Навигатор по сайту Туристу Энциклопедия Царского Cела Клубы Форумы Доска объявлений


Авторизация
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?

Екатерининский дворец. Зеленая столовая

Фотоальбом Зеленой столовой

 

На плане 14

 

 

Одновременно с отделкой комнат императрицы Екатерины II  Ч. Камерон работал в северной части здания, где продолжалось создание половины в северной части Большого Царскосельского дворца для великого князя Павла Петровича (будущего императора Павла I) и его первой супруги Натальи Алексеевны.

Начинались интерьеры с Зелёной столовой.
 

 

Новые покои великого князя Павла Петровича и его супруги Марии Федоровны появились на месте Висячего сада — огромной террасы, сооруженной Ф.-Б. Растрелли. Одним из торцов этого своеобразного зала под открытым небом был фасад дворцовой церкви, вместо штучного паркета в нем пестрели барочные цветники, а мебель состояла из каменных скамеек, установленных в тени фруктовых деревьев. Однако со временем сад стал источником сырости во дворце, и в 1773 году по указу императрицы архитектор В. И. Неелов (1722–1782) построил на его месте «Покой Их Высочеств».

Архитектурно-художественное убранство новых интерьеров в 1779 году выполнил Ч. Камерон. Первая комната в анфиладе залов великокняжеской половины — Зеленая столовая — стала изящным поэтическим «воспоминанием» зодчего об Италии. 

 

В нее можно было попасть из Официанской

Сохранились два варианта ее отделки, четыре чертежа хранятся в Государственном Эрмитаже и один — в Научно-исследовательском музее академии художеств. В целом художественное решение этого зала было найдено Камероном сразу, варианты проекта отличаются только незначительными деталями.

Эта «Лепная зала», нежно-зеленые стены которой покрыты белым лепным орнаментом на мотивы росписей античных вилл.  Камерон словно создает романтический сад с легкой, воздушной аркадой. Он отказывается от строгих архитектурных форм и для раскрытия своего замысла пользуется только средствами декоративной пластики, усиливая ее звучание колористической гаммой цветов — сочетанием светлых тонов зеленого, розового и белого. Здесь нет четких конструкций арок, их полукружия заменяет виноградная лоза, она легко касается горизонтальных тяг импостов, а их поддерживают изящные колонки, составленные из удлиненных ваз.

Среди фрагментов классической архитектуры, греческих ваз и виноградных лоз выделяются фигуры юношей и девушек в античных одеяниях. Между фигурами располагались стройные колонки, античные сосуды и медальоны с амурами, а так же многофигурные композиции на мифологические сюжеты, рельеф которых подчеркнут розовым фоном.  Геометрические формы пьедесталов Камерон замени плавными линиями лепных консолей. Четыре больших барельефа на сюжеты античных мифов о Фаэтоне и Вакхе, как и вся пластическая отделка столовой, отличались чистотой рисунка, четкостью и мягкостью силуэта. Камерон постепенно облегчает скульптурный декор, уменьшая размеры верхних деталей и высоту их рельефа. Узкая полоса легкого фриза составлена из цветочных гирлянд и ритмично повторяющихся маленьких ваз и миниатюрных медальонов. Интересны малые барельефы, расположенные над скульптурами. Они исполнены в характере фарфоровых плакеток Веджвуда.

  

Автор декоративных композиций в Зеленой столовой — выдающийся русский скульптор Иван Петрович Мартос. В 1782 году он Только что вернулся из Рима, где несколько лет как пенсионер Академии художеств изучал античную скульптуру. Камерон нашел в нем единомышленника. Это было счастливое творческое содружество двух больших мастеров; одинаково восторженно относившихся к античному наследию и изучивших его подлинные образцы. Они ценили и понимали классическое искусство, считали его основой современного искусства и творчески использовали. Мартос, разделяя идеи Камерона, превосходно воплощал их в барельефах и декоративной скульптуре. Барельефы — из белого алебастра, материала, который хорошо передает светотеневую игру, выявляет тончайшие особенности пластических форм и вместе с тем очень удобен в работе. Для них характерны чистота и четкость рисунка, выразительность силуэта, мягкая лепка, большое разнообразие композиций.

Вместе с Мартосом в Зеленой столовой работали «лепной мастер Фонтана‛» и шесть лепщиков, они выполнили вазы и растительный орнамент. Из архивных документов известно, что Мартос — автор круглого барельефа и восьми фигур на плафоне. Но каким был плафон — неизвестно, он погиб в пожаре 1820 года, а среди возвращенных из Англии чертежей эскиза плафона не оказалось. Известно только, что расписывал его «живописный мастер Рудольф».

В отделке преобладает орнамент из виноградной лозы, медальоны с фигурами амуров, барельефы на сюжеты античных мифов о Фаэтоне, Посейдоне и Гермесе. Следует отметить, что ни в одном интерьере Камерона нет такого обилия декоративной лепки, как в Зеленой столовой, именно поэтому ее иногда в документах называли «Лепная зала».

Двери Зеленой столовой украшены гротескным орнаментом, восходящим к древнеримским росписям. Наиболее эффектно решена северная стена комнаты, в центре которой установленмраморный камин с кронштейнами в виде львиных голов и лап. Камин «с богатым украшением», резным орнаментом и скульптурой дополнил убранство зала. Каминные приборы также были выполнены по эскизам зодчего. 

Зафиксированные на фотографии 1880-х гг бронзовая каминная решетка и каминные приборы, часы «Минин и Пожарский» и два канделябра мастерской П. Томира, а также две французские вазочки, находившиеся на каминной полке, сохранились в коллекции музея.
 

Паркет строгого геометрического рисунка с широким фризом набран из светлых пород дерева — дуба и клена, чуть оттененных красным и черным деревом.

Судя по архивным документам, Зеленая столовая первоначально освещалась светильниками, подвешенными на шнурах.

Колористическая гамма интерьера строилась на сочетании светлых тонов зеленого, розового и белого.  По проектам Камерона в мастерской И. Шарлеманя был заказан и исполнен гарнитур мебели — белые стулья с деликатно окрашенной резьбой и обивкой шелком темно-зеленого цвета. 

В довоенной экспозиции Зеленой столовой находилось бюро конца XVIII века, украшенное 34 резными медальонами моржовой кости. Этот редкий мебельный предмет повторяет английские барочные формы — характерные для них прямолинейные очертания хорошо подходили для облицовки костяными пластинами.

В России резьба по кости издавна занимала значительное место в ряду декоративных искусств. К XVIII столетию сложились центры, которые специализировались на изделиях из кости, — Холмогоры, Поморье, Сольвычегодск, Великий Устюг и др. Мастерство резьбы по кости, отличавшее почти все предметы, изготовленные в это время, базировалось на давних навыках и вековых традициях. «Столь исключительно изысканный материал, как кость, требовавший, благодаря своей хрупкости, особенно тщательной и кропотливой обработки, пользуется особым вниманием в век любви ко всему утонченному и экзотическому», — отмечали исследователи.

Русская резная кость XVIII-XIX веков носила главным образом прикладной характер, была непосредственно связана с повседневной жизнью и служила для бытовых потребностей. Изделия из кости отличались разнообразием и обилием: гребни, табакерки, туалетные коробочки,  ларцы, кубки, шкатулки, сундучки, комодики, баулы и секретеры. Для их украшения наряду с библейскими и мифологическими сюжетами с середины XVTTT столетия стали использоваться портретные изображения русских царей и императоров в технике плоскорельефной резьбы (ср. подносные кубки и кружки из собраний Государственного Исторического музея и Оружейной палаты в Москве). Такие предметы чаще всего создавались по заказу или для подношения.

Портреты русских царей стали излюбленной темой костяных изделий в 1770-х годах. После выхода в свет в 1760 го-ду «Краткого российского летописца» М. Ломоносова пробудился интерес к истории России, к знаменитым государственным деятелям. Началась разработка серии медалей, которая вышла в свет в 1772 году и приобрела большую популярность среди косторезов.

В основе портретов на данном бюро — работы известных медальеров И. Вехтера, Т. Иванова, С Юдина, И. Гасса и др. Монеты, которые резчики использовали как эталон для изображений, в костяных изделиях видоизменялись: разрабатывая рельеф, мастера добавляли декоративные орнаментальные элементы, благодаря чему появлялись самостоятельные художественные произведения.

Помимо портретов русских царей, бюро моржовой кости из собрания Государственного музея-заповедника «Царское Село» украшено сюжетными композициями, заимствованными из широко известного источника — «Символов и Емблемата», к которому постоянно обращались русские косторезы.

Созданная для комнаты мебель состояла из 25 стульев и двух каминных кранов, причем два стула, предназначенные для хозяев апартаментов, отличались от остальных размерами. Стулья с красивыми овальными спинками, украшенными в верхней части резным веером веточек, по сравнению с другими работами архитектора могут показаться простыми по форме и декору, но, как всегда у Камерона, изящны по силуэту и характеру украшения. Изящество подчеркивается стройными каннелированными ножками, раскраской резьбы в два цвета — белый и зеленый, соответствующие цветовой гамме помещения.

Зеленая столовая. Стул, 1780-е

Если в мебели для сидения, созданной по эскизам зодчего, можно усмотреть определенную близость к английским образцам, то каминные экраны, спроектированные для комнат великокняжеской половины, являются совершенно самостоятельным художественным явлением.

Окрашенные или позолоченные двусторонние «каминные ширмы» (так назывались экраны в XVIII веке) в виде прямоугольных рам, затянутых тканью, на двух резных ножках или одной стойке, с выдвижными фигурными щитками, входили во все гостиные гарнитуры, разработанные Камероном. В XVIII веке каминные ширмы составляли единый ансамбль с другими предметами мебели и оформлялись в той же стилистике. Резной декор в виде гирлянд, ваз, розеток, заимствованный из античного орнаментального репертуара, дополнялся вставками из жести с живописными аллегорическими композициями.

В настоящее время по довоенным фотографиям и архивным документам, из которых стали известны размеры, материал, техника изготовления и особенности конструкции, воссоздан экран из Зеленой столовой. Выполненный из березы, окрашенный в белый и зеленый цвета, декорированный изящной резьбой, экран оборудован тремя выдвижными створками, затянутыми тканью, которые позволяют регулировать его ширину, а также поднимать центральную раму, чтобы смотреть на огонь.

Неожиданным вторжением в строгое греко-римское сообщество богов, героев и императоров в произведениях мастеров французской художественной бронзы эпохи ампира являются эти часы работы П.-Ф. Томира, представляющие воеводу Кузьму Минина и князя Дмитрия Пожарского — предводителей русского ополчения, которое выступило в 1612 году против польских интервентов. Гарнитур был приобретен в 1821 году для апартаментов Александра I. Вплоть до 1917 года каминные часы «Минин и Пожарский» с канделябрами в виде фигур Слав украшали камин Зеленой столовой Большого Царскосельского (Екатерининского) дворца. 

Каминные часы Мини и Пожарский, парные канделябры, ок. 1820. Франция. Париж. Мастер Пьер-Филипп Томир. Часы — по гравюре с рисунка И. П. Мартоса (1808) Канделябры — по модели Клода-Франсуа Рабья. Бронза, сиенский мрамор; литье, чеканка, патинирование; полирование. Подробнее

В 1820 году в помещении Дворцовой церкви возник сильный пожар, от которого значительно пострадали залы, созданные Ч. Камероном. По указанию императора Александра I была учреждена комиссия во главе с архитектором В. П. Стасовым для исправления сгоревшей части здания на основе сохранившихся фрагментов отделки и авторских чертежей Камерона, приобретенных графом Х. Ливеном в 1822 году в Лондоне у наследников архитектора.

В Зеленой столовой после пожара сохранились главные элементы убранства — фрагменты рельефных арабесок, в свое время исполненные И. П. Мартосом, и это дало возможность Стасову с помощью лепщика Заколупина восстановить столовую точно в первоначальном виде. Мраморный карниз реставрировал Ф. Трискорни. Полностью был возобновлен и паркетный пол из разных пород дерева. Филенки четырех дверей расписал Кельберг.  Живописный плафон, украшавший столовую в конце XVIII века и погибший при пожаре, В. П. Стасов воссоздавать не стал, оставив потолок белым. Таким образом, можно констатировать, что уникальный интерьер возобновлен полностью и точно соответствует первоначальному виду. Это подтверждают, в частности, сохранившиеся проектные чертежи Камерона.

 

Канделябр парный, 1780-е. Франция.  Париж Пьер Гутьер (?). Бронза; литье, чеканка, золочение, патинирование, 111 х 41 x 31. Подробнее.

В 1855 году по распоряжению императора Николая I архитектор А. И. Штакеншнейдер подготовил проект оформления помещений бельэтажа Большого Царскосельского дворца (прежде всего потолков) с дополнением живописных вставок, полотна для которых предполагалось подобрать в кладовых Императорского Эрмитажа.

Согласно этому проекту в центр потолка Зеленой столовой была вмонтирована картина итальянского художника А. Каноппи «Торжество Бахуса» в обрамлении золоченых лепных орнаментов и декоративных живописных медальонов. В 1863 году в этой части дворца вновь случился пожар, по-вредивший потолки, но плафонную живопись удалось снять и спасти. После реставрационных работ, которыми руководил архитектор Придворной конторы А. Ф. Видов, Зеленой столовой вновь было возвращено архитектурно-художественное убранство времени Ч. Камерона.

После 1917

В 1929 году в эту парадную столовую были помещены костяная шкатулка русской работы XVIII века, восемь костяных изделий, в том числе кубок, выточенный из цельного куска бивня мамонта с профиль¬ными изображениями Елизаветы Петровны, Екатерины II и Павла Петровича ребенком, датирующийся началом 1760-х годов, а также пластина с портретами русских князей и царей от Рюрика до великого князя Александра Павловича, происходившие из собрания великого князя Владимира Александровича.

В конце 1930-х гг. сотрудниками детскосельских музев и парков была проведена работа по изменению экспозиции парадных залов Екатерининского дворца середины XVIII в. Помимо предметов обстановки, исторических или подобранных по аналогиям и воссоздающих характер убранства залов, их облик соответственно времени и стилю, в интерьеры был привнесен элемент чисто выставочного характера: обстановку дополнили витрины, на полках которых были расставлены мелкие изделия декоративно-прикладного искусства XVIII в., костюмы, несколько живописных произведений.

В Зеленой столовой была выставлена целая коллекция костяных работ из собрания дворца вл кн Владимира Александровича. Возможно, это объясняется тем, что именно здесь стояло редкое бюро холмогорской работы конца XVIII в., украшенное 34-мя резными медальонами моржовой кости (96 х 89 х 47 см). Здесь же в столовой экспонировалась пластина резной кости, декорированная медальонами-портретами, стояла костяная шкатулка русской работы XVIII в. (не сохранилась). На стене в витрине красного дерева с зеркальной задней стенкой и двумя стеклянными полками были расставлены восемь мелких костяных изделий (безделушек) русской работы XIX — начала XX в.

Во время Великой Отечественной войны залы Камерона были частично разрушены и разграблены; плафонная живопись погибла. Из письма А. Кучумова А. Зеленовой от 27 апреля 1944 года:  — лепка степ сильно побита, многие фигуры без голов, барельефы тоже сильно повреждены. Калит разломан и разбит. Паркет частью вырублен топорами. От дверей сохранилась обвязка без филенок, двери в Овальную обгорели, в анфиладу их нет совсем… С потолка свисает обугленный плафон, как черное траурное знамя. Вообще вся комната сильно закопчена при пожаре анфилады. Это последняя уцелевшая комната анфилады. Дальше идет страшное пожарище... 

Воссоздание интерьера:

В 1957 году именно с этих залов начались реставрационные работы во дворце по проекту А. А. Кедринского. Зеленая столовая возрождена благодаря сохранившимся фрагментам, старым фотографиям и обмерам. Скульпторы Э. П. Масленников и Г. А. Михайлова очень точно по старым образцам реставрировали скульптуры и большую часть лепки стен, живописцы по одной из сохранившихся створок выполнили роспись дверей.

Восстановлен интерьер в 1959 году.

Паркет набрали по старому рисунку из дуба, светлого клена и красного дерева. Потолок же, за неимением подлинных живописных композиций и иконографии плафонов, оставили белым.

Сегодня убранство Зеленой столовой дополнено стульями, бронзовой каминной решеткой и каминными приборами, выполненными по рисункам Ч. Камерона специально для этого интерьера, а также канделябром работы П. Гутьера и «Московским сервизом», изготовленным на заводе Ф. Гарднера по заказу хозяев этой части дворца — великого князя Павла Петровича и его супруги Марии Федоровны. Предметы столового сервиза, изысканные по форме и цветовому решению, декорированы вензелями владельцев. 

Из Зеленой столовой через Проходную у Чугунной лестницы и Буфетную можно перейти на личную половину Александра I.

 

Источники:

  1. Фомин Н. Детское Село. Л., 1936.
  2. Козьмян Г.К. Чарлз Камерон. Л., 1987.
  3. Пилявский В. И. Стасов. Архитектор. Л.: Госстройиздат, 1963, 251 с., ил.
  4. Город Пушкин. Историко-краеведческий очерк — путеводитель. Сост. Г. К. Козьмян. СПб., 1992.
  5. Царское Село. Путеводитель по дворцам и паркам. СПб, Изд-во Аврора, 2007 г., 256 с.
  6. Григорович Н.С. Предметы из собрания царскосельского дворца вл кн Владимира Александровича. Сборник Судьбы музейных коллекций. Материалы VI Царскосельской научной конференции.- СПб.: ГМЗ Царское Село, 2000.-380 с.
  7. Альбом "Художественная бронза. Царскосельское собрание" / Сост. Т. Серпинская.- СПб, Изд-во "Аврора", 2009
  8. Епаринова Е. Штакеншнейдер. Сборник Архитекторы Царского Села. От Растрелли до Данини / Альбом, под ред. И. Ботт. — СПб.: Аврора, 2010. — 303 с.
  9. Письма А. Кучумова 
  10. Сайт Государственного Эрмитажа

 

У Вас остались вопросы? Или появился комментарий  или уточнение к данной статье? Напишите их в комментарии под статьей — мы ответим Вам в течение суток!

Рейтинг: +1 Голосов: 1 15001 просмотр
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!