Навигатор по сайту Туристу Энциклопедия Царского Cела Клубы Форумы Доска объявлений


Авторизация
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?

Екатерининский дворец. Серебряный кабинет (Зубовский флигель)

Фотоальбом Серебряный кабинет

На плане 49

 

Оформление собственных покоев Екатерины II в Зубовском флигеле началось в 1779 году с устройства Серебряного («Красного фольгяного») кабинета по проекту и модели Фельтена, который стал настоящей драгоценностью. Камерон прибыл из Англии по приглашению императрицы в августе 1779 года к моменту завершения строительства флигеля.  Он получил все работы, ранее порученные Фельтену, приступил к ним в начале сентября и, судя по всему, поначалу вел работы не только по эскизам своего предшественника, но и имея перед собой утвержденные модели некоторых помещений.

Исходя из некоторых архивных сведений можно предполагать, что продолживший отделку Камерон внес в нее некоторые дополнения, скорее всего по пожеланию заказчицы. На камероновский мотив, в частности, похоже трехчастное зеркало в виде излюбленной им «римской архитектурной ячейки

Кабинет был расположен между Китайским залом и Опочивальней.

Камерон называл его «Серебряным покоем», в документах XVIII века он значился и как «диван государыни серебряной фольги». Все в кабинете было необычным: чеканное серебро и зеркала, сплошь покрывавшие стены, розовая фольга, посеребренная лепка.

Серебряный кабинет был одной из двух (наряду с «Табакеркой») новых комнат, которые, как Екатерина писала Гримму, все «ходят смотреть, ибо до сих пор не видели ничего подобного» и отделкой которых она сама «не перестает любоваться». Маленький Серебряный кабинет со стенами, выложенными красной и зеленой фольгой, отметила в своем дневнике посетившая Царское Село летом 1781 года баронесса Э. Димсдейл. Она была поражена отделкой и смогла сказать лишь то, что этот кабинет превосходит возможности ее описания, что он создан, чтобы очаровывать являет ослепительное зрелище для глаз, которое она «никогда не забудет».

Ознакомление с описью уже разобранного убранства кабинета дает представление об изощренности и дробности его красно-белой, из фольги, серебра, зеркал и хрусталя, отделки, которая в умозрительном восприятии неожиданно ассоциируется с внешним видом Чесменской церкви Фельтена, похожей на изящную, празднично-нарядную игрушку.

К сожалению, не сохранилось ни одного чертежа Камерона, поэтому установить, как создавался Серебряный кабинет, можно только по подробным описаниям современников и по архивным документам. Проект кабинета Камерон создал одним из первых, начав перестройку Большого царскосельского дворца 17791780 годах. Вскоре изготовили модель, она долго хранилась в Царском Селе.

Имена мастеров, создавших убор Серебряного покоя, известны из архивных документов:

16 октября 1780 года Иосиф Басселье подписал контракт на работы в кабинете, но не из серебра, а из аржан-гаше — посеребренной лепки. В контракте об этом говорилось: «...исправлять в одной» комнате всю работу из аржан-гаше... капители на пилястры и на колонны... карнизы и базы по данному чертежу согласно с предъявленной ему моделью». Далее говорится о том, что все украшения надо исполнять так, чтобы они казались сделанными из чистого серебра «...делать из аржан-гаше так тонко и легко как толька оная работа исправлена быть может, в полировке дать ей такой блеск чтоб никакой не было видно рытвины. И поставить оную работу такою отделкою каковою из чистого серебра исправлена быть может...». Кроме того, особо отмечено, что «оную работу по чертежу и модели поставить... на место под смотрение» и по показанию архитектора Камерона». Это очень четкий и ясный ответ на неоднократно высказанные осторожные сомнения в авторстве Камерона .

Один пункт контракта может вызвать удивление: «В продолжение оной работы к какому употреблению она исправляется никому не сказывать» . Такое условие никогда не встречалось. Почему же никто не должен был знать о серебрении украшений? Очевидно, потому, что Екатерина II хотела сохранить в тайне подделку, хотела, чтобы все были уверены, что в Серебряном кабинете украшения сделаны только из чистого чеканного и полированного серебра. 

В 1781 году с московским купцом А. Барбазаном и его помощником Г. Шолем был заключен договор «об сделании в Царскосельском дворце одной комнаты тянутым серебром». Торги на исполнение заказа прошли 20 августа 1779 года, и по условиям договора работы начались по «представленной модели и плану ему (Барбазану) показанному и сходственно с пробою им сделанною». Амбросим Барбазан, московский купец и фабрикант, имевший в 1795-1796 годах собственный дом и в Петербурге, изготавливал «лощеное и разными цветами крашеное серебро и продавал партикулярным людям». Спустя год Барбазан подписал еще один договор, в соответствии с которым «по размерам, данным коллежским асессором Гампелем и по показанию его» должен был за два месяца выполнить новые детали на пьедестале между диваном и на панелях, «из которых некоторые выкрасить краскою» .

В этом документе впервые встречается упоминание о Карле (Чарльзе) Гампеле, с именем которого связано появление в Серебряном покое, предназначавшемся для литературных занятий императрицы, мебели, включавшей мягкий диван, два табурета и два письменных стола, изготовленные из дуба и оклеенные фольгой.

Польский королевский подданный Гампель приехал в Санкт-Петербург в июле 1779 года и сразу поступил на службу императрицы с «жалованьем из Придворной Царскосельской конторы 1000 рублей» и указанием Екатерины II «Состоять ему под собственным нашим повелением». Уже в 1781 гожу Гампель поставляет большую партию мебели в Мраморный дворец и Царское Село — на половину великих князей Александра и Константина и в личные комнаты на Императрицы. Из архивных материалов известно, что именно Гампель заплатил за изготовление и оклейку фольгой мебели для Серебряного кабинета. Едва ли удастся выяснить из какой петербургской мастерской вышли эти предметы, но отделка серебром была, скорее всего, выполнена в мастерской Барбазана.

По типу и характеру декора столы на изящных каннелированных ножках, украшенные на подстолье накладнымими орнаментом и розетками, отвечают английской мебельной традиции конца XVIII столетия, поэтому не исключено, что автором проекта столов был сам Ч. Камерон. Вместе с тем известно, что в последние десятилетия XVIII века в Петербург особенно часто приезжали британские ремесленники, работы которых продавались через английские магазины в российской столице. «Новоможные английские товары» можно было приобрести на Сенной площади, в лавке купца Пикерегиля на Невском роспекте и т. д. При магазинах открывались мастерские, которых изготавливалась мебель на английский манер.

И. Ботт, в одной из своих работ, упоминает еще о двух парных столиках, стоявших в Серебряном кабинете: "К французскому типу стола с круглыми ножками Мейер обращался неоднократно. Например, в в Серебряном кабинете Екатерины II в Большом Царскосельском дворце стояли парные столики с лабрадоровыми столешницами. К сожалению, они не сохранились (пропали в годы войны 1941 года), но представление о них можно составить по акварели Луиджи Премацци «Яшмовый кабинет» (1860) павильона Агатовые комнаты и подробному описанию в довоенной инвентарной книге музея. Мы видим здесь те же повторяющиеся элементы декора: белые медальоны на голубом фоне, имитирующие керамику Веджвуда, бронзовые круглые розетки, скрепленные цветочной гирляндой, бронзовые башмачки на ножках в виде перевернутого колокольчика и прочее...".

Работы в Серебряном кабинете завершились к 1782 году и, как писала в одном из писем императрица, он был «очень роскошен, блестящ, весел, не обременен тяжелыми украшениями и очень приятен».

Екатерина явно лукавила, когда писала своему парижскому корреспонденту, что кабинет выполнен «из массивного серебра», поскольку из документов известно, что часть декора была из серебряной фольги и так называемого тянутого серебра, часть - из посеребренной бронзы. Желанием скрыть использование материалов, имитирующих серебро, были продиктованы условия работы:отделка кабинетавелась в тайне, и, в соответствии с одним из пунктов контракта, мастер А. Барбазан «обязывался никому работу свою не показывать, равно и никому не объявлять, для чего он делает оную».

Еще не завершились работы, как в апреле 1781 года, поступает счет на оплату «зделанным... разным переменам в Серебряном кабинете». Перемены — это новые украшения над дверями, «представляюгцие солнце с хрустальными лучами по зеркалу».

Граненый хрусталь украсил бра и потолок кабинета, в центре которого сверкал посеребренный крест с xpустальными подвесками. Вся облицовка стен была зеркальной, что для Камерона совсем необычно. Двенадцать зеркал было только в Арабесковом зале. А здесь — сплошная облицовка стен. Зеркала были расположены двумя ярусами: в нижнем — зеркала больших размеров, в верхнем — меньших. Самое большое зеркало — над диваном, в серебряной раме с четырьмя колонками по сторонам, а на стенах — серебряные пилястры. Капители колонн и пилястр и лепные карнизы посеребренные, а фризы — с серебряной и розовой фольгой.

Чистое чеканное серебро украшало мебель: диван, столики, стулья. Диван был обит «красно-зеленой материей с серебром московского изготовления»— тканью, шитой серебряной нитью. У дивана стояли два дубовых стула, украшенные «серебряным листом» и накладками из серебра, а перед диваном — два столика, «покрытые... серебряным листом и зеленым сафьяном», с серебряными наугольниками.

Все серебряные и хрустальные украшения многократно отражались в зеркалах, сияли, переливались. Дверь, которая вела в сад, тоже была зеркально всегда казалась раскрытой.

На белом мраморном камине фриз из розового искусственного мрамора украсила плакетка работы Веджвуда. Панель кабинета была из такого же мрамора.

Цветовые сочетания были очень эффектны: сверкающее серебро, прозрачный хрусталь, светло-розовый мрамор и зеленый сафьян. Прием контрастности Камерон применил в геометрическом рисунке паркета, он был набран из светлого клена, темного палисандра и амаранта. Орнаментальность паркетов Камерона всегда масштабна интерьерам. Тематика его рисунков — меандр, акант, пальметты, а также гирлянды цветов. В обработке древесины Камерон сохранил графьё, травление и широко использовал световые и колористические эффекты паркета. Одним из характерных для архитектора паркетов являлся паркет Зеркального кабинета, напоминавший по своей композиции античную мозаику. Для его выполнения потребовался ряд дорогих пород заморских деревьев — палисандр, красное, розовое, табачное дерево, груша, обыкновенный и травленый клен.

Как выглядел Серебряный кабинет до его переделки Д. Кваренги в 1795, можно представить из письма императрицы Ф.-М. Гримму от 2 июня 1782: «...Я пишу вам в кабинете из массивного серебра, отчеканенного с узорами из красных листьев; четыре колонны, с тем же узором, поддерживают зеркало в балдахине над диваном, обитым красно-зеленой материей с серебром, московского изготовления; стены состоят из зеркал, которым серебряные пилястры с красными же листьями служат рамками. Балкон выходит в сад, дверь образуют два зеркала, так что она всегда кажется раскрытой, хотя бы была затворена. Этот кабинет очень роскошен, блестящ, весел, не обременен тяжелыми украшениями и очень приятен».

Серебро очень красиво и благородно, но и очень коварно — оно быстро темнеет, тускнеет, теряет блеск. Уже через год после создания Серебряного кабинета, в марте 1783 года, возобновили серебрение карнизов, капителей и баз колонн и пилястр. Камерон следил за выполнением всех работ. И. Басселье «сверх договора по чертежу и апробации архитектора Камерона» изготовил в своей мастерской каминный экран с серебряными накладками и бронзовую посеребренную каминную решетку, единственную во дворце,— во всех других комнатах они были позолочены.

Переделка интерьера Дж. Кваренги

Уже через несколько лет после создания интерьера накладное серебро настолько потускнело, что не поддавалось чистке, и отделка, утратившая присущий ей блеск, в 1789 года была снята. 15 января 1789 года действительный тайный советник С. Ф. Скалов писал А. П. Кашкину: «Милостивый Государь мой Аристарх Петрович! Ея Имп. Вел. высочайше указать соизволила, чтобы в Собственных Ея Вел. покоях Царскосельского дворца Красного (Серебряного. — В. П.) кабинета все вообще находящиеся в оном украшения, под смотрением архитектора Гваренги разобрать без всякого повреждения и утраты, дабы оне при случае высочайшего повеления, могли быть впредь способными. По разобрании сих ныне оные хранить в удобном и без опасного к повреждениям месте...». Все украшения сняли, кроме тех, что остались в нишах и в обрамлении дверей.

Камерон в это время вел большие работы в Павловске, часто оставался там, поэтому снять украшения в Серебряном кабинете поручили Д. Кваренги. А в 1795 год он создал новый живописный декор кабинета.

 

Обрамления зеркал и зеркальные ниши на стенах он декорировал живописью в технике энкаустики: простенки между зеркалами были покрыты росписью в духе искусства эпохи Возрождения». Живописные вставки на стенах представляют копии с античных фресок.

Нижнюю часть стен под ними отделал искусственным мрамором бело-розового цвета и украсил бронзой, а также установил мраморный камин. Главным элементом убранства интерьера стало надкаминное зеркало, обрамленное десятью живописными вставками, которые исполнил художник Дж. Б. дель Эра. Тот же дель Эра написал для украшения зеркальной рамы шесть картин небольшого формата с изображением античных фигур.

Поместили здесь и работы других живописцев: картины А. Нессельталера на исторические сюжеты — «Альдобрандинская свадьба», «Александр Македонский», «Роксана», «Амур и Психея»; два пейзажа Джованни Камповеккьо; арабески и медальоны работы Дж. и В. Анджелони.

Зеркальную раму украсили шесть картин небольшого формата с изображением античных фигур, выполненные дель Эрой.

В настоящее время сохранились лишь две живописные вставки из Серебряного кабинета (обе — в собрании ГМЗ «Царское Село»). Одна из них изображает танцовщицу в желтой одежде.

Лишь в августе 1796 года по высочайшему соизволению «выбранные из фольгового кабинета штуки» были «назначены» для иконостаса каменной церкви, сооружавшейся рядом с личными покоями императрицы. Распоряжение о новом использовании серебряных деталей последовало незадолго до кончины Екатерины II, и иконостас не успели изготовить.

Однако «серебряные вещи от бывшей во дворце Серебряной комнаты» все-таки употребили в дело: в 1797 году по устному указанию Павла I серебро царскосельского кабинета было использовано для создания мебельного гарнитура, предназначенного для Михайловского замка. Спустя десятилетия комплект мебели из Серебряного кабинета Екатерины II появился в Зимнем дворце в Петербурге — сначала в Тронной вдовствующей императрицы Марии Федоровны, а после пожара 1837 года - в Малом Тронном зале, где их можно видеть и сегодня. Письменные столы императрицы, по счастью, не были переплавлены и по-прежнему находятся в Царском Селе. Эти два письменных стола — овеществленная память об одной из самых оригинальных и недолговечных дворцовых затей Екатерины Великой.

В серии акварелей Гау кабинет был изображен дважды, с интервалом в несколько лет. Эта уникальная иконография дает возможность отметить, что отделка помещения не претерпела видимых изменений с 1795 года, однако из предметов, входивших в его убранство в конце XVIII века, оставались лишь хрустальные вазы-треножники, расположенные в нишах у окон. Еще в 1851 году здесь появился ковер, заказанный на Императорской шпалерной мануфактуре по рисунку «искусства Савонери», утвержденному царевной после внесения изменений как в композицию, так и цветовое решение.

Со времени Камерона окна переделывались. В 1858 году переплеты окон были с внутренней стороны разделаны под дуб и покрыты лаком, а наружные переплеты окрашены желтой масляной краской. 

В 1860 году здесь уже стоит «мебель, кругом обитая малиновою шелковою материею», деревянные части которой были окрашены черною краскою «под лак»; в технике окраски «под лак» изготовили небольшой столик и ширму. Кроме этих вещей, в кабинете Марии Александровны находились два стола, бюро и шкафчик «под названием буль».

Интерес к мебели в технике «буль» вновь возникает в Европе в 1840-х годах, и в это же время модная французская мебель появляется в Санкт-Петербурге. К числу редких образцов, декорированных пластинами рога и латунью, относится гарнитур мебели для сидения из спальни Марии Александровны в Зимнем дворце, выполненный во Франции Э.П.Кэлло. Однако, насколько можно судить по акварели и дворцовым инвентарям 1860 года, «под названием буль» понимали не только мебель, выполненную в традиционной технике, изобретенной А.-Ш.Буллем, но и предметы из палисандра, инкрустированные металлом и имевшие с техникой придворного французского мастера весьма отдаленное сходство.

Из путеводителя 1940 года:

На бюро стояли мраморные бюсты работы Шубина - Екатерина II, Александр I в его брат Константин. На столе бюсты французских философов Дидро и Вольтера и книги из личной библиотеки Екатерины - Монтескье, Руссо, Вольтер.

Екатерина II предоставляла убежище французским дворянам, бежавшим со своей родины после Французской революции. Борьбу с революцией во Франции она считала своей основной задачей, помогала Австрии и Пруссии в их борьбе против революционной Франции и готовила армию для «похода на Париж.

Лучшие люди России сочувствовали революции во Франции, и Екатерина II принимала меры к усилению борьбы с проникновением „революционной заразы" в пределы России..

13 июля 1790 года, сидя в своем Серебряном кабинете» она писала в Петербург Брюсу о книге Радищева, который клеймил крепостное право: „Граф Яков Александрович! Как известная зловредная книга „Путешествие из Петербурга в Москву" в благопристойном государстве отнюдь терпима быть не может, то и прикажите наблюдать, дабы она нигде в продаже и напечатании здесь не была под наказанием преступлению сему соразмерным". Через несколько дней в этом же кабинете был подписав указ об аресте Радищева и о сожжении его книги.

Акварель «Зеркальный кабинет Марии Александровны в Большом Царскосельском дворце». Э. Гау - на ней мы встречаемся с обитателями дворца, запечатленными художником, без сомнения, по их желанию: на акварели Зеркального (Серебряного) кабинета перед нами великая княгиня Мария Александровна за рукоделием и великий князь, просматривающий корреспонденцию. Художнику удалось передать атмосферу, отличавшую отношения юной великокняжеской четыв первые годы совместной жизни, наполненные особым взаимопониманием и душевной теплотой. В это время «на ежедневных почти собраниях у молодой четы , — вспоминал Татищев, — господствовали веселость и непринужденность; занимались чтением, музыкой, игрой в вист; августейшие хозяин и хозяйка очаровывали гостей своей приветливостью и полной участия к ним благосклонностью. Все принадлежавшие к их двору как бы входили в состав их собственной семьи».

Каминный гарнитур царскосельского собрания, состоящий из часов . и пары канделябров на пять свечей был приобретен через фабриканта бронзы, поставщика императорского двора Феликса Шопена в 1858 году за 450 рублей. Комплект дополнил обстановку Гостиной жены императора Александра II, императрицы Марии Александровны, которая занимала бывшие апартаменты Екатерины II. Тогда же у Шопена была куплена люстра в виде жестяной, покрытой синим лаком, сферы с золочеными звездами, увенчанная женской фигуркой и служившая дополнением к гарнитуру. Она традиционно считается собственной работой петербургского бронзовщика. Однако люстра аналогичной модели встречается и среди работ фирмы Леролей. Вполне возможно, осветительный прибор из царскосельского собрания имеет, так же как и часы с канделябрами, парижское происхождение. В 1860-х годах комплект, собранный по принципу цветового единства, был расформирован, и люстра переместилась в Серебряный кабинет того же V апартамента в Большом Царскосельском дворце:

Каминный гарнитур: часы и парные канделябры, 1858.Франция. Париж Фирма братьев Леролей. Часовой механизм фирмы «Винсенти и Ко».Бронза, медь, эмаль; литье, чеканка, золочение, полихромная роспись. Подробнее
 

В убранстве Зеркальной комнаты, созданной в конце XVIII столетия, во времена Марии Александровны вместе «сосуществовали» ломберные столы XVIII века с «цветною картиною, изображающею морской вид», конторка «из разных дерев, украшенная бронзою», столики и этажерка «папельного дерева» начала XIX века и ореховые кресла, мягкая стеганая мебель, овальное пате. Так как стены небольшого кабинета от пола до потолка были решены в виде зеркальных панно в полихромных майоликовых рамах, то стилистическая и цветовая мебельная разноголосица многократно усиливалась и окончательно разрушала интерьер.

В связи с этим нельзя вновь не вспомнить Г.К.Лукомского, писавшего о покоях южного крыла дворца: «Здесь больше, чем где-либо, чувствуется изнеженный и фривольный дух конца XVIII столетия. Много изящества и вкуса в отделке “Серебряного” Кабинета, Опочивальни, синей “Табакерки”, Зеркального кабинета и других миниатюрных комнат. Бронза, стекло, фаянс, стекло на фоне белой фланели, фольги — в изобилии украшают эти маленькие интимные комнаты <…> Ныне здесь — апартаменты супруги Александра II. Обстановка 1850–1860 годов. Уютно — но безвкусно».

В 1908 году арх. Бах переделывает столярку окон. Переплеты были окрашены белой масляной краской.

Интерьер комнаты, который сохранялся до Великой Отечественной войны и был полностью уничтожен фашистами.

До наших дней сохранилось несколько кусочков плиток от пилястр и фриза, что дает представление о рисунке, рельефе лепки и колорите.


Источники:

  • Фомин Н. Детское Село. Л., 1936.
  • Екатерининский дворец-музей и парк в городе Пушкине. Л., 1940.
  • Сборник: Архитекторы Царского Села. От Растрелли до Данини / Альбом, под ред. И. Ботт. - СПб. : Аврора, 2010. - 303 с.
  • Альбом "Художественная бронза. Царскосельское собрание" / Сост. Т. Серпинская.- СПб, Изд-во "Аврора", 2009
  • И. Ботт, Царское — «гнездышко» императрицы Марии Александровны
  • Рощинский паркетный завод
  • Козъмян Г.К. Чарлз Камерон. Л., 1987.
  • Петров А. И. Пушкин: Дворцы и парки.
  • Царскосельская мебель и ее коронованные владельцы. Альбом. Автор - составитель И.К. Ботт.-СПб.:Аврора, 2009.-256 с., ил.

 

Рейтинг: +1 Голосов: 1 9114 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!