Навигатор по сайту Туристу Энциклопедия Царского Cела Клубы Форумы Доска объявлений


Авторизация
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?

Александровский парк. Китайская деревня

 

Фотоальбом Китайская деревня

 

 

Идея сооружения Китайской деревни в Александровском парке не была нова. Подобные деревушки в XVIII веке были построены в Швеции, в парке королевского замка Дротнингхольм близ Стокгольма, и в Германии, в Вильгельмсхёе, близ Касселя и в других местах. Сегодня ясное представление о том, как была задумана Китайская деревня в 70-х годах XVIII века, дают лишь сохранившиеся чертежи. Многое из задуманного первоначально не было осуществлено, кроме того, облик деревни был искажен в XIX веке при перестройке.

В 1770-х годах появился проект Китайской деревни, авторство которой приписывается как А. Ринальди, так и В.И. Неелову.

В 1770 году Екатерина получила копию недавно опубликованная труда о парке Кью — возможно, это была книга У. Чемберса «Планы, фасады, разрезы и перспективные виды садов и построек в Кью в Суррее». Увлечение просвещенной монархини архитектурными идеями Чемберса сказалось на появлении в императорском саду многочисленных китайских затей. Царскосельский «китайский» ансамбль образовал удивительный сплав «китайшины в 1740-х и 1770-х годов.

Увлечение Чемберсом наиболее явственно проявилось в сооружении Китайской деревни. Постройка подобных «деревенек» стала развлечением для коронованных особ, по своей функции близкой придворному барочному саду. В числе возможных авторов проекта Китайской деревни называют имя Ринальди, в связи с тем, что к этому времени архитектор уже создал в близкой стилистике некоторые интерьеры Китайского дворца в Ораниенбауме. Высказывается мнение, что «Ринальди в начале 1770-х годов сделал для императрицы деревянную модель Китайской деревни, которая включала повторение знаменитой пагоды в Кью», и что именно он «вовлек» В. И. Неелова в разработку этого проекта.

 

 

Известно, что в 1772 году русскому посланнику в Лондоне А. С. Мусину-Пушкину были посланы деньги на модель китайского строения (вероятно, именно «кевской» пагоды). Тогда же Кабинетом были ассигнованы средства на оплату работ по изготовлению «Китайской модели», которая исполнялась в мастерских Конторы строений домов и садов мастерами, работавшими под началом Ринальди в Ораниенбауме. 5 июня 1772 года Кабинетом были ассигнованы средства на оплату работ по изготовлению «Китайской модели», то есть модели Китайской деревни. Раскраской модели был занят «лакирный мастер» Ф. Власов, участник работ в Китайском дворце в Ораниенбауме и в Китайских кабинетах Большого Петергофского дворца. Одним из исполнителей модели был вольный кровельного дела мастер Ф. Риддер.

25 октября 1781 года Камерон представил Екатерине II смету на новые строительные работы в Царском Селе. В смете был пункт: «19 китайских домов, 3 ворота да башню о семи этажах разными красками из фаянца сделать, 4 или 5 раз жечь и работу надежну сделать, также лаком навести, который против мороза и дождя простоит и все закрепит, чтоб вода между не проходила».

Увлекший Екатерину в 1770 году масштабный замысел со временем не только потерял актуальность, но и оказался таким дорогостоящим, что она не сочла возможным воплотить его в первоначальном виде — с восьмиярусной башней-пагодой по образцу фарфоровой пагоды в Нанкине, с легкой руки Чемберса ставшей символом «англо-китайского» сада, и другими эффектными затеями, при том что отделка китайских домиков продолжалась, по мере выделения средств, до самой смерти императрицы.

В 1782 году Ч.Камероном постройка  "Китайской деревеньки" была начата, и продолжалась по 1-е января 1786 года; на постройку употреблено было 420 092 руб. 69 коп.

Домики эти предназначались для придворных Екатерины II. Камерон на постройку потребовал 48 007 руб. 60 коп. и за коллонаду, которая предполагалось у домиков, 41 490 р. 90 коп. Но предположения не были приведены в исполнение, и только тротуар у домиков был выстлан сельскими плитами.

Императрице сообщали, что в 1784-1785 годах 15 китайских домиков и трое ворот отделаны, но некоторые еще «не совсем совершенно»

Композиционным центром ансамбля Китайской деревни должен был стать восьмиугольный павильон-обсерватория, проект которого до мельчайших декоративных деталей фасада был заимствован автором из гравированного вида китайской пагоды в Нанкине. Башню или пагоду предполагалось сделать о 8-ми ярусах и, убрав стены внутри и снаружи фаянсовыми с разными  изображениями плитами, к кровле каждого яруса привесить колокольчики, кои бы, движимые ветром, звенели.

 

 

Площадь и улицу, ведущую к "обсерватории", должны были образовывать восемнадцать домиков в китайском стиле, окруженные галереями. В домиках предполагалось устроить подле каждого домика колоннаду с настилкой пола, или тротуара, сяськими плитами.

Со стороныБольшого каприза на площадь вела коротенькая улочка из одноэтажных китайских домиков (по четыре с каждой стороны), при въезде на которую предполагалось поставить ворота типа китайских "пайлу". Дополнением к ансамблю должна была служить восьмиярусная башня-пагода, которой отводилась роль бельведера. Для ее строительства через русского посла в Лондоне была заказана модель знаменитой пагоды, возведенной в Кью-гардене Чемберсом — единственным архитектором XVIII века, побывавшем в Китае.

 

 

Через десятилетие после разработки проекта Китайской деревни началась ее постройка. Из восемнадцати одноэтажных домиков удалось построить только десять. Здание обсерватории лишилось первоначально задуманного восьмиугольного двухъярусного фонарика с китайской кровлей. Галереи, входные ворота в деревню и пагода так и остались в проекте. Роль обсерватории выполнил Большой каприз, позволяя обозревать царскосельские парки, а его меньшая арка послужила воротами для прохода в Китайскую деревню.

Первоначально стены домиков были облицованы глазурованной фаянсовой плиткой, изготовленной на фабрике А. Конради в Красном Селе. Однако они потрескались от морозов и начали обваливаться, и в 1787 году Ч. Камерон приказал здания оштукатурить, выкрасить альфреско различными цветами по вкусу китайскому и расписать орнаментальными восточными мотивами; для этих работ был подряжен за 10 950 рублей лучий такого художества  мастер, Рудольф. Выяснилось, что требуются значительные дополнительные ассигнования еще и на работы по осушению

 В 1788 году на запрос императрицы о готовности сооружений («… не сыры ли они и в таком ли виде, чтобы в них жить можно?») Храповицкий (секретарь Екатерины II) в 1789 году получил ответ, что, хотя отделано уже десять домиков, все работы остаются неоконченными, потому что в 1787-1788 годах деньги на строительство не были ассигнованы. Поэтому «по несовершенной отделке» жить в этих домиках «еще не можно».

Обитаемы в екатерининское время были только четыре домика.Дома предназначались для приезжавших ко двору знатных гостей и кавалеров придворных.Но они вскоре оказались не пригодными для жилья из-за крайней сырости внутри. Для обсушения пришлось построить несколько сухих каменных подземных труб под нижними черными полами, сверху засыпав их колотым кирпичем и песком.

В конце 1792 году объем невыполненных из-за отсутствия ассигнований работ оставался значительным: в шести последних домах необходимо было завершить столярные работы, доделать тротуары и цоколи, а также покрыть железом девять домиков и трое ворот, докрасить кровли, двери, колонны, украшения; изготовить, а затем вызолотить недостающие «различные на китайский вкус украшения» из железа и жести для установки на воротах и кровлях, окончить «средний китайский дом, называемый купольным» (пагоду-обсерваторию). На все это требовалось 71 751 руб. 30 коп.

Оказалось, что по-прежнему остаются неоплаченными работы, выполненные по сметам и контрактам 1786-1787 годов. Кроме того, по сметам 1786 года требовались деньги на постройку восьмиярусной башни-пагоды. Императрице было доложено, что на окончание деревни и на построение башни с колоннадой требуется 159 351 руб. 40 коп., а без башни и колоннады — 111 343 руб. 80 коп., В результате строительство восьмиярусной башни и колоннады не состоялось, пагода-обсерватория осталась недостроенной, а работы по отделке готовых домиков, но в значительно урезанном против первоначальной сметы виде, продолжались до самой смерти императрицы.

 

 

Изогнутые крыши домиков увенчали зонтики, пальмовые листья, цветы, раковины, фигуры фантастических животных, дельфины, на углах сидели драконы. Украшением домиков являлись расписанные драконами, "шахматами" и "под рыбью чешую" изогнутые крыши, 

Со смертью императрицы Екатерины II работы в Китайской деревне были прекращены. Император Павел I в 1798 году отдал приказ о разборке уже построенных домиков для получения материала на постройку Михайловского замка в Петербурге. К счастью, это распоряжение выполнено не было.

Недостроенный комплекс простоял до 1811 г. без использования. Начиная с 1811 г., с некоторыми перерывами, около 20 лет, Китайской деревней занимается  В. Стасов. В том же году в предписании Стасову и Руска поручалось составить чертежи и сметы «на окончание деревни» и приискать способы, «чтобы не было там сырости».

Однако работы по достройке Китайской деревни Стасов начал лишь в 1817 г., когда ему предложили не только достроить, но и реконструировать деревню.

 

 

В 1818 году на территории Китайской деревни архитектор В.Стасов соединил между собой попарно  восемь одноэтажных домиков, которые образовывали два низких длинных здания, разделенных на две квартиры каждый. Пятые домики каждой стороны соединили с угловыми и образовали еще 2 дома. Наконец, остальные домики, окружавшие площадь деревни вокруг круглого храма,  также обратили в квартиры и службы.  Как можно судить по плану конца 1820-х годов, подписанному помощником Стасова архитектором Кокоревым, кроме упомянутых сдвоенных домиков, жилым был и продолговатый дом на площади.

Основная перестройка была произведена под наблюдением Стасова в 1817 г., когда были настланы полы, установлены перегородки, устроены антресоли, поправлены лестницы, печи и пр.

Недостроенный павильон — обсерваторию В. Стасов завершил сферическим куполом, сохранившимся до 1941 года. Замысел Камерона был разрушен, и вместо оригинальных, конечно очень вычурных, построек китайского стиля, стоят теперь длинные белые одноэтажные дома с пестрыми загнутыми у желобов крышами.

В раннюю пору своей творческой практики Стасов создал произведение в китайском духе — увеселительный павильон на Сокольничем поле в Москве в виде китайской пагоды. Тогда понимание китайской архитектуры у Стасова было чисто внешним, и она была ему чуждой. Поэтому ничего нет удивительного, что, реконструируя Китайскую деревню, Стасов не только не акцентировал национальные особенности ансамбля, но, наоборот, их затушевал, упростив архитектурные детали, введя привычные ему формы и декоративные элементы. Особенно это заметно на Ротонде с полуциркульными проемами, расположенными, по манере Стасова, в нишах, и с «ампирными» венками. Лишь сохранившиеся на некоторых домах загнутые кверху карнизы крыш с фигурными водометами да роспись в ложнокитайском духе — это, пожалуй, все, что после работ Стасова связывало этот ансамбль с его названием.

Возле жилых домов в 1818 г. Менелас разбил миловидные миниатюрные садики., окружив их железными решетками с калитками и фонарями.

 

 

В XIX веке Китайская деревня использовалась как гостевые апартаменты. По замечанию П. П. Свиньина домики Китайской деревни «служили во времена пребывания здесь пышного Екатеринина двора жилищем для царедворцев». Подтверждает это и поэт И. И. Дмитриев: «Это было пристанище ее секретарей и очередных на службе царедворцев». Графиня Шуазель-Гуффье, вспоминая лето 1824 г., писала: «… Так я дошла до Китайского города, как называют построенные в китайском вкусе хорошенькие домики, числом около двадцати, где живут адъютанты его величества. У каждого из них свой особый дом, конюшня, погреб и свой сад. В средине этого небольшого городка, расположенного в форме звезды, находится окруженная тополями круглая беседка, где г.г. адъютанты собираются на балы и концерты...» .

В 1822 г. Стасов вновь осуществил тщательную отделку всей деревни. На месте работами руководил Горностаев. Белые в 1817 г. крыши были окрашены в зеленые и красные цвета, но теперь они получили более сложную расцветку в китайском духе. Тогда же все фасады были перештукатурены и Брандуков осуществил полихромную роспись.

Таким образом, коренная перестройка и приспособление китайских домов для жилья под руководством Стасова были произведены в 1817—1818 гг., отделка же фасадов и благоустройство — в 1822—1824 гг.

Вскоре после ремонта выявилась опасность, что из-за сырости вся проделанная работа может быть сведена на нет. Нужно было срочно найти способ удаления и предупреждения сырости. Для решения этих вопросов были привлечены Стасов, Менелас и только что принятый на работу в Царское Село архитектор Антонио Бернардаци. Заключение написано рукой Стасова, которому, очевидно, и принадлежит суждение, поскольку документ от 11 мая 1823 г., хотя и подписан всеми тремя специалистами, озаглавлен «Мнение Стасова».

Предложение Стасова под руководством Горностаева было осуществлено в 1829—1830 гг.

В Китайской деревне довольно часто жил выдающийся историограф Н. Карамзин, с весны и до глубокой осени, в доме, в котором находилась позже придворная аптека… С 1822 года по 1825 год Н. Карамзин работал здесь над многотомным сочинением "История государства Российского", которое осталось незаконченным в связи с его смертью 22 мая 1826 года.

«Мы уже 10 дней в Китае: чисто и красиво»,— писал Н. М. Карамзин 19 мая 1822 года.И. И. Дмитриев, который, приезжая летом 1822 года в Царское Село, останавливался в Китайской деревне, позже рассказывал: «Живущие в домиках имеют позволение давать… для приятелей и соседе и своих обеды, концерты, балы и ужины. В каждом домике постоялец найдет все потребности для нужды и роскоши: домашние приборы, кровать с навесом и ширмами; уборный столик, комод для белья и платья, стол, обтянутый черною кожею и чернильницею и прочими принадлежностями, самоовар, английского фаянса чайный и кофейный прибор с лаковым подносом и, кроме обыкновенных простеночных зеркал, даже большое, на ножках, цельное зеркало. Всем же этим вещам для сведения постояльца, повешена в передней комнате  у дверей опись, на маленькой карте, за стеклом и в раме. При каждом домике садик: посредине круглого дерна куст сирени, по углам тоже, для отдохновения железные канапе и два стула, покрытых зеленою краскою. Для услуг определен придворный истопник, а для надзора за исправностью истопников один из придворных лакеев».

И дальше, вспоминая первые числа июня 1822 года, Дмитриев сообщает: «Я нашел Карамзина в Сарском Селе. Государь… назначил ему с семейством его два китайские домика, которые и были занимаемы с начала весны до глубокой осени… В Сарском Селе,— продолжает Дмитриев,— мне был отведен для временного житья один из китайских домиков, в ближайшем соседстве с Карамзины: «Наши домики разделяемы были одним только садиком, чрез который мы друг к другу ходили. Всякое утро он, отправляясь в придворный сад, захаживал ко мне и заставал меня еще в попостели… По возвращении с прогулки Карамзин и и куривал трубку табаку и пил кофий с своим семейством. Потом уходил в кабинет и возвращался к нам уже в исходе четвертого часа, прямо к обеду.  После стола он садился в кресло дремать или читать заграничные ведомости; потом, сделав еще прогулку, проводил вечер с соседями или короткими приятелями. В числе последних чаще других бывали В.А. Жуковский и старший Тургенев».

В Китайской деревне у Карамзина побывал и А.С.Грибоедов. «… Стыдно было бы уехать из России, не видавши человека, который ей наиболее приносит своими трудами. Я посвятил ему день в Царском Селе и на днях еще раз поеду на поклон»,— писал Грибоедов Вяземскому перед отъездом в Персию.

Тынянов пишет:

Карамзин собирался на лето в Царское Село — уже до них дошли слухи, что великий историк будет царским советником. Вот как легко и просто шло просвещение, чего оно достигло! ..
Карамзин попросил директора отпустить с ними Пушкина и Ломоносова — осмотреть Китайскую Деревню. Китайская Деревня была в двух шагах от Лицея. Они подошли к этим домикам, таким холодным, таким необитаемым, точно в них никогда и нельзя было представить ничего живого. Со странным чувством смотрел историк на Китайскую Деревню, в которой был обречен жить этим летом. Он постригся в историки, — сказал о нем Петруша Вяземский, но иноки не живали в таких нарядных, таких холодных беседках. Василий Львович недоумевал:
— Тут, друзья мои, до кухни, ежели ее устроить вон в той палатке, далеко: все простынет.
Он называл эти домики по-военному — палатками.
Странная фигура вдруг вытянулась перед ними: страшной толщины старый генерал, запыхавшись, стоял у входа в Китайскую Деревню, как бы преграждая путь. Александр узнал его: комендант Царского Села Захаржевский явился приветствовать гостей. Впрочем, приветствия не было. Генерал, представившись, пролепетал, что Китайская Деревня не в порядке и он просит отложить осмотр. Он был бледен, и глаза его сверкали, словно у него отнимали эти дома и словно они принадлежали ему.
— Прикажите открыть двери, — спокойно сказал Карамзин, тоже бледнея. — Мы подождем здесь.
Генерал, потоптавшись, отдал приказание хриплым и сдавленным голосом полководца, принужденного отступить, — открыть двери. Он удалился.

Самые домики — старая и незаконченная дворцовая затея — были сыры и более похожи на необитаемые беседки, чем на человеческое жилье. Карамзин, хмурясь, осматривал их. Потолки были низкие, домики тесные; он выбрал один, попросторнее — для семьи своей, другой, соединенный крытым переходом, для кабинета, третий для кухни и людей. Александру показалось, что он вздохнул. Заплесневелые стены представились им. Василий Львович сказал, впрочем, что здесь летом будет хорошо. Александр посмотрел на Карамзина, потом на Вяземского. Все было понятно: дворцовая челядь, ненавидевшая чужих и свято оберегавшая все углы Царского Села от вторжения лицейских, встревожилась при появлении великого человека. Он закусил губу, раздул ноздри и тихо фыркнул. Вяземский исподлобья, поверх очков, посмотрел на него.
— Пыхнул жалобно сверчок, — сказал Карамзин, оглядел их и улыбнулся. Герой-комендант отступил перед его войском. Потом Пушкин с Вяземским по-братски, по-лицейски взялись за руки и пошли осматривать все углы новых владений. Василий Львович увязался за ними и делал хозяйственные замечания, весьма дельные. Он нашел подходящее место для погребца.
— В жару, друзья мои, вино любит скисать. Это нужно понимать.Карамзин никогда не пил вина. 

По вечерам молодежь встречалась в Ротонде, сооруженной Ч.Камероном для придворных балов, и вот тут в пятницу, 2 сентября, Екатерина Андреевна и ее падчерица Софья Николаевна Карамзины, вероятно не впервые, увидели Лермонтова, и Екатерина Андреевна попросила одного из гусарских офицеров представить ей поэта. В тот же вечер, как мы знаем из письма Софьи Николаевны ее сестре Екатерине Николаевне Мещерской от 7 сентября в Москву, С. Н. Карамзина «вальсировала с Лермонтовым».Софья Николаевна, к сожалению, не сообщает, кто именно представил им Лермонтова. Возможно, это был кто-то из «семейных танцоров», завсегдатаев дома Карамзиных и в то же время сослуживцев Лермонтова: С. Д. Абамелек (осенью1838 г. он чаще остальных упоминается вместе с Лермонтовым в письмах Софьи Николаевны), О. Ф. Герздорф или ближайший друг и двоюродный дядя Лермонтова А. А. Столыпин (Монго).В тот вечер Е. А. Карамзина пригласила Лермонтова к себе на дачу 5 сентября, в понедельник, в день именин дочери Лизы, которая только год как стала «выезжать» и появляться на балах.

В последующее время в Китайской деревне ремонты производились примерно каждое десятилетие, причем наиболее существенной была перестройка в 1859—1861 гг., когда Монигетти соединил в длинные корпуса все домики по улице, создав два параллельных непрерывных фасада.

 

1859. Фасады домиков в Китайской деревне

 

Придворная аптека в Царском Селе помещалась довольно много лет в левом полуциркуле Екатерининского дворца. При Николае II она была переведена в Китайскую деревню, где оставалась до начала революции. При нем постоянно дежурили провизоры — немцы.

Сохранившиеся проекты С.Данини для Китайской деревни:

 91. Китайская деревня в Царском Селе. Генеральный план. Подпись в правом нижнем углу: «Архитектор С. Данини 1904». Тушь, акварель, бумага. 33x41,5. РГИА. ф. 485. Оп. 3. Д. 647. Л. I.

92. Одноэтажные дома под №№ I и г в Китайской деревне в Царском Селе. Планы. Подпись в правом нижнем углу: «Архитектор С. Данини 1904». Тушь, акварель, бумага. 33x41,5. РГИА. ф. 485. Оп. 3. Д. 647. Л. 2.

95. Одноэтажные дома под №№ з и 4 в Китайской деревне в Царском Селе. Планы. Подпись в правом нижнем углу: «Архитектор С. Данини 1904». Тушь, акварель, бумага. 33x41,5. РГИА. ф. 485. Оп. 3. Д. 647. Л. 5.

96. Дома под №№ 5, 6 и 7 в Китайской деревне в Царском Селе. Планы. Подпись в правом нижнем углу: «Архитектор С. Данини 1904». Тушь, акварель, бумага. 33x41,5. РГИА. ф. 485. Оп. 3. Д. 647. Л. 6.

97. Дом под № 6 в Китайской деревне в Царском Селе. План. Синька. Зо»5хЗЗ. РГИА. ф. 485. Оп. 3. Д. 647. Л. 7.

98. Дома под №№ I, 2, 3,4, 5,6и7В Китайской деревне в Царском Селе. Планы. Подпись внизу: «Архитектор С. Данини 1912»; подпись в правом нижнем углу: «Архитектор Высочайшего Двора С. Данини 1913». Синька. 32х79«. РГИА. ф. 485. Оп. 3. Д. 647. Л. 8.
 

Упоминания:

  • 1898 - Ясевская Каролина Рейнгард. – вдова гс, Ц.С., Китайская деревня.
  • 1904 — Алексеев Петр Федорович — Лейб-гвардии 2-й Стрелковый Царскосельский полк. Окончил Павловское военное училище и офицерскую стрелковую школу, подпоручик, Китайская деревня
  • 1909 — Арсеньев Дмитрий Сергеевич ,  Китайская деревня дом 1
  • 1912, 1913 — Арсеньева Надежда Дмитриевна –  дочь генерал-адъютанта, фрейлина, Китайская деревня дом Дворцового ведомства

 

В этот период в Китайской деревне поработала и фирма Ф. Сан-Галли, много и плодотворно работавшая по заказам Царскосельского Дворцового правления. Фирма не отказывалась и от самых мелких заказов. Например, для дома № 7 Китайской деревни изготовили 10 медных герметичных топочных дверец. 

 

После 1917 года

23 марта – из журнала заседания президиума Агрономического института о вмешательстве местных властей Детского Села в учебную деятельность и полной ее дезорганизации: “…условия деятельности в Детском Селе становятся совершенно невыносимыми, …требование местных властей о предоставлении им рабочих и лошадей вносит полную дезорганизацию в учебную и хозяйственную жизнь института, …расселенные в Китайской деревне красноармейцы привели совершенно в антисанитарное состояние здания дворца и прилегающие к нему строения, …в парках производится сплошное уничтожение ценнейших пород, так как распоряжение центральной власти о снабжении лесников винтовками местными властями не приводится в исполнение… Постановили: 1) …обратиться в Губвоенкомиссариат с просьбой об удалении из Китайской деревни красноармейцев. 2)…ревтройке отказать в предоставлении лошадей…”

 

 

А. Ахматова: «Была я у Мандельштамов и летом в Китайской Деревне, где они жили с Лифшицами. В комнатах абсолютно не было никакой мебели и зияли дыры прогнивших полов. Для Осипа Эмильевича нисколько не было интересно, что там когда-то жили и Жуковский и Карамзин. Уверена, он нарочно приглашал меня вместе с ними идти покупать папиросы или сахар, говорил: «Пойдем в европейскую часть города», будто это Бахчисарай, или что—то столь же экзотическое. То же подчеркнутое невнимание в строке — «там улыбаются уланы». В Царском сроду улан не было, а были гусары, желтые кирасиры и конвой» .

Письмо О. Э. МандельштамаН. Я. Мандельштам: «Заходила на минутку на днях в Китайскую деревню Анна Андреевна>. Отдала твою розовенькую шаль и, испугавшись тет—а—тета, вскочила и убежала» .

12 марта 1928 г. П. Лукницкий «ездил с АА в Детское Село. <...>. Часа два ходили на лыжах; вторую половину дня провели у Мандельштамов».

22 марта 1928 г. АА «Ездила в Царское Село к Н. Я. Мандельштам».

 

После войны

Практически разрушенная в годы войны, она восстанавливалась тяжело и медленно. До 1960-х в Китайской деревне были коммуналки и жили люди… Постепенно они разъехались. Внутренние помещения перестроили и в ней разместилась база отдыха с комнатками для туристов и большой столовой. Условия были соответственны тому времени- тесно, мрачно, один туалет в конце коридора, не было горячей воды...

В те времена ГМЗ одновременно вел восстановительные и реставрационные работы сразу на 15 объектах, причем своими силами, без господдержки. На восстановление деревни необходимо было найти средства. Свои проекты по восстановлению деревни предложили сразу две страны- Дания и Китай.

 

Восстановление деревни в наше время

 

 

Из газеты 1990 года:

"Сейчас Китайской деревне угрожает большая опасность. События последнего времени складываются такими образом, что она может быть уничтожена и как памятник архитектуры и как составляющая часть ансамбля парка. К сожалению только такой вывод приходитсяи сделать из проекта реконструкцииКитайской деревни, составленной по инициативе ГМЗ шанхайской проектной фирмой. Этот проект предусматривает создание здесь гостиничного комплекса международного класса на 72 номера (102 места) в существующих корпусах и строительство подземных помещений подземной площадью свыше 2000 м. с заглублением до 7 метров для различных служб, в том числе и кафе, баров, рестроанов, ночного клуба (посадочных мест до 500). Для посетителей этих увесилительных заведений и проживающих в гостинице предусмотрено строительство подземной автостоянки под одним из боскетов парка.

В пояснительной записке к проекту говорится, что реконструированная Китайская деревня будет представлять собой «новый архитектурный ансамбль», а ее интерьеры будут иметь «колорит истинно южнокитайской архитектуры». Этот проект обсуждался на заседании научно-экспертного совета Управления государствениой инспекции по охране памятников 1 ноября 1990 года. Директор заповедника «Царское Село» И. П. Саутов мотивировал отказ от ранее утвержденного проекта реставрации тем, что осуществление нового проекта и сдача Китайской деревйи в аренду инофирме под гостиницу международного класса даст средства заповеднику на реставрацию памятников и содержание его работников. К ожалению, большинству из присутствовавших членов совета (а участвовало на заседании всего лишь 13 из 30 человек) эти доводы показались убедительными. Правда, ученый совет в данном составе нельзя считать правомочным. При этом доходность валютной гостиницы в 72 номера, из которых 42 одноместных, вызывает сомнения.

А самое главное — подобные эксперименты на памятниках архитектуры у нас еще не производились, нет и прецедентов устройства столь обширных подземных помещений в условиях Ленинграда и его окрестностей. Геологические, гидрологические и зкологические исследование по этому проекту не проводились, следовательно, степень угрозы для сохранности как Китайской деревни, так прилегающих территорий Александровского и Екатерининского парков не определена. Ясно одно: экономические соображения не должны нанести ущерб памятникам.

Совершенно неприемлемым валяется и проект реставрации самой Китайской деревни. Движимые побуждением превратить ее «центр китайской культуры», авторы предлагают придать центральному сооружению ансамбля — Ротонде — облик трехьярусной китайской беседки, в котором она никогда не существовала.

Действительно, в проекте XVIII веке Ротонду предполагалось возвести в китайском стиле. Однако вчерне был построен только первый ее ярус. Стасов завершил это сооружение в классицистических формах, введя в них при этом китайский мотив — орнаментальный фриз под кровлей. Архитектурное мастерство и тактичное отношение мастера к прошлому помогли добиться органичного включения Ротонды в сложившийся ансамбль, завершить его композицию.

Странно, что вновь и вновь приходится напоминать, что мы охраняем памятник как таковой, а не замыслы архитекторов, пусть даже самые замечательные. Для нас он прежде всего памятник истории и культуры, и нельзя по собственному произволу игнорировать почти двухсотлетний период его существования, В ныне существующем облике Китайская деревня запечатлелась в сознании, в сердцах тысяч людей, как живущих с нами, тек и давно ушедших, —- царствующих особ, поэтов и художников, всех посетителей чудесных царскосельских парков. Вместо этого нам теперь предлагают материализацию идеи, новодел вместо подлинника. Доводы о стилистическом соответствии, приводимые реставраторами, были опровергнуты в конце XIX веке, когда из-за стремления к  "единству стиля" были искажены многие памятники..." Г. Семенова, сотрудник КГИОП. 

Шанхайский проект не был реализован, а через 6 лет появился новый- датской компании, который и был реализован.

 

 

Восстановление комплекса "Китайская деревня" в соответствии с контрактом с датской Компанией "ТК Девелопмент Пушкин", ставшим первым и единственным в области российской культуры с привлечением 100%-ых западных инвестиций (открытие 1-ой очереди комплекса "Китайская деревня" состоялось в ноябре 1998 года). ( Мы привлекли инвестиции — 12 млн долларов! — на Китайскую деревню, для этого 5 лет вели переговоры с партнерами. Но в результате датские компании реконструировали деревню, там теперь 28 апартаментов. В основном живут семьи наших специалистов, работающих в иностранных фирмах. У нас тут даже тройня родилась! Царское Село — удивительное по энергетике место.Китайская деревня дает заповеднику доход. И.Саутов ).

Из газет того периода: "По евростандарту обустроили 28 трех-, четырех- и пятикомнатных квартир. Поселиться здесь на любой срок может всякий, кто сумеет платить за жилье от 2,5 до 4 тыс. долл. в месяц. Взамен датская фирма получила право 49 дет сдавать деревню в аренду. Вся прибыль делится пополам между датчанами и Государственным музеем-заповедником! «Царское Село».

Старым же русским обижаться незачем. Очевидно, что здесь не Россию распродали, а спасли от гибели исторический комплекс, и все граждане, как и прежде, могут любоваться всеми красотами Царского Села. Но если, по подобию новых «китайцев», хочется переночевать именно в Александровском парке, вам предоставят и такую возможность. Прямо под окнами Екатерининского дворца еще с советских времен действует база отдыха, где могут отдыхать по-прежнему все жители России и СНГ. Здесь двухместный номер стоит всего 120 руб. в сутки. Царское Село.."

В ходе реставрационных работ при расчистке фасадов домиков были обнаружены фрагменты первоначальной росписи художника И. Рудольфа — геометрический орнамент, иероглифы, драконы с колокольчиками.

 

 

В 2015 году были представлены интерьеры Китайской деревни, выполненные по проекту Кирилла Истомина.

 

Источники:

  • Яковкин И. "Описание Села Царского", 1825, КОЛО, СПб, 2008
  • Цылов Н.И. "Атлас города Царского Села", 1857, репринтное издание, 2007
  • Вильчковский С.Н.  "Царское Село", 1911, репринтное издание 1992
  • Пилявский В. И. Стасов. Архитектор. Л.: Госстройиздат, 1963, 251 с., ил.
  • И. Степаненко. Ринальди. Сборник: Архитекторы Царского Села. От Растрелли до Данини / Альбом, под ред. И. Ботт. — СПб.: Аврора, 2010. — 303 с.
  • Семенова Г.Ф. "Царское Село: знакомое и незнакомое", 2009
  • Козьмян Г.К. Чарлз Камерон. Л., 1987.
  • Сайт "История города Пушкина"
  • Справочник "Памятники истории и культуры Санкт-Петербурга", СПб, 2003
  • «Мои первый воспоминания — Царскосельские...». Анна Ахматова в Царском Селе. Сост. Е.В. Абарова. Серия «Прогулки по городу Пушкину». СПб.: Серебряный век, 2008.
  • Летопись соборы Святой Екатерины
  • Газетные публикации о реставрации деревни

 

У Вас остались вопросы? Или появился комментарий  или уточнение к данной статье? Напишите их в комментарии под статьей — мы ответим Вам в течение суток!

 

Рейтинг: +2 Голосов: 2 29941 просмотр
Комментарии (3)
Виктор # 8 ноября 2011 в 14:03 +1
Могилы солдат тоже продали в этой деревне.
AnnaPav # 25 февраля 2014 в 01:05 0
Здравствуйте! Хотелось бы узнать, есть ли какая-то информация по местонахождению каких либо чертежей китайской деревни, помимо С. Данини. Чертежи Неелова В. И например. Благодарна за любую информацию!
Photojour # 25 февраля 2014 в 09:04 0
Здравствуйте, уважаемая  AnnaPav. Такую информацию, Вам, скорее всего, дадут специалисты научной библиотеки ГМЗ "Царское Село"