Навигатор по сайту Туристу Энциклопедия Царского Cела Клубы Форумы Доска объявлений


Авторизация
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?

Екатерининский дворец. Висячий сад и Пандус

 

Галерея (фотоальбом)

 

 

Перед главным фасадом Холодных бань находится терраса  на сводах, опирающихся на массивные кирпичные столбы — Галерею. Она служит основанием для Висячего сада и связующим звеном между сооружениями архитектурного ансамбля Ч. Камерона и Екатерининским дворцом.

Кладку стен, сводов, аркад под Висячий сад выполнял француз, мастер Кавальяри. Нарушив указания Камерона, он не укрепил кладку железом, свод рухнул, и вместо отстраненного Кавальяри работу продолжил каменных дел мастер И. Минчаки. Поздней осенью закончили покрытие кровли черным листовым железом, которое было выкрашено только в следующем году, поэтому успело проржаветь и в 1783 году было частично заменено.

Терраса между Камероновой галерей, Зубовским флигелем и Агатовыми комнатами, задуманная для небольшого Висячего сада на уровне второго этажа, покоится на сводах, поддерживаемых мощными пилонами.

 

Висячий сад (фотоальбом)

 

 

Про Висячий садик писал Державин:

Тут был Эдем ее прелестный
Наполнен меж купин цветов....

… Зеленым свесом покровенна,
Во внутрь святилища вела.
Вот здесь хранилися кумиры,
Дымились жертвой алтари,
Сбирались на молитвы миры
И били ей челом цари...

Для разбивки сада на террасу уложили гидроизоляцию из листового рольного свинца. Вода с поверхности сада отводилась трубами, первоначально расположенными в столбах аркады. Свинец лучшего качества выписали из Англии. Осуществили эти работы подрядчик Семен Васильев и ярославский крестьянин Козлов. Предписание отлить чугунных плит и желобов потребное количество на Олонецком, Масалова и других заводах, чтоб для отвращения сырости в сводах на открытых верхних садиках, положить их под насыпаемую землю.

Насыпали слой земли, позволяющий выращивать садовые растения. В XVIII веке здесь росли яблони, сирень, жасмин и розы; вокруг кустов были высажены тюльпаны, пионы, нарциссы. Цветение продолжалось беспрерывно все теплое время года.

 

 

Боковые стороны Висячего сада окружала утраченная ныне балюстрада из эзельского доломита — камня, добывавшегося на острове Эзель (Сааремаа). Работа производилась под руководством иностранного мастера Эстерейха. Еще в начале XIX века они сильно обветшали, и их заменили деревянными, окрашенными белой краской. Для ограждения Цветного садика Камерон использовал ограду, изготовленную еще в 1770-х годах, которая со сделанными им дополнениями была установлена в 1786-1787. В 1793 такая же ограда была сделана под арками Висячего сада.

В 1787 году Висячий сад, значительно меньший по площади и иной по форме, располагался только перед вторым этажом Холодной бани; южным углом он примыкал к северному углу Камероновой галереи, а западным — к торцевой части Зубовского флигеля. В этом месте во всю ширину флигеля сад ответвлялся в виде узкой дорожки с цветным бордюром, служившей сообщением между дворцом, Холодными банями и Галереей.

 

 

Таким образом, если торцевую часть Галереи и узкую дорожку, примыкающую к дворцовому флигелю, рассматривать как часть Висячего сада, то в плане он имел вид буквы «П», вершина которой примыкала к зданию Холодных бань. Следовательно, между флигелем дворца и Галереей сплошной! сада не существовало.

Ступени неширокой лестницы вели в парк, ее разобрали при создании пандуса.

Строительство Камероновой галереи завершилось весной 1787 года, через пять лет работы возобновились, необходим был ремонт. Кроме того, Камерону поручили сделать новый выход в парк из Агатовых комнат и дворца через Висячий сад. Тогда-то и родилась у него идея пристроить к Висячему саду пандус, пологий спуск, что позволило по-новому соединить весь ансамбль Терм с пейзажным парком. Таким образом была решена еще одна проблема, новое сооружение не только не нарушило созданного ансамбля, а наоборот, удачно дополнило его, стало неотъемлемой частью.

 

 

Для расширения сада потребовалось поставить еще шесть столбов и выложить своды между флигелем дворца и Камероновой галереей, где прежде сада не было. Плиты облицовки вытесывались таким образом, чтобы выступающий край входил в углублени вдобавок укреплялась железными скобами и пропаивалась оловом и свинцом.

По распоряжению Екатерины для руководства строительством был назначен И. В. Неелов, «с тем, чтоб в нужных случаях требовал он изъяснений» от Камерона. Когда в самом конце 1793 года, в декабре, выяснилось, что рекомендованные Камероном железные связи не положены, дополнительно выстроенные своды верхнего садика не покрыты свинцом и не сделаны свинцовые сточные трубы, его обязали самого смотреть за строительством.

В качестве крупнейшего инженера А. Бетанкур постоянно привлекался для архитектурно-строительного консультирования. Немедленно по появлении в Царском Селе к нему обратились по поводу реконструкции Висячего сада. К 1810 г. от пилонов, поддерживающих аркады, начали отпадать плиты, и в октябре 1810 г. для осмотра сводов срочно были созданы две экспертные комиссии.

 

 

Экспертиза, проведенная архитекторами Руской и Минчаки, каменных дел мастерами Руджи и Квадрой, конкретных результатов не дала. Чтобы выяснить способ устранения дефектов, царь приказал главноначальствующему Гоф-интендантской конторой графу IO. П. Литте пригласить инженера Бетанкура.

Осмотрев конструкции Висячего сада, Бетанкур предложил решить вопрос радикально. Он нашел, что «строение сие угрожает своим падением и требует поправки самоскорейшей» и сообщил, что «он мыслит при том, что преобразовав тот сад и спуск и заменив сие строение куполом на аркадах для сообщения между старым дворцом, колоннадою и холодными банями… всякую предпринимаемого строения работу можно привести к исполнению с большею удобностию и с меньшими расходами, в котором не будет никакой сырости».

Трудно представить, во что могла бы превратиться постройка Камерона: Бетанкур, учитывая желание императора сохранить Висячий сад и пандус, счел необходимым «все перестроить вновь, употребив при перестройке дикий камень" или гранит. Что же касалось до «земли, перенесенной вверх на садовую площадь», то он признал нужным, «дабы она была насыпана в некотором роде ящиков, наклоняющихся к своему центру, чтобы устоять против стужи, которая, расширяя ее, не наносила бы вред стенам». Предложение о перестройке не нашло поддержки, и высочайшая резолюция была следующей: «Оставя в том же виде, переделать из кирпича, ибо по мнению архитекторов строение остается прочным, требующим меньшей издержки, а к тому же равно можно употребить средства для избежания сырости».

 

В итоге Висячий сад выдвинулся на линию фасадов дворцового флигеля и галереи и приобрел свою сегодняшнюю форму.

Технические недостатки в устройстве террасы, несмотря на ремонт в 1811 г., привели к тому, что деревянные перекрытия над помещениями первого этажа из-за протечек стали загнивать.

Летом 1818 г. архитектор В.П. Стасов получил распоряжение переделать покрытие террасы, однако «по разным испытаниям над обыкновенною известью, употребляемою в строении, нашлось, что оная для делания террасов не способна, а почему,— пишет Стасов,— переделку террасы вынужден был оставить до весны» следующего года, когда зодчий, исправив подготовку, покрыл террасу свинцом.

Однако эти мероприятия запоздали, и подгнившие перекрытия следовало менять. В связи с этим 27 января 1821 г. Стасов предложил «сделать своды, вместо деревянных балок и потолка». Летом были начаты работы, затянувшиеся до морозов.

В мае 1822 г. два новых свода, каждый на протяжении около 10 м, неожиданно обвалились.

Стасов и А. Менелас установили причину аварии, найдя, что «известь от поздней осенней кладки при всем том, что сторона сия лежит на полдень не сделала ни малейшей связи и отстает от нее точно, как песок». На основании этого они подвергли сомнению прочность остальных, возведенных год назад сводов, заявив о необходимости их немедленной разборки и устройства сводиков на чугунных балках, уложенных на стены, укрепленные железными связями.

К экспертизе были привлечены архитектор Росси и опытные каменных дел мастера: Квадри, Руджи и Л. Адамини, которые подтвердили ту же причину аварии и признали правильной осуществленную Стасовым конструкцию сводов. Они предложили разобрать и остальные своды и возвести новые «крестовые своды, которые, соединяя наружную стену с внутреннею, составят один корпус». Они рекомендовали сверх сводов уложить балки, настлать пол из 3-дюймовых брусков и покрыть его свинцом.  «Свинец же выкрасить масляною краскою за три раза и потом настлать мраморными плитами по масляной замазке. Сверх всего того, чтобы дать хороший скат дождевой воды с мраморной площадки, отнять находящиеся под решеткою из пудожского камня тетивы и вместо сего основать решетку на железных брусках с ножками».

Предложенная коллегией специалистов конструкция была принята, и Стасов в мае 1822 г. приступил к перекладке сводов. Для постоянного наблюдения за этим со строительства Исаакиевского собора был прикомандирован архитектор Антонио Бернардаци, находившийся здесь до конца работ— по ноябрь 1822 г.

Наряду с перекладкой сводов осуществлялся полный ремонт всей колоннады, отделка с росписью «под лепку» и меблировка помещений под новыми сводами, завершенные к концу 1823 г.

Отмечая эту аварию, следует сказать, что такой опытный строитель, как Стасов, мог вести кладку сводов при заморозках только лишь по принуждению. Очевидно, именно этим объясняется, что он не только не привлекался к ответственности, но даже участвовал в разработке новой конструкции как равноправный член экспертной комиссии.

 

 После 1917 года

 

Из письма А. КучумоваА. Зеленовой от 27 апреля 1944 года: "… Поднимаемся обратно на Висячий садик. Его не узнать, планировка изменена, другой рисунок клумб и газонов, на которых выложены из цветного кирпича «арийские эмблемы» — кресты, щиты и мечи крестоносцев и паучьи черные свастики. Какие-то пестро раскрашенные тумбы, обильно набронзированные украденным из наших кладовых порошком.» Тут же свалка медного утиля — ванна, десяток самоваров, керосинки, примусы, водопроводные краны и… художественная чеканная бронза, сорванная с замечательных дверей Агатового и Яшмового кабинетов… На другой стороне вонючая свалка… навоз, тряпье, эрзац-обувь, консервные банки, бутылки и другие «вещи» «культурной» жизни фрицев… "

 

Пандус (фотоальбом)

 

 

Пологий спуск «Пандус» был последним строительством Ч.Камерона, законченным при жизни Великой Екатерины. Иметь из Висячего сада дополнительный спуск в Екатерининский парк императрица Екатерина II пожелала в начале 1792 года.

Приступая к разработке проекта, Ч. Камерон предложил не повторять уже имевшуюся на Камероновой галерее лестницу, а построить пологий спуск. Предложение было одобрено, и впоследствии спуск назвали Пандусом (спокойный, легкий спуск).

В XVIII веке его называли «спуском с верхнего садика» и иногда «всходом» или «скатом». По нему императрица могла спускаться вниз на специальном кресле.

 

 

Название «Пандус» появилось позднее, по-видимому, в конце XIX века. Это одно из самых необычных сооружений классической архитектуры, в сущности, уникальное в истории зодчества. С точки зрения строительной техники Пандус также представляет собой один из своеобразнейших памятников своего времени.

Прежде чем начать строительство Пандуса, необходимо было разобрать подходивший прямо к дворцу скат Катальной горы. Распоряжение о разборке скатов и «купольной залы» (то есть павильона Катальной горы) было отдано в 1792 году. С постройкой Пандуса очень торопились.  На торгах, произведенных через несколько дней после утверждения проекта, работы получил мастер И. Минчаки, который обязался завершить их к 1 июля 1793 года «неотменно», а при возможности и раньше. Он же взялся за разборку Катальной горы и ее фундамента, но так ее и не закончил. Из-за затянувшейся разборки второго ската и павильона несколько лет откладывалось, к большому неудовольствию императрицы, строительство новой галереи.

 

 

Для сооружения «спуска» от Висячего сада к парку было добавлено «девять арков сводами». Основой сооружения стали равномерно понижающиеся поперечные арки, которые образовали сверху гладкую, плавно стекающую поверхность. Его мощная аркада, суровая и величественная, постепенно понижается, как бы уходит в землю, напоминая романтичные руины древних античных сооружений и римских акведуков.

Идея архитектурного оформления Пандуса построена на сочетании каменных поверхностей, обработанных «под шубу» с гладкими деталями, первоначально отполированными с песком, — этот же прием был применен при обработке нижнего этажа Камероновой галереи. Он облицован, как и первые этажи зданий всего ансамбля, грубо обработанными блоками камнамерон хотел для облицовки пандуса использовать сясьскую плиту, как более прочную, ибо спуск не был защищен от влаги. Минчаки, уже подписав договор на работы, в своем рапорте в очень резких выражениях доказывал, что из сясьской плиты кладка будет не соответствовать климату, что пудостский камень значительно лучше. Он объяснял императрице» что трудности с доставкой плиты задержат строительство, что плита имеет недостаточную толщину и может расслаиваться и что отделка этой плитой создаст «безобразность» всей постройки» поскольку старые арки сделаны из пудости. Екатерине хотелось поскорее видеть сооружение законченным, и она приняла сторону Минчаки, обещавшего сократить срок строительства на два месяца, хотя не только Камерон, но и Неелов считали сясьскую плиту прочнее пудостского камня.

На самом же деле прочнее сясьская плита, это отлично было известно не только Камерону, но и самому Минчаки. Поэтому Камерон настаивал на своем выборе. А Минчаки скорее всего был заинтересован корыстно, у него были большие запасы пудостского камня, да и обработка его гораздо легче, он и упорствовал. Спор затянулся, работы надо было начинать, и Камерон уступил напористому мастеру. Несмотря на обещание подрядчика, сроки были нарушены и работы продолжили осенью после летнего перерыва. Вместо заболевшего и вскоре умершего Неелова ими руководил Е. Соколов.

Пандус облицевали пудостским камнем.

 

 

Сверху, от Агатовых комнат и галереи, он воспринимается как начало аллеи парка. Пандус образуют семь понижающихся арок-сводов и три безарочных пилона. В замковых камнях арок с обеих сторон высечены маски античных богов — Юпитера, Юноны, Марса, Минервы, Меркурия — и других мифологических персонажей. ловно верные стражи они охраняют Термы. Исполнены маски с большим мастерством. Некоторые кажутся просто портретами современников мастера, они то суровы, то задумчивы, то строги, то с едва заметной улыбкой в уголках губ. Выразительны женские маски — Геры и Дианы.

Над колоннами, разграничивающими уступы по обеим сторонам спуска, прежде были установлены бронзовые статуи муз. На гравюре, предположительно выполненной по проектному рисунку Камерона, на Пандусе показано 18 статуй, две вазы и внизу — сфинксы, которые не были изготовлены.

В ноябре 1793 года Камерон лично подбирал и заказывал в Академии художеств недостающие статуи для украшения спуска, без которых он так же немыслим, как и другие постройки Камерона. В Академии художеств в 1780-1790-х годах отливали бронзовые копии античных статуй и бюстов, установленные перед фасадом Холодной бани, на Висячем саду, в Цветном садике, на Колоннаде и Пандусе.Они изгтавливались по слепкам, хранившимся в Академии, и по образцам, находившимся в императорских дворцах и садах, а также у «партикулярных людей».

 

 

Удалось установить вазы и 12 скульптур, В их числе статуи восьми муз, подготовка к отливке которых началась еще в 1790 году. Привезенные в 1792-1794 четыре статуи муз и ваза Медичи, стоявшие сначала на Висячем саду, были перемещены на Пандус, к ним добавили взятые с Колоннады статуи Венеры Медичи (1782) и Венеры Каллипити (1780). В 1795-1796 на Пандусе установили вторую вазу — Боргезе, еще четыре статуи муз, Флору из «Капитолии» и Меркурия «из палат Меднцис». Подготовленные в 1796 Аполлон Мусагет и Евтерпа (с надписью «Клио») были отлиты в 1798. Все отливки были произведены Э. Гастклу.

В XVIII веке богато украшенный скульптурой Пандус называли «Лестницей богов». Это был подлинный античный Парнас, представленный богом Аполлоном и музами, покровительницами соответствующих искусств. По пандусу можно было было подняться в Камероновую галерею, поэтому скульптура Пандуса как бы подготавливала к восприятию собрания бюстов галереи.

Только внизу, у самого выхода в парк, высились две гигантские бронзовые вазы. Обе вазы утрачены во время войны.

 

 

В 1793 году Императрица уже могла при прогулках спускаться по Пандусу прямо с зеркальной площадки в свой великолепный сад, в котором так ярко выразилась ее «мания к постройкам и к насаждениям», как она в шутку любила говорить.

Работы по Пандусу были завершены в 1794 году, когда на нем была сделана насыпная дорога, установлены изготовленные на Сестрорецком заводе двое железных ворот с решетками, изготовленными на Сестрорецких заводах которые не планировались, но были добавлены по указанию императрицы. и простояли до середины XIX века.

Однако бронзовые статуи простояли недолго: в 1799 году по указу императора Павла I их перевезли в Павловск, где установили на круглой плошадке в Старой Сильвии (так возникла площадка Муз).

 

 

В 1811 году Пандус был передвинут в связи с постройкой в 1810 году неподалеку от Висячего сада Гранитной террасы, рядом с которой шла широкая прямая аллея, пересекающая весь парк от Екатерининского дворца до Орловских ворот. Ныне эта аллея называется Рамповой. Чтобы совместить направление Пандуса с Рамповой аллеей, было решено его передвинуть; для этого узел соединения Пандуса с Висячим садом переместили со средней на вторую арку от дворца.

Архитектор В. П. Стасов заказал на Санкт-Петербургском чугунолитейном заводе по своим рисункам двадцать «чугунных цветников» или «таганов» с вазами для цветов, которые в 1815 г. установил на пустующих уступах.

Статуи возвратились на место при Императоре Александре І. Бронзовые статуи во время оккупации города они бесследно исчезли.

В 1860-х годах, когда император Александр II избрал Зубовский флигель своей летней квартирой, значительный участок парка, прилегающий к флигелю, отвели под Собственный садик и оградили металлической решеткой. Новая ограда непосредственно примыкала к окончанию Пандуса, где решили поставить вторые ворота. Чтобы избежать различия между новыми и старыми воротами, в 1865 году ворота Ч. Камерона заменили новыми отлитыми по проекту архитектора А. Ф. Видова. Эти ворота сохранились до наших дней.

Из письма А. КучумоваА. Зеленовой от 27 апреля 1944 года: "Выходим в Собственный садик к пандусу, он уцелел, лишенный больших бронзовых ваз. Снарядами отбиты куски камня и разбиты два треножника."

 

 

 

Источники:

  • Козьмян Г.К. Чарлз Камерон. Л., 1987.
  • Воронов М. Г., Ходасевич Г. Д. Архитектурный ансамбль Камерона в Пушкине. Изд. 2-е. Л., 1990.
  • Пилявский В. И. Стасов. Архитектор. Л.: Госстройиздат, 1963, 251 с., ил.
  • Царское Село. Путеводитель по дворцам и паркам. СПб, Изд-во Аврора, 2007 г., 256 с.
  • И. Степаненко. Камерон. Сборник: Архитекторы Царского Села. От Растрелли до Данини / Альбом, под ред. И. Ботт. — СПб.: Аврора, 2010. — 303 с.
  • Письма А. Кучумова


У Вас остались вопросы? Или появился комментарий  или уточнение к данной статье? Напишите их в комментарии под статьей — мы ответим Вам в течение суток!

 

Рейтинг: +1 Голосов: 1 16661 просмотр
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!