Навигатор по сайту Туристу Энциклопедия Царского Cела Клубы Форумы Доска объявлений


Авторизация
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?

О хорошем отношении к лошадям

 

Сергей Андреев, 28 сентября 2009 г.


"Деточка, все мы немножко лошади, каждый из нас по-своему лошадь" — одно из самых пронзительных стихотворений Владимира Маяковского корреспондент "Недели" Сергей Андреев прочувствовал до конца, побывав в единственном в России доме престарелых для лошадей под Питером. Свой лошадиный рай — покой, зеленую траву и добрые руки — в Пушкине нашли ветераны спорта, хвостатые "доктора", лечившие детей на сеансах иппотерапии, и кони, возившие туристов.

Судьба "самовоза"

Из-за невысокого забора на меня смотрят хитрые коричневые глаза. Сложно представить, что черному, с небольшими белыми пятнами на лбу коню Аркаше недавно исполнился 31 год. А ведь когда-то его имя гремело на две столицы. Практически всю жизнь Аркадий проработал в спортивной школе. Наездники называли его "самовозом". Такая лошадь никогда не сопротивляется седоку и фактически сама проходит сложнейшую дистанцию. До 20 лет Аркаша брал максимальные высоты. Сложно подсчитать количество медалей и кубков, которые удалось получить его хозяевам. Неизбежным следствием спортивных нагрузок стали болезни, в том числе артрит, из-за которого конь с трудом передвигается весной и осенью. Красивое и сильное животное стало обузой.

— Чаще всего так они к нам и попадают, — рассказывает проректор по иппологическому образованию Национального открытого института России, созданного на деньги высокого российского политика, Антонины Шевченко. — Хозяева обращаются и говорят: заберите лошадей, а то на мясокомбинат отправим. Это еще куда-никуда. Некоторые поступают гораздо хуже...

Конный реабилитационный центр под Петербургом создали в 2005 году. Как раз тогда небольшую деревню Усадище под Выборгом стали называть "кладбищем породистых лошадей". Из-за отсутствия денег владельцы бросили племенную ферму с четырьмя десятками животных. Дорогие лошади редких пород умирали от голода и холода, а бетонное здание осаждали стаи одичавших собак. Возможность помочь четвероногим нашли представители Общенационального фонда молодежных программ "Дар". Именно они спасли животных от неминуемой гибели.

Друг как средство производства

— История с фермой в Усадище показательная, — продолжает Антонина Шевченко. — К домашним животным — кошкам, собакам — люди привязываются. Найти же тех, кто воспринимает лошадь как компаньона, сложно. Конечно, в первую очередь потому, что содержать их труднее — не в квартире же держать. Вот и получается, что лошадь, которая не может больше приносить доход, становится обузой.

В Пушкине Аркадия не навестил ни один спортсмен, заработавший медали на его спине. Не спешат посетители и к его соседке — рыжей кобыле Азбуке. Много лет она помогала взрослым и детям в большом центре иппотерапии. Не секрет, что коммерсанты, рекламирующие возможности исцеления благодаря контакту с лошадью, берут с тяжело больных людей немалые деньги. Именно поэтому Азбуке приходилось трудиться с утра до вечера.

— Она попала к нам, уже имея ряд серьезных хронических заболеваний, даже ходить нормально не могла, — вспоминает Антонина. — Каждый шаг доставлял невероятную боль. А сейчас посмотрите, как бегает. Срок жизни лошади — впрочем, как и людей — зависит от того, как к ним относиться. В нормальных условиях домашние лошадки запросто доживают до 35 и даже до 40 лет. А каждодневным перенапряжением животное можно загнать в могилу уже к 13-14 годам. Из-за нарушений правил содержания у лошадей развиваются такие болезни, которые никогда не встречаются у них в открытой природе. В городах животных круглые сутки держат в замкнутых помещениях. От этого прежде всего страдают дыхательные пути. Лошадь начинает кашлять и задыхаться. Хозяева, не желающие раскошелиться на ветеринара, думают, что она простудилась, и закрывают помещение наглухо. Вылечить такую лошадь очень непросто.

"Всех мы принять не можем"

В реабилитационном центре под Петербургом принимают хвостатых пенсионеров со всей России. Сейчас там есть лошади даже из Мурманской и Волгоградской областей. Для многих из них "карьера" закончилась на городских улицах. Если лошадь уже не способна выполнять тяжелую работу, но еще может передвигаться, ее отправляют не на мясокомбинат, а к "покатушечникам" — тем, кто возит отдыхающих в парках. Стоимость одной конской головы говорит сама за себя. За лошадь "покатушечники" платят не более 200 у.е. Относятся к животным перевозчики туристов соответственно. Однажды милиционерам пришлось спасать коней, провалившихся под лед на пруду в лютый мороз. Горе-хозяева не только не кормили их, но и лишили воды.

— Сложно представить, до какой жажды нужно довести животное, чтобы оно вышло на лед в сорокаградусный мороз, — не скрывает эмоций Антонина. — И помочь таким несчастным животным очень непросто. Законодательство у нас такое. Видишь своими глазами, как хозяин животное мучает, а сделать ничего не можешь.

Сейчас в реабилитационном центре в Пушкине живут 63 лошади. С каждой занимаются как профессиональные ветеринары, так и волонтеры. Люди, интересующиеся лошадьми, приезжают в реабилитационные конюшни постоянно. Особенно часто там гостят дети разных возрастов.

— Даже отдыхая на пенсии, эти лошади выполняют невероятно важную работу, — считает Антонина Шевченко. — На их примере мы показываем, как надо обращаться с животными, чтобы те жили долго и счастливо. Так что, вылечив животное, мы стараемся найти для них хозяев — ищем по знакомым и через интернет.


Конный пенсион 

Если для современной России приют для престарелых лошадей — явление уникальное, то на Западе оно давно норма. С особым трепетом и в Европе, и в Америке относятся к лошадям, ставшим инвалидами в результате бегов и скачек. И тем не менее родиной пенсионных конюшен является именно наша страна. Первый приют для отслуживших свое лошадей с кладбищем открылся в том же Пушкине в 1826 году.

Специальное здание для пенсионных конюшен было построено по указу императора Николая I. Лошади, возившие самодержцев, и прежде получали пожизненное содержание, вот только держали их в Петербурге. Взойдя на престол, Николай I поселил коней недалеко от императорской резиденции в Царском Селе. Двухэтажное здание из красного кирпича, до сих пор высящееся в парке, напоминает готический замок. Сами конюшни располагались на первом этаже, второй же этаж достался конюхам. Лошади, служившие императорам, паслись на огороженном лугу и тщательно охранялись. Тут же находилось кладбище с мраморными надгробиями для каждого коня. Кроме клички на камне выбивались масть животного, даты рождения, смерти и общее время службы.

Здание пенсионных конюшен сильно пострадало в годы Великой Отечественной. Сразу после ухода немцев плиты с лошадиных могил убрали и перенесли в музейное хранилище. Сейчас на своем месте находится лишь одно надгробие. "Мерин гнедой, Орел. Родился в 1883 году, служил его императорскому величеству Николаю Александровичу с 1889 по 1890 год. Пал 3 октября 1911 года", могут прочитать посетители кладбища.

источник