Навигатор по сайту Туристу Энциклопедия Царского Cела Клубы Форумы Доска объявлений


Авторизация
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?

Екатерининский дворец. Холодная баня

«Холодная баня». (фотоальбом)

Один из павильонов ансамбля, возведенного Ч. Камероном в непосредственной близости от Екатерининского дворца называют Термы Камерона или «Холодная баня».

Павильон и зрительно и функционально разбит на две части: на первом этаже — банный комплекс, а на втором — нарядные комнаты для отдыха — Агатовые комнаты. В этой статье мы расскажем о помещениях первого этажа Терм.

Обо всем ансамбле, хронологии строительства и внешнем оформлении павильона читайтездесь.

Холодная баня — редкий в истории русской архитектуры образец здания, в самом плане которого нашла отражение идея следования античным образцам. Разрабатывая проект Холодной бани, Ч. Камерон, по-видимому, исходил из плана терм Константина, уничтоженных в начале XVII века и известных по обмерамА. Палладио.

Понятие «холодные бани» и должно было заменить термин «термы», которым (в отличие от обычной бани) в античном Риме можно обозначить особые культурные и архитектурные комплексы.

В термах римлян были комнаты для массажа, различные вестибюли, бани с сухим и влажным паром, галереи для прогулок, помещения для картин и скульптур. Для отопления и нагрева воздуха использовались сводчатые печи, от которых горячий воздух по каналам поступал к полым стенам. В число помещений этих терм входили

  • аподитерий, или помещение для раздевания;
  • унктуарий — для хранения масел;
  • сферистерий — большой зал для упражнений;
  • кальдарий — горячая баня;
  • лаконик — парильня;
  • тепидарий — теплая комната с подогретой водой
  • фригидарий — холодная баня.

В Царском Селе подобные термы создавались в виде небольшого комплекса для купания, отдыха и прогулок только самой императрицы Екатерины II и, возможно, ее ближайшего окружения. Почетное задание на архитектурное проектирование такого античного сооружения и было поручено  Чарльзу Камерону, которого, несомненно, вдохновляла возможность создания здесь подобных сооружений в классическом стиле. То, что в царскосельской Холодной бане архитектор попытался воспроизвести планировку римских терм, подтверждают и документы.

Здание Холодных бань и Агатовых комнат требует постепенного осмотра, как и весь ансамбль Терм в целом. Оно двухэтажное, прямоугольное в плане, сориентировано по сторонам света, точнее — углы здания обращены на север, юг, запад и восток, как это делалось в римских термах. В Риме это нужно было для того, чтобы в помещениях не было слишком жарко, а здесь, на севере России,— для лучшего освещения.

В первом этаже расположены собственно бани, во втором — помещения для отдыха, в ходе строительства получившие название Агатовых комнат. Особенно наряден главный фасад— со стороны Висячего сада. Отсюда здание воспринимается небольшим одноэтажным парковым павильоном.

Комнаты в нижнем этаже, характерные для бань в римских термах, повторяли их в миниатюре.  Здесь находятся как помещения для всех видов омовений, так и другие, требуемые банным ритуалом. По мере прохода в бани здесь были расположены следующие помещения:

  • два угловых аподитерия служили “опочивальней” и “отдыхательной”.
  • фригидарий — большой купальный зал с бассейном для плавания в прохладной воде, здесь поставили боль­шую круглую ванну «с принадлежностями, лестницей, по­ручнями и балюстрадом», ее изготовил английский «оловянного цеха мастер» Альбрехт.
  • тепидарий — комната с ванной для купания в теплой воде и еще одна комната для отдыха;
  • кальдарий — самое маленькое помещение в виде горячей бани с парильней;
  • отдельная комната для массажа.
  • по приказу императрицы архитектор В. И. Неелов устроил — в качестве замыкающей анфиладу банных комнат — парную русскую баню.
  • В отдельном помещении за стеной размещался гипокауст — комната для нагрева воды, куда входила прислуга.

Все комнаты Холодных бань имели сводчатые потолки, были хорошо освещены. В каждой комнате поставили «машину для растворения окна». Темными были только помещения, отделенные от бань стеной,— гипокауст, где нагревалась вода. Сюда через вход под Висячим садом входила прислуга.

Была тщательно продумана система подвода и стока воды: чистая вода (видимо, из своего источника или от Таицкого водовода) сначала накапливалась в специальном колодце и насосами по свинцовым трубам (или вручную ведрами) подавалась наверх в гипокауст, где она затем в трех сосудах нагревалась до определенной температуры и подавалась в бассейн. Сток воды производился по трубе большого диаметра самотеком по склону холма в канал. О ее устройстве упоминается в его отчете о ходе работ в 1786 году: «… водопровод с колодцем, ящиком и насосами окончан, осталось только изготовленные уже свинцовые трубы положить на места».

Вода накапливалась в специальном колодце и насосами подавалась наверх по свинцовым трубам, проложенным под Висячим садом, она поступала в гипокауст, подогревалась в трех сосудах до определенной температуры и подавалась в бассейны. Для стока и отвода воды изготовили трубу большого диаметра и проложили ее под Цветочным садиком, по склону холма вода по трубе шла самотеком в сторону канала. Все сделали удивительно просто, экономично и удобно.

Важно отметить, что Камерон старался максимально учесть технические и эстетические особенности римских терм, предлагая изысканную внутреннюю отделку и убранство Холодных бань и Агатовых комнат, а также надежное инженерное обеспечение комплекса, насколько это позволяла смета затрат. Вместе с тем не следует упускать из виду, что в работах над термами в Царском Селе могли в определенной мере помочь и привлеченные знатоки своего дела, Илья Неелов и Иосиф (Джузеппе) Минчаки, которые параллельно построили Баболовский дворец.

По первоначальному замыслу помещения бани должны были иметь роскошную отделку. В Государственном Эрмитаже хранятся чертежи Камерона — разные варианты отделки бань. В первом варианте он предложил облицевать все стены мрамором, мраморными сделать бассейны и лестницу. В купальном зале предполагался беломраморный пол и бассейн с бронзовыми орнаментами и над ним — балдахин на золоченных фаянсовых колонках; здесь и в других помещениях были задумана роспись фигурами и орнаментами стен и потолка, отделка из искусственного мрамора с резьбой и позолотой, наборной двери из “цветных дерев” с использование перламутра.

Но Камерону трижды приказывали переделывать проекты и сметы, резко сокращал расходы, в результате их уменьшили почти в десять раз. Огромные творческие усилия архитектора, вложенные в проект, были напрасными. В поисках выхода из создавшегося затруднительного положения Камерон в 1785 году обратился к Екатерине II с вопросами, каким должно быть убранство Холодных бань. Архитектор спрашивал: «Из чего угодно сделать колонны под балдахин?» Екатерина ответила: «Не нужно вовсе ни балдахин, ни колонны, ни стен не убирать».

В связи с этим следует заметить, что на любимое сооружение, каким являлись Холодные бани, Екатерина II израсходовала огромную по тому времени сумму — 463 560 рублей. Желание сократить расходы на художественную отделку помещений первого этажа вовсе не означало отсутствия денег в казне: деньги нужны были императрице на другие цели. Известно, с какой щедростью она ежегодно раздавала Потемкину, Орловым и многим другим приближенным сотни тысяч, рублей «на известные им употребления»… Распоряжение императрицы о сокращении расходов на отделку Холодных бань вынудило Камерона трижды пересмотреть смету и внести изменения в проект, исключив всю художественную отделку, оставив лишь два мраморных камина. Отпала дорогая облицовка стен. Наборные цветные паркеты и двери заменили простыми дубовыми. Двери выкрасили белой масляной краской. Стоимость работ по отделке первого этажа снизилась с 22 270 до 2 520 рублей.  Из мрамора сделали только два камина — во фригидарий и тепидарии, ванну изготовили оловянную, двери вместо наборных, из ценных пород дерева, сделали дубовые. Стены только в некоторых комнатах облицевали искусственным мрамором.

Сокращение сметы создавало трудности и для мастеров-исполнителей, вынужденных приспосабливаться к неожиданным переменам. Интерьеры отделывали русские и иностранные мастера декоративного искусства. Лепные и штукатурные работы во многих помещениях вел Осип Мельников, скульптурный декор выполнял лепного дела подмастерье Василий Макаров. В обработке мраморных фрагментов декора участвовал Иван Семенов.

С ним же работали еще два государственных крестьянина — «вольные камнетесы» Осип Маландин и Алексей Кочетов. В 1784 году они подписали контракт, обязавшись выполнить работы по их специальности на строительстве Исаакиевской церкви в Петербурге. Вскоре мастера узнали, что в Царском Селе имеется такая же работа, но на более выгодных условиях. И они отправились туда, Однако для осуществления задуманного имелось препятствие. При выезде из Петербурга без документов они могли быть задержаны на заставе, как беглецы. Маландин и Кочетов поступили хитро. Обратившись к администрации строительства, они попросили отпуск для свиданиями с семьями, проживающими в деревне. Получив разрешение, мастера отправились в Царское Село и поступили на строительство Холодных бань.

Давно уже кончилось время отпуска, а камнетесы и не думали возвращаться в Петербург. В Конторе Исаакиевской церкви каким-то образом узнали об истинном причине невозвращения отпускников. В Царское Село послали гонца с грозным письмом, в котором, в частности, говорилось: «Осип Маландин и Алексей Кочетов, польстясь получить большую плату, вступили в работу к подрядчику Давыдову...» Контора требовала, отобрав у них паспорта, под конвоем, препроводить их в Петербург, к месту прежней работы для наказания, чтобы «дурной» поступок не был соблазнительным для других. Царскосельская контора ответила: «Да, таковые действительно работали на строительстве Холодной бани, но давно уже уволены и неизвестно где находятся» хотя мастера еще длительное время продолжали здесь трудиться.

Убранство яшмовых кабинетов производилось по руководством каменного дела мастера Ивана Балакшина. Подрядчиком был Василий Давыдов. Так как Давыдов брал подряды на мраморные и каменные работы, можно предположить, что он имел квалификацию мастера по камню.

Паркетные работы и столярные изделия выполнял) Иоганн Шпонгольц. Подрядчиками по художественной бронзе были Иосиф Басселье — содержатель часовой фабрики в Петербурге — и медного дела мастер Шпернлинг. Фактически же эти работы выполнили талантливые русские мастера, оставшиеся неизвестными.

Лепные работы в Холодных банях выполнил О. Мельников — крепостной Н. Львова, известного архитектора и поэта, скульптурные работы — Жан Доминик Рашетт и Карл Гофферт. В отделке интерьеров участвовали и другие талантливые мастера-декораторы, работавшие в Санкт-Петербурге в 1780-х годах. Среди них особенно выделялся Ж.-Б. Шарлемань и живописец И. Рудольф.

Рейтинг: +1 Голосов: 1 16896 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!