Навигатор по сайту Туристу Энциклопедия Царского Cела Клубы Форумы Доска объявлений


Авторизация
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?

Екатерининский дворец. Термы Камерона (Агатовые комнаты, Холодная баня, Висячий садик, Галерея, Пандус)

 

 

Термы Камерона ( "Античный дом" ):

Главным сооружением пейзажного парка, как свидетельствуют современники, должен был стать «дворец, совершенно схожий с дворцом Августов или римских императоров». Однако его исполнение не было сразу поручено Камерону.

История создания проекта «Античного дома» началась с письма 2 сентября 1773 года Екатерины  в Академию живописи и скульптуры в Париже через Фальконе:"… Требуется, чтобы один или несколько французских художников согласились бы в греческих и римских древностях поискать, чтобы найти там с полной обстановкой дом; то есть требуются рисунки античного дома, внешность которого была бы декорирована точно так, как она была декорирована в домах римлян… Желательно, чтобы этот дворец, который должно воздвигнуть в саду, был бы ни слишком велик, ни слишком мал… Желательно также, чтобы каждая часть обстановки была нарисована отдельно, чтобы, в чужой стране (России) можно было бы все выполнить с точностью. Одним словом, дело в том, чтобы составить резюм славного века Цезарей, Августов, Цицеронов, Меценатов и построить дом для всех этих людей, воплощенных в одном лице».

Многих знаменитых мастеров привлекала возможность создать такое произведение в летней парадной резиденции российской императрицы. Француз Ш. де Вайи предложил возвести здание, посвященное наукам и искусствам и их покровительнице — Минерве.

В Париже сочли, что самой подходящей кандидатурой для выполнения такого заказа может быть прославленным французский архитектор и художник Шарль Луи Клериссо, считавшийся тогда самым большим знатоком, античной архитектуры. Клериссо пригласили в Россию, но он, приняв заказ, приехать отказался. Вскоре он прислал проект грандиозного дворца, исполненный с невероятным размахом. Императрица была удивлена и несколько раздражена; ее не поняли, она имела в виду небольшое сооружение в Царскосельском парке («ни слишком велик, ни слишком мал»). Но программа была довольно неопределенна и написана столь высоким слогом, что Клериссо не смог понять ее как следует.

В переговорах принимал участие Фальконе. Он упоминает об этом заказе в письме Д. А. Голицыну, сообщает, что писал в Париж об античном доме, имея в виду «лишь маленькую беседку в саду». И далее очень резко продолжает: «Вы читали проклятый проект, по которому пришлось бы выстроить целый дворец, втрое больший, чем тот, в котором живет императрица...».

Возникший было конфликт помог разрядить Ф.М. Гримм. Он побывал в мастерской Клериссо и очень хорошо отозвался о нем в письме Екатерине II; она решила восстановить добрые отношения с Клериссо и вскоре ответила Гримму: «… признаюсь, мне было бы весьма любопытно видеть что-нибудь другое из его работ, кроме плана дома римского императора (античного дома); если его портфели можно, купить, или, если имеются гравюры с его рисунков, я охотно бы их приобрела...». Все присланные им работы хранились в библиотеке Зимнего дворца.

В конце 1773 года  Клериссо присылает в Россию свой проект, но он не устраивает Императрицу. Так как, по мнению Екатерины:"… пришлось бы выстроить целый дворец втрое больше того, в котором я живу ", напишет она Фальконе. Екатерина отвергла проект и отказалась платить архитектору. Несмотря на то, что план «Античного дома», отвергнут ее заказчицей, он вполне заслуживает внимания. «Античный дом» напоминает одновременно виллу Адриана в Тиволи и богатый помпейский дом.

9 мая 1776 года, в день праздника Святого Николая Чудотворца, в  Царском Селе был Государственный Совет. После на особом столике все присутствующие стали рассматривать разные архитектурные книги. Это был проект «Античного дома», работы французского архитектора Шарля-Луи Клериссо. Только в 1779 году Екатерина решается купить всюколлекцию рисунков Ш. А. Клериссо, которая хранится в настоящее время в Эрмитаже.

Однако Екатерина II не отказалась от своих замыслов. 23 августа 1779 года в переписке Екатерины II с Ф.М. Гриммом, ее постоянным корреспондентом и комиссионером, впервые упомянуто имя Камерона: «Сейчас я устроилась с мистером Камероном; родом шотландец, якобит по убеждениям., большой рисовальщик, воспитанный на классических образцах, он получил известность благодаря своей книге об античных банях».  Камерону рекомендовалось использовать в работе проекты Клериссо. Но Камерон никогда не копировал чьих бы то ни было работ, он лишь внимательно просмотрел большую коллекцию и начал работу над своим проектом.

Разработав проект, Камерон представил несколько вариантов архитектурного убранства Агатовых комнат. Архитектор предложил во всех парадных помещениях и на первом этаже стены покрыть искусственным мрамором с последующей росписью орнаментами. Один из вариантов Екатерина II приняла. Однако в период строительства вносились серьезные поправки и изменения. Проявляя исключительный интерес к сооружаемому комплексу, заказчица нередко требовала переделать проект в связи с желанием заменить предметы убранства или использовать в отделке новые материалы, среди которых особое внимание уделялось цветному камню.

В 1780 году проект Камерона утвердили, и весной началось строительство ансамбля царскосельских терм: Холодных бань с Агатовыми комнатами, Висячего сада и галереи. Термы Камерона стали главным произведением архитектора. Создание Терм не в отдалении от новых покоев императрицы, а как их продолжения, объединило дворцовый ансамбль и, в сущности, явило реализацию мечты императрицы о дворце «как у римских императоров».

Камерон создал первоклассный памятник европейской архитектуры и уникальный образец творческого переосмысления образа римских терм и античных вилл. На пути к осуществлению этой идеи Камерона ждали многие разочарования.

Свой первый проект в России Камерон разработал очень быстро — проект был утвержден в 1780 году, но осуществлял его в течение долгих восьми лет (1780—1787). Как обычно, большая часть строительных работ выполнялась в летние месяцы, в остальное время велась лишь подготовка материалов.

Камерон был назначен «архитектором ее императорского величества»; в этом же году началось строительство «российских» терм. В работах принимал участие и находившийся с этого времени в полном подчинении Камерона Илья Неелов, уже достаточно опытный и обученный, получивший звание академика по архитектуре в Болонской академии в Италии. Ему было предписано специальным поручением «как поутру, так и после обеда быть всегда неотлучно и всегда быть при господине архитекторе Камероне...». Это в дальнейшем очень усложнило условия для самостоятельной работы Неелова как опытного зодчего; только в 1786 году Камерон и Неелов фигурируют как самостоятельные мастера. В строительстве терм принимал участие и будущий строитель Баболовского дворца каменных дел мастер И. Минчаки, который сменил на кладке стен и сводов француза Кавалария (Кавальери), когда последний был отстранен от работ после обрушения свода из-за несоблюдения им ряда требований Камерона.

За время строительства Бани, об интенсинвности которого ярко свидетельствуют архивные документы, Камерону пришлось пережить две унизительные и утомительные при его чрезвычайной занятости проверки.

Когда в 1784 году проводилась первая проверка, вернулись к вопросу о падении сводов, которое задним числом было объяснено отсутствием железных креплений. Камерону было предложено все каменные работы производить с укреплением железными связями, а деревянные своды заменить каменными, что и было выполнено весной 1785 года, уже после того, как первоначальные своды оштукатурили и украсили барельефами работыЖ.-Д.Рашетта, которыми пришлось пожертвовать и в 1786 году выполнить их заново.

На строительстве Терм работали русские вольные мастера и крепостные, итальянские, французские и английские мастера.

Кладку стен и сводов, аркад под Висячий сад вел француз —. каменных дел мастер Каваларий. В ходе работ рухнул свод. Для выявления причин этого были приглашены самые известные архитекторы — А. Ринальди, И. Е. Старов, Ю. М. Фельтен, Д. Кваренги и каменных дел мастер И. Микетти. После осмотра кладки они заявили, что «камни, которые кладутся в арках, должны быть связаны железом, а не свинцом, а притом надлежит наружные штуки пудостского камня крепить внутрь стены накрест железными скобами...». Камерон был очень огорчен, именно так он предлагал вести работы, но Каваларий не выполнил его требований, поэтому пришлось просить отстранить его от работ. Кладку продолжил каменных дел мастер Минчаки.

Далеко не все из задуманного удалось осуществить.  Только изучая и сравнивая документы — чертежи и сметы, можно представить себе, сколь оригинальным и гармоничным был первоначальный замысел автора, как много изменений он претерпел, особенно в интерьерах. В полном соответствии с первоначальным вариантом созданы лишь фасады.

Многие материалы для отделки заготавливались одновременно с возведением стен. В январе 1782 года был получен из Конторы строения Исаакиевской соборной церкви мрамор для двадцати колонн в портике, который не подошел по размерам и был определен для использования во внутренней отделке. 

К внутренней отделке намечалось приступить в 1783 году, по завершении работ во дворце.

 

Внешнее оформление комплекса

Здание Холодных бань двухэтажное, прямоугольное в плане, сориентировано по сторонам света, точнее — углы здания обращены на север, юг, запад и восток, как это делалось в римских термах. В Риме это нужно было для того, чтобы в помешениях не было слишком жарко, а здесь, на севере России,— для лучшего освещения.

В его нижнем этаже были расположены помещения собственно бань — купального зала, ванны, русской бани с паром. Во втором — шесть богато отделанных комнат для отдыха и развлечений, получивших название — Агатовые комнаты. Со стороны дворца, аллей Старого сада и Фрейлинского садика здание воспринимается в полную высоту его двух этажей.

Архитектурное оформление фасадов Холодных бань, как и всего комплекса Ч. Камерона, построено на контрасте в отделке этажей. Высокий первый этаж трактован как цокольный, отделен от второго профилированной карнизной тягой и облицован массивными блоками пудостского камня, грубо обработанного, пористого, как будто изъеденного ветрами и дождями. Это создавало иллюзию «древности», подлинности «античного» памятника. Массивная кладка прорезана редко расставленными полуциркульными окнами, высоко поднятыми, как этого требовало назначение внутренних помещений. Очертания полуциркульных окон формируют плоскую аркаду, которая окружает весь цокольный этаж здания и переходит в открытую аркаду Висячего сада. 

Второй этаж воспринимается более легким, светлым; по указанию архитектора его стены были окрашены нежным желтым тоном, на фоне которого выделялись ниши, окрашенные в цвет терракоты. Мотив плоских арок использован в решении второго этажа паркового фасада Холодной бани.

В арки вписаны прямоугольные проемы с застекленными дверями-окнами, выходящими на слегка закругленные маленькие балконы с изящными металлическими решетками. Арки чередуются с нишами, в которых поставлены статуи. Вертикальный ритм в решении фасада подчеркивают Треугольные фронтоны сандриков, легкие венки во фризе  и маленькие львиные маски — маскароны — на карнизе здания.

Два боковых фасада со стороны Цветочного садика и со стороны дворца одинаковые.

Их композиция несколько иная. Здесь нет второго яруса арок, средняя часть фасада с тремя окнами раскрепована, ниши со статуями и медальоны помещены только на боковых частях стен. Интересно решены окна, они сделаны по типу французских — начинаются от пола и в нижней части забраны решетками. Вытянутые формы проемов хорошо согласуются с рисунком сандриков.

 

Скульптура и барельефы фасадов

Северный, восточный и западный фасады штукатурились в 1783-1784 годах. Скульптурного дела мастер К. Гофферт выполнил для них по рисункам Камерона 10 круглых барельефов.

Барельефы для южного фасада и портика, также по рисункам Камерона, выполнил в 1784-1786 годах Рашетт, одновременно с барельефами для интерьеров". В 1785 году с ним был заключен договор на изготовление двенадцати статуй из пудостского камня для установки в нишах фасада. Спустя три года Камерон сообщал, что из этих статуй на место установлены только восемь, а вместо остальных четырех высочайше было повелено «употребить мраморные и бронзовые фигуры».

В нишах главного фасада поставили бронзовые бюсты-аллегории  :

  • Воздух (молодой мужчина с надутыми щеками, в накидке из орлиных перьев),
  • Земля (молодая женщина с виноградным венком на голове и накинутой на плечи львиной шкурой),
  • Вода (в образе молодой женщины с ниспадающими на плечи волосами, с венком из тростника на голове и маской дельфина у основания бюста),
  • Огонь (в образе пожилого мужчины с вздыбленными волосами и с сидящей на голове саламандрой, символизирующей огонь).

 

Еще с 1769 в циркумференции Императорской Академии Художеств хранились ящики с формами скульптур, присланных И. И. Шуваловым из Италии. В 1778 г. начинается отливка из бронзы первых статуй по этим формам. Были отобраны «Венера Фарнезская» (или «Венера де Бельфес») и «Купидон греческий, статуи праксителевской школы». 05.05.1781 г. Екатерина II посетила литейную мастерскую «и при сем случае высочайше указать благоволила отлить еще… голову, представляющуюстихию воды». 29.04.1783 г. поступает повеление «для пары к оному отлить также из меди бюст, представляющий „Землю" для поднесения ея императорскому величеству».

Здесь мы можем «прочесть» элементы ясной программы — императорскую Холодную баню украшает аллегория Воды, она обращена к парку и Висячему саду — в следующей нише появляются аллегории Земли, Огня и Воздуха. Первый бюст («Вода») был отлит мастером Э. Гастклу по восковой модели скульптора Федора Гордеева, три другие («Земля», «Огонь» и «Воздух») — Василием Можаловым в 1786 г. («Земля») и в 1787 гг. («Огонь» и «Воздух»).

В высоких нишах поставили скульптуры:

  • Амур и Психея (Этот сюжет со времен античности широко распространен в произведениях искусства. В Холодных банях он неоднократно повторен в барельефах первого этажа. В мифах Древней Греции Психея — олицетворение человеческой души. Обычно изображалась в виде девушки с крыльями бабочки. Поэтический образ Психеи ярко передан в античном романе Апулея «Золотой осел» (II век н. э.). В нем рассказывается о бедствиях и страданиях, явившихся следствием беззаветной любви Психеи к сыну Венеры Амуру. Эта бронзовая группа — повторение мраморного оригинала, находящегося в Капитолийском музее в Риме.)
  • Сидящая на корточках Венера и Мальчик, вынимающий занозу. Эти произведения — самые первые копии с антиков, отлитые в Академии художеств и привезенные в Царское Село в 1772 году.
  • Антиной и Веста. Перед входом в портик-ротонду у стены стоят два бронзовых бюста — Антиноя в образе Меркурия и Весты.

Это — мир любви, красоты, созерцательный, лишенный драматизма и рефлексий. Все они — копии с античных оригиналов. Автор мраморных оригиналов, с которых исполнены бюсты-аллегории, — французский скульптор Ламбер Сижисберт Адан (1700—1759). Мраморные тумбы под бюстами, украшенные розетками и цветами, мастерски исполнены русским камнерезом Иваном Семеновым.

В лепных медальонах главного фасада и портика представлены аллегорические образы времен года работы Ж.-Д. Рашетта. Медальоны предполагалось сделать из ревельского камня — сааремааского доломита, но хорошего камня по цвету и фактуре не нашлось, и тогда решили сделать их лепными:

  • В образе молодой женщины с факелом в руке изображена Веста— богиня домашнего очага и семейного благополучия.
  • Женщина с чашей в руке — символическое изображение богини здоровья Гигеи, дочери бога врачевания Асклепия.

Победа, мир, благополучие и процветание являются главной темой аллегорических образов в медальонах-барельефах на фасаде, выходящем к регулярному саду:

  • На одном из медальонов изображена молодая женщина с лавровой веткой в руке. Она подливает масло и огонь, на котором сжигается оружие, что означает торжество победы.
  • Прославлению мира посвящен другой медальон. На нем среди снопов изображены женщины и Амур с колосьями хлебных злаков в руках — символом мира.
  • Процветание и радость жизни, достигнутые благодаря миру, отображены в медальоне, посвященном богине цветов Флоре. Молодая женщина с гирляндой из цветов в одной руке несет наполненную цветами корзину.
  • В остальных медальонах повторяются мифологические сюжеты, изображенные в скульптуре этого же фасада. На одном — нимфы моря нереиды, дочери морского бога Нерея и Дориды, на другом — нимфы вод.

Обращенный к регулярному саду северо-восточный фасад украшают статуи наяд. В мифологии наяды — нимфы рек, источников, ручьев. Тут же статуя юноши, одного из сыновей Эола — повелителя ветра и бурь, властителя острова Эолии, на котором нашел приют Одиссей во время своих странствий. Изобразительный символ сыновей Эола — кувшин с льющейся из него водой. Вся скульптура, в символических образах отображающая водную стихию, тесно связана с назначением Холодных бань.

В нишах стоят, как и было задумано Камероном,  скульптуры из камня.

На боковых фасадах:

  • Нева и Волхов. В образе сидящей женщины изображена аллегория Невы и в образе старика — аллегория Волхова с обычными для них атрибутами — кувшинами с изливающейся водой и веслом у Волхова — символом судоходных рек.

Все фасады украшены круглыми медальонами с лепкой.  На Главном фасаде:

  • аллегории времен года,
  • богиня здоровья,
  • Флора,
  • Мир,
  • Плодородие, 
  • Изобилие.

Скульптура торцевого фасада, обращенного в Цветной садик,  развивает тему благоденствия, затронутую в медальонах-барельефах соседнего фасада:

  • В одной нише — скульптура молодого статного мужчины с корзиной, наполненной фруктами и плодами, стоящей у его ног.
  • В другой — скульптура женщины с рогом изобилия, символизирующим богатство, приобретенное трудами и победами.

Разные аллегории в изобразительном искусстве XVIII века — явление обычное. Часть скульптурного убранства фасадов, обращенных в парк, своей символикой связана с назначением здания, другая призвана прославлять заслуги императрицы в достижении мира и благополучия общества. Барельефы трех фасадов, обращенных в парк, исполнены скульптором Карлом Гоффертом, все каменные скульптуры и медальоны главного.фасада Ж.-Д. Рашеттом.

Изысканное цветовое решение фасадов здания построено на контрастах: темный пористый пудостский известняк в облицовке первого этажа, светло-желтый фон стен второго этажа, ниши цвета темной терракоты, белая лепка фриза и карниза, белые медальоны, белые колонны и, как было задумано, белая скульптура, черное кружево решеток. Такое сочетание белого, желтого и коричневого, зеленого и черного классически строго и архитектурно выразительно.

Особенно наряден главный фасад — со стороны Висячего сада. Издали, с Камероновой и Зеркальной галерей, ризалиты Агатовых комнат воспринимаются как самостоятельные объемы, а овальный портик — храмом-ротондой. Эта впечатление усиливается мерным, ритмом колонн. Это главный, юго-западный фасад Холодных бань, за которым и располагаются Агатовые комнаты. От остальных фасадов он отличается обилием таких же, как на Камероновой галерее колонн, чем подчеркивается единство этих сооружений.

По сторонам портика симметрично расположены два ризалита с экседрами — полукруглыми нишами большого размера. В центре каждой из них — застекленные двери. По обеим сторонам портика и экседр — сдвоенные каннелированные колонны ионического ордера. Через застекленные двери входа и расположенные по этой же оси двери балконов насквозь видны аллеи парки. Такая связь архитектуры с пейзажем органична для Kамерона.

Когда весь план Ч.Камерона после многолетнего строительства был закончен, не без многих злоключений, как  провал сводов под агатовыми комнатами, Императрица с особенной радостью проводила время в своих новых, по истине царственных, чертогах.

Строительство Холодных бань завершилось в 1787 году. Первые два строительных сезона возводились конструктивные элементы знания, остальное время ушло на отделочные работы.

Камероновская Холодная баня стоит в ряду первоклассных памятников европейской архитектуры и рассматривается специалистами как уникальный образец творческого переосмысления архитектором образа римских терм и античных вилл.

31 января 1944 года. Из письма Анны Ивановны Зеленовой Анатолию Михайловичу Кучумову:

Удалось вовремя разрядить авиабомбы под Камероновой галереей, Агатовые не только не разрушены, но даже… "дополнены". У бандитов там было кино, и они соорудили из остатков сгоревшей Растреллиевской части эстраду и балкон, украшенные с чисто "арийским вкусом" вперемешку и наличниками из анфилады и… китайскими деталями.

Реставрация комплекса август 2010 - Жаркая пора для Холодных бань

 

Источники:

  • Козьмян Г.К. Чарлз Камерон. Л., 1987.
  • Воронов М. Г., Ходасевич Г. Д. Архитектурный ансамбль Камерона в Пушкине. Изд. 2-е. Л., 1990.
  • И. Степаненко. Камерон. Сборник: Архитекторы Царского Села. От Растрелли до Данини / Альбом, под ред. И. Ботт. — СПб.: Аврора, 2010. — 303 с.

 У Вас остались вопросы? Или появился комментарий  или уточнение к данной статье? Напишите их в комментарии под статьей — мы ответим Вам в течение суток!

Рейтинг: +1 Голосов: 1 16929 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!