких сведений о численности, организации, снаряжении и вооружении этих частей не сохранилось. Неизвестно, так же в каких боевых действиях они принимали участие.

Царский указ в 1741 году узаконил существование гусарских полков в русской армии и впервые определил принципы их организации, вооружения, снаряжения, обмундирования, пополнения людьми. Первые 4 гусарских полка носили названия Сербского, Венгерского, Грузинского и Молдавского.

В соответствии с указом каждый гусар получил земельный надел (все полки поселили на Украине) и жалование 38 рублей 94 копейки в год для приобретения лошади (цена на неё достигала 18 рублей), оружия, обмундирования и амуниции. Последние вещи стоили очень дорого, т.к. их в России никто производить не умел их приходилось закупать в Австрии. В мирное время гусары должны были нести пограничную и сторожевую службу по месту жительства, в военное – выступать в поход со всей армией.

На таких основаниях в России было сформировано ещё несколько гусарских полков.

1770-е

Императрица Екатерина II в конце 1774 г., приготовляясь к празднованию заключения мира с Турцией в Москве, приказала князю Г.А.Потемкину сформировать для собственного Ея Императорского Величества Конвоя гусарский эскадрон и две казацкие команды. Эскадрон был назван Лейб-гусарским, а казацкие команды: одна Донской, другая Чугуевской, и повелено состоять им при Высочайшем дворе.

Для исполнения монаршего повеления 19 февраля 1775 г. Бахмутского гусарского полка премьер-майору Штеричу был дан ордер в наборе в Лейб-гусарский эскадрон «130 человек из четырех посещенных в Новороссийской губернии: Чернаго, Желтаго, Молдавского и Валашскаго и из Сербскаго гусарских полков самых лучших видом, ростом и живостью, наблюдая при сем, чтобы оные честнаго и трезваго были состояния».

Лейб-гусарский эскадрон был набран в составе 5 офицеров и 154 нижних чинов и пополнялся за счет вольноопределяющихся из дворян, лучших нижних чинов армейских полков и иностранцев красивой наружности и высокого роста.

23 марта 1775 г. премьер-майору Штеричу поручено было закупить для эскадрона в городе Лебедяни и препроводить в Москву  "138 самых лучших и прочных лошадей, не придерживаясь одной шерсти и больших статей, а наблюдая единственно одну способность оных к легким гусарским оборотам».

10 июня того же года Лейб-гусарский эскадрон, вполне экипированный, начал свою службу в Москве, составляя конвой императрицы Екатерины II на параде по случаю празднования Кучук-Карнайджирского мира. После окончания торжеств эскадрон и конные казачьи команды прибыли в Санкт-Петербург и в течении всего царствования Екатерины II несли охрану Ея Величества.
В Санкт-Петербурге эскадрон расквартирован за Невским монастырем, в так называемых Кирасирских казармах и конюшнях, и не постоянно находился во все время царствования Екатерины II.

При восшествии на престол императора Павла I (7 ноября I776 г.) из состоявших при Высочайшем дворе: Лейб-гусарского эскадрона, конвойных Донской и Чугуевской казачьих команд, и, из находившихся в составе Гатчинских войск, Гусарского полка (сформирован в 1793 г.) и Казачьего эскадрона (сформирован в 1793 г.) сформирован четырехэскадронный полк под названием Лейб-гусарский казачий полк, которому 14 ноября того же года были пожалованы права и преимущества Старой гвардии.

1790-е

13 декабря 1796 г. состоящим в Лейб-гусарском казачьем полку гусарам повелено именоваться: Лейб-гвардии Гусарским полком, казаки же, до дальнейшего о них распоряжения оставлены при Лейб-гусарском полку под названием Лейб-казачьих эскадронов.

24 января 1798 г. из числившихся в Лейб-гвардии гусарском полку двух казачьих эскадронов, был составлен особый Лейб-гвардии казачий полк. Лейб-гусарский полк, при сформировании продолжал квартировать в Кирасирских казармах за Невским монастырем, но после 9 сентября 1798 г., когда полк был переформирован в два батальона по пять эскадронов каждый, то помещений всему полку на прежнем месте оказалось недостаточно. Поэтому был куплен на Фонтанке у полковника Гарновского дом и Высочайше пожалован в непременные квартиры Лейб-гусарскому полку.

Лейб-гусарские караулы назначались на различные объекты в Санкт-Петербурге, и, кроме того, Лейб-гусары и казаки содержали караулы в Царском Селе и Петергофе.
С наступлением весны Лейб-гусарский полк обыкновенно из Санкт-Петербурга и располагался в окрестностях Царского Села, Павловска или Гатчины, именно там где находился император. Его Величество, под личным своим надзором, требовал от полка исполнения всех обязанностей лагерной службы.

1800-е

«Гусарство» было примечательным явлением эпохи 1800—1810 годов, оставившей, по словам П. А. Вяземского, «в умах следы отваги и какого-то почти своевольного казачества в понятиях и нравах».

В конце лета 1800 г. весь Лейб-гусарский полк был собран в окрестностях Царского Села и расположен в Софии, Павловске, Кузьмине и Пулкове и, находясь там до 15 ноября, составлял с Конной Гвардией гарнизон Царского Села. Для размещения Лейб-гусар в г. Софии были построены одноэтажные деревянные казармы для жилья и отдельно стоящие кухни. Под гусарские казармы также приспособили здания Почтового и Запасного дворов.

Начало боевой службы Лейб-гвардии гусарского полка пришлось на 1799 г., когда 9 июня один эскадрон полка был послан, в пешем строю, в составе корпуса генерал-лейтенанта Германа, на судах в Голландию, для участия в войне против французов. Союзные английские и русские войска под командованием герцога Мирского действовали в Голландии неудачно, и выделенный от Лейб-гусар эскадрон 14 августа 1800 г. возвратился к полку.

25 декабря 1802 г. Лейб-гвардии гусарский полк переформирован в состав пяти эскадронов и занял казармы в Царском Селе и Павловске.

10 августа 1805 г., по случаю войны с французами, Лейб-гиардии гусарский полк выступил в поход из Санкт-Петербурга на Ольмюц. 20 ноября Лейб-гвардии гусарский полк под Аустерлицем получил свое боевое крещение. В ходе сражения полк «особенно отличился своими молодецкими и вполне удачными атаками против французских войск, в несколько раз сильнейших».

В январе 1806 г. полк возвратился из своего первого боевого похода в Санкт-Петербург.

13 февраля 1807 г. Лейб-гвардии гусарского полк вновь выступил в поход против французов в составе Гвардейского корпуса. После заключения Тильзитского мира Лейб-гусары 27 августа того же года возвратились в свои квартиры в Царское Село и Павловск. И далее Лейб-гвардии гусарский полк будет геройски сражаться во многих кампаниях XIX — начала XX вв., но возвращаться отныне полк будет исключительно в город Царское Село, который станет для полка родным домом.

Полк с богатой историей прославился в боевых походах 1805, 1807, 1812-1814, 1828, 1830-1831, 1877 гг. Многие гусары стали героями Отечественной войны 1812 г.

«Конечно,— писал один из современных исследователей В. Н. Орлов,— много было в этом эффектного позерства, пустого озорства и просто бесшабашного разгула дворянской „золотой молодежи", но вместе с тем „гусарство" во времени Аракчеева, Священного союза и архимандрита Фотия зачастую служило своеобразной формой протеста против мертвящей казенщины, ханжества, лицемерия, многоразличных способовдуховного и общественного угнетения личности. Не случайно высшие власти, начиная с Александра I, чрезвычайно нервно реагировали на любые вспышки гусарского "молодечества", нетерпимого в обстановке строжайшей дисциплины".

В понятие "гусарство" вкладывалось тогда и совершенно определенный кодекс нравственных правил: чувство товарищеской солидарности, презрение к опасности, прямодушие, отвага. На офицерских пирушках в Софии постоянно звучали стихи "гусарского Беранже" Дениса Васильевича Давыдова, которого хорошо знали в полку,— он еще сравнительно недавно служил здесь.

Уже в первые годы царствования Александра I Давыдов понял сущность его лицемерной политики острые политические стихи молодого офицера-кавалергарда — с 1801 по 1804 год Давыдов служил  в гвардейском кавалергардском полку — распространялись по всей России. Это не прошло для него бесследно. По приказу царя двадцатилетний поэт был переведен в армейский Белорусский гусарский полк. С тех пор до конца жизни он считался в неофициальных кругах человеком, настроенным реакциионно по отношению к правительству.

Через два года Давыдову удалось вернуться в гвардию. В июле 1806 года он был зачислен в лейб-гвардии Гусарский полк. Командиром полка был князь П.Р. Багратион. В декабре того же года он был нзначен адъютантом к Багратиону. К началу Отечественной войны 1812 года он был подполковником Ахтынского гусарского полка. Давыдов справедливо называл себя «человеком, рожденным единственно для рокового 1812 года». Именно в период Отечественной войны он раскрылся как личность, как военный деятель. Он был одним из организаторов и руководителей партизанского движения.

В 1809-1818 гг. был гусаром философ, поэт, мыслитель и известный общественный деятель А.Г. Чавчавадзе.

 

1810-е

Вспоминая много лет спустя о возвращении русской армии из заграничного похода 1813—1814 гг, участник Отечественной войны поэт Федор Глинка писал:

Была прекрасная пора:
Россия в лаврах, под венками,
Неся с победными полками
В душе — покой, в устах — «ура!»,
Пришла домой...

В октябре 1814 года вернулся в Царское Село овеянный боевой славой Лейб-гвардии Гусарский полк, Позади остался долгий и трудный путь, бои при Бородине и Малоярославце, Кульме и Лейпциге, вступление в Париж. 

После возвращения Лейб-гусар 19 октября 1814 г. из заграничных походов в Царское Село, начинается период прочного обустройства полка в Царской резиденции. В . Екатерина II, для того чтобы остановить бурный рост города в непосредственной близости с резиденцией, решила основать недалеко от Царского Села уездный город с самостоятельным управлением. Формирование комплекса Лейб-гусарских казарм происходило и несколько этапов.

8 царствование императора Павла I и в начале правления императора Александра I место расположения Лейб-гусарского городка в Царском Селе только наметилось.
С 1814 г. семь эскадронов Лейб-гвардии гусарского полка были размещены в Софии, Кузьмине и Павловске. В здании бывших  Присутственных мест г. Софии, которые стояли вдоль Большой Московской дороги по южной границе Екатерининского парка,  разместился штаб полка и дом командира полка, при котором начался формироваться полковой фурштатский двор для размещения построек различного назначе¬ния. Одноэтажные деревянные эскадронные казармы Лейб-гусар располагались вдоль будущей Волконской улицы (ныне Парковая).

С возвращением полка Царское Село оживилось: снова на улицах замелькали красные гусарские ментики, на плацу начались военные учения, снова гусары устраивали шумные пирушки. 

Но только на первый взгляд все было по-прежнему. Офицеры русской армии вернулись из заграничного похода во многом совершенно другими. С. Волконский рассказывал, что после героических событий 1812 года тусклый общественный быт, «вахтпарадная» жизнь и «даже частная жизнь, тягостная, скучная, стали невыносимыми». Национально-освободительная война 1812 года показала, какие могучие силы таятся в русском народе, каким противоестественным является противоречие между огромными возможностями русской нации и тем бесправным положением, в котором находился русский народ в феодально-крепостнической России. Война способствовала еще большему обострению глубоких противоречий русской действительности. Не случайно именно участники Отечественной войны составили основное ядро декабристских организаций.

О поколении офицеров, прошедших войну 1812 года, Ф. Глинка писал:


Влюбившись от души в науки

И бросив шпагу спать в ножнах,

Они в их дружеских семьях

Перо и книгу брали в руки,

Сгибаясь, по служебном дне,

На поле мысли, в тишине...

Тогда гремел, звучней, чем пушки,

Своим стихом лицейский Пушкин...

У своих друзей в полку часто бывал лицеист А.С. Пушкин. Позже А.С.Пушкин хотел сам поступить в полк, но из-за сложного финансового положения семьи осуществить намерение ему не удалось.Лицеистов приглашали на дружеские офицерские собрания и вечеринки, где звучали речи о необходимости борьбы с деспотизмом, царствовал дух вольнодумства и гусарского удальства. Общение с гусарами сыграло большую роль в формировании политических взглядов Пушкина и его лицейских товарищей.Героика событий 1812 года питала и его поэтическое творчество. Денис Давыдов был хорошо знаком с многими декабристами и близкими к декабристам людьми — М. Ф. Орловым, И. Г. Бурцевым, А. А. Бестужевым, Ф. Н. Глинкой и другими. Герой стихов Давыдова — лихой гусар, рубака на «ухарском коне», неизменно искренний и смелый, пламенный патриот.

В «гусарской» поэзии Давыдова, по словам В. Г. Белинского, «истинно русская душа — широкая, свежая, могучая, раскидистая», в ней «удалое разгулье, любовь к шумным пирам и веселой жизни» соединяются «с высокостию чувств, благородством в помыслах и жизни». Интересны и произведения Давыдова в прозе, составляющие большую часть его творческого наследия. Очень высоко всегда ценил талант Дениса Давыдова А. С. Пушкин, испытавший в юности определенное влияние его поэзии.

С лейб-гвардии гусарским полком связано много славных имен. В течение девяти лет в этом полку служил Александр Гарсеванович Чавчавадзе — выдающийся грузинский поэт и мыслитель, один из передовых людей своего времени, впоследствии известный грузинский общественный деятель.
Чавчавадзе был близок со многими декабристами, сосланными после поражения восстания в войска Кавказского корпуса. В секретном донесении военному министру Чернышеву барон Розен обращал его внимание на то, что Чавчавадзе, «будучи тестем покойного Грибоедова, имел в нем средство усовершенствоваться в правилах вольнодумства».

В апреле 1816 года из Ахтырского гусарского полка в лейб-гвардии гусарский полк был переведен двадцатидвухлетний поручик Петр Яковлевич Чаадаев. Красивый, блестяще образованный, всегда державшийся с подлинным аристократизмом, Чаадаев в любом обществе обращал на себя внимание. «Его разговор и даже одно его присутствие,— писал один из современников,— действовали на других, как действует шпора на благородную лошадь. При нем как-то нельзя, неловко было отдаваться ежедневной пошлости. При его появлении всякий как-то невольно нравственно и умственно осматривался, прибирался и охорашивался».

Летом 1816 года в Царском Селе с Чаадаевым познакомился Пушкин. Впервые они встретились у Н. М. Карамзина, который жил тогда там на даче (Садовая улица, 12).
Чаадаев стал одним из духовных наставников Пушкина. Юный лицеист был покорен умом и образованностью офицера-гусара, с волнением слушал его полные негодования высказывания о самодержавии и позоре крепостничества.

Прекрасной характеристикой Чаадаева могут служить строки известного пушкинского стихотворения:


Он вышней волею небес

Рожден в оковах службы царской;

Он в Риме был бы Брут, в Афинах Периклес,

А здесь он — офицер гусарский.

В 1820 году, когда поэту грозила ссылка на Соловки или в Сибирь, Чаадаев, первым узнав об угрозе, нависшей над его другом, поздним вечером приехал к Карамзину и убедил его заступиться за Пушкина...

С 1816 года в лейб-гвардии гусарском полку служил Петр Павлович Каверин, участник Отечественной войны 1812 года. Он начал воину ополченцем. Позднее Каверин стал членом Союза благоденствия. Именно в Царском Селе в лицейские годы с ним познакомился Пушкин.

Поэто дал выразительную характеристику своего приятеля:

В нем пунша и войны кипит всегдашний жар,

На Марсовых полях он грозный был воитель,

Друзьям он верный друг, красавицам мучитель,

И всюду он гусар.  

В этом же полку с 1814 года служил Николай Николаевич Раевский — младший сын прославленного генерала Н.Н.Раевского, героя Отечественной войны 1812 года. В годы Отечественной войны была широко распространена легенда о том, что в одном из сражений генерал послал в бой двух своих сыновей  — десяти и четырнадцати лет. Позже, во вступлении к поэме "Кавказский пленник", Пушкин писал:… вслед отца-героя В поля кровавые, под тучи вражьих стрел, Младенец избранный, ты гордо полетел. Отечество тебя ласкало с умиленьем, Как жертву милую, как верный цвет надежд.

Гусарский офицер Панфамир Христофорович Молоствов был, по-видимому, также близок Пушкину, так как позже поэт назвал его в числе своих друзей.

В лейб-гвардии гусарском полку в эти же годы служил Дмитрий Константинович Ипсиланти — брат Александра Ипсиланти, греческого офицера, находившегося на русской военной службе и ставшего впоследствии вождем тайного греческого общества, которое боролось за освобождение Греции от турецкого ига. Александр Ипсиланти при езжал к брату в Царское Село.

Память о друзьях-гусарах Пушкин сохрани и навсегда и позже, вспоминая годы юности, писал:


… с Кавериным гулял,

Бранил Россию с Молоствовым,

С моим Чадаевым читал...

 9 сентября 1817 г. по Высочайшему повелению Софийский собор был передан вместе со всем имуществом военному ведомству и обращен в полковой храм Лейб-гвардии гусарского полка.

Князь В.С.Трубецкой, решив как можно скорее стать офицером, чтобы обрести необходимое для женитьбы положение в обществе, начал выбор полка именно со знакомства с формой одежды: «Мне казалось, что нужно выбрать такой полк, который квартирует в большом городе и у которого покрасивее форма. Я тут же купил в магазине Главного штаба на Пречистенке таблицы с изображением в красках всех форм русских кавалерийских полков. Их было так много, что разбегались глаза. Все были красивые, но гусары нравились больше всех».

Гусарские мундиры были украшением традиционных парадов на Царицыном лугу: «Красно-серебряное пятно гвардейских драгун на гнедых конях было предвестником самого эффектного момента парада — прохождения царскосельских гусар. По сигналу «галоп» на тебя летела линия красных доломанов; едва успевала, однако, эта линия пронестись, как превращадась в белую — от накинутых на плечи белых ментиков».

Впрочем, яркая форма Лейб-гусар была предметом не только гордости, но и объектом шуток. В известной офицерской песенке… Журавель» полку была посвящена такая строфа:

Разодеты как швейцары Царскосельские гусары.

Существовала правда, и другая строфа, возможно созданная самими Лейб-гусарами для поднятия престижа полка:

Лейб-гусары пьют одно Лишь шампанское вино.

Эта сторона жизни гусар служила объектом гордости и порождапа необыкновенные выходки. Как легенду, в полку передавали рассказ об одном офицере, который выучил свою лошадь каждое утро отвозить его в станционный буфет за утренним бокалом шампанского. И туда, и обратно лошадь шла сама, а офицер даже не притрагивался к поводьям.

Возможно, своеобразная репутация полка послужила причиной того, что Лейб-гвардии Гусарский полк позже других гвардейских частей удостоился получить шефом особу императорской фамилии. Ни Павел I, ни Александр I, ни Николай I не только не принимали на себя шефство, но и не числились в списках полка. Первым шефом полка 22 апреля 1818 г. сталнаследник цесаревич Александр Николаевич.

С 1882 великий князь Павел Александрович служил в лейб-гвардии Гусарском полку, командовал эскадроном, а затем некоторое время — полком.

1830-е

При императоре Николае I в размещении Лейб-гусар происходят большие перемены.

В октябре 1832 г.Иосиф Ламберт был переведен в лейб-гвардии Гусарский полк. В 1835 г. поручик Ламберт был назначен адъютантом лейб-гвардии Гусарского полка и исполнял эту должность до 1837 г.

К 1833 г. в Царском Селе были сосредоточены на постоянные квартиры все семь эскадронов Лейб-гвардии гусарского полка. По плану 1833 г., составленному гвардии инженер-капитаном Л. Л. Биппеном, от угла Волконской улицы и Госпитального переулка до Манежного переулка размещались шесть казарм на погребах для шести эскадронов, здание для седьмого запасного эскадрона находилось в глубине квартала со стороны Манежного переулка. На территории Лейб-гусарского городка находились полковой манеж, здание для кантонистов и трубачей, казарма для женатых нижних чинов, две кузницы, семь конюшен, три фуражных сарая, каменная полковая баня и ряд других построек. Окончательно Лейб-гусарский городок сложился к концу царствования императора Николая I.

Можно предположить, что Чавчавадзе бывал в Царском Селе не только во времена своей молодости, но и позже — в середине 30-х годов. По свидетельству современников, летом 1835 года на даче в Царском Селе жила Прасковья Николаевна Ахвердова — близкий друг семьи Чавчавадзе, вдова кавказского генерала Ф. И. Ахвердова, который одно время был губернатором Грузии.

П. Н. Ахвердова — дальняя родственница Лермонтова (ее девичья фамилия — Арсеньева). Молодость ее прошла в Петербурге, здесь она получила прекрасное образование. С 1815 по 1830 год Прасковья Николаевна жила в Тифлисе, где сблизилась с семьей Чавчавадзе. Она воспитывала дочь Чавчавадзе Нину. В Тифлисе у Ахвердовой часто бывал А. С. Грибоедов, который очень тепло относился к ней и часто называл ее второй матерью Нины.

М.Ю. Лермонтов в 1834-1837 гг. и 1838-1840 гг. служил сначала в 6-м, а затем в 7-м эскадронах Гусарского полка.В начале 1820-х годов дом Ахвердовой нередко посещал Кюхельбекер. На всю жизнь он сохранил к ней чувство глубокой, искренней дружбы. Ахвердова была знакома и с Пушкиным.

В 1834—1836 годах Чавчавадзе находился в Петербурге — был выслан из Грузии в связи с делом о противоправительственном заговоре 1832 года. Заговор был организован представителями крупной грузинской знати, которые путем вооруженного восстания собирались восстановить в Грузии старую феодальную монархию и отъединить Грузию от России. Хотя Чавчавадзе относился отрицательно к русскому самодержавию, разрыв с Россией он считал для Грузии гибельным. Чавчавадзе понимал, что только с Россией, огромной, могучей страной, связано будущее Грузии. Он не только отверг предложение участвовать в заговоре, но и убеждал заговорщиков «оставить свои замыслы». Но поскольку Чавчавадзе знал о существовании заговора и его целях, его сочли причастным к делу. В 1834 году «по высочайшему повелению» Чавчавадзе был сослан в Тамбов, где прожил два с половиной месяца, а затем ему удалось добиться разрешения приехать в столицу, где он находился в 1835 и 1836 годах. В Петербурге Чавчавадзе постоянно виделся с Ахвердовой и, по всей вероятности, посещал ее и на даче в Царском Селе.

В 1836 году, посылая Д.Давыдову «Историю Пугачевского бунта», вышедшую годом раньше, Александр пушкин писал:

Тебе, певцу, тебе, герою!

Не удалось мне за тобою

При громе пушечном, в огне

Скакать на бешеном коне.

Наездник смирного Пегаса.

Носил я старого Парнаса

Из моды вышедший мундир:

Но и по этой службе трудной,

И тут, о мой наездник чудный,

Ты мой отец и командир.

 Находясь в южной ссылке, Пушкин писал в своем дневнике: «Получил письмо от Чаадаева.— Друг мой, упреки твои жестоки и несправедливы; никогда я тебя не забуду. Твоя дружба мне заменила счастье». Когда цензура наконец разрешила печатать трагедию «Борис Годунов», один из экземпляров трагедии 2 января 1831 года Пушкин отправил Чаадаеву, сопроводив его письмом: «Вот, друг мой, мое любимое сочинение. Вы прочтете его, так как оно написано мною,— и скажете свое мнение о нем. Покамест обнимаю вас и поздравляю с новым годом». Чаадаев, в свою очередь, переслал Пушкину рукопись двух «Философических писем».

В 1835 г. поручик Ламберт был назначен адъютантом лейб-гвардии Гусарского полка и исполнял эту должность до 1837 г. В лейб-гвардии Гусарском полку Ламберт особенно близок был с братом H. H. Пушкиной Иваном Гончаровым. 9 ноября 1836 г. Екатерина Николаевна Гончарова в письме из Петербурга к брату Дмитрию в Полотняный Завод сообщала новость о Гончарове: «Он проводит время почти постоянно в Царском, и живет там у Ламберта, он говорит, что так ему жизнь стоит дешевле, а здесь останавливается у Глебова».

Поэтому не случайно, что И. К. Ламберт в дуэльной истории Пушкина и Дантеса встал на сторону Пушкина, как, впрочем, и все офицеры лейб-гвардии Гусарского полка. 29 января 1837 г. в письме из Царского Села статс-дама двора Его Императорского Величества Е. А. Соломирская, жена полковника лейб-гвардии Гусарского полка П. Д. Соломирского, писала своему отцу московскому почт-директору А. Я. Булгакову: «У нас обедало несколько человек (приезжие из Петербурга), между прочим, Ламберт и Михаил Пашков, которые рассказали нам ужасную историю про Пушкина писателя… Дуэль разыгралась вчера. Говорят, что Пушкин серьезно ранен… Все глубоко жалеют Пушкина и бедную жену».

В 1837 г. граф Ламберт оставил должность в Гусарском полку, передав свои обязанности поручику П.П. Годейну. Не исключено, что это было связано с болезнью матери. 5 февраля 1839 г. граф Иосиф Карлович Ламберт уволился из лейб-гвардии Гусарского полка штаб-ротмистром. Причиной для выхода в отставку, как тогда было принято, указано «по болезни», однако, это было связано с ухудшением здоровья отца Карла Осиповича Ламберта, который был отправлен в Италию для лечения.

1840-е

В 1846 г. в Лейб-гвардии гусарский полк выпускается корнетом И.В.Гурко, будущий герой Русско-турецкой войны 1877-1878 гг. Дослужившись к началу Крымской войны 1853-1856 гг. до чина ротмистра, он оставляет блестящий гвардейский полк и соглашается пройти переподготовку для службы в пехотных частях, лишь бы участвовать в военных действиях.

Не меньше, чем боевыми традициями и лихостью Лейб-гвардии гусарский полк славился своей яркой формой. Сочетание красного с синим, а позже — красных доломанов, синих чакчир и белых ментиков, обильно украшенных золотом галунов и шнуров было необыкновенно привлекательным для молодых людей, желавших посвятить себя военной службе.

1850-60-е

19 февраля 1855 г., в начале царствования императора Александра II, Лейб-гусарский полк был назван Лейб-гвардии гусарским Его Величества, а 18 сентября 1856 г. переведен в состав четырех действующих и одного резервного эскадрона. В это время полк занимал в Царском Селе территорию ограниченную Госпитальным переулком, Волконской улицей, Манежной улицей, Фуражной улицей, Гусарской улицей и Стессельской улицей.

Отныне все императоры становились его шефами. В апреле 1958 года  в Царском Селе проведены двухдневные торжества, посвященные 50-летнему юбилею шефства Государя ИмператораАлександра II над Лейб-гвардии гусарским полком. Любовь к армии и ко всему военному Александр II унаследовал от своего отца, Государя Императора Николая I. Свой юбилей Александр II отпраздновал в тесном семейном кругу, а полвека его шефства над лейб-гвардии Гусарским полком было отмечено двухдневными торжествами в Царском Селе, в месте основного расположения лейб-гусар. Александр IIпожаловал полку новый штандарт, церемония прибивки которого к древку произошла в Большом дворце в присутствии офицеров полка. Первый гвоздь вбил сам император. На следующий день на площади перед дворцом был выстроен Гусарский полк в парадной форме, и император принял над ним начальство. На балконе дворца в этот момент находились императрица Мария Александровна и цесаревна Мария Федоровна в белых лейб-гусарских ментиках. После благодарственного молебна и освящения нового штандарта полк прошел церемониальным маршем во главе с Александром IIперед императрицей. После парада император и его семья присутствовали на обеде для нижних чинов полка в экзерциргаузе. Позднее в Большом Царскосельском дворце был дан парадный обед на 450 приглашенных, по завершении которого император Александр IIподарил гусарам свои фотографические портреты в гусарском мундире. Вечером того же дня прошел праздничный спектакль в Китайском театре. Посреди Первой Антикамеры Екатерининского дворца  некогда стояла серебряная группа с миниатюрными портретами Императоров Александра I и Николая I, работы М.Зичи — подарок лейб-гусар Императору Александру II в 1868 году.
Принятие императором шефства открывало дорогу для службы к полку членам императорской фамилии. Первым великим князем, зачисленным в Лейб-гвардии Гусарский полк, стал Николай Николаевич (Младший), занесенный в списки с момента рождения -6 ноября 1856 г. — и остававшийся в них до конца Российской империи
 

1870-е

19 февраля 1875 г. Лейб-гвардии гусарский Его Величества полк отпраздновал 100-летний юбилей своего существования.
Императору Александре II было угодно видеть на празднике представителей Лейб-гусар всех времен, а потому назначен был от полка пеший взвод, нижние чины которого были одеты в форму носимую Лейб-гвардии гусарским полком с 1775 г. Праздник начался молебном, после которого, императором были привешены на штандарт Андреевские ленты, пожалованные полку. Затем полк прошел церемониальным маршем переменными аллюрами, причем император изволил лично командовать полком. По окончании церемонии Его Величество обратился к полку и в своем обращении сказал: «Спасибо гусары, за вашу столетнюю храбрую и верную службу». и подозвал командира полка полковника Мейндорфа, командира эскадрона Его Величества, полковника Олина и полкового адъютанта князя Вяземского, поздравил их своими адъютантами.

В разные годы среди Лейб-гусар значились великие князья Ки­рилл Владимирович, Борис Владимирович, Александр Михайлович Николай Николаевич (Старший), Александр Владимирович, сыно­вья Александра II — Николай и Сергей Александровичи, наследник цесаревич Александр Александрович, а также принц Константин Петрович Ольденбургский.
 

1890-е

При императоре Александре III существующие эскадронные казармы первых четырех эскадроно были перестроены в 1889-1892 гг.  между Госпитальной и Гусарской улицами в 1889-1892 гг. перестроили и дополнили отдельно стоящими флигелями для семейных чинов, по одному на каждый эскадрон.

Упоминания:

  • Андреев Николай Антонович – 1895 — кск., ЛГ Гусарский полк.
  • Волков Евгений Николаевич – 1891 – штабс-ротмистр, ЛГ Гусарского ЕВ полка
  • Ильменский Андрей Афанасьевич, 1834-1891 — священник ЛГ Гусар­ского ЕИВ полка, служил в войсках 31 год, похоронен на Казанском военном кладбище 

 

1900-е

Одной из самых колоритных фигур в полку был принц Чакрабон Сиамский, зачисленный в списки 23 января 1906 г. Прослужил он недолго и вернулся в Сиам, успев по дороге жениться на русской барышне, чем на родине принца оказались крайне недовольны. Вместе с Чакрабоном в полку служил и его соотечественник Най Пум, которому дорога домой оказалась закрытой после женитьбы принца. Его грозились посадить на кол за то, что он не отговорил Чакрабона. Най Пуму пришлось уехать в Париж, а за¬тем, вернувшись в Россию, принять русское подданство и вновь вступить в Лейб-гусары.

Последними из представителей дома Романовых в Лейб-гвардии гусарский полк вступили дети великого князя Константина Константиновича — Гавриил, Игорь и Олег, причем последний приказом Николая II был зачислен в полк корнетом, хотя не оканчивал военного училища. В своих воспоминаниях Гавриил Константинович описывает свою службу в полку в качестве помощника начальника полковой учебной команды, а также помощника заведующего школой солдатских детей. В учебной команде он за¬нимался пешим строем, гимнастикой, уставами и один раз в неде¬лю давал урок воспитанникам школы солдатских детей.

В царствование императора Николая II, для которого Лейб-гусары были особенно близки, завершается формирование городка Царскосельских гусар.

О том как выглядели и воспринимались казармы Царскосельских гусар в царствование императора Николая II сохранились воспоминания современников.
Полковник С.Н.Вильчковский: «… далее два красные здания казарм Л.-Гв. Гусарского Его Величества полка; за ними гауптвахта того же полка, помещающаяся в одной из башенок бывшего здесь -в середине царствования Екатерины II, скотного двора. Цела и вторая башенка, равно как и средний дом, занятый ныне квартирой командира полка».

Генерал В. Н. Воейков: «В то время я был генерал-майором Свиты, командовал седьмой год Лейб-гвардии гусарским Его Величества полком и жил в Царском Селе в Софии, в красивом командирском доме, из окон которого был дивный вид на озеро Екатерининского парка».

6 ноября 1906 года В Царском Селе дан парад гусарскому полку. Присутствовали на параде государь, государыня и наследник. В Большом дворце состоялся завтрак, к которому были приглашены офицеры полка. Николай II: «В 11 час. поехал на парад Гусарского полка. Аликс взяла Алексея с собой и он хорошо вел себя на ложе. Полк представился блистательно во всех отношениях. Завтракали с полковыми дамами в большой зале Большого дворца»

1909. Список офицеров Гусарского полка

Полковник С. Н. Вильчковский об Орловских воротах: «У ворот всегда стоитчасовой от Л.-Гв. Гусарского Его Величества полка. По преданию, некогда Екатерина, недовольная тем, что  на Розовом поле крали розы, поставила возле редких сортов часового. Прошло много лет, розы одичали, а пост все стоял. Император Николай, узнав о происхождении этого поста, перевел пост к Орловским воротам и повелел, чтобы часовой по-прежнему, в память Великой бабки его, основательницы лихих Лейб-гусар, всегда назначался от этого полка».

Генерал В. Н. Воейков: «При перестройке казарм Лейб-гусар, производившейся полковой строительной комиссией, я исходатайствовал деньги на постройку и оборудование полкового лазарета на 16 кроватей. Здание было возведено по последнему слову техники больничных сооружений по проекту архитектора М.И.Китнера и настолько удачно, что на Всероссийской гигиенической выставке 1913 года этот лазарет был награжден золотою медалью и почетным дипломом».

Великий князь Гавриил Константинович: «… я поехал… в Царское Село и в первый раз в жизни вошел в наше полковое собрание, белый двухэтажный дом. Внизу находился большой зал, столовая в стиле ампир, биллиардная и гостиная, наверху была библиотека, рядом с ней комната, в которой обыкновенно играли в игры, но только в коммерческие игры, азартные были запрещены. Кроме того, в доме помещался небольшой полковой музей».

Генерал В.Н.Воейков: «В огромной столовой собрания, именовавшейся дежурной, после закуски село за общий стол около ста человек. Серебряные ножи и вилки были с именем служившего в то время или раньше в полку офицера, так как каждый произведенный в офицеры был обязан внести стоимость своего прибора; благодаря этому обычаю число приборов достигло почти трехсот.Середина стола во всю его длину украшалась полковым серебром, состоявшим из жбанов, ковшей, стопок, ваз и других предметов, полученных в виде призов за езду и стрельбу, частью из подарков из других частей или же покинувших полк офицеров.

Цветов не было. Украшение стола исключительно серебряными вещами при сильнои освещении зала было весьма эффектно. Все блюда были также серебряные, и только тарелки — фарфоровые. Лейб-гусары помня слова русской песни «серебряная, на золотом блюде поставленная», обыкновенно подносили серебряную чарку на блюде массивного золота».

 

Наступил 1914 г. Началась Первая мировая война

После столетнего пребывания в Царском Селе настал печальный день разлуки Царскосельских гусар с городом. Отправляясь на войну, многие Лейб-гусары и не подозревали, что видят Царское Село в последний раз.

Вот как описывает эти дни великий князь Гавриил Константинович: Полк отправился на фронт сразу после объявления войны. Великий князь Гавриил Константинович вспоминал о проводах полка: «Накануне ухода на войну в полку был молебен на Софийском плацу днем, после обеда. Полк в этот день представлял из себя необычайную картину: наши серые лошади были выкрашены в зеленый цвет, чтобы быть менее заметными, моя Ольнара с удивлением осматривала себя, поворачивая голову, и, видимо, боялась самой себя. Полк выстроился в конном строю. Посреди каре стоял аналой и духовенство. Первый взвод 4-го эскадрона был назначен для приема штандарта под моей командой. <...> Приняв штандарт, я повез его на Софийский плац. <...> Полк встречал свою святыню. <...>

На молебен приехал Верховный Главнокомандующий Николай Николаевич в качестве старого командира нашего полка. Ему подвели командирскую лошадь, ту самую, которую он купил у кронпринца. Я думаю, если бы Николай Николаевич это знал, он был бы очень недоволен: когда была объявлена война, он приказал сжечь свою форму прусского гусарского полка, шефом которого он состоял». мне пришлось подвозить штандарт к полку в этот незабвенный день...»

23 июля полк выступил на войну. Великий князь Олег Константинович пишет в полковом дневнике: «В течение 23-го июля, Шестого дня мобилизации, эскадроны пятью эшелонами прибыва-MII на станцию Александровскую, где проходила погрузка...». Я приехал в эскадрон. Он весь был в конюшне, лошади были поседланы. Входя по очереди во взводные конюшни, я здоровался с гусарами: «Здорово, братцы, поздравляю вас с походом!» Я никогда не забуду этих минут. Какое счастье поздравлять свой родной эскадрон с походом и вместе с ним идти на войну!».

Гвардейские гусары сразу попали в самую гущу боевых действий. Достаточно сказать, что уже в 1915 г. в полку почти не осталось офицеров и унтер-офицеров старого кадрового состава. Все годы великой войны Лейб-гвардии гусарский Его Величества полк находился на фронте.

27 сентября 1914 г. великий князь Олег Константинович был смертельно ранен и скончался в госпитале в Вильне, 29 сентября...

1915

Май 1915 года — Священник л-гв. Гусарского ЕВ полка, отец Митрофан Бложевич, награжденный, возведенный тем в сан протоиерея.

Мастерская ручного труда при лазаретах. Недавно при лазарете Дамского общества Л.-Гв. Гусарского Его Величиества полка открыты Maстерские ручного труда для выздоравливающих раненых нижних чинов. В настояшее время это дело поставлено настолько хорошо, что теперь уже имеются мастерские: корзиночная, столярная, костыльная, сапожная и портняжная, и во всех мастерских, принимаются заказы, а также производятся необходимые починки и исправления. Для желающих воспользоваться услугами этих мастерских и тем принести пользу себе, а, в особенности раненым, можем сообщить иx адрес: Казармы л.-гв. Гусарского Егo Величества полка, лазарет №5, Дамского комитета того же полка, тел. № 1-60.

1917

После февральской революции 1917 г. и отречения императора начался закат славного полка. 4 марта 1917 г. Лейб-гвардии гусарский Его Величества полк был переименован в Лейб-гвардии гусарский полк.

8 мая 1918 г. Лейб-гвардии гусарский полк приказом № 57 Комиссариата по военным делам Петроградской трудовой коммуны был расформирован.
 

 

Упоминания:

  1. Алалыкин Александр Яковлевич — вс., 1913 — Ветеринарный врач Лейб-гвардия Гусарского ЕВ полка, 1914 – старший врач Ветеринарный лазарет Гусарского полка, надворный советник
  2. Алексеев Николай Стефанович
  3. Балашов Андрей Александрович — 1898 — Стессельская Юзакина. Лейб-гвардия Гусарский ЕВ полк
  4. Балашов Пётр Николаевич — 1898 — корнет, Средняя дом Ратькова-Рожнова. Лейб-гвардия Гусарский ЕВ полк
  5. Безобразов Александр Михайлович (1855-1931) дсс, офицер лейб-гвардии ЕИВ полка, перешел на гражданскую службу, чиновник, статс-секретарь (1903). В записке Николаю II (1896) предложил организовать "мирное коммерческое" завоевание Кореи перед неотвратимой войной с Японией. 
  6. Безобразов Владимир Владимирович — 1913 — корнет, Стессельская 25. Лейб-гвардия Гусарский ЕИВ полк.
  7. Бложевич Митрофан — январь 1915 — Император, согласно определению Священного Синода соизволил на сопричисление священника церкви ЛГ Гусарского ЕИВ полка о. Митрофана Бложевича к ордену Св. Владимира 4 степени с мечами7. В мае 1915 г. он был возведен в сан протоиерея.
  8. Булатович Александр Ксаверьевич
  9. Воронов Павел Павлович – 1891 – ротмистр, ЛГ Гусарского ЕВ полка
  10. Воронцов-Дашков Александр Илларионович  — полковник ЛГ Гусарского полка
  11. Воронцов-Дашков Иван Илларионович (1868 – 1897), полковник ЛГ Гусарского полка
  12. Воронцов-Дашков Илларион Иванович -командир ЛГ Гусарского полка
  13. Гагарин Дмитрий Петрович — князь, 1891 – штабс-ротмистр, Ц.С., ЛГ Гусарского ЕВ полка
  14. Голенищев-Кутузов-Толстой Михаил Павлович (1896, Царское Село — 1980) Ок. Александровский Лицей, дсс, суб-лейтенант кавалерии в 1917. ЛГ Гусарский ЕВ полк., во время 2-й мировой войны при занятии Будапешта Советской армией в 1945 был арестован. Освобожден в 1946.
  15. Головин Сергей Сергеевич – 1895 — ротмистр, ЛГ Гусарский ЕВ полк
  16. Гротен Павел Иванович – 1895 — корнет ЛГ Гусарского ЕВ полка
  17. Годейн Павел Петрович (1785—1843), офицер ЛГ Гусарского полка, затем нач. Школы юнкеров до 1831 года, генерал.
  18. Годейн Пелагея Ивановна (1785—1854), вдова генерал-лейтенанта, похоронена на Кузьминском кладбище ЦС
  19. Годейн Петр Павлович (1814—1850), офицер ЛГ Гусарского полка
  20. Джамбакуриан-Орбелиани Мак. Иванович князь – 1895 — корнет, ЛГ Гусарский ЕИВ полк
  21. Дибайлов Степан Иванович — 1899-1911 — младший врач
  22. Дурасов Сергей Петрович – 1895 — Штабс-ротмистр, ЛГ Гусарский ЕИВ полк
  23. Жижин Николай Николаевич – 1895 — ттс., ЛГ Гусарский ЕВ полк
  24. Иванов Николай Иванович (1790-1852) — протоиерей ЛГ Гусарского полка, похоронен на Казанском кладбище
  25. Ильменский Андрей Афанасьевич (1834-1891) — священник ЛГ Гусар­ского ЕИВ полка, служил в войсках 31 год, похоронен на Казанском военном кладбище 
  26. Кисловский Андрей Львович – 1888 – штабс-ротмистр, ЛГ Гусарский ЕВ полк
  27. Крупенский Матвей Егорович – 1888 – штабс-ротмистр, ЛГ Гусарский ЕВ полк, 1891 – ротмистр, ЛГ Гусарский ЕВ полк.
  28. Мандрыка Николай Николаевич
  29. Мандрыка Николай Яковлевич
  30. Парланд Иван Иванович - 1829 -  года вып. Царскосельского лицея V курс (офицер гвардии), капитан в отставке, служил в ЛГ Гусарском ЕВ полку. Умер в Англии в 1870-х годах.
  31. Ферзен Павел Павлович граф – 1891 – штабс-ротмистр, ЦС, ЛГ Гусарского ЕИВ полка.
  32. Фёдоров Гавриил Гавриилович - умер 9 марта 1879 года на 20-м году, корнет ЛГ Гусарского ЕВ полка, похоронен вместе И.К.Гунке (Волковское православное кладбище).

 

Источники:

  1. Егоров М.Ю., Рогулин Н.Г. и др. Царскосельские полки. Монография / Под общей ред. А.Ю. Егорова. СПб., 2009. С. 90.
  2. Бунатян Г. Г. Город муз. Л., 1987
  3. Бенкендорф Краткая история лейб-гвардии Гусарского Его Величества полка: для нижних чинов, СПб., 1880
  4. Манзей К. Н. История Лейб-гвардии Гусарского полка, 1775-1857: В 4 ч. СПб., 1859;
  5. Столетняя служба Л.-гв. гусарского его величества полка: Ист. очерк. СПб., 1875;
  6. Лейб-гусары: История. Биографии. Мемуары. М., 2003.
  7. А. И. Бегунова Повседневная жизнь русского гусара в царствование императора Александра I
  8. "Царскосельское дело" №6 пятница 6 февраля 1915 года
  9. "Царскосельское дело" №21 пятница 22 мая 1915 года
  10. "Царскосельское дело" №23 пятница 5 июня 1915 года

 

Рейтинг: +1 Голосов: 1 23119 просмотров
Комментарии (2)
Александр Шкроб # 14 декабря 2011 в 14:51 0
по семейному преданию -мой двоюродный дед служил лейб гусаром на рубеже 19-20 веков. документы кроме фото- не сохранились. где можно узнать подробности?
Photojour # 14 декабря 2011 в 15:34 0
Покажите фотографию - попробуем определить к какому гусарскому полку относился Ваш дедушка