Навигатор по сайту Туристу Энциклопедия Царского Cела Клубы Форумы Доска объявлений


Авторизация
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?

Офицерская артиллерийская школа стрельбы (ОАШС)

 

 

В 1857 году в Царском Селе по инициативе барона Андрея Николаевича Корфа учреждена одногодичная стрелковая школа на 114 человек (принимались и вольнослушатели). С 1859 года она готовила офицеров для занятия должностей командира роты и заведующего оружием полка. Выпущенные по 1-му разряду получали следующий чин.

В 1863 г. Царскосельская офицерская стрелковая школа, фехтовальный класс и Образцовый пехотный батальон были слиты в Учебный пехотный батальон. В артиллерии появились пешая и конная учебные батареи (из Образцовых). Все эти учебные части предназначались для обучения равно и солдат, и офицеров.

Казармы конной и пешей образцовых батарей, а также здание общей гауптвахты располагались по Кадетскому бульвару. Манеж и орудийные сараи (хранилища) находились на Велиовской  (Радищева) улице, конюшня, обозные и фуражные сараи — в Артиллерийском переулке, за которым, вплоть до Саперной улицы, было выделено место под огороды Образцовых артиллерийских батарей. Из всех этих построек до наших дней сохранился только манеж. 12 марта 1882 г. все учебные части Образцового пехотного полка были упразднены.

6 мая 1882 года полковник Данилов Алексей Николаевич (1837 — 1916) был назначен (с оставлением в списках 2-й лейб-гвардии артиллерийской бригады) первым начальником вновь созданной Офицерской артиллерийской школы, в задачу которой входила подготовка командиров батарей российской артиллерии, и руководил её на протяжении 10 лет, получив 6 мая 1884 года чин генерал-майора.

Бывшие Образцовые пешая и конная артиллерийские батареи были присоединены к вновь образованной Офицерской артиллерийской школе. Годом позднее Офицерская артиллерийская школа разместилась в этом квартале.

Офицерские школы России были краткосрочными учебными заведениями, предназначенными для повышения квалификации офицеров и подготовки их к строевым командным должностям.

Офицерская артиллерийская школа стрельбы (ОАШС) — военно-учебное заведение русской императорской армии. Была учреждена 14 (26) марта 1882 года на базе двух образцовых батарей.  Школа готовила командиров артиллерийских батарей. В 1886 году был создан Крепостной отдел — для офицеров крепостной артиллерии.

12 августа 1892 года начальником Офицерской артиллерийской школы был назначен С.П. Валевачев

Школа находилась в подчинении начальника Главного Артиллерийского управления. Школа разместилась в Софии на территории, ранее занимаемой Образцовыми батареями. Слушатели школы сначала располагались в казармах, ранее принадлежавших подразделениям Образцовых артиллерийских батарей, а офицеры постоянного состава — во флигеле на Велиовской улице. Там же было и офицерское собрание. Ветхость построек стала весомым аргументом при ходатайстве командования школы о предоставлении кредитов на перестройку казарм, конюшен, мастерских, а также постройку нового здания офицерского собрания и квартир для офицеров. Кредиты вскоре были получены, и строительство незамедлительно началось.

В 1905 г. на месте ветхих деревянных казарм Образцового пехотного полка возник новый комплекс зданий школы, ограниченный улицами Велиовской (н. Радищева) Саперной, Кадетской (н. кадетский бульвар) и Артиллерийским (н.Прямым) переулком:

Школа занимала в Софии значительный участок земли, ограниченный Кадетским бульваром, Артиллерийской и Саперной улицами. Здесь построили новые цейхгаузы, конюшни для лошадей конной батареи и другие здания. К 1905 году были готовы первые три флигеля для офицеров постоянного состава. По Захаржевской улице, недалеко от Кадетского бульвара, для управляющего состава школы было возведено красивое трехэтажное здание штаба. Это сооружение, как и некоторые другие постройки военного городка, сохранилось и поныне.

Для удобства офицеров переменного состава, приезжавших в школу на своих лошадях, к их услугам всегда имелась конюшня.

В штат входили управление, пешая и конная батареи: 12 офицеров постоянного состава и более 450 нижних чинов. При школе содержалось 250 строевых лошадей.

Ежегодно в школу принимали 35 артиллерийских капитанов и есаулов казачьих батарей, впоследствии штат был увеличен до 60 человек.

С 1 января 1889 года при школе бы¬ло открыто новое отделение для офицеров крепостной ар¬тиллерии. Обучение продолжалось семь месяцев и девять дней, позднее срок занятий сократили до пяти месяцев.

Поскольку после русско-японской войны остро встал вопрос совершенствования старших артиллерийских начальников, в 1906, 1908, 1908 и в 1909 гг. в школу для стажировки направлялись командиры артиллерийских дивизионов и бригад. В XX веке на отделении полевой артиллерии обучалось 108 капитанов и 36 штаб-офицеров. 

Штаб-офицеры крепостной артиллерии стажировались в крепости Осовец. Курс подготовки на отделениях полевой и крепостной артиллерии составлял 7,5 месяцев.

Теоретические познания закреплялись на боевых артиллерийских стрельбах в Усть-Ижорском и Красносельском лагерях. Практические стрельбы являлись главнейшим предметом занятий. Чтобы привить необходимые навыки в управлении огнем, был увеличен состав артиллерийских частей. Несколько офицеров по четыре раза в день руководили огнем батареи. За тридцать дней каждый выпускал по 30—40 снарядов.

Важное значение в овладении искусством стрельбы имел состязательный элемент. Две батареи вели стрельбу из самых современных орудий, проводили ночные стрельбы и стрельбы с закрытых позиций. Мишенные тренажеры для стрельб не были технически совершенными, но уже с 1887 года появились подъемные мишени, а с 1898 года — движущиеся. Нередко цели обозначались дымовыми вспышками. Несколько позднее стали практиковать стрельбу по воздушному шару, за которым должен был следить так называемый «боковой наблюдатель». Постепенно, отказавшись от шквального способа ведения огня, перешли к захвату цели в вилку с последующим ее поражением, переняв метод у французских артилле¬ристов. Учили правильно и быстро определять отклонения и погрешности, безошибочно ориентироваться при стрельбе с маневрированием, т. е. в случаях изменения позиций.

Равнинная местность, плохо оборудованные мишени, необходимость делить Красносельский лагерь с войсками гвардии и другими многочисленными полками Петербургского военного округа были серьезными помехами в ходе обучения. Для того чтобы полностью выполнить программу занятий, приходилось в целях безопасности ждать возвращения кавалерии и пехоты на зимние квартиры.

Упоминание:

  • Закутовский Иван Александрович – 1895 — капитан, ЦС, Гоголевская дом Тетерской. Офицерская артиллерийская школа.

 

1896 г. Группа офицеров-преподавателей артиллерийской школы в Царском Селе.

Стоят слева направо:

  1. Н. Н. Исполатов,
  2. полковник Яков Богданович Преженцов,
  3. подполковник Михаил Михайлович Краевский,
  4. капитан Петр Николаевич (Никонович?) Федоров,
  5. штабс-капитан Сергей Николаевич Дельвиг;

Стоят слева направо:

  1. полковник Александр Николаевич Синицын — зав. полевым отделением обучения,
  2. полковник Константин Михайлович Декинлейн,
  3. генерал-майор Степан Прокопьевич Валевачев,
  4. полковник Александр Васильевич Брилевич,
  5. полковник Николай Васильевич Дубасов,
  6. полковник Александр Богданович Преженцов

Назрела необходимость в собственном полигоне и для Офицерской школы. После топографической съемки участка местности в 1904 году и его последующего обустройства у нее появился полигон под Лугой у Лососиного озера.

В 1906 году под Лугой был приобретён участок земли для полигона Школы (ныне 33-й артиллерийский полигон). Благодаря особому вниманию к Школе Генерал-Инспектора Артиллерии Великого Князя Сергия Михайловича, полигон Школы в Луге был устроен с новейшими техническими оборудованиями и потому стрельбы, при обилии снарядов, имели очень поучительный характер, теорию же основательно проходили в зимние месяцы в Царском Селе. С целью расширения Лужского полигона для стрельбы по нескольким директрисам слушатели школы в свободные дни производили расчистку полей.

Большую часть учебного времени офицеры переменного состава проводили в лагере. Офицерские бараки здесь были утепленными, а бытовые условия — приемлемыми. Офицерам отводилась комната с кроватью, буфетом-шкафом, крашеным столом, двумя венскими стульями, двумя табуретками, вешалками, умывальным прибором (медный таз и эмалированый кувшин). Полагались также два ведра и кадка для воды. Для денщика — стол и топчан. Четко налаженная учебно-боевая подготовка и хорошо устроенный быт давали должный результат.

Бои с японцами под Ляояном в августе 1904 года показали неоспоримое превосходство нашей аргиллерии и в качестве стрельбы, и в умении вести огонь с закрытых позиций.

Для ознакомления с опытом дружественных армий за границу посылались командиры артиллерийских батарей. Как правило, это были офицеры постоянного состава в чине не ниже полковника.

С целью повышения эффективности обучения среди выпускников ежегодно устраивались опросы, по результатам которых вносились необходимые коррективы в учебные программы для слушателей очередного набора. Вопросы касались различных сторон деятельности школы, в том числе и быта учащихся. Отвегы отличались беспристрастностью. «Квартирные условия страшно тяжелые, — к примеру, писал один из слушателей — и непосильные для капитанского кармана». Понять этого офицера легко: жизнь в столице была значительно дороже, чем в провинции, откуда в основном приезжали офицеры.

Быт и настроения, царившие в Офицерской артиллерийской школе, ярко показаны в воспоминаниях полковника артиллерии А.А.Левицкого:

«В Офицерскую Артиллерийскую школу в Царском Селе съезжались для прохождения курса капитаны артиллерии со всей России. Заметно было, что окраинные артиллеристы из Сибири, Туркестана, Кавказа как-то отличались от своих собратьев, европейских артиллеристов. Их особой чертой была привязанность к своему краю и самую захолустную стоянку у себя они не променяли бы на большой город Европейской России. В них замечалось (особенно это касалось сибиряков) некоторое критическое отношение к "Российским порядкам", выродившееся даже в недоверие. В частности, они не хотели верить, что их призвали исключительно для усовершенствования в артиллерийском деле, и главное опасение в них вызывало их благоприятное отношение к спиртным напиткам.

Шли даже на ухищрения. Казначей Школы обнаружил по записям буфетчика склонность одного почтенного сибиряка-капитана к массовому потреблению пирожных. На поверку оказалось, что, гак как пирожное и рюмка водки были в одной цене, капитан вошел в соглашение с буфетчиком записывать за ним вместо рюмки водки пирожное.

Долгая жизнь в захолустных стоянках, превратное понятие о столичных нравах были причиной такого случая.

Однажды едут верхом два сибиряка-капитана по Баболовскому парку — "для просвежения капитанских мозгов" устраивались такие поездки. И вот эти капитаны повстречались с санями, запряженными парой рысаков под сеткой. На козлах монументальная фигура кучера с медалями поверх армяка, а пассажирки -две дамы, одна очень красивая, и она же, когда сани поравнялись со всадниками, сделала легкий поклон. Капитаны всполошились, повернули своих лошадей и стали преследовать сани, награждая дам самыми изысканными комплиментами.

Те начали хохотать. Кучер тронул крупной рысью. Капитаны некоторое время скакали, но, при выезде из парка, их остановил полицейский офицер, спросил их фамилии и пояснил им, что в санях сидели Государыня Императрица Александра Федоровна и дежурная фрейлина, и им придется об этом доложить Начальнику Школы.

Вообразите их смятение! Пропала 20-летняя служба, Петропавловская крепость, а может и еще хуже..

Поплелись они уныло домой переодеться для представления начальству в форму одежды "обыкновенную", которая так называлась, по всей вероятности, потому, что она была необыкновенной, зашли в собрание закусить, словом, не спешили взойти на эшафот, но, наконец, решились.

Каково же было их удивление, когда Начальник Школы генерал Синицын встретил их с улыбкой и, уже в начале доклада, прервал их:

— Я все знаю, только что из Александровского Дворца телефонировал дежурный флигель-адъютант по просьбе Государыни не наказывать тех офицеров, кои сопровождали ее в Баболовском парке. Просьба Государыни — это повеление, и потому капитаны избежали, каких-либо неприятностей, но они были крайне смущены объяснением Начальника Школы, что Государыня приветствовала их поклоном, ожидая, что офицеры отдадут ей честь и что кресты и медали сверх армяка надевают лишь кучера Высочайших Особ.

Это было в 1909 году.

К 1910 году это был крупнейший и лучший артиллерийский полигон в Европе. Самая большая заслуга Школы заключалась в разработке и практическом внедрении стрельбы с закрытых огневых позиций.

Кто проходил курс Офицерской Артиллерийской Школы после Русско-японской войны, тот вспомнит ее с благодарностью за те солидные знания, которые она давала, за благожелательный режим, установленный Начальником Школы генералом Синицыным. Подбор инструкторов был исключительный. Кто в артиллерии не знал такие имена, как Гобято, Ханжин, Шихлинский?

Из газеты "Царскосельское дело", февраль 1913 года:

"Приезд офицеров в артиллерийскую школу.

В Царском Селе, как известно находится Офицерская артиллерийская школа, в которую ежегодно от всех частей артилерии командируется около 180 штаб и обер-офицеров для практического и теоретического ознакомления с последними улучшениями и усовершенствованиями по части артиллерии.

Обыкновенно офицеров от полевой и от крепостной артиллерии, в указанном выше числе, около 20 Февраля, прибывает в Царское Село, и с этого же дня начинаются уже занятия в школе, к которым приступаютъ после служения молебна. Затем, в офнцерском собрании школы, бывает в тот же день общий товарищеский обед, на котором знакомятся между собою прибывшие со всех концов Poccии будущие слушатели школы, вместо того, чтобы обмениваться между собою визитами на квартирах.

В настоящем году в школу прибыло от полевой артиллерии 144 офицера." 

В сентябре 1914 года из состава школы была сформирована Конная батарея Офицерской Артиллерийской Школы в составе 4 орудий. Она вошла в отряд под командованием генерал-лейтенанта Химца, посланный для оказания «хотя бы косвенной помощи» окружённым частям 2-й Армии.

После начала Первой Мировой войны, в 1914 году, в  зданиях Школы, как и во многих других зданиях Царского села, был открыт лазарет для раненных.  В части помещений был оборудован лазарет на 145 кроватей. За ранеными ухаживали жены офицеров постоянного состава. 12 сентября было освящено 1-е отделение. 10 ноября было полное открытие.

Прходской попечительский совет за отосланные на театр военных действий вещи получил благодарственное письмо от командира конной батареи Офицерской артиллерийской школы – благодарят Совет и детишек за внимание и заботу.2

В лазарете при Офицерской артиллерийской школе среди 250 раненых и контуженных нижних чинов обращают на себя внимание двое, тяжело контуженных. Оба одного и того же пехотного полка, но один из них рядовой, а другой ратного ополчения. Оба контужены одновременно австрийскою шрапнелью, вблизи Варшавы, и оба получили от контузии одинаковые, весьма тяжелые, повреждения. Шрапнель пролетела над  их головами и так, вероятно, близко, что после контузии оба стали глухонемыми, потеряли слух и дар слова. Одинъ из них крестьянин Самарской губернии и Самарского yезда, деревни Тристяны, Егор Егорович Сафонов. 22 лет, а другой из крестьян Астраханской губернии, Царевского уезда, села Средне-Ахтубинского, Яков Дмитриевич Кондрашев, 30 лет. Оба грамотные, и это спасло их от больших неприятностей, потому что, не слыша ничего и не говоря, они не могли бы сообщать своих желаний. Благодаря же грамотности они, путем переписки с сестрою милосердия, могут высказывать все свои нужды. Пролечившись более месяца в лазаретах Варшавы, они прибыли, несколько недель тому назад, в Царское Село. Лечение их подвигалось вперед довольно медленно, но врачи не отчаивались в совершенном их излечении, хотя излечение могло состояться нескоро. Но счастливый случай ускорил излечение. Как то на площадке Екатерининского дворца, Государь Император изволил производить парад одному из полков. На смотру дозволено было присутствовать и раненым. Увидев первый раз в своей жизни Государя, оба контуженные пришли в восторг и от сильного волненния и радости сразу заговорили о своем счастье, что увидели Государя.4

В марте 1915 года при школе была сформирована первая в России артиллерийская зенитная батарея (1-я отдельная автомобильная батарея для стрельбы по воздушному флоту) во главе со штабс-капитаном гвардии В. В. Тарновским, вооруженная четырьмя 76-мм противоаэропланными пушками образца 1914 г., смонтированными на шасси грузовиков While.

И если в боевой подготовке артиллерии не было сколько-нибудь заметного разнобоя, то благодаря отчасти настойчивости генштаба и, главным образом, благодаря работе офицерской артиллерийской школы.

"Вестник офицерской артиллерийской школы" трактовал преимущественно о возникающих в школе более жизненных вопросах относящихся к стрельбе артиллерии, разведке, наблюдению, связи, выбору и занятию позиций, отчасти к боевому использованию артиллерии совместно с другими родами войск; иногда в "Вестнике", с целью оживления и разнообразия материала, помещались артиллерийские рассказы Егора Егорова (Е, Е. Елчанинова) беллетристического характера, с остроумием и комизмом, критикующие те или иные неудачные новшества, вводимые в артиллерию, или с памфлетами на тех или иных начальников, скрывая их фамилии под легко отгадываемыми псевдонимами (например, "Океншнаб" вместо Глазенап и т. п.). "Вестник офицерской артиллерийской школы" печатался в ограниченном количестве экземпляров и не имел широкого круга читателей; обычными читателями "Вестника" были старшие офицеры — кандидаты на получение батарей, готовящиеся к прохождению курса офицерской артиллерийской школы.

 

Начальники

  • 1882 — 1892 генерал от артиллерии Данилов Алексей Николаевич  
  • 1892 -1899 генерал-лейтенант Валевачев, Степан Прокофьевич (1842—...)
  • 9 (21) сентября 1899 — 31 декабря 1913 (13 января 1914) генерал от артиллерии Синицын, Александр Николаевич (1849—...)
  • 31 декабря 1913 (13 января 1914) — 5 (18) октября 1914 генерал-лейтенант Гаитенов, Валериан Михайлович (1855—...)
     

Известные люди, служившие или обучавшиеся в школе: 

  1. Великий Князь Андрей Владимирович
  2. Великий Князь Дмитрий Павлович
  3. Абамеликов Соломон Иосифович
  4. Араратов Христофор
  5. Базаревский Халиль Мустафович
  6. Барсуков Евгений Захарович
  7. Высоцкий Николай Фёдорович
  8. Гобято Леонид Николаевич
  9. Денекин Александр Иванович — полковник, Офицерская Артиллерийская школа (руководитель крепостного отдела). Умер по болезни, не на фронте. Похоронен на Царскосельском братском кладбище 20.12.1914.
  10. Канищев Владимир Васильевич (1829-1889) — командир конной батареи, полковник Офицерской артиллерийской школы, похоронен на Казанском военном кладбище 
  11. Клоченко Ипатий Иванович
  12. Лехович Владимир Андреевич
  13. Маниковский Алексей Алексеевич
  14. Мехмандаров Самедбек Садыхбек оглы
  15. Пащенко Алексей Григорьевич
  16. Промптов Михаил Николаевич
  17. Сапожников Николай Павлович
  18. Федулаев Леонид Ильич
  19. Ханжин Михаил Васильевич
  20. Шихлинский Али-Ага Исмаил-Ага оглы

 

Упоминания:

  • Агафонов Николай Константинович – 1898 – поручик, Офицерская артиллерийская школа
  • Андреев Александр Никандрович – 1904 – штабс-капитан, Царскосельская артиллерийская офицерская школа.
  • Андреев Иван Николаевич (Никанорович) – 1885 — Штабс-капитан, ОАШС, 1898– капитан, ОАШС ( написано Иван Никанорович).
  • Андреев Михаил Никандрович (Никанорович) – 1895 — Штабс-капитан, ОАШС, 1898 – Штабс-капитан, 1907 — полковник,
  • Батурский Сергей Фёдорович — 1913 — капитан

 

Источники:

  1. Источник
  2. "Царскосельское дело" №3 пятница 16 января 1915 года
  3. "Царскосельское дело" №22 пятница 29 мая 1915 года

 

Рейтинг: 0 Голосов: 0 8329 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!