Навигатор по сайту Туристу Энциклопедия Царского Cела Клубы Форумы Доска объявлений


Авторизация
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?

Екатерининский дворец. Агатовые комнаты. Большой зал

 

Фотоальбом Большой зал 

Светлый, нарядный зал Агатовых комнат -  Большой зал, перекрытый крестовыми сводами, является центральным и главным помещением павильона. Общая площадь зала – 113 квадратных метров.

 

 

Колонны

Вдоль стен зала, облицованных искусственным мрамором светло-розовых тонов, установлены каннелированные колонны из натурального олонецкого мрамора серовато-синего и розового оттенков с капителями, выполненными из белого итальянского мрамора. Колонны поддерживают богато орнаментированный фресками и лепкой потолок; над дверями мраморные, с золоченой бронзой, десюпорты. Колонны несут выступающие над ними креповки антаблемента.

 

 

С колоннами связана целая история. Камерон проектировал все помещения с белыми мраморными колоннами, возможно, предложенная первоначально для большого зала колоннада должна была восприниматься как продолжение мотива колоннады наружной ротонды, также задуманной из белого мрамора. Все колонны, и наружные, и расположенные в нижнем этаже, замышлялись из белого мрамора, коего «не отыскалось», «а на базы и капители совсем мрамору не было».

Тогда приказали использовать уже готовые мраморные колонны со строительства Исаакиевской церкви. Их привезли из Петербурга в Царское Село, но они оказались «изломанные… гораздо тонше и коротче, нежели мазстабм в рисунке положен». Камерон сделал новый чертеж с колоннами меньшего масштаба. Понимая, что это повредит облику зала, Камерон предложил сделать иначе: «… ежели тех колонн, которые привезенные из Петербурха, разпилить и наклеить на другой камень, было бы «столь же крепко и равно красиво», и в таком случае можно их работать зимой и строение окончить в предбудущее лето» (1783).

 

 

Предложение было неожиданным и оригинальным. Илью Неелова послали в Петербург за советом к А. Ринальди и Д. Кваренги. По возвращении он доложил: «… ездил я в Санкт-Петербург и отобрал писменное мнение от господ архитекторов Риналдия и Гваренгия о наклеивании на другой камень пиленого мрамора для колонн… таковая работа не может быть прочна, ибо оная в зимнее время может отстать прочь, которое мнение… на рассмотрение представляю». Идея зодчего не получила одобрения, но он не сразу отказался от этой мысли, и условие оклейки колонн вошло в контракт с подрядчиком В. Давыдовым

Мнение Ринальди и Кваренги было единодушным, они категорически заявили, что при «оклеивании мрамора на другой камень… по пробе зделанной найдено, что не может оной держатся, ибо от морозу отстанет...». Это мнение оказалось решающим.

Такой прием облицовки стен, колонн и пилястр Камерон все-таки применил в двух кабинетах — Яшмовом и Агатовом, вопреки мнению Д. Кваренги и А. Ринальди, хотя доказать правильность своего решения ему оказалось трудно. Облицовка эта отлично сохранилась, и двести лет спустя она держится превосходно. Но при создании Большого зала Камерону пришлось уступить, другого выхода не было,— и 10 мая 1783 года в своем рапорте он сообщил, что колонны здесь будут поставлены «целые без распилки и оклейки с базами капителями, фризом и карнизам...».

Камерон лично ездил в Санкт-Петербург, чтобы их выбрать. Наиболее подходящие колонны не белого, а розовато-синеватого олонецкого мрамора оказались меньше задуманных первоначально, и, чтобы удлинить их до нужного размера, Камерон сделал новые рисунки для изготовления баз, капителей и креповки антаблемента над ними со сложным профилем карниза из белого каррарского мрамора для наиболее удачного соединения колонн с пятами крестовых сводов. Потребовалась кропотливая работа мастеров; чтобы хорошо подобрать камень. Такой прием определенный ритм вертикалей — колонн с креповкои антаблемента — Камерон хорошо знал, он был применен в термах Диоклетиана в Риме.

Зал освещается тремяокнами-дверями; две двери на его торцевых стенах ведут в Яшмовый и Агатовый кабинеты, а еще одна наборная дверь, выполненная из амаранта, красного дерева и ореха, — в полуротонду, выходящую вВисячий сад.

 

Екатерининский дворец. Агатовые комнаты. Большой зал

 

Стены зала первоначально Камерон предложил облицевать белым греческим «статуйным» мрамором, из которого предполагалось выполнить и ступени, и таким же сделать резной карниз, украсив его растительным орнаментом c листьями аканта, «водяными листами», и цветами. Белый мрамор сделал бы зал светлым. Но такой вариант отклонили. Он предлагал для этого использовать мрамор из запасов Академии художеств, где его «довольное число есть [...], который привезен из Архипелага и в это дело очень способен». Тогда Камерон предложил пять вариантов убранства, один из них утвердили — с облицовкой стен «фальшивым» — искусственным — мрамором. После многочисленных изменений, которые ему пришлось внести в свой первоначальный проект, Камерон стал письменно уточнять каждую деталь.

Удачно найдено Камероном цветовое решение. Представляется, что центральный зал Холодной бани задумывался бело-красно-золотым. В 1781 году в Италии у гравера И. Вольпато был куплен «камин с античным порфиром». Замысел был переиначен, но камин в зале установили. По его образцу изготовили еще один такой же, с вставками из русского «порфира» (или «красного мрамора» — шокшинского кварцита).

 

 

Из этого же камня были сделаны пьедесталы для статуй-светильников. Благородный цвет порфира поддерживался ценной красной древесиной дверей.

В итоге, стены облицовали светлым розовым искусственным мрамором, откосы дверных проемов на балконы и панели — светло-зеленым с темными вкраплениями, из белого мрамора; скульптура, камины, облицовка наличников дверей, ведущих в кабинеты, и сандрики над ними. Такое сочетание нежных светло-розовых и светло-зеленых тонов с белым характерно для интерьеров Камерона.

 

 

Итальянец де Падри в 1786 году выполнил работы по облицовке Большого зала. Зал богато украшен декоративной резьбой, выполненной из белого итальянского мрамора, превосходно сочетающегося с красным шокшинским кварцитом и золоченой бронзой.

Особую ценность представляла мозаичная картина, составленная из разнообразной яшмы, изображающая храм сивиллы в Тиволи, работа римского мастера Цезаря Арвати, датированная 1770 годом.

 

Барельефы

Под сводами расположены лепные барельефы на мифологические сюжетыработы Ж.-Д. Рашета восемь больших медальонов в бронзовых рамках. В двух вариантах представлен любимый Ч. Камероном миф о богине весны и цветов Флоре. Имеется также изображение героя этолийских сказаний Мелеагра — победителя огромного Вепря, уничтожавшего каледонские поля. Аллегорию огня представляет «вестальская девица», стоящая перед жертвенником, на котором горит священный огонь, а многофигурный барельеф изображает жертвоприношение Амуру, который изображен перед группой весталок на пьедестале, рядом с жертвенником.

 

 

Плафон

Своды Большого зала украшены живописью и позолоченной лепкой. Живописные вставки исполнены темперой на бумаге, наклеенной на штукатурку. Двадцать живописных композиций в вершинах сводов представляют богов и героев мифологии — Афродиту, Юпитера, Минерву, Венеру, Марса, Меркурия, а также аллегории рек, морей и стихий.

 

Паркет

Одну важную деталь проекта Камерону не удалось осуществить — сделать по своему рисунку паркеты, «которые сходствовать будут с красотою протчей работы». Ему приказали «столь богатых полов и дверей не делать», а использовать в Агатовых комнатах паркет, предназначенный для комнат дома Ланского в Петербурге. После смерти Ланского дом остался недостроенным, оттуда и перевезли паркет в Царское Село. Он был выполнен из ценных пород дерева — палисандра, красного и желтого сандала, ореха, пальмового и розового дерева, по рисункам Ю. М. Фельтена.

 

 

Рисунок его красив, но сделан он для других помещений. Поэтому использовать его было сложно, он не соответствовал размерам зала. Камерон выполнил рисунки недостающих частей настолько удачно, что многие годы крупнейшие искусствоведы, даже И. Э. Грабарь, считали паркет камероновским. Рисунок паркетов Камерона другой. Он всегда масштабен интерьеру и имеет свои характерные античные мотивы —пальметты, листья аканта, розетки — и непременно окаймлен лентой бордюра. Настилал паркет столярного дела мастер Иоганн Шпон-гольц, он же набрал и новые фрагменты по рисункам Камерона. Наборный паркет из редких пород дерева — граба, розы, черного дерева, самшита, тика и амаранта.

При реставрации Большого зала именно реставрация полов вызвала особое внимание реставраторов  — местами он стерся до двух-трех миллиметров.  

 

Камины

Подлинным украшением зала стали камины. Против окон два камина белого мрамора со вставками из красного мрамора с белыми барельефами: один из них, справа от двери, был куплен в 1781 году в Италии у гравера И. Вольпато; второй скопирован с итальянского образца специально для данного интерьера.  Сочетание цвета в их декоре контрастно — белый мрамор и красно-коричневый порфир. Изысканно красив фриз с силуэтами муз, а женские фигуры в овальных медальонах напоминают росписи античных ваз.

 

 

Пред каминами деревянные золоченые экраны. Над каминами — многофигурные барельефы из белого мрамора, тематически связанные с сюжетами росписи, — это римский свадебный обряд и «Александр Македонский укрощает коня».  Барельефы составляют с каминами единое целое, благодаря чему создается впечатление, что камины вдвое выше, что очень важно при большой высоте зала. Фризы каминов из красного камня декорированы накладными алебастровыми фигурами муз и других мифологических персонажей.

 

 

Здесь четко читаются античные мотивы, в том числе на фризе каминов. Один из каминов был куплен у итальянского гравёра Вальпато и привезен сюда. Второй сделан в качестве копии. Фризы этих каминов были когда-то украшены фигурками танцующих муз. Они были утрачены в период оккупации.

 

 

Эти фигурки на одном из каминов  воссозданы из фанеры, чтобы посетители увидели полный замысел архитектора. На втором восстанавливать старинные изображения не стали, просто установили рядом похожую декоративную панель. Как полагают специалисты, это несколько увеличенная копия с оригинала в Агатовах комнатах. Элемент XIX века был недавно обнаружен в самом музее-заповеднике. Вероятно, он был сделан для Александровского дворца. Кстати, фигурки муз — единственная реконструкция. Все остальное — так называемая щадящая, научная реставрация подлинных интерьеров.

 

Торшеры

Своеобразно решено и освещение: для него Ч. Камерон заказал восемь торшеров в виде женских фигур — весталок в античных одеждах; в руках они держат бронзовые пучки пальмовых и дубовых ветвей, завершающиеся чашечками для свеч. В римской мифологии весталки — хранительницы вечною огня в храме Весты, богини, покровительствующей домашнему очагу, семейному счастью. 

 

 

Пьедесталы торшеров выполнены из красного шокшинского кварцита, который добывали в окрестностях Онежского озера возле деревни Шокши. Некогда они были украшены литыми бронзовыми медальонами с барельефными изображениями философов, поэтов, ораторов и мифологических героев, из которых до наших дней сохранился лишь один.

По замыслу Ч. Камерона во всех стенных нишах Большого зала предполагалось установить скульптуры. Однако еще в XVIII столетии здесь разместили вазы из цветного камня. Две из них (из античного порфира и мраморного оникса, обе -итальянской работы) можно видеть в зале и сегодня.

Две  вазы были чугунные, расписанные в Помпейском стиле, одна зеленой яшмы, одна красного агата, такая же красного порфира, одна желтого восточного алебастра. Тут же стояли и две вазы Императорского Фарфорового завода с бронзовыми украшениями и портретами графа Алексея Орлова и медальонами, на которых изображен план Чесменской битвы и вид Мителены; на них надписи: «Гр. А. Орлов победитель и истребитель Турецкого флота». «И быть России радость и веселье. Чесма. Июня 2—26». «И быть России новая радость и веселье. Метелен. Ноября 13. 1771 г.». Ныне зал также украшают вазы из пестроцветного кварцевого порфира с реки Ульбы (Алтай), изготовленные в 1792-1793 годах на Колыванской фабрике мастером Ф. Стрижковым.

В зале стояли статуи: „Боргезский борец" и „Фавн с козленком" — итальянской работы половины XIX века, „Амур" — работы французского мастера XVIII века Жилле.

 

 

Мебель

В XVIII веке мебельное убранство Большого зала составляли резные золоченые стулья, обитые белым штофом.

 

Санкт-Петербург. Мастерская Б.-Ж.-Б. Шарлеманя. По проекту Ч. Камерона. 1780-е. Береза, ткань; резьба, золочение в два тона 110,5x60x54 Поступление, из исторической коллекции

 

Стулья белого цвета, декорированные резьбой с позолотой в два тона, входили в состав большого комплекта мебели, созданного по проекту Ч. Камерона в мастерской Б.-Ж.-Б. Шарлеманя. Внушительные по размерам предметы имели бесхитростную композицию, простой силуэт и декор в виде позолоченной гирлянды дубовых листьев, выполненной изящно, «по-камероновски».

Сегодня трудно объяснить, для какой цели было изготовлено такое количество сидений: мы не располагаем сведениями о том, что императрица собирала общество в Агатовых комнатах. Размещенные в залах второго этажа, которые отличаются не просто изысканным и богатым убранством, но детальной продуманностью и сбалансированностью всех элементов декоративного решения, стулья могли визуально противоречить архитектонике интерьера.

В 1855 году, во время ремонтных работ в Агатовых гомнатах, встал вопрос о находившейся здесь мебели.

Начальник Дворцового управления Я. Захаржевский, обращаясь к министру Императорского Двора, писал: «… не подлежит сомнению, что комнаты эти по окончании всех работ примут блестящий вид; между тем, находящаяся в них мебель в числе одного дивана, 44 стульев и 6 экранов по причине попортившейся позолоты и ветхости материи не будет уже отвечать достоинству комнат. Долгом считаю об этом доложить Вашему Сиятельству, и если мебель должна оставаться старого фасона, о возобновлении позолоты на упомянутой мебели и покрытии оной новою шелковою материею испрашиваю разрешения». Для принятия решения «на благоусмотрение» Александра II были представлены старый стул и стул, «вызолоченный по образцу», обитый новым белым штофом. Император принял решение привести в порядок мебель Ч. Камерона.

У окна стоял китайский столик русской работы второй половины XVIII века и столик красного и розового дерева с доской мозаичного рисунка из молочного кварца, яшмы, байкальского лазурита, с изображением Чесменской колонны. Мебель состояла так же из двух комодов, стиля Людовика XVI, одного комода Булль, двух ломберных столов наборной работы с вензелем «Е II» и двух письменных столов красного дерева с ножками, обложенными фольгой.

Перед войной в павильоне находилось 32 стула, хотя первоначально гарнитур включал помимо 44 стульев, канапе и б каминных экранов. В годы войны стулья из Агатовых комнат не были эвакуированы и считались погибшими. В 1946 году восемь из них, вывезенные оккупантами вместе с другими предметами из дворцов и павильонов, были обнаружены в Прибалтике и Польше и возвращены на свои исторические места.

 

 

 

Большой зал красив солнечным утром, когда весь равномерно освещен, романтичен в теплые летние вечера, когда открываются двери на балконы и зажигаются свечи светильников на статуях весталок. Гармония архитектуры, живописи и скул, ьлзуры, и синтез, единство сюжетов живописи и лепки, совершенство красоты, торжество природы, счастья, радости и любви, мудрости и величия человека — таков был замысел архитектора, добившегося его воплощения.

Подобного же эффекта достиг Камерон в решении двух кабинетов, расположенных по сторонам Большого зала,— Яшмового и Агатового. Они удивляли и восхищали современников Камерона. Такое же сильное впечатление они производят и сегодня.

Финансирование реставрационных работ осуществлялось благотворительным фондом "Транссоюз", председателем которого является президент ОАО "РЖД" Владимир Якунин. Он и губернатор Петербурга присутствовали на церемонии открытия Агатовых комнат. 

Большой зал Агатовых комнат открыт после рставрации 23 октября 2012 года. Акт о завершении его реставрации был подписан в присутствии губернатора Георгия Полтавченко. «Такие события важны для нашего города. Это небольшой, но очень важный вклад в работу, которую мы ведем уже не один десяток лет, будем вести ее и дальше. Она связана с трепетным и бережным сохранением исторического наследия, доставшегося нам от предков. Мы просто обязаны сохранить всю эту красоту для потомков, для всего мира», — сказал на открытие  губернатор.

 

 

Источники:

  • Козъмян Г.К. Чарлз Камерон. Л., 1987.
  • Воронов М. Г., Ходасевич Г. Д. Архитектурный ансамбль Камерона в Пушкине. Изд. 2-е. Л., 1990.
  • Царское Село. Путеводитель по дворцам и паркам. СПб, Изд-во Аврора, 2007 г., 256 с.
  • Царскосельская мебель и ее коронованные владельцы. Альбом. Автор — составитель И.К. Ботт.-СПб.: Аврора, 2009.-256 с., ил.

 

У Вас остались вопросы? Или появился комментарий  или уточнение к данной статье? Напишите их в комментарии под статьей — мы ответим Вам в течение суток!

Рейтинг: +2 Голосов: 2 12382 просмотра
Комментарии (4)
ekaterina # 1 октября 2013 в 14:20 0
Здравствуйте,
у меня возник вопрос,на который не могу найти ответ.
В  статье упоминается работа французского мастера XVIII века Жилле "Амур".
В Лувре находится точно такая же, вплоть до мельчайших деталей, скульптура французского мастера Фальконе под названием"Грозящий Амур".
Как одна и та же скульптура может быть подписана разными именами?
Какая из скульптур является первоисточником?Если в одном или другом случае речь идет о копии,то это должно быть указано,
Буду вам очень благодарна за ответ,
Photojour # 1 октября 2013 в 15:59 0
Екатерина, приносим Вам свои извинения - из-за технического сбоя работы сервера, был случайно удален Вам аккаунт. Пожалуйста, зарегистрируйтесь заново, чтобы мы могли Вам отправить ответ на ваш вопрос. Еще раз извините
ekaterina69 # 2 октября 2013 в 17:17 0
Здравствуйте,
по вашей просьбе я зарегистрировалась ещё раз как ekaterina69
Заранее благодарю за ответ.
Photojour # 2 октября 2013 в 19:35 0
Уважаемая, Екатерина. Мы задали Ваш интересный вопрос специалистам ГМЗ Царское Село. они пообещали нам в ближайшее время ответить на него. как только мы его получим, разу же отправим Вам его на е-мейл.