Навигатор по сайту Туристу Энциклопедия Царского Cела Клубы Форумы Доска объявлений


Авторизация
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?

Екатерининский дворец. Опочивальня

 

Фотоальбом Опочивальня Елизаветы Алексеевны 

 

 

Из Камер-юнгферской мы попадаем в Опочивальню Екатерины Алексеевны. Оформленная в начале 1770-х годов  архитектором В. И. Нееловым комната с двумя окнами, двумя дверными проемами и альковной нишей служила опочивальней Елизавете Алексеевне, затем — великой княгини Натальи Алексеевны.

 

 

Позднее ее перестроили для  второй супруги Павла ПетровичаМарии Фёдоровны. Это самая просторная из личных жилых комнат наследника и его супруги, идущих параллельно парадным помещениям.

В стенах спальни появился на свет последний внук, восприемницей которого была Екатерина II, будущий император Николай I. Два окна комнаты, до пола, выходят в парк. Из окон комнат этой половины видны зеленые аллеи и газоны; летом, когда открывали большие окна, особенно ощущалась связь дворцовых помещений с пейзажами парка.

Ч. Камерон, и созданная им в 1780-х годах отделка сохранилась до наших дней с некоторыми изменениями, внесенными архитектором В. П. Стасовым при восстановительных работах после пожара 1820 года. Камерон применил в Опочивальне свой излюбленный прием, к которому обращался при оформлении царскосельских интерьеров неоднократно: украсил стены рельефными композициями на мотивы помпейских росписей. 

 

Коллекция ГМЗ Царское Село

 

Опочивальня очень характерна для Камерона по изяществу декора, но есть одна важная особенность — здесь  впервые в истории русской архитектуры комната украшена тонкими колонками из фаянса. Они расположены по обеим сторонам дверей, группируются по три в своеобразные пучки в углах комнаты, образуют альков и придают Опочивальне особую прелесть, они очень изящны и хрупки. Маленькая золоченая база скрывает «ящичек» с железным болтом и медной гайкой, при помощи которых, для прочности, закреплен железный стержень, скрытый внутри. Так крепится каждая колонка к полу. Они покрыты глазурью нежного светло-кремового оттенка, крупные листья лавра в нижней их чащи — бирюзовой глазурью. Маленькие деревянные резные базы и капители позолочены. Каждая колонка делится на три части: нижняя сплошь покрыта лавровыми листьями, средняя — витая и верхний — круглая. Она кажется каннелированной, роспись создает такую иллюзию.

 

 

Вертикали колонок подчеркивают высоту комнаты и выделяют альков. Колонки изготовили на Красносельской  фаянсовой фабрике Федора Ивановича Конрадия. Он поставлял разнообразные изразцы для печей во дворцы и дома Петербурга. Камерон заказал для Опочивальни сорок колонок, но затем, "когда сделана была перемена в дверях" — в расположении дверей, заказал «сверх договора» еще десять. Они чуть-чуть отличаются оттенком глазури от сделанных первоначально. 

Заказ выполнялся более года, работа требовала осторожности. С десятью дополнительными колонками была задержка. Сначала долго не платили Конрадию обещанных денег, он жаловался Камерону: «… четыре месяца люди праздны… во время целого полугода получил… только 375 рублей». Камерон вынужден был просить Контору строений Села Царского срочно заплатить Конрадию деньги, «которые обещаны ему были день ото дня, то ничего еще не выдано». Он очень опасался из-за этого еще большей задержки. А тут еще с Конрадием произошло несчастье: при поездке в Петербург его сани сбила карета, ему повредило ноги, рана была тяжелая, началась гангрена, «антонов огонь», как написал Конрадий; шесть недель он проболел в Петербурге и только после этого наконец вернулся в Красное Село и выполнил заказы вовремя.

 

 

Потом со смущением он написал Камерону, что «от Конторы Села Царского чинятся мне попреки… и я в таком случае не могу оставить, чтоб не объявить и своего неудовольствия», и добавил: «… есть ли бы не воспользовался милостью господина Камерона, принужден был бы я разориться». И Камерон 29 сентября 1784 года в своем рапорте Конторе сообщил, что уже «зделаны фаянсовым мастером Конрадием пятьдесят колон фаянсовых, которые и поставлены в почивальню… каждая колонна ценою за 125 рублей, а за все шесть тысяч двести пятьдесят рублей». По тому времени это была большая сумма.

Цветовое решение Опочивальни Камерон делает близким Зеленой столовой — светло-зеленые стены, белая лепка в медальонах и на плафоне, но в отличие от Зеленой столовой здесь широко использовано золочение: чуть тронуты позолотой сами колонки, позолочены их базы и капители, обрамление медальонов, фриз и карниз.

Верхнюю часть стен Камерон превратил в своеобразный широкий фриз и украсил его круглыми медальонам и, заключенными в позолоченные рамы, по два круглых медальона с белым «рельефом» на розовом фоне. Такими они изображены на проектном чертеже Камерона. Позднее фон сделали голубым, нарушив замысел автора. Медальоны в Опочивальне значительно больших размеров, чем в Зеленой столовой. Они объединены композициионно и сюжетно — это легко читающиеся аллегории, символизирующие здоровье, веселье, благополучие и достаток.

Haд дверями в кабинеты — времена года: Зима с теплым очагом, Весна с расцветающими розами, Лето со снопом и Осень с гроздью винограда и кувшином вина. Эти гипсовые медальоны с аллегорическими сюжетами символизируют здоровье, веселье, благополучие и достаток. Остальные семь сюжетов — мифологические, некоторые из них повторяются, например Артемида с лебедем. Выполнены медальоны по моделям. И. П. Мартоса. 9 августа 1782 года он подписал договор с обязательством наготовить «двенадцать барельефов, в потолок два разных имея… все предписанные модели исправлять ему прилежно и поспешно хорошим искусством… с апробации архитектора Камерона… будущего 1783 года генваря к 1 числу». 

В этом документе интересны сведения о плафоне,— на нем сначала предполагали изобразить змей (драконов), потом их заменили грифонами. Работы требовалось выполнить срочно, за четыре месяца. Поэтому специально оговорена немедленная доставка моделей по мере их изготовления из Петербурга в Царское Село, «дабы во исправление другим подрядчиком фурм (форм) и отливания алебастровых штук остановки последовать не могло». Работа академика И. П. Мартоса оценена была очень высоко — в две тысячи рублей.

 

 

Двери расположены в Опочивальне строго.симметрично — по четыре справа и слева от алькова, причем четыре из них — декоративные. Двери, украшенные изящными, легкими арабесками светлых тонов и живописными вставками разных очертаний — овальными, круглыми, прямоугольными, — стали важным элементом декора. В проекте Камерона сюжеты росписи были различными, теперь они повторяются. Чаще всего встречается изображение совы — аллегория мудрости и символ ночи. Двери комнаты обрамлены позолоченным багетом и украшены заключенными в такой же багет прямоугольными панно с арабесковой росписью.

На фризе камина была изображена аллегория ночи. Сохранилось описание рисунка камина: «… в средине представить вид женщины… на лве (льве)… два подножья поддерживающих углы карниза представит вид двух женщин в одеянии на звериных лапах… в одной руке держит… одна гирлянд из фруктов… а подножья составлены из двух голов диких коз». При изготовлении камина внесли изменения  и дополнения. На фризе мастер изобразил не льва, а забавного грустного львенка, на львёнке — пухлая девчушка с нежным личиком, вокруг по всему фризу разбросаны звездочки — тоже символ ночи, кариатиды с закрытыми глазами, покрытые накидками,— тоже символ сна — и рядом маленьких факела.

 

 

Очень сочно, реалистически правдиво изобразил рез гирлянды в руках кариатид, сплетенные из виноградной лозы, цветов и коробочек мака — символа сна. Изображения звериных лап и диких коз при исполнении исключили пьедесталы для кариатид сделали строгими — это фрагменты каннелированных колонн. Благодаря таким изменениям камин стал строже, цельнее по композиции.

Ныне в Опочивальне этого камина нет, здесь стоит другой — с изображением Нюкты — богини Ночи. Вместо кариатид здесь изображены амуры с вазами в руках. Вазы наполнены цветами и фруктами. Судя по старинным описаниям, этот камин создавался для Китайской голубой гостиной, которая находится рядом с Опочивальней. После пожара 1820 года камины сняли, отремонтировали и при установке перепутали. Так камин из Опочивальни оказался в Китайской голубой гостиной.

Каминная стальная решетка отличается от всех остальных. Это замечательная работа тульских мастеров. В ее рисунке причудливо сочетаются меандр, растительный орнамент, большие и малые овальные медальоны, а сверкающая позолота оттеняет переливающуюся вороненую сталь. Решетка сделана для камина в спальне Екатерины II, теперь она поставлена здесь.

 

 

Опочивальня сильно пострадала во время пожара, но все же ее элементы внутреннего убранства сохранились лучше, чем в соседних комнатах. Однако и здесь очень пострадала лепка и мраморный карниз, но устояли против огня тонкие фаянсовые колонки, образующие альков. Сохранившиеся фрагменты и авторские чертежи, вероятно, известные архитектору В.П. Стасову, позволили ему возобновить помещения в прежнем виде, несмотря на то, что все лепное убранство, включая круглые медальоны, а также камин со спящей Венерой, двери с росписью и цветной пол были изготовлены заново.

На акварели К. Ухтомского 1840-50-х гг, можно увидеть убранство комнаты после ее восстановления  ее Стасовым в 1820 году.

Опочивальня входила в число комнат так называемой Малой анфилады, доступ в которые имели только члены царской семьи. В двух шкафах-витринах, изготовленных в мастерской А. Тура в 1820-х годах (утрачены в 1941–1944 годах), которые располагались около алькова, Мария Федоровна хранила свои драгоценности.

Убранство дополняла бронзовая люстра русской работы 1820-х годов, украшенная медальонами с изображением богов и богинь (сейчас — в собрании музея-заповедника).

Опочивальня особенно красива вечером, когда зажигаются свечи в шандалах и маленьких подсвечниках на камине и в прозрачном фонарике. Такие люстры-фонарики, выполненные по рисункам Камерона, появились впервые во дворце. Они изящны, эффектны и практичны — даже на сквозняке, в проходных комнатах, свечи в них не гасли. Фонарик в Опочивальне — один из лучших. Он сделан из прозрачного стекла с темно-синим стеклянным стержнем внутри. Сверкают и переливаются хрустальные гирлянды и капельки, букет хрустальных цветов в черной вазочке наверху.

По рисункам Камерона выполнили и резные золоченые зеркальные рамы, большое зеркало поместили в простенке между окнами, малое — над камином. Вильчковский указывает, что в 1911 году в комнате стояло огромное зеркало отделявшее альков с кроватью от остальной части комнаты. На мраморном камине стояли бронзовые золоченые часы, изображающее аллегории мира, французской работы начала XIX столетия; на стенах висели  картины: «Сцена из крестьянской жизни», Давида Тенирса, и «Алхимик», копия с Тенирса.

 

 

На этой акварели изображен принадлежавший императрице Елизавете Алексеевне комплект мебели красного дерева, декорированный золоченой бронзой, «крытый зеленым шелком, стиля ампир». Эта мебель появилась в дворцовой Опочивальне в начале XIX столетия, когда в комнатах на бывшей великокняжеской половине поселилась супруга Александра I.

Гарнитур, находившийся в Опочивальне по меньшей ре до середины XIX века, появился здесь вновь в 1919-го; когда дворец стал музеем и мебель Елизаветы Алексеевны была возвращена в интерьер Ч.Камерона, поскольку мебельное убранство конца XVIII века не сохранилось. Первоначально комплект состоял из дивана, изготовленного специально для альковной ниши, преддиванного стола, большого каминного экрана, двух шифоньеров и восьми кресел. По предвоенным описям известно, что здесь также находились ширмы, жардиньерки, скамейки для ног, столики, кровать, тумбы и другие предметы.

Кресла, относящиеся к распространенному в начале XIХ века типу «полукорыта», были изготовлены, возможно, по проекту В.Стасова, выполнявшего в 1820-е годы заказы для Царского Села. Г. Лукомский, имевший возможность изучать архив дворца в 1920-е годы, считал эту мебель работой охтинских ремесленников, которые, как известно, не уступали в мастерстве придворным столярам, но не работали с придворным зодчим.

Несмотря на нехарактерную для Стасова форму мебели, участие архитектора в ее создании исключать нельзя — вряд ли предметы для парадного интерьера изготавливалась без контроля (эскиза) придворного архитектора. Кроме того, нельзя не заметить сходство в решении некоторых деталей данной мебели и мебели Стасова для других интерьеров Большого Царскосельского дворца: необычные по конфигурации локотники, круглящиеся линии, крутые волюты с бронзовой розеткой вызывают в памяти кресла из Парадного кабинета Александра I и Библиотеки вдовствующей императрицы Марии Федоровны.

 

 

Косвенным признаком причастности архитектора к созданию этого мебельного гарнитура можно считать декор в виде позолоченной бронзы, редкой в русской мебели, но присутствующей на всех предметах, изготовленных по эскизам В. Стасова для парадных апартаментов дворца. Документально известно, что с 1817 года В.Стасов активно сотрудничал с А. Туром, изготавливавшим мебель по его эскизам для парадных и жилых комнат Большого Царскосельского дворца, в то время как конкурент Тура Г.Гамбс большими партиями поставлял и ремонтировал мебельные комплекты для Нового (Александровского) дворца.

В настоящий момент в Опочивальне стоит мебель из Арабесковой гостиной работы прославленного французского мастера Жакоба, исполненного по заказу Екатерины II. Рисунки мебели часто можно видеть на чертежах Камерона, но, кроме этого, он обязательно делал для мастера, выполнявшего гарнитур, рисунок и шаблон каждого предмета. Сейчас в мебельном убранстве Опочивальни выделяется стальной столик, изготовленный тульскими кузнецами специально для Екатерины II, а также изящный туалетный стол наборного дерева, созданный охтинскими плотниками Насковыми в 1770-х годах для великой княгини Марии Федоровны. Сейчас здесь также  экспонируется стеклянный столик из Синего кабинета императрицы (Табакерки) на ее личной половине в южной части дворца.

Паркет в Опочивальне работы мастера Шпонгольца. Две недели работал он с семью мастерами-столярами и «все то время беспрестанно как в буднях, так и в праздниках». Паркет в этих комнатах светлый, набор сделан в основном из дуба и оттенен красным деревом. Рисунок паркета очень прост и строг — чередующиеся прямоугольники и розетки.

Благодаря таланту Камерона в Опочивальне ожила поэзия и красота помпеянских росписей, но уже совсем в новом качестве: перспективы художников античности, украшавшие помпеянские дома, в Опочивальне превратились в изящные элементы декора.

Из письма А. Кучумова А. Зеленовой от 27 апреля 1944 года: Спальня сохранилась лучше других комнат. Колонки целы, разбиты базы только у трех. От дверей остались две створки… Барельеф камина украден. Зеркала исчезли вместе с рамами. Рамы окон изломаны на куски.

В годы Великой Отечественной войны Опочивальня пострадала не так значительно, как другие интерьеры Екатерининского дворца, поэтому была открыта для посетителей уже в 1959 году.

В нише опочивальни стоит скульптура Амура работы Жилле.

Сейчас Опочивальня восстановлена и включена в экскурсионный маршрут. Из нее можно перейти в Китайскую голубую гостиную или в Живописный и Скульптурный кабинеты

 

Источник:

  • Фомин Н. Детское Село. Л., 1936.
  • Пилявский В. И. Стасов. Архитектор. Л.: Госстройиздат, 1963, 251 с., ил.
  • Козьмян Г.К. Чарлз Камерон. Л., 1987.
  • Город Пушкин. Историко-краеведческий очерк — путеводитель. Сост. Г. К. Козьмян. СПб., 1992.
  • Царское Село. Путеводитель по дворцам и паркам. СПб, Изд-во Аврора, 2007 г., 256 с.
  • Вилъчковский С.Н. Царское Село. Репринтное воспроизведение издании 1911 г. СПб., 1992.
  • Царскосельская мебель и ее коронованные владельцы. Альбом. Автор — составитель И.К. Ботт.-СПб.: Аврора, 2009.-256 с., ил.
  • Письма А.Кучумова

 

У Вас остались вопросы? Или появился комментарий  или уточнение к данной статье? Напишите их в комментарии под статьей — мы ответим Вам в течение суток!

 

Рейтинг: +1 Голосов: 1 12706 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!