Навигатор по сайту Туристу Энциклопедия Царского Cела Клубы Форумы Доска объявлений


Авторизация
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?

Екатерининский дворец, 1917 - 1941. Музеефикация дворца

Ранее:1863 -1917. А. Видов, Ф. Сан-Галли

 

1917

Из книги Джона Рида:

28 октября Мы прошли под аркой огромного Екатерининского дворца, вошли за ограду и спросили, где здесь штаб. Часовой, стоявший у дверей изогнутого белого крыла здания (циркумференции- прим.ред.), сказал нам, что комендант находится где-то внутри.В изящном белом зале, разделённом на неравные части двусторонним камином, беспокойно переговаривалась группа офицеров. Все они были бледны и рассеянны и явно не спали ночь.

30 октября Вместе с новым комендантом Царского Села я отправился в Екатерининский дворец. Бакланов был очень возбуждён и полон сознания своей роли. В том самом белом зале, где я уже был в прошлый приезд, мы застали несколько красногвардейцев, с любопытством оглядывавшихся кругом, в то время как мой старый знакомый полковник стоял у окна и нервно кусал усы. Он приветствовал меня, словно без вести пропавшего брата. За столом у двери сидел француз из Бессарабии. Большевики велели ему оставаться здесь и продолжать свою работу.

7 июня — Управление царскосельских дворцов обратилось к Народному Комиссариату Имуществ Республики с просьбой открыть Екатерининский дворец-музей для обозрения посетителей с 9 июня 1918 года.

Упоминание:

  • Калита Михаил Мартынович - пер­вый комендант Екатерининского дворца 

 

Уже в первые годы после Октябрьской революции в условиях гражданской войны, интервении и блокады дворцы-музеи развернули  массовую культурно-просветительную работу, понимая огромную художественную и историческую ценность дворцовых ансамблей.

После Февральской революции дворцы Царского Села оставались в ведомстве Царскосельского дворцового управления. Приказ комиссара Временного правительства над бывшим Министерством Двора Ф. А. Головина от 27 мая 1917 г. предусматривал создание Художественно-исторических комиссий для работы в пригородных дворцах «для приема, регистрации и систематизации как с художественной, так и с хозяйственной стороны всех движимых и недвижимых имуществ бывших Дворцовых Управлений» (цит. по: Цыркина. С. 30): Царскосельской — во главе с Г. К. Лукомским, Гатчинской — во главе с В. П. Зубовым и Петергофской, возглавленной В. К. Макаровым (в признаваемых Временным правительством частной собственностью Павловске, принадлежавшем великому князю Константину Константиновичу, и Ораниенбауме, владельцами которого были герцоги Мекленбург-Стрелицкие, создание Художественно-
исторических комиссий не предусматривалось).

Главной задачей комиссий на всех этапах работы являлось составление новых описей, которые, в отличие от дореволюционных, выполняли роль первых музейных инвентарных книг и каталогов. За полтора года работы Царскосельская Художественно-историческая комиссия завершила описание имущества царскосельских дворцов, организовала охрану художественных ценностей, начала реставрацию музейных экспонатов, парковых павильонов и интерьеров дворца, осуществив тем самым сложнейшую задачу превращения бывших царских резиденций в художественные музеи.

В комиссию входили видные деятели культуры. Председателем комиссии назначили известного историка Г. К. Лукомского. Комиссия начала работу в то время, когда в Александровском дворце томились в заточении августейшие узники. После того как в ночь на 1 августа 1917 года императорскую семью по распоряжению Временного правительства тайно увезли из Александровского дворца, комиссия занялась имуществом. В короткое время все надлежало проверить, описать, провести через научную экспертизу для подготовки музейной экспозиции...

Убранство в интерьерах на половине Марии Александровны сохранялось без видимых изменений до 1917 года. В таком состоянии эти комнаты предстали перед членами Художественно-исторической комиссии, возглавляемой Г.К.Лукомским, задачей которой было не только описать все находившиеся во дворце произведения искусства и предметы быта, но насколько это возможно реконструировать дворцовые помещения на время их создания. Сохранявшееся убранство на половине Александра II и его супруги, в котором определяющим был не эстетический, а практический принцип организации жилища, не могло не травмировать утонченный вкус членов комиссии, историков и искусствоведов, воспитанных на памятниках XVIII — начала XIX века: подобное убранство казалось им особенно инородным в изысканно организованном пространстве комнат екатерининского времени. «Все драпировки, тяжелыми складками закрывавшие чудесную тонкую обработку стен, “кричащие”, литые из бронзы, почти без чеканки лампы, люстры с безвкусными плохенькими фарфоровыми вставками, ширмы, грубо, прямо-таки вандальски приколоченные гвоздями к изумительным паркетам (например, в Серебр. каб.), — искажали до неузнаваемости общий характер комнат Екатерины II, — отмечали члены комиссии в 1918 году. — <…> Ответ ясен: сохранив бережно все это мебельное имущество и прочие вещи 1860-х годов, вынести их — образовав из них специальный отдел Музея в 1-м этаже, и вернуть, хотя бы временно, некоторые вещи Екатерининской эпохи (погибавшие, напр., в помещениях под Агатовыми комнатами, в Нижней ванной…), поставив их в апартаментах Екатерины II-й, впредь до более точного о них научного изыскания и всестороннего выяснения законного для них местоположения».

 

Многое веши из царскосельских восточных коллекций, особенно изделия из драгоценных металлов, после революции были переданы в Государственный Эрмитаж и Госфонд. В комнатах Екатерининского дворца-музея в 1920-1930-е гг. организовывались выставки, на которых экспонировались подношения и подарки восточных стран.

В 1918 после Октябрьского переворота петроградская паркетная фирма Леров и Арендт взяла подряд на ремонт паркетов в парадных залах дворца, но из-за отсутствия квалифицированных мастеров и соответствующих пород дерева ограничились только укреплением и подклейкой отставших частей паркета.

В собрании дворцов-музеев города Пушкина сохранился первый журнал для записи посещений Большого дворца, начатый в день его открытия 9 июня 1918 г.

9 июня — в Екатерининском дворце открыт музей. Апартаменты посетили 294 человека. 16 июня — Екатерининский дворец посетили 867 человек. Из воспоминаний ученого-искусствоведа А. А. Половцева: "В июне 1918 г. открыты были для посетителей дворцы Царского Села, Павловска… по 2-3 раза в неделю. Толпа посетителей была колоссальна… в Павловске я выставил несколько гидов… иногда посетителям приходилось напоминать, чтобы вещи не трогали руками… меня больше всего поразило большое количество умных и полных интересов вопросов и желание изучить и понять то, что они видят… "

В течение 1919 г. музеи Детского Села посетило свыше 64 ООО человек. В 1920 г. только за весенний и летний периоды число посетителей превысило 56 ООО. В дальнейшем количество экскурсантов продолжало неуклонно возрастать. Дворцы-музеи с их кадрами опытных экскурсоводов стали своеобразными школами эстетического воспитания трудящихся. За два десятилетия, в 1920—1930-х гг., вышли в свет многочисленные популярные очерки о дворцах и парках города Пушкина, рассказывавшие о собранных во дворцах музейных сокровищах и разъяснявшие их художественное и историко-культурное значение. 

1920-е

 

ОХРАНА, РЕСТАВРАЦИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ХУДОЖЕСТВЕННЫХ ПАМЯТНИКОВ В ПРИГОРОДНЫХ МУЗЕЯХ ПЕТРОГРАДА — ЛЕНИНГРАДА В ПЕРВЫЕ ГОДЫ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ

Основные формы приобщения трудящихся к культурному наследию были разработаны органами по охране памятников уже в период 1918-1921 гг. Такие направления, как экскурсионная работа, открытие дворцов и парковых павильонов в качестве музеев, проведение лекций и организация выставок продолжалась весь рассматриваемый период. Активизация экскурсионной деятельности вызывала к жизни в 1921-1927 гг. новые формы приобщения трудящихся к культурно-просветительной работе, что было отмечено появлением семинаров в пригородных дворцах-музеях. Таким образом, художественные коллекции бывших императорских дворцов, никогда не доступные для народа, стали изучаться, храниться и демонстрироваться.

В 1921 году в Петрограде состоялась Первая Всероссийская реставрационная конференция. На ней, в частности, указывалось также на необходимость реставрации кариатид Детскосельского (Царскосельского) дворца (на 98 из них пришлось заменить отбитые головы и руки, на 18 — восполнить утраты, на 26 — произвести мелкий ремонт). По итогам обсуждения было принято общее положение по реставрации скульптуры: рекомендовать укрепление памятников в существующем виде, разрешить добавки только в случае технической необходимости, удалять позднейшие наслоения лишь при угрозе гибели памятника. Копии в современном невосполненном виде допускались при условии переноса памятника в безопасное место.

К 1 мая 1923 г. после реэвакуации предметов из Москвы были открыты парадные залы Екатерининского и Александровского дворцов в Детском Селе.

В активизации экскурсионной деятельности большую роль сыграло проведение семинаров по изучению пригородов, первый из которых — Павловский — был открыт 25 июня 1922 г., а Детскосельский — в 1923 г.

С весны 1921 по 1927 г. управления пригородными дворцами-музеями продолжали свою работу по охране и реставрации памятников зодчества и музейного убранства. В их функции входило: проверка имущества по описи, составление научных описаний, оформление новой первичной документации на вновь поступившие предметы.

Первоочередной задачей в период 1921-1927 гг. стало принятие действенных мер по сохранению памятников. Была организована охрана с целью защиты пригородных дворцов-музеев от ограблений, поскольку с расцветом частной торговли и появлением комиссионных антикварных магазинов в период нэпа, появилась возможность продажи краденых музейных экспонатов.

В августе 1921 г. подотдел охраны и регистрации памятников направил ходатайство в Петроградский отдел народного образования о выдаче сторожам пригородных дворцов-музеев 24 ружей для улучшения организации охраны. С 1 ноября 1921 г. в пригородных дворцах-музеях были установлены ночные дежурства.

И все же с 1922 по 1923 г. вопрос об организации наружной охраны окончательно так и не был решен. Общее сокращение выделяемых государством средств привело к уменьшению числа сторожей, им не хватало оружия. О трудностях, возникающих у учреждений по налаживанию внешней охраны, можно судить по многочисленным ходатайствам управлений дворцами-музеями в ПУНУ, в Губисполком и в ГПУ о выдаче винтовок для охраны.

Важный вопрос о разработке мероприятий по пожарной безопасности дворцов и парковых сооружений был обсужден на заседании Совета хранителей 15 августа 1922 г., так как серьезные нарушения водопроводной системы в детскосельских, Павловском и Гатчинском дворцах представляли реальную опасность для сохранности художественно-исторических памятников. Результатом явилось создание в октябре 1922 г. противопожарной комиссии при ГПУ, которая приступила к осмотру всех дворцов-музеев.

Если в 1918-1921 гг. бывшие дворцовые здания и службы согласно декрету № 331 Петроградской трудовой коммуны от 29 марта 1918 г. переходили в ведение местных Советов, то с 1922 г. встает вопрос об их возвращении в распоряжение управлений пригородными дворцами-музеями. Декрет Совнаркома «О специальных средствах для обеспечения государственной охраны культурных ценностей» от 19 апреля 1923 г., закрепивший за управлениями дворцами-музеями возможность получения доходов от эксплуатации строений, не имеющих историко-художественного значения, способствовал решению этой проблемы.

В период с весны 1921 г. по 1927 г. продолжалось перемещение памятников изобразительного и декоративно-прикладного искусства из зданий, где невозможно было обеспечить их охрану, в дворцы-музеи. Необходимо отметить, что оно уже не носило массового характера, как это было в 1918-1920 гг. Одной из важных сторон деятельности учреждений по охране памятников явилось осуществление экспертизы ценности художественных предметов. Эта работа была начата весной 1922 г. в связи с выделением предметов немузейного значения в Государственный фонд (Госфонд) для оказания помощи населению голодающего Поволжья.

Наряду с экспертизой церковных ценностей, наметили ее проведение и во дворцах-музеях. Распоряжением заведующего Отделом музеев Г.С. Ятманова от 9 марта 1922 г. заведующим управлениями и хранителям было поручено произвести срочное разделение всего имущества на музейное и утилитарное. Это направление деятельности ленинградских органов по охране памятников получило дальнейшее развитие в связи с принятием ВЦИК и СНК РСФСР 8 марта 1924 г. декрета о перерегистрации предметов искусства и старины. Центральной задачей этого периода был критический разбор учтенных и сохраненных памятников и отделение в возникших музеях бесспорных ценностей от случайного массового материала. Как отмечается в отчете Отдела музеев Главнауки, хранящемся в ГА РФ, его деятельность с октября 1925 по апрель 1927 г. протекала в трех направлениях: первое — уточнение списков подлежащих охране объектов, с целью их сокращения для того, чтобы уделить внимание важнейшим из памятников; второе -укрепление административного аппарата; третье — улучшение методов учета и сохранения памятников.

Как и в предшествующий период, в течение 1921-1927 гг. продолжалось фотографирование и проведение обмеров деревянных зданий или помещений, где намечалось проведение реставрационных работ. Фотофиксация памятников архитектуры, их обмеры и исполнение копий росписей явились необходимыми мерами для последующей реставрации, а методика пригодилась при проведении реставрации после войны.

В этот период окончательно определился порядок проведения реставрационных работ. Управления дворцами-музеями начали составлять годовые планы работы и сметы расходов, которые утверждались Отделом музеев и охраны памятников Главнауки. На заседаниях Совета хранителей (позднее Совета по музейным делам) обсуждалось практическое осуществление как плановых, так и внеочередных мероприятий. В особо сложных случаях создавались специальные комиссии, куда включались наряду с сотрудниками органов по охране памятников и представители заинтересованных ведомств. Иногда при решении тех или иных вопросов прибегали к помощи местных органов власти.

Осуществление ремонтно-реставрационных работ в пригородных дворцах-музеях Петрограда было сопряжено с рядом трудностей, одной из которых являлось недостаточное выделение материальных средств на ремонтно-реставрационные работы. К примеру, Управление Детскосельскими дворцами-музеями в сентябре-октябре 1921 г. направило ходатайство в Петроградское управление научных учреждений о выделении 1 млн руб. на реставрацию мебели и памятников декоративно-прикладного искусства.

Свидетельством внимания советского правительства к вопросам проведения реставрационных работ является предложение Наркомату финансов, сделанное на пленарном заседании Малого Совнаркома от 11 ноября 1921 г., о сверхсметном кредите Наркомпросу в 15 млн руб. на ремонт и реставрацию памятников искусства и старины.

Необходимо отметить, что осуществление реставрационных работ тормозило не только отсутствие средств, но и несвоевременные поступления многих стройматериалов. Сокращение штатов и финансов, отпускаемых на ремонт и реставрацию памятников поставило пригородные дворцы-музеи к лету 1922 г. в тяжелое положение, о чем свидетельствует справка об их техническом состоянии, направленная в Главнауку в июле 1922 г. Практически во всех дворцах и парковых павильонах наблюдались протечки кровли, а также разрушение лепного декора фасадов. На ремонтные работы по всем пригородным сооружениям требовалось около 5 млн руб.

Бедственное положение пригородных дворцов-музеев было отмечено на конференции Центральных государственных музеев в июле 1922 г., в резолюции которой отмечалось, что конференция «глубоко потрясена общей ярко развернувшейся картиной катастрофического состояния музейных зданий, являющихся со многих случаях памятниками мирового значения, отчаянным положением топливного дела, угрожающего гибелью не только зданиям, но и неоценимым сокровищам -научным коллекциям, и за отсутствием средств совершенно недостаточной постановкой охраны».

В результате работы конференции и действий наркома просвещения, вошедшего с докладом о положении музеев в Совнарком, последний на заседании 12 сентября 1922 г. постановил выделить на расходы государственных музеев по ремонту 47 442 732 руб.

Осенью 1922 г. после благоприятного решения финансового вопроса Реставрационная мастерская Петрограда активизирует свою деятельность.

Отдел музеев в марте 1923 г. предложил Комитету помощи общества «Старый Петербург», созданному еще в 1922 г. для финансового обеспечения работы Общества, составить план эксплуатации пригородов Петрограда. В апреле того же года план уже был готов, причем в основу его было положено требование «о восстановлении памятников за счет эксплуатации». Согласно этому плану Комитет помощи обществу «Старый Петербург» принимал на себя эксплуатацию помещений бывших дворцовых управлений Петергофа, Детского Села и Павловска, подыскивал отдельных лиц, общества или учреждения, которые бы использовали предоставленные помещения на определенных условиях, главным из которых было их сохранение без каких-либо изменений. Причем общество «Старый Петербург» обязалось содержать все переданные ему помещения за свой счет и проводить необходимый минимум ремонтно-реставрационных работ также на средства от использования помещений. В Петергофе Комитету помощи общества были переданы бывшие министерские дома, корпус «под гербом» Большого дворца и Монплезир; в Павловске — Розовый павильон и Молочный домик; в Детском Селе — Грот, Эрмитаж, Камеронова галерея, а кроме того оранжереи во всех пригородах. Это был новый рациональный момент в общих мероприятиях по охране памятников.

В 1925 г. В.Я. Курбатовым была написана книга «Прогулка по окрестностям Ленинграда» и выпущены путеводители по Ленинграду и пригородам. В 1926 г. Управлениям Детско-сельскими дворцами-музеями издан альбом «Виды Детского Села». Основная масса популярной литературы по пригородным дворцово-парковым ансамблям вышла в свет к 10-летию советской власти.

В мае 1927 г. в Екатерининском дворце состоялось торжественное открытие первого постоянного лектория по истории застройки и художественно-историческим памятникам Детского Села в помещении бывшей дворцовой церкви.

1930-е

В декабре 1930 года было впервые проведено научное исследование фасадов дворца и выявлено 4 слоя штукатурки. Результаты исследования были обнародованы в декабре 1939 года на научном совете. Один из слоев подтвердил легенду о том, что якобы во времена павлоа дворец был перекрашен в красный цвет — был найден черной слой ртутной киновари, чернеющей от времени. Фасады дворца были окрашены совершенно необычным способом, химик Федотов раскрыл тайну красок Растрелли. Легенда говорит о том, что однажды Елизавета вызвала к себе Растрелли и пжаловалась ему на то, что дворец недостаточно роскошен. И он принес ей, некоторое время спустя план перестройки дорца, который был абсолютно весь раззолочен.

В 1937 году в нижнем этаже Екатерининского дворца была устроена выставка, посвященная Пушкину в Царском Селе. Это была вторая пушкинская выставка в стенах дворца. Первая открылась в 1930 году и рассказывала о лицейском периоде и пребывании Пушкина в Царском Селе в 1831 году.

Проблема вывоза из дворцов художественных сокровищ в случае военной опасности возникла задолго до 1941 г. и в спец. отделах дворцов-музеев хранились списки произведений искусства, подлежащих эвакуации в три очереди. Списки были составлены в 1936 г. заведующими дворцами при участии авторитетных искусствоведов, представителей администрации и членов Ленгорислолкома. Но перечень вещей в них был очень коротким, т. к. включали только те экспонаты, которые считались тогда абсолютно уникальными. По всем ленинградским пригородным музеям — 4871, по дворцам-музеям п Пушкина в списках числилось всего 276 предметов из Екатерининского дворца-музея (ЕДМ) и 7 предметов из Александровского дворца-музея (АДМ).

Из воспоминаний Н.А.Трофимовой, основательницы краеведческого музея:

В 1937 году я была переведена научным сотрудником-хранителем Екатерининского дворца. Это была трудная и крайне опасная работа. Во дворец наехали какие-то представители Госфонда-Антиквара. Осматривали дворец и фонды, отбирали картины, хрусталь, фарфор, гобелены, бронзу. Составлялись акты и предметы искусства увозились за границу на распродажу. Ни дирекция, ни научные сотрудники не в силах были воспрепятствовать грабежу. Протест рассматривался как враждебный выпад против Советской России. Однажды заявился секретарьА. Н. Толстого с бумагой из Ленсовета с требованием выделить ему из музейных фондов мебель и другие предметы. Мы посовещались и решили отстоять музейные фонды. Я, хранитель, оказалась в фокусе. Мне предстояло аргументировать отказ от незаконных притязаний А. Н. Толстого — ни один стул не был выдан в собственность Толстого. После Отечественной войны он был в Правительственной комиссии по учету ущерба, нанесенного СССР. Комиссия приехала в Пушкин, в Екатерининский дворец. Толстой подошел ко мне и сказал: “Фашисты все разворовали и разрушили. И если бы вы некоторые вещи отдали, многое было бы сохранено”. Я обозлилась и ответила: “Но эти вещи стали бы вашей собственностью и все равно не попали бы во дворец”.

В конце 1930-х гг. сотрудниками детскосельских музев и парков была проведена работа по изменению экспозиции парадных залов Екатерининского дворца середины XVIII в. Помимо предметов обстановки, исторических или подобранных по аналогиям и воссоздающих характер убранства залов, их облик соответственно времени и стилю, в интерьеры был привнесен элемент чисто выставочного характера: обстановку дополнили витрины, на полках которых были расставлены мелкие изделия декоративно-прикладного искусства XVIII в., костюмы, несколько живописных произведений. Они должны были дополнить убранство залов Растрелли, познакомить зрителя с бытом эпохи, прекрасными образцами русского и французского искусства середины — второй половины XVIII в. Здесь были представлены самые разнообразные предметы: изделия из серебра — табакерки, несессеры, дорожные приборы, безделушки, изделия из финифти, черепахи, лака, мелкого резного камня, веера; был выставлен свадебный костюм Александра I, его парики. Экспонировались и изделия из кости русской работы XVIII-XIX вв. Вещи размещались в витринах трех залов анфилады: Парадной и Зеленой столовых, Портретном зале.

В архивах сохранилисьстенограммы заседаний Музейного совета, состоявшихся 26 декабря 1939 г. и 9 марта 1940 г. Эти заседания без преувеличения можно причислить к историческим событиям: предложенные к обсуждению материалы, полученные в ходе обследования фасада Екатерининского дворца, дали исключительную информацию о состоянии здания (еще не тронутого войной), а принятые решения стали свидетельством мудрости и профессионализма музейных сотрудников, решавших в то время судьбу памятника.

1940

Справочные сведения для экскурсантов

Екатерининский дворец-музей и парк в г. Пушкине открыты ежедневно: дворец с 11 до 18 часов (в общевыходные дни с 10 до 20 часов), парк с 11 до 23 часов.

Темы экскурсий:

  1. По Екатерининскому дворцу: „Дворянская монархия второй половины XVIII века".
  2. По личным комнатам Александра I: „Реакционная политика Александра I и развитие революционных идей в России".
  3. По личным комнатам Александра II: „Первый шаг по пути превращения России в буржуазную монархию".

В Зубовском флигеле дворца открыта выставка’ „Пушкин в Царском Селе".
Все экскурсионные маршруты обслуживаются экскурсоводами.

ВХОДНАЯ ПЛАТА:
1. Осмотр Екатерининского дворца-музея — 1 р. 60 к. с экскурсоводом — 2 р. Билет иа осмотр дворца дает право-входа в парк.
2. Осмотр комнат Александра I — 60 к., с экскурсоводом — 1р.
3. Осмотр комнат Александра II — 50 к., с экскурсоводом — 90 к.
4. Осмотр „Агатовых комнат"—30 к.
5. Выставка „Пушкин в Царском Селе"—40 к., с экскурсоводом — 80 к.

В здании Екатерининского дворца имеется база однодневного отдыха. Стоимость путевки 25 р. В путевку включаются дневное питание, осмотр с экскурсоводами дворцов, парков, павильонов и т. д. Путевки можно приобретать в дирекции дворцов-музеев (г. Пушкин, Екатерининский дворец, тел. 1-05 и 2-47)… Поезда из Ленинграда в г. Пушкин отходят с Витебского вокзала. От вокзала в г. Пушкине к дворцам идут автобусы.

 

Далее: 1941 — 1944. Эвакуация ценностей, гибель дворца

Рейтинг: +1 Голосов: 1 3864 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!