Навигатор по сайту Туристу Энциклопедия Царского Cела Клубы Форумы Доска объявлений


Авторизация
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?

От начальника Царскосельского дворцового правления до упраляюшего сети московских магазинов

 
 
 
В ноябре в Центральной библиотеке им.Мамина-Сибиряка г.Пушкина (бывшего Царского Села) проходило очередное заседание крае­ведческого клуба "Отечество".
 
Среди выступавших был и москвич, управляющий кустом магазинов компании «Иль де Ботэ» Игорь Борисов, правнучатый племянник князя Михаила Сергеевича Путятина, последнего начальника Царскосельского дворцового управления, уроженца Тверской губернии. О духовной связи со своими предками он рассказал в беседе с нашим петербургским корреспондентом. 
 
 – Игорь Владимирович, в каком возрасте вы узнали и ощутили, что принадлежите к знаменитому тверскому роду?
 
 – Когда мне было лет семь-восемь, я перестал кусать яблоки и ел их только при помощи ножа: отрезал аккуратные дольки. Мама это подметила и сказала, что во мне видна «голубая» кровь. Конечно, это просто забавная примета. А если серьезно, то понимание приходило постепенно. Ведь нужно быть до­стойным своих предков, а не только красиво кушать яблоки… Я с детства знал, что мой дедушка, Георгий Георгиевич, которого я практически не помню (он умер, когда мне исполнилось пять лет), был человеком знатного происхождения. Сын княжны Александры Сергеевны Путятиной и генерал-майора морского флота Георгия Николаевича Мазурова, он в детстве каждое лето проводил в усадьбе сельца Георгиевское Вышневолоцкого уезда. Герою Великой Отечественной войны пришлось три года отбыть в заключении как «врагу народа». Правда, позже дед получил звания «Заслуженный мастер спорта СССР» и «Заслуженный деятель культуры», побывал во многих странах мира, до 1980 года руководил учебной частью общества «Динамо» в Москве. Он обладал неисчерпаемым чувством юмора, был человеколюбцем и душой любой компании. Впрочем, о том, что род князей Путятиных, моих предков по матери, принадлежит к тверскому дворянству, я узнал значительно позже, в 1991 году, когда встретился с родным внуком Михаила Сергеевича Путятина – Дмитрием, троюродным братом моей матери. 
 
 – Где произошла ваша встреча?
 
 – Дмитрий Александрович Путятин приехал в Москву на первый съезд соотечественников. Они с женой Ириной Николаевной рассказывали о том, как простой солдат помог Михаилу Сергеевичу освободиться из заключения в Царском Селе. В эмиграции он занимался иконописью, жил в Париже, где и похоронен. Тогда я понял, как все эмигранты первой волны тосковали по России, как ждали, что советский строй падет, и они снова смогут вернуться на Родину. 
 
В 2009 году я приехал на учебу во Францию, полтора года жил в Париже. Здесь мне все чаще приходили мысли о моих предках, которые скончались во Франции. Я стал искать… Начал с русского кладбища Сен-Женевье-де-Буа. Мне почему-то казалось, что Михаил Сергеевич похоронен там. Но на этом кладбище я нашел могилу только его брата Николая. Да и ее обнаружил не сразу – надгробная табличка прак­тически стерлась. Я изготовил новую табличку, поправил на могиле крест. Потом выяснил, что Михаил Сергеевич похоронен на кладбище города Кламарт. Это совсем рядом с Парижем. На французских кладбищах все захоронения пронумерованы, и мне не сложно было уточнить в кладбищенской конторе, где искать могилу Михаила Сергеевича. И я ее нашел. 
 
Моя прабабушка Александра Сергеевна Путятина, родная сестра Михаила Сергеевича, умерла во время блокады Ленинграда и покоится в общей могиле. Поэтому увидеть могилы ее братьев, похороненных во Франции, для меня было исторически важно.
 

Фото: Марина Кротова, Михаил Панков
 
Позже в петербургском архиве Военно-морского флота я изучил множество документов, касающихся рода Мазуровых и Путятиных: послужные списки, письма и т.д. После этого посетил архив кинофотодокументов, где нашел некоторые снимки, и поехал в Российский государственный исторический архив. Там под номером 686 хранится отдельный фонд Михаила Сергеевича Путятина. Изучая его, я переработал массу информации о знаменитом дворцовом управляющем, переписал его письма, из которых сделал выводы о деяниях своего предка. Из собранного материала планирую в ближайшее время составить книгу примерно в 100 страниц.
 
 – А откуда вы узнали о связи Путятиных с тверским дворянством? 
 
 – Вначале тоже из архивных документов. А потом нашел информацию о Троицкой церкви в Максатихинском районе. Каменный храм взамен обветшалого деревянного строили по инициативе князей Путятиных. Дмитрий Юреньев, потомок некогда живших там дворян Юреньевых, создал фонд восстановления этой церкви и пытался ее возродить. Но, к сожалению, во всей округе есть только пустующие деревни, и благое начинание не нашло поддержки. Я познакомился с местным краеведом, учителем истории Николаем Соловьевым, который живет в селе Ново-Пхово, и теперь довольно часто бываю у него в гостях. Каждый раз с любовью и благоговением проезжаю по тверской земле. Мне очень нравится и Вышний Волочек. Скорее бы перенесли трассу Москва – Петербург подальше от городского центра. Вышний Волочек мог бы стать настоящей русской Венецией. 
 
 – Святой князь Михаил Ярославич Тверской. Как его память чтилась в роду Путятиных и лично Михаилом Сергеевичем?
 
 – Руководство созданием раки для святого князя Михаила Тверского было одной из почетных задач для Михаила Сергеевича. Он слыл человеком глубоко верующим, чтившим русские традиции и святыни. По семейной легенде, прадедушка Михаила Сергеевича, князь Алексей Иванович Путятин, посещал святого старца Серафима Саровского, и последний благословил род князей Путятиных и их потомков. 
 
Также известно, что Михаил Сергеевич был членом Тверского археологического общества, а родственник князя, Павел Арсеньевич Путятин, по некоторым данным, его возглавлял. На основе находок и материалов этого общества позже, в советское время, был создан Тверской исторический архив.
 
 – Какие черты знаменитого предка вам наиболее симпатичны? Он занимал так называемую «хозяйственную» должность, но одновременно был и русским офицером и художником? Как, на ваш взгляд, в нем все это сочеталось? 
 
 – С открытием в Петербурге Морского кадетского корпуса все князья Путятины получали образование в нем. Не стал исключением и Михаил Сергеевич. Четкость, твердость, храбрость присущи любому военному. К портрету русского офицера того времени можно еще добавить такие качества, как культура, взаимоуважение, любовь к Родине, религиозность, человеческое достоинство и умение совладать со своими страстями.
 
Михаил Сергеевич хорошо относился к нижним чинам, что спасло ему впоследствии жизнь. Не любил излишней напыщенности и пустых разговоров. Жил достаточно скромно и никогда не пользовался служебным положением в своих интересах. Умение быть требовательным к себе и великодушным к другим – вот истинные качества человеколюбца.
 
Его пример вдохновил меня еще и на занятия иконописью. Сейчас я заканчиваю работу над своей первой иконой. 
 
 – Очевидно, ваша будущая книга призвана увековечить память ваших предков. Вы считаете, это нужно не только вам?
 
 – Конечно, я буду стараться, чтобы доступ к этому изданию получили все желающие. Вся информация будет опубликована в Интернете. Возможно, она поможет кому-то из родственников или историков, которые также интересуются этой темой. История моих предков – часть российской истории, и в частности, Тверской губернии. 
 
Я с удовольствием и безвозмездно, по мере сил и возможностей готов участвовать в любых проектах по увековечению не только памяти моих предков, но и культурного наследия тверского края.
 
13/12/2013
Рейтинг: +2 Голосов: 2 998 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!