Навигатор по сайту Туристу Энциклопедия Царского Cела Клубы Форумы Доска объявлений


Авторизация
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?

Екатерининский дворец. Янтарная комната

 

Фотоальбом Янтарная комната (на плане 35)

 

 

Самой замечательной комнатой в Екатерининском дворце, дивившею современников, была, бесспорно,Янтарная комната. Её вполне обоснованно называют одним из чудес света. Возникновение этого уникального интерьера овеяно легендами и мифами; его исчезновение в годы войны до сих пор волнует воображение, а воссоздание удивляет и восхищает.

 

 

Курфюрсты Бранденбургские, владевшие Пруссией — европейским центром янтарного промысла — с 1618 года, использовали золото» Балтийского моря, как издавна именовали янтарь, в качестве материала для драгоценных дипломатических подарков другим князьям. Это дало толчок к стремительному развитию искусства обработки янтаря, одной из вершин которого и стала Янтарная комната. Период ее создания совпадает с общим расцветом немецкого и, в частности, прусского искусства на рубеже XVII и XVIII веков.

Курфюрст Фридрих III (1657-1713), в 1701 году коронованный как король Пруссии Фридрих I, сразу после вступления на престол взялся за перестройку своей столицы и прежде всего королевской резиденции — комплекса зданий XVI—XVII столетий.  

 

 

Его супруга София-Шарлотта еще до этого вынашивала планы относительно принадлежавшего ей небольшого летнего дворца Литценбурга (будущий Шарлоттенбург), построенного в 1695-1699 годах И.-А. Нерингом и М. Грюнбергом. Следуя ее воле, придворный архитектор И.-Ф. Эозандер превратил загородный дом  во дворец по версальскому образцу. Сегодня известно, что именно Эозандер является автором проекта оформления Янтарного кабинета, долгое время считавшегося созданием Шлютера.

Два любимых дворца прусского короля, с которыми связана судьба Янтарной комнаты, — Литценбург (с 1709 — Шарлоттенбург) и Ораниенбург — стали с 1707 года, после ухода Шлютера с поста дворцового зодчего, исключительно сферой деятельности Эозандера. Первоначально комната с янтарными панелями предназначалась для дворца Литценбург — личной резиденции королевы; к мысли о ней, по всей видимости, королевскую чету подтолкнул не только визит по случаю коронации Фридриха I в Кенигсберг — столицу янтарного промысла, но и преподнесенный ему тогда подарок — две большие янтарные рамы.

Возможно, замысел родился у самой Софии-Шарлотты, отличавшейся широкими познаниями, разносторонними интересами, глубоким пристрастием к искусству и музыке. Проект Янтарного кабинета наверняка должен был исполнить ее любимый зодчий Эозандер, который руководил всеми работами по расширению Литценбургского дворца. Для реализации амбициозной идеи в сентябре 1701 года был приглашен из Копенгагена резчик по янтарю и слоновой кости Г. Вольфрам. Однако летом 1706 года между ним и Эозандером вспыхнул конфликт: по словам придворного архитектора, Вольфрам работал слишком медленно и не придерживался утвержденного проекта. Датчанина сменили мастера из Данцига (нынешний Гданьск) Э. Шахт и Г. Турау, приступившие к работе над янтарными панелями в 1707 году и в течение шести лет трудившиеся над уникальной отделкой.

При жизни королевской чете не удалось увидеть комнату завершенной. В 1709 году, когда  уже София-Шарлотта скончалась (1705), и Янтарная комната еще не была завершена,  Фридрих I остановил работы и принял решение украсить янтарными панелями галерею в другом дворце — Ораниенбурге. Судя по всему, король прекратил строительство в Литценбурге, чтобы сохранить дворец таким, каким он был при жизни его супруги. Стены зала, предназначавшегося для янтарных панелей, украсили дамастом и золотым галуном; Красную дамастовую комнату можно видеть во дворце и сегодня. Именно с тех пор в память о Софии-Шарлотте Литценбург стал называться Шарлоттенбургом.

 

 

Тем временем король поручил Эозандеру расширение дворца в Ораниенбурге с устройством Янтарной галереи, превосходящей по размерам предыдущий проект (30 метров длиной). Инвентарная опись Ораниенбургского дворца за 1743 год содержит конкретные сведения о внешнем виде задуманной галереи, а обнаруженный немецкими исследователями рисунок 1700-х годов изображает ее часть, в декоре которой узнаются многие элементы будущей Янтарной комнаты. Однако, несмотря на продолжавшиеся работы, галерея не была завершена до смерти Фридриха I (1713), и в Ораниенбурге янтарные панели также не были установлены.

Российский император не скрывал своего восхищения и желания иметь подобное уникальное творение у себя на родине. Наследник первого прусского короля Фридрих-Вильгельм I (1688-1740, правил с 1713), вошедший в историю как «фельдфебель на троне», ввел строгую дисциплину, ориентированную на практическую пользу, и прекратил все дорогостоящие работы во дворцах отца. Однако восхищение гостей, видевших янтарные панели, побудило его после вступления на престол вмонтировать их в один из кабинетов парадных покоев Берлинского королевского замка. Таков последний и единственный точно подтвержденный эпизод пребывания янтарного чуда в Берлине до отправки в Санкт-Петербург. Ни в Шарлоттенбурге, ни в Ораниенбурге панели не были установлены, хотя в каждом из дворцов для них было отведено специальное помещение.

Еще при жизни Фридриха l готовые панели для Янтарной галереи осмотрел во время одного из своих визитов в Берлин (в 1712 или 1713 году) Петр I. При встрече  с  сыном короля в ноябре 1716 года в связи с заключением союза между Россией и Пруссией прусский король преподнес российскому императору подарки, среди которых был и Янтарный кабинет. Петр I писал тогда императрице Екатерине: «К(ороль) подарил меня изрядным презентом яхтою, которая в Потсдаме зело убранная, и кабинетом Янтарным, о чем давно желали».

 

1917. Янтарная комната. Автохром А. Зееста. Коллекция ГМЗ Царское Село

 

По свидетельству Георги, она была прислана императрице Анне Иоановне прусским королем; вот что он говорит про нее: "Знатная комната обита вместо обоев янтарными дощечками и украшена четырьмя досками, на которых пять чувств изображены мозаической работой. Король прусский Фридрих-Вильгельм I подарил императрице Анне Иоановне сия янтарные дощечки, а императрица ему обратно восемьдесят больших рекрут."

Старший архивариус К.Шевченко проверял указание Георги относительно янтарной комнаты и нашел, что оно не верно. "Янтарная камора" прислана января 13-го 1717 года в дар Петру I   прусским королем Фридрихом Вильгельмом I . Пётр оценил подарок: «Получил преизрядный презент…» — писал он жене Екатерине. Император Петр I отправил к королю за эту комнату с камер-юнкером Толстым, в июле месяце 1718 года, не 80, а 55 гренадер исполинского роста и собственноручно исполненный кубок из слоновой кости.

Согласно сохранившейся описи, разобранный Янтарный кабинет был доставлен в Санкт-Петербург через Мемель и Ригу в 18 больших и малых ящиках, содержавших наряду с готовыми панелями большое количество ранее не использовавшихся фрагментов. К документам прилагались наставления по поводу того, каким образом следовало распаковать янтарные украшения перед монтажом. 2 июля 1717 года А. Д. Меншиков осмотрел доставленные и распакованные в соответствии с инструкцией панно в Летнем дворце и сообщил царю об их состоянии: «Кабинет янтарный Вашему величеству от короля прусского подаренный я пересматривал и поставлен в ящиках тех, в коих привезен, в большой палате, где собираются гости, в котором гораздо немного или почти мало, чтоб попортилось. Некоторые маленькие штучки повыпадали, однако ж заклеить, а хотя б иных и не было, то можно вновь ставить. Истинно сказать, что самая диковина, которой на свете подобной не видал».

 

 

Поскольку нет свидетельств о том, где Петр I велел установить панели и велел ли вообще, все предположения об их использовании в Зимнем дворце беспочвенны. Документально подтверждено, что его дочь, Императрица Елизавета Петровна, вскоре после вступления на престол нашла применение дра¬гоценному подарку из Берлина в строившейся для нее новой зимней резиденции —Третьем Зимнем дворце, где в 1743 году и было приказано разместить янтарный убор. Для починки и исправления янтарных деталей пригласили итальянского мастера А. Мартелли.

В 1746 году под руководством гениального Ф. Б. Растрелли в зале официальных приемов в Зимнем дворце разместился преображенный Янтарный кабинет. Однако готовых элементов для украшения нового интерьера не хватало, поэтому архитектор Ф.-Б. Растрелли решил поставить в нем зеркальные пилястры и расписать «под янтарь» дополнительные панно. В 1745 году Фридрих II подарил Елизавете Петровне еще одну янтарную раму, исполненную по проекту А. Рейха, в декоре которой использованы аллегории, прославлявшие русскую императрицу. Собранная в 1746 году Янтарная комната стала служить для официальных приемов, хотя по мере реконструкции Зимнего дворца ее не раз переносили с места на место.

 

1917. Янтарная комната. Автохром А. Зееста. Коллекция ГМЗ Царское Село

 

Однако через двенадцать лет, в июне 1755 года, императрица приказала Ф.-Б. Растрелли создать Янтарную комнату в Царском Селе. Начальнику канцелярии Императорского кабинета В. Фермору поручили бережно разобрать панели в Зимнем дворце и уложить их в ящики. Из Царского Села была прислана специальная команда, которая вручную перенесла ящики из столицы в загородную резиденцию. Так началась новая, почти двухсотлетняя эпоха славы «восьмого чуда света» в России — на своей второй родине. У Яковкина имеется свидетельство, что 1-го августа 1755 года начата уборка янтарем одной комнаты, которая названа потом янтарной.

Отведенный для нее дворцовый зал площадью 96 квадратных метров значительно превышал прежние размеры, поэтому архитектор разместил панели в среднем ярусе трех стен, разделив их пилястрами с зеркалами и обильно украсил комнату деревянной золоченой резьбой. Там, где янтаря не хватало, стены были затянуты холстом и расписаны «под янтарь» художником И. И. Вельским. Для установки панно на стены вновь пригласили мастера Мартелли. Усилив интерьер позолоченной резьбой, великолепными бронзовыми светильниками, зеркалами, живописным плафоном и паркетом из драгоценных пород дерева, Растрелли блестяще справляется с поставленной задачей.

В центре потолка находилась огромная картина неизвестного венецианского мастера XVIII века, изображающая Мудрость, охраняющую Юность от соблазнов любви.

Центральный (средний) ярус составили восемь больших вертикальных панно, в четырех из которых установили мозаики из цветных камней, исполненные в 1750-х годах во Флоренции, изображавшие аллегории пяти природных чувств: Зрение, Вкус, Слух, Осязание и Обоняние. Специалисты М. Г. Колотов и Л. В. Хайкина, что мозаики были выполнены с полотен мастера Джузеппе Дзокки (1711—1763 гг.) и изготовлены в знаменитой флорентийской мозаичной мастерской. Затем мозаики попали в Австрию, где находились во дворце в Хофбурге. По гипотезе исследователей, именно оттуда они попали в Петербург в качестве дара Елизавете Петровне от императрицы Марии-Терезии.

 

 

В юго-западном углу поставили маленький янтарный столик на изящно изогнутой ножке.

Янтарный кабинет освещался 565 свечами, вставленными в деревянные и бронзовые стенники. Незабываемое впечателение, производимое этим парадным помещением, усиливалось благодаря 24 зеркальным пилястрам и полупилястрам, расположенным в углах и высоким зеркалам в простенках между окнами .

За сохранностью янтарной комнаты тщательно следили, для чего в 1758 г. учредили специальную должность "надзирателя за янтарем". Учитывая хрупкость материала, специальный смотритель постоянно выполнял небольшие реставрационные работы. В 1758 году на эту должность был приглашен из Пруссии Ф. Роггенбук, возглавивший работы по созданию новых янтарных изделий в мастерской Царского Села.

Дополнительное убранство комнаты составили наборные комоды русской работы и китайский фарфор. Здесь же, в застекленных витринах, хранилось одно из самых значительных в Европе собраний янтарных изделий XVII—XVIII веков работы немецких, польских и русских мастеров. Со временем  возник музей янтарных вещей, где находились янтарные ларцы, шахматы, шашки. Янтарные изделия в XVIII веке, оставались, как правило, предметом дипломатических подарков и продолжали высоко цениться. Личные предметы из этого необычного, пронизанного солнцем и светом материала имела и Елизавета Петровна: трудно представить, чтобы императрица, инициировавшая янтарный интерьер, оставалась равнодушной к изделиям из этого «камня».

С середины XVIII столетия в Царское Село, где в это время появились первоклассные мастера по обработке янтаря, из Камерцалмейстерской кладовой стали поступать для ремонта предметы, принадлежавшие членам императорской семьи. Документы фиксируют, что в 1765 году в царсокселъскую мастерскую привезли для починки более 70 янтарных изделий, среди которых была мебель (кабинеты, поставцы и шкафы), предметы культа (кресты и распятия), а также предметы повседневного обихода. Из личных вещей Елизаветы Петровны между 1788 и 1794 годами из Кабинета Ее Величества поступил футляр с шахматной доской, а позднее — барельефный медальон с ее портретом.

Назидательность, характерная для времени, усиливалась включением в декор предмета надписей к гравированным картинкам. Особую группу предметов елизаветинского времени представляют настольные украшения в виде створки раковины неправильной формы, по краю шпорой идут упругие барочные волюты и акантовые листья.

Нарядные резные безделушки поступили в Царское Село в 1765 году, в составе первой партии вещей. Все раковины украшены резными композициями: в одной изображена аллегорическая группа «Милосердие» в виде женской фигуры и двух детей, в другой — «Женщина и сатир», в третьей — спящая женщина и собака — аллегория богини Дианы, в двух других раковинах запечатлены обнимающиеся пары. Подобные изделия, характерные для работ кассельской мастерской И. и И.-К. Лабхардов, видимо, были представлены на праздничном столе Елизаветы Петровны во время парадных приемов, которые устраивала императрица для своих гостей.

Пудреница изящной формы в виде раковины из светлого непрозрачного янтаря и лоточек прозрачного янтаря, выполненные немецкими мастерами, принадлежали Елизавете Петровне, которая в повседневном обиходе пользовалась различными табакерками, пудреницами, коробочками для кремов и мушек, а также подсвечниками и наборами для настольных игр, выполненными из янтаря.

Новая императрица продолжила в летней резиденции все ранее начатые работы.

Большое внимание было уделено Янтарной комнате: кроме установки паркета была проведена работа по реконструкции интерьера: в 1763 году Екатерина II издала указ о замене всех расписанных «под янтарь» холстов на настоящую янтарную мозаику.

4 декабря 1763 года подтверждено распоряжение убирать настоящим янтарём разрисованные пустые места в Янтарной комнате: И. Бецкой сообщил Царскосельской конторе, что «Ея императорское величество высочайше соизволила указать, в Селе Царском, в янтарном покое все пустые места убрать настоящим янтарем. Во исполнение сего, оной Конторе предлагается о скорейшем убрании того покоя и в приготовлении янтаря приложить крайнее старание».

Вместе с прусским янтарных дел мастером Ф. Роггенбуком к работе приступил В. Неелов, который занимался обмерами воспроизводимых в янтаре частей интерьера — десюдепорта, панелей, столика и т. п. Вероятно, ему было поручено снять размеры «гнезд», в которые должны были вставить «каменные картины» — флорентийские мозаики; возможно также, что он мог исполнить рисунки для рам, которые служили обрамлениями. Заказчицей выступала императрица Екатерина:

«1. Рисунок для сделания четырех картин Флорентийской работы в янтарный кабинет Царскаго Села, которые иметь Ваше Императорское Величество желать изволили.
2. Описание, во сколько оные коштовать имеют.
3. Звание крепких камней, которые потребны для оной работы.
4. Мера, данная в Царском Селе для картин янтарного кабинета, по которой вышеупомянутый рисунок сделан».

 

Вместе с Роггенбуком к работе приступили его сын Иоганн, а также ранее приглашенные в Россию К. и Г. Фриде, И. Вельпендорф и их русские ученики. В это время было изготовлено восемь плоских щитов нижнего яруса с наборным рисунком, восемь филенок под пилястры, а также десюдепорт к средней двери и резные детали карниза, в которые включили фрагменты берлинской работы. На эти панели за четыре года ушло 450 килограммов янтаря.

Работы в интерьере Янтарной комнаты были завершены в 1770 году, и Екатерина II проводила вечернее время за играми и развлечениями в зале каждый раз, когда посещала резиденцию.

Именно в эти годы в интерьере появился угловой столик, на котором были установлены часы в виде бронзовых пастуха и пастушки, беседующих под цветущим деревом, крона которого поддерживает циферблат часов. Полиматериальные и полихромные часы, в которых позолоченная бронза сочетается с красочно расписанными фарфоровыми цветами, раскрашенными ветвями и листьями, являются не только прибором для измерения времени, но одновременно канделябром на четыре свечи. Автор этих часов-канделябра — Георг Козар (Georges Causard) — работал в Париже более тридцати лет, с 1755 года по 1789-й. А.Л. Бенуа, одним из первых обративший внимание на уникальные часы, называл их «грациозными и занятными» и датировал временем Людовика XV. 

Одним из самых старых предметов интерьера не только Янтарной комнаты, но и всего дворца, являются фрацузские часы 1745-1749 гг., которые до сих пор украшают угловой столик комнаты. 

 

1745-1719. Часы в виде цветущего дерева. мастер Эдм-Жан Козар. Бронза, металл, фарфор, эмаль: литье, чеканка, золочение, тонировка, полнхромная роспись 103 х 70 х 43. Подробнее о часах 

 

1770-е. Янтарная комната, комод 

 

 

Екатерина II уделяла большое внимание развитию русского мебельного дела. При ней в Россию приглашались иностранные мастера, а местные исполнители поддерживались крупными заказами двора. Именно в это время сложилась меблировка петербургских дворцов, включавшая и корпусную мебель: комоды, бюро, секретеры и шкафы.

Согласно описи Д. Григоровича, в конце XIX века в Большом Царскосельском дворце имелось большое количество наборной мебели, главным образом комоды и столы различных конфигураций. Согласно его атрибуции, это была преимущественно мебель французского происхождения; в тех случаях, где место изготовления не отмечено, речь, судя по всему, шла о русских изделиях. Предположение, что во дворце находилась мебель, изготовленная в России, подтверждается сохранившимися экземплярами, которые удалось идентифицировать с предметами, отмеченными в описи.

Среди этих экспонатов — комод из Янтарной комнаты, представляющий несомненный интерес прежде всего как элемент убранства одного из самых знаменитых царскосельских интерьеров. Необычная судьба этого комода, а также парного к нему, заслуживает внимания: оставленные в годы войны во дворце, они были вывезены оккупантами в Германию, и спустя более полувека один из них вернулся на свое историческое место. Оба комода зафиксированы на довоенных фотографиях Янтарной комнаты и включены в музейные описи 1938-1940 годов. Возвращенный предмет имеет маркировку, соответствующую номерам в дворцовых учетных документах. Обнаруженный в 1990-х годах в частной коллекции в Берлине, этот комод был выкуплен у владельца по инициативе журнала «Spiegel» и в 2000 году вновь поступил в ГМЗ «Царское Село».

Помимо необычной истории бытования, комод интересен как характерный образец русской наборной мебели 1770-х годов — времени становления отечественного мебельного дела, когда в Петербурге работали мастера из Европы, главным образом немцы, в мастерских которых обучались и трудились отечественные ремесленники.

Этот комод можно считать одним из первых опытов русской мебели, заимствовавшей формы французских изделий конца 1760-х годов — переходного периода от рококо к классицизму. Хотя изогнутые ножки и пре¬рванная линия фасада напоминают о стиле Людовика XV, в предмете уже отчетливо заметна тенденция к ясности и чистоте пропорций, характерным для классицистической мебели следующих десятилетий.

Показательно, что при французской форме рисунок набора на ящиках и верхней доске вдохновлен английскими наборными композициями, которые не использовались парижскими мастерами, но имели успех в России в конце XVIII века. Сочетание французской конструкции и английского декора в одном предмете могло состояться только в Петербурге, на раннем этапе освоения русскими мастерами европейских традиций. Об отечественном происхождении комода ясно свидетельствует отсутствие бронзового декора — тяг, уголков и каблучков, непременных элементов французской мебели, а также довольно грубое исполнение скрытых столярных частей и некоторая наивность орнаментального набора. ("Царскосельская мебель и ее коронованные владельцы")

В Янтарной комнате, Портретном зале, Зеленой Столбовой, Малиновой Столбовой и Парадной столовой Большого дворца до 1857 года плафонов не былоАрхитектор А.И. Штакеншнейдер сделал обмеры потолков второго этажа Екатерининского дворца и одновременно — акварельные рисунки оформления потолков, в которые планировалось вмонтировать картины, — «Украшения плафона для помещения картины», в том числе архитектор составил проект плафона в Янтарной комнате.

 

 

 Почти два века интерьер просуществовал в Царском Селе.

В Царском Селе было несколько сценических площадок — Китайский театр, залы, приспособленные под театральные постановок в Александровском и Большом Екатерининском дворцах. В Екатерининском дворце артистам для трапезы выделялся один из залов. Об одном курьезном случае, свидетельствующем о снисходительном отношении государя к мелким прегрешениям артистов, рассказывает Ф.А. Бурдин: «Однажды после спектакля во дворце в Царском Селе два маленьких артиста Годунов и Беккер выпили лишнее и поссорились между собою. Ссора дошла до того, что Годунов пустил в Беккера бутылкой; бутылка пролетела мимо, разбилась о стену и попортила ее. Ужинали в янтарной зале; от удара бутылки отскочил кусочек янтаря. Все страшно перепугались; узнав это в страхе прибежати: директор, министр двора князь Волконский; все ужасались при мысли, что будет, когда государь узнает об этом. Ни поправить скоро, ни скрыть это нельзя. Государь, проходя ежедневно по этой зале, должен был непременно увидеть попорченную стену. Виновных посадили под арест, но это не исправляло дела, и министр и директор ожидали грозы. Такой проступок не мог пройти безнаказанно и ни у такого строго государя. Министр боялся резкого выговора, директор — отставки, а виновным все предсказывали красную шапку (арестантскую роту -Л.В.). Действительно, через несколько дней государь, увидя испорченную стену, спросил у князя Волконского: «Что это значит?» Министр со страхом ответил ему, что это попортили артисты, выпившие лишний стакан вина. — «Так на будущее время давайте им больше воды», -сказал государь; тем дело и кончилось».

 

 

Поскольку резкие перепады температуры, печное отопление и сквозняки разрушали янтарь, только в XIX веке трижды проводилась реставрация Янтарной комнаты: в 1833, 1865, 1893-1897 годах.

В статье, помещенной в журнале «Старые годы», № 11 за 1912 год, «Янтарь и его применение в искусстве», ее автор, барон Фелькерзам, немец, находившийся в то время при посольстве в Петербурге, так описывал Янтарную комнату: «Она… является настоящим чудом не только по большой ценности материала, искусной резьбе и изяществу форм, но, главным образом, благодаря прекрасному, то темному, то светлому, но всегда теплому тону янтаря, придающему всей композиции комнаты невыразимую прелесть. Все стены зала сплошь облицованы мозаикой из неравных со форме и величине кусочков полированного янтаря, почти однообразного желтовато-коричневого цвета».

 

1917. Янтарная комната. Автохром А. Зееста. Коллекция ГМЗ Царское Село

 

В 1907 г. братья Люмьер разработали мозаичный трехцветный растр и выпустили пластинки «автохромы» — одни из первых цветных изображений в истории фотографии. В 1917 г. П.К. Лукомский,  возглавлявший Художественно-историческую комиссию, организованную Временным правительством и работавшую в пригородных дворцах, получил разрешение на проведение съемки во дворцах Царского Села. Фотографирование было необходимо для каталогизации музейных предметов и осуществлялось бывшим конюшенным полковником фотографом А.А. Зеестом. Съемки в Екатерининском дворце начались в июне, а в Александровском дворце — с 14 августа 1917 г., сразу после того, как семья последнего императора России Николая II была отправлена в Тобольск. К 11 октября 1917 г. П.К. Лукомский принял сто сорок снимков. Среди них был и автохром, запечатлевший Янтарную комнату. Он является ее единственным цветным изображением, выполненным до 1941 г.

В 1933-1935 годах, небольшие реставрационные работы велись скульптором И. Крестовским.

 

Утрата интерьера

На лето 1941 года была намечена масштабная реставрация этого шедевра мировой культуры, но Великая Отечественная Война вмешалась в эти планы. Янтарную комнату предполагалось эвакуировать, для чего мозаики заклеили тонким слоем папиросной бумаги. Однако пробное снятие одного из панно показало, что янтарный набор осыпается большими участками. Чтобы не разрушать драгоценное произведение искусства, было принято решениепровести консервацию Янтарной комнаты на месте. Для этого панно дополнительно заклеили марлевой тканью,  заложили ватиновыми чехлами, и закрыли деревянными щитами.

Когда в город Пушкин ворвались немецкие части, включавшие специалистов команды «Кунсткомиссион», которая занималась вывозом художественных ценностей, янтарные панно были сняты и отправлены в Кенигсберг. В дарственной книге Кенигсбергского музея под № 200 сохранилась запись о том, что Янтарная комната подарена музею Германским государственным управлением дворцов и садов.

 

Екатерининский дворец. Янтарная комната

 

13 ноября 1941 года немецкая газета “Кенигсберг альгемайне цайтунг” сообщает, что в Кенигсберге искусствовед Альфред Роде организовал в помещении Прусского художественного музея выставку ценных камней и некоторых образцов Янтарной комнаты, которая укрыта в безопасном месте.

В Кенигсберге она и находилась до весны 1945 года. Похищенные янтарные панно и резные позолоченные двери были выставлены в одном из залов Кенигсбергского замка, где находился музей янтаря. Его директор А. Роде в 1944 году писал, что Янтарная комната, вернувшись на свою родину, является лучшим украшением Кенигсберга. Это было последнее место, где демонстрировалась уникальная отделка. В 1944 году, при отступлении немцев, панели снова были разобраны, упакованы в ящики и вывезены в неизвестном направлении. С этого времени следы Янтарной комнаты теряются. Ее поиски пока не дали результатов.

 

Возрождение шедевра

В июле 1979 года Совет Министров РСФСР принял решение о воссоздании янтарных панно, работы над которыми нвчалиоь в 1983 году по проекту архитектора А.А. Кедринского. Уже через год в Янтарной комнате появился живописный плафон, верхний ярус комнаты, расписанный «под янтарь», и наборный паркет. Участки, занимаемые янтарными панно, временно затянули холстом.

Так же, как в XVIII веке, расписан «под янтарь» фриз, восстановлен золоченый резной декор стен, из ценных пород дерева набран узорный паркет. По эскизу неизвестного художника итальянской школы XVIII века, хранящемуся в Эрмитаже, Я. А. Казаков и Б. Н. Лебедев исполнили живописный плафон «Свадьба Хроноса».

Лишь в 1982 году, когда работы были переданы Ленинградскому СНПО «Реставратор», за восстановление комнаты взялись всерьез.

В 1983 году было открыто финансирование работ, и началось возрождение утраченного шедевра.

Этому предшествовал сложнейший комплекс научных изысканий. Удалось отыскать 86 фотографий и негативов Янтарной комнаты. Приведя их к единому масштабу, специалисты воссоздали ее общий вид, элементы отделки в деталях, выяснили точные размеры панелей и другого декора. Для определения высоты рельефа была произведена фотограмметрия янтарных панно, что позволило определить высоты рельефов с точностью до 1 мм.

В 1994 году были установлены первые янтарные панели нижнего яруса и угловой столик, воссозданные реставраторами Царскосельской янтарной мастерской. Еще через два года мастера завершили работу над первой флорентийской мозаикой «Зрение».

 

И.Саутов о воссоздании Янтарной комнаты:

В 1998-м «Рургаз» подписал с «Газпромом» выгодный контракт и захотел сделать в России благотворительный жест. На церемонии присутствовал генконсул Германии в Петербурге, он и навел на мысль о Янтарной комнате. Звонит: «Вам интересно было бы встретиться с представителями «Рургаза?» Я сразу смекнул, к чему он клонит. На следующий день представители приехали, ознакомились с комнатой, янтарной мастерской. «Хотим сделать вам коммерческое предложение, мы выделяем 2,5 миллиона долларов на завершение работ при условии, что становимся эксклюзивным спонсором, вы отказываетесь от бюджетного финансирования и другой помощи». Деньги колоссальные, но у нас был сметно-финансовый расчет, из которого следовало, что нужно гораздо больше. Я поблагодарил и — отказался. 

Вскоре они нашли меня в Берлине. А мы там уже более десяти лет делаем выставки, которые берлинцы полюбили (немцы приносили и отдавали нам вещи с инвентарными номерами нашего музея!). Звонят из «Рургаза» и приглашают за их счет в штаб-квартиру в Эссене на переговоры. Я опять был вынужден отказаться, потому что на следующий день уезжал домой, да еще за рулем нашего музейного автобуса: часто сам шоферю, потому что за границей мы всегда стараемся для музея что-нибудь закупить. Тогда они попросили сделать небольшой крюк — 60 километров — и заехать в Гамбург, куда прилетят их представители. Потом мы с коллегами смеялись, что крюк стоил немцам миллион долларов, потому что в Гамбургском аэропорту мы и договорились о финансировании в 3,5 миллиона долларов.

6 сентября 1999 года в Екатерининском дворце было подписано соглашение. Но немцы поставили еще одно условие: чтобы с этой суммы не брали налога в казну, чтобы вся она пошла на реставрацию. Наши утрясали вопрос семь месяцев! Не знаю, как бы мы успели к сроку, если б немцы не сделали жест доброй воли — еще до подписания соглашения выделили деньги на закупку нового оборудования для мастерской. И вот опять сажусь я за руль, беру с собой директора янтарной мастерской Бориса Павловича Игдалова, переводчицу, и мы едем в Эссен, откуда совершаем радиальные поездки по заводам и фабрикам. Когда все оборудование свезли на склад, получилась такая гора, что стало ясно — в автобус не поместится. Сняли все сиденья, погрузку начали с пятисоткилограммовой станины шлифовального станка, от упаковки оборудования пришлось избавляться, набили салон так, что спиной я упирался в коробки и боялся, что при торможении они свалятся на голову. Но зато мы начали работать, а потом численность мастеров увеличили с 25 до 75. Что они будут делать после открытия Янтарной комнаты? На очереди реставрация Агатовых. 

В апреле 2000 года в музей-заповедник вернулись обнаруженные в Германии наборный комод русской работы конца XVIII века и флорентийская мозаика «Осязание и Обоняние», входившие в первоначальное убранство комнаты.

 

 

В июне 2003 года, в год 300-летия Санкт-Петербурга,  была торжественно открыта возрожденная  Янтарная комната Екатерининского дворца в присутствии руководителей Российского и Германского государств.  Работа над воссозданием «восьмого чуда света» продолжалась 24 года. Магия шедевра прусского искусства, овеянного множеством легенд, вызвала к жизни «девятое чудо света» — возрожденную Янтарную комнату. Началась новейшая история этого удивительного произведения искусства! 

 

Источники:

  • Фомин Н. Детское Село. Л., 1936.
  • Воронов М.Г., Кучумов А.М. Янтарная комната. Шедевры декоративно-прикладного искусства из янтаря в собрании Екатерининского дворца-музея. Л., 1989.
  • Архитекторы Царского Села. От Растрелли до Данини / Альбом, под ред. И. Ботт. — СПб.: Аврора, 2010. — 303 с.
  • Город Пушкин. Историко-краеведческий очерк — путеводитель. Сост. Г. К. Козьмян. СПб., 1992.
  • Царское Село – любимец двух столетий. Каталог выставки./ Под ред. И.К. Ботт. СПб., 2004.
  • Императрица Елизавета Петровна и Царское Село. К 300-летию со дня рождения". Альманах "Сокровища России", вып. 91, 2010 г.
  • Царское Село. Путеводитель по дворцам и паркам. СПб, Изд-во Аврора, 2007 г., 256 с.
  • Епаринова Е. Штакеншнейдер. Сборник Архитекторы Царского Села. От Растрелли до Данини / Альбом, под ред. И. Ботт. — СПб.: Аврора, 2010. — 303 с.
  • Колотов М. Г. Хайкина Л. В. Мозаики Янтарной комнаты // Ленинградская панорама. 1987. № 5. С. 36,37.
  • Хайкина Л. В. Янтарь в истории художественной культуры: доклад на международном семинаре для специалистов по изучению истории художественной обработки янтаря на базе Царскосельской янтарной мастерской. 2005.
  • Хайкина Л. В. Янтарная комната. Второе рождение. СПб., 2003.
     

 

Ссылки на материалы об Янтарной комнате:

 

Читайте так же о мастерах Янтарных мастерских:

 

У Вас остались вопросы? Или появился комментарий  или уточнение к данной статье? Напишите их в комментарии под статьей — мы ответим Вам в течение суток!

Рейтинг: +1 Голосов: 1 36705 просмотров
Комментарии (3)
Шумилов Николай # 9 мая 2011 в 19:24 0
Уважаемые пушкинцы! Подлинная Янтарная комната была найдена в 2006 году в Калининградской области. Однако она, как и многочисленные другие культурные и исторические ценности оказалась никому не нужна. Государство и бизнес не выделяют средств на извлечение сокрытых нацистами ценностей с 1983 года. Более того, недавно государство объявило открыто, что возвращение утраченных предметов культуры нецелесообразно. Это наводит на грустные размышления, о которых вы можете почитать на сайте beliypoisk.ru.
Photojour # 10 мая 2011 в 08:45 0
Спасибо за ссылку, обязательно ознакомимся с материалами!
Lorena # 14 сентября 2018 в 19:07 0
"Я ВЫПОЛНИЛ ПРИКАЗ СТАЛИНА. Я УНИЧТОЖИЛ ЯНТАРНУЮ КОМНАТУ"
Я двадцать лет пребывал в раздумьях, не решаясь написать историю уничтожения "Янтарной комнаты". Трудно найти слова и собраться с силами, чтобы рассказать о том, о чем не отважился до сих пор рассказать ни один непосредственный участник эвакуации музейных ценностей из Екатерининского дворца в Царском Селе в 1941 году. Никто не хотел брать на себя даже малую часть ответственности за произошедшее - и так и не взял.

Сегодня, когда никого из участников этой истории уже нет в живых, кто-то должен сделать ЭТО - объясниться и поставить, наконец, на тайне исчезновения "Янтарной комнаты" жирный крест!

1. МЕЖ ДВУХ ОГНЕЙ

В сердцах десятков тысяч людей, искавших на протяжении почти 60 лет и всё еще продолжающих искать "Янтарную комнату", теплится надежда когда-нибудь увидеть "восьмое чудо света" На поиски "Янтарной комнаты" бросаются всё новые и новые силы.

Человечество живет иллюзиями и надеждами. Пока не растаяли последние иллюзии и не погасла последняя надежда, мы можем говорить о том, что смысл в жизни есть. Впрочем, когда надежда найти то, чему посвящена вся жизнь, тает без остатка, смысл в жизни все равно не исчезнет, ибо человеком создано так много чудес, требующих сохранения и реставрации, поклонения и человеческого внимания, что на это может не хватить и двух жизней.

"Янтарная комната" как произведение искусства перестала существовать 12 сентября 1941 года...

Никто и никогда не задавался вопросом, почему, бросив "Янтарную комнату", никто и никогда не терзался по этому поводу угрызениями совести. Никто и никогда не задавался вопросом, почему с 22 июня 1941 года - с начала немецкого нашествия - до вступления немцев в Царское Село 17 сентября 1941 года, то есть почти за три месяца, нашим специалистам не удалось разобрать "Янтарную комнату", в то время как немцы умудрились сделать это всего за 36 часов силами семи солдат простого строительного батальона 553-го полка вермахта. Почему никто не задался вопросом, отчего за утрату или потерю "Янтарной комнаты" никто не ответил ни перед судом истории, ни перед военным трибуналом? Немцы вывезли в Кёнигсберг уникальное произведение искусства, которое ни воссоздать, ни воспроизвести невозможно - это было доказано еще на рубеже ХХ столетия мастерами Питерской гранильной фабрики. И за это никто не понёс ровным счетом никакого наказания...

Никто и никогда даже не пытается ответить на вопрос, почему "Янтарная комната", вывезенная в Кёнигсберг Альфредом Родэ, застряла в столице Восточной Пруссии вплоть до её падения в 1945 году, несмотря на строгое распоряжение Мартина Бормана доставить "Янтарную комнату" в "Музей Гитлера" в Линце не позднее октября 1943 года. Почему никто не задался вопросом о том, отчего "Янтарная комната" не была эвакуирована из Восточной Пруссии ни в первую очередь, ни во вторую, если она представляла собой уникальное и неповторимое произведение, без преувеличения, мирового искусства? И, наконец, никто не задался вопросом, почему летом-осенью 1945 года, когда офицеры СМЕРШа и НКВД выколачивали и выколотили из директора художественных собраний Кёнигсберга доктора Альфреда Родэ всё, что он только мог знать и даже о чём только мог догадываться, и "Янтарная комната" была вывезена из Восточной Пруссии, никто не набрался смелости объявить об этом. Вместо этого на свет появилась не менее знаменитая, чем сама "Янтарная комната" тайна исчезновения "Янтарной комнаты", над разгадкой которой тщетно бьётся уже третье поколение поисковиков, историков и энтузиастов. Почему только придя к власти в 1984 году, М.С. Горбачёв тут же поторопился прихлопнуть третью государственную комиссию по поискам "Янтарной комнаты", созданную ещё Брежневым в 1967 году? Ответ на все эти жёсткие и горькие вопросы прост: "Янтарная комната" фактически была уничтожена. "Янтарная комната" была уничтожена по приказу Сталина, вместе с заводами, которые не смогли или не успели демонтировать, вместе с мостами и подстанциями, со всем, что представляло хоть какую-нибудь ценность и поэтому не могло достаться и не досталось врагу. Немцы вывезли из Царского Села труп "Янтарной комнаты"...

12 сентября 1941 года начальник Генерального Штаба Вермахта Гальдер запишет в свой дневник: на фронте группой "Север" достигнуты значительные успехи в наступлении на Ленинград. Противник начинает заметно ослабевать...

В Хельсинки состоялась необычайно пышная церемония вручения главнокомандующему финской армии фельдмаршалу Карлу Маннергейму высшей немецкой награды - Железного Креста. Гитлер умоляет и требует от Маннергейма немедленно разобраться с 23-й Армией РККА, окопавшейся и пристрелявшей Карельский перешеек с нашей стороны. Максимум 22 сентября Ленинград должен быть взят.

Оборонявшие Ленинград маршалы Советского Союза Ворошилов и Кулик уже успели сложить крылья и отдать приказ о минировании кораблей Балтийского флота и уничтожении всех ценностей, которые не удалось эвакуировать в тыл. На подступах к Павловску и Царскому Селу стремительно таяли силы 42-й Армии, цеплявшейся за Павловск из последних сил партбилетами и зубами. Танковая группа Гота собрала всю свою мощь в кулак в районе Павловска. Еще немного, еще чуть-чуть - и "Павловский рубеж оказался бы втоптанным в павловские глины и плывуны. Кто и чем оборонял Павловск и Царское Село - южные подходы Ленинграда, южные ворота в Ленинград - ни Ворошилов, ни Кулик не имели ни малейшего представления аж до 23 августа.

23 августа из Царского Села был отправлен последний эшелон с музейными ценностями из пригородных музеев. В Штаб Ленинградского фронта была отправлена телефонограмма: "Эвакуация музейных ценностей из пригородных дворцов Павловска и Царского Села в основном завершена. В Екатерининском дворце предпринимается последняя попытка по демонтажу "Янтарной комнаты".

В подвалы Екатерининского дворца перебирается почти всё население бывшего Царского Села, повсюду снуют дети, заметно одряхлевшие бывшие молочницы, кухарки и уборщицы двора Его императорского величества. Странное ощущение, что история прощается с Екатерининским дворцом.

Воинские посты, выставленные в Екатерининском парке, больше прислушиваются к грохоту боёв на окраинах Павловска, чем к визгу детей и старух под самым носом.

Последняя попытка демонтировать "Янтарную комнату" закончилась неудачей. Деревянная основа янтарных панелей достигла такой степени дряхлости, что её страшно было касаться. При попытке демонтажа двух панелей северо-западной стены янтарная мозаика полетела на паркет большими участками. Ужас заключался в том, что выхода из сложившейся ситуации никто не видел. Продолжение демонтажа "Янтарной комнаты" могло привести к её полному разрушению. Прибавьте сюда страшную тряску по дороге в Ленинград - до города могла доехать только куча древесной трухи и несколько десятков горстей мелкого гравия из янтаря. Возможно, если бы к тому времени в Екатерининском дворце имелся хотя бы один янтарщик, выход был бы найден. Однако небольшая бригада специалистов, колдовавших над "Янтарной комнатой", представляла собой бригаду реставраторов станковой живописи.

Никто даже и не догадывался, до какой степени "Янтарная комната" одряхлела. Осенью 1941 года "Янтарная комната" должна была закрыться на основательную реставрацию. Из Москвы были выписаны специалисты, уже касавшиеся панелей "Янтарной комнаты" в разные годы. 24 июня 1941 года заявки на московских специалистов были отозваны. В Екатерининском дворце началась эвакуация всей экспозиции по заранее заготовленному списку ("Пушкин, дворцы и парки", издательство "Искусство", Ленинградское отделение, стр. 58).

2 июля 1941 года была предпринята первая из пяти попыток демонтажа "Янтарной комнаты". Без проблем демонтировать удалось только одну из четырёх "флорентийских мозаик", бронзовые бра, дессюдепорты и плинтуса. Попытка демонтировать одну из нижних янтарных панелей завершилась тем, что янтарная мозаика затрещала. Работы были немедленно остановлены до высочайшего дозволения. Консультации с Москвой закончились ничем. Никто не знал, что делать, даже всесильный Игорь Грабарь - "крёстный отец советской реставрации" - не мог предложить ничего путного.
И.ПЕТРОВ


(ПРОДОЛЖЕНИЕ. НАЧАЛО - В № 40)

После четвертой отчаянной попытки демонтажа "Янтарной комнаты" Грабарь распорядился укрепить янтарную мозаику по известной в практике реставрации станковой живописи схеме. Янтарную мозаику предлагалось заклеить папиросной бумагой на так называемый "рыбий клей", секрет приготовления которого в наши дни известен всего одному или двум специалистам.

Проблема заключалась в том, что ещё никто и никогда не укреплял янтарную мозаику подобным образом. Никто не мог сказать, какой следовало готовить клей: 5-, 10-, 15 -процентный. Перестраховались и приготовили 10-процентный, применявшийся только для дубляжа рыхлых картин на новые холсты. В приготовленный клей добавили липовый мёд и даже нашли и добавили в него антисептик. Из Ленинграда привезли целый рулон папиросной бумаги, новенькие чугунные утюги, за два дня отлитые на Кировском заводе по просьбе Ворошилова. В каждой скобяной лавке подобные утюги стоят всего два рубля. Ворошилов решил проявить отеческую заботу. Лучше бы бил немца и отбросил фон Лееба и Гота от Ленинграда.

Новая проблема возникла на новом месте.

Укрепление живописи производится с использованием горячих чугунных утюгов. Прикасаться к янтарной мозаике горячими утюгами было делом совершенно невозможным. Янтарь - окаменевшая смола. Хоть и окаменевшая, но смола! Грабарь ответил мудро: можете придумать что-нибудь поумнее - вперёд! Просьба посоветоваться с московскими янтарщиками осталась без ответа. Уже после войны стало известно, что им был вдруг спущен "план военного времени" на производство подлинных... "барских безделушек" из янтаря и яшмы, на которые на мировом рынке резко подскочили цены и вырос спрос. Америка, наконец, выкарабкалась из затяжного кризиса 30-х годов...

Утюги разогрели, подогрели на паровой бане клей, раскатали прямо на паркете папиросную бумагу, заскрипели и замелькали кисти, запахло клеем и смолой... К 12 сентября 1941 года "Янтарная комната" была полностью заклеена папиросной бумагой, с неизвестным результатом под ней. Панно можно было бы разобрать, однако маршал Ворошилов отдал приказ о минировании кораблей Балтийского флота, цехов Кировского и Ижорского заводов, а также Адмиралтейских верфей, об уничтожении всех ценностей, которые не удалось эвакуировать из пригородных музеев.

На возмущенный звонок экскурсовода Павловского дворца-музея Анны Ивановны Зеленовой Ленинград ответил, что это не выдумка Ворошилова, а требование военного времени и Ставки Верховного Главнокомандования. Трагедия "Янтарной комнаты" заключалась в том, что ни в бывшем Царском Селе, ни в Ленинграде ещё никто не знал о смещении Ворошилова с поста командующего Ленинградским фронтом.

Новым командующим фронтом был назначен Г.К. Жуков, прибывший в Питер поздним вечером 11 сентября. Отданные накануне его прибытия в Ленинград приказы ещё не были отменены. Прибыв в Ленинград, Жуков сразу окунулся в изучение диспозиции, особенно на южных подступах к бывшей столице Российской империи. Последние приказы по Ленинградскому фронту, отданные Ворошиловым, легли на рабочий стол Жукову только в два часа дня 12 сентября 1941 года.

Приказав списать с кораблей и бросить под Петергоф до половины личного состава Балтийского флота и немедленно перебросить под Царское Село и Павловск резервы 23-й Армии, лупившей в Карелии финнов и едва не обратившей Маннергейма в бегство, Жуков предотвратил возможность взятия Ленинграда танковой группой Гота последним ударом.

К 12 сентября 1941 года на южных подступах к Ленинграду от нашей обороны не осталось практически ничего. Ворошилов, видно, готовился к последней в своей жизни конной атаке силами кавалерийской роты артиллерийской академии. Жуков прибыл в Ленинград за день до падения города. За то, что сделал для Ленинграда Жуков, его именем следовало назвать все центральные магистрали города, все городские площади и улицы.

12 сентября 1941 года Жуков отменяет приказ Ворошилова об уничтож успели эвакуировать. Чиновники на местах были поставлены перед дилеммой: выполнить приказ Жукова - и не выполнить приказ Сталина или выполнить приказ Сталина - и не выполнить приказ Жукова. В случае с "Янтарной комнатой" сработал вариант: Сталин - да, Жуков - нет.

К тому же 12 сентября 1941 года немцам удалось наконец ворваться в Павловск и занять всю его правобережную часть. Вышли немцы к южным окраинам бывшего Царского Села, взяв на подступах к городу деревню Гомулоссары. От Гомулоссар до Екатерининского дворца по прямой всего два - два с хвостиком километра.

Оборона Павловска и Царского Села дышала на ладан. Меры, предпринятые Жуковым 12 сентября 1941 года по укреплению обороны Ленинграда в районе южных пригородов: Павловска и Царского Села, на пять дней оттянули их падение. Немцы так и не смогли взять южные пригороды Ленинграда в лоб, отойдя в вязкую оборону через деревню Тайцы.

Если бы приказ Жукова не взрывать и не уничтожать музейные ценности, которые не удалось эвакуировать в тыл, был выполнен, немцам досталась бы "Янтарная комната" в целости и сохранности, а не её труп.

ТРУП "ЯНТАРНОЙ КОМНАТЫ"

Как вы думаете, что увидели немцы, взяв 17 сентября 1941 года Царское Село, в помещении "Янтарной комнаты"? Ни в одном немецком отчёте об увиденном и обнаруженном в Царском Селе на этот счёт нет ни малейшего намёка или напоминания. И это - ещё одна загадка "Янтарной комнаты"! Ни в одном из немецких архивов до сих пор не удалось обнаружить ни одной фотографии занятого немцами Екатерининского дворца. Если бы немцы отважились снять помещение "Янтарной комнаты" 17 сентября или чуть позже, тогда загадка с быстрым демонтажом "Янтарной комнаты" немцами всего за 36 часов была бы разгадана давно и просто.

12 сентября 1941 года было принято решение поверх папиросной бумаги окрасить стены или панели "Янтарной комнаты" масляной краской. Стены "Янтарной комнаты" оклеили марлей, а затем окрасили масляной краской. Поверх краски панели были укрыты ещё и чехлами из ватина. Пол "Янтарной комнаты" засыпали песком, окна заколотили двумя рядами толстых досок, пространство между которыми было засыпано тем же песком, доставленным с пляжей на Колоницком пруду.
И.ПЕТРОВ