Навигатор по сайту Туристу Энциклопедия Царского Cела Клубы Форумы Доска объявлений


Авторизация
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?

Екатерининский парк. Фонтан Молочница

Фотоальбом Фонтан Молочница (Девушка с кувшином)

Фонтан «Молочница», получивший известность как «Царскосельская статуя», или «Девушка с кувшином», занимает особое место среди парковой скульптуры Царского Села: это единственная скульптура, специально исполненная для Екатерининского парка и ставшая одним из символов нашего города.

В гербы многих городов помещены изображения символов тех природных условий, которые послужили толчком для возникновения населенного пункта непосредственно на том месте, где они находятся. Например, Берлин построили там, где по преданию была медвежья берлога, и его герб украшен изображением медведя. Символ Рима — волчица, вскармливающая младенцев и т. д. Герб Царского Села, напротив, ничем не напоминает о том источнике, который буквально вдохнул жизнь в эту местность, где сегодня находится один из самых замечательных городов России.

Люди в этой местности стали селиться издавна, значительно раньше того момента, когда здесь появилась шведская усадьба Sarisinoisio («мыза на возвышенном месте»). И, главным образом, благодаря наличию неиссякаемого родника с удивительно вкусной и обильной водой, который находился тогда немного ближе к усадебному дому, чем сейчас. Петру I Сарская мыза гак по нравилась, что он подарил её самому любимому человеку — жене Екатерине I. Императрица была в восторге от открывшегося перед ней вида. От стоявшего на холме дома мызника (позже там выстроят Камеронову галерею), дорожка вела к роднику. Вода этого источника, пробежав по откосу небольшое расстояние, собиралась в живописный водоем:, образовавшийся в результате запруды, устроенной поперек оврага (ныне там находится Адмиралтейская плотина). А далее уже по дну оврага бежал ручей Вангазя, неся свои воды в речку Славянку.

Испив студёной водицы из источника, Екатерина звала к себе самых лучших садоводов, талантливейших зодчих и ваятелей для того, чтобы обсудить с ними планы обустройства Царского Села. И естественно, роднику было уделено особое внимание. До нас не дошли изображения этого источника, но известно, что к нему вела небольшая лестница, выложенная из пудожского камня. Над струей, падающей с деревянного желоба, была устроена арочка, опирающаяся на «колоны, вытесанные из того же камня».

После кончины Екатерины  по её завещанию Царское Село перешло в собственность принцессы Елизаветы. Взойдя на престол, дочь Петра I, в отличие от отца, не любила заниматься государственными делами. Зато веселилась и развлекалась безмерно. По её указу в 1757 году была построена Катальная горка, которая располагалась на том месте, где сейчас находится Гранитная терраса

Сооружения Катальной горки нависали над родником, и его пришлось спрятать в специальную камеру. А воду по водоводу — подземному лотку, мощённому булыжным камнем с деревянными стенками и перекрытием — отвели в сторону, ближе к берегу пруда. На выходе из водовода построили небольшую плотину с водосливом и от неё вырыли достаточно протяжённый и просторный канал с еще одном плотиной на конце. Кстати, канал сохранился до наших дней. Дно канала замостили камнем. Таким образом, получился весьма объёмный резервуар чистой коды, из которого стало удобно черпать питьевую колу вёдрами, как для «работных» людей, так и для лошадей. Их в парке в связи с возводимыми парковыми сооружениями, было предостаточно. Для удобства даже построили два специальных деревянных мостика. В результате была решена ещё одна задача — более полное использование единственного на тот момент источника питьевой воды, которой всё равно не хватало.

В те же годы, а точнее 1 февраля 1758 года в городе Пуэрто-де-ла-Крус на острове Тенерифе в семье одного из потомков короля Канарских островов родился мальчик Августин Хосе Пе-дро дель Кармен Доминго де Канделариа де Бетанкур и Молина. Это событие осталось бы для нас незамеченным, если б впоследствии из этого мальчугана не вырос один из крупнейших инженеров XIX века, с именем которого в России будет связано столько, что звать его будут не иначе, как Августин Августинович Бетанкур, «испанец — российский герой»… К счастью для нас, Бетанкур подружился с послом России в Испании, И. М. Муравьёвым-Апостолом. И тот предложил ему поработать в нашей стране, где способности выдающегося инженера могли бы раскрыться до конца. В 1808 году Августин де Бетанкур был представлен Александру I, и вскоре его в чине генерал-майора ввели в окружение Императора для выполнения «специальных поручений Его Государева Величества». Россия открывала перед испанцем безграничные возможности: ни один серьёзный проект того времени не обходился без его участия. И одно из первых поручений Его Величества было связано с родником в Царском Селе.

Закончилась эпоха женского владычества в России. В 1808–1810 годах по распоряжению императора Александра I началось благоустройство участка на месте бывшей Катальной горы под руководством садового мастера И. Буша и архитектора Л. Руски. На месте разобранной к тому времени (ещё при Екатерине II) Катальной горки, решено было воздвигнуть величественную гранитную террассу. Склон между вновь сооруженной Гранитной террасой и Большим прудом был оформлен в виде зеленых уступов, от террасы кпруду проложили новые дорожки, Речь зашла о том, чтобы «у террасы, где проведена ключевая вода, отделать место сие в хорошем вкусе».

К тому времени в Царском Селе был проведён Таицкий водовод и в водоёмы парков подавалась в большом количестве (более 70 л/сек) чистейшая вода из недр Ижорского плато. Функции местного источника изменились. Отпала чисто утилитарная задача: «водопой» стал не нужен. Зато выросла его декоративная составляющая.

Вникнув в проблему, Бетанкур, судя по его действиям, чётко разобрался с условиями залегания и продвижения воды в этом районе. Он определил, что подземная вода находится внутри горной породы (известняка), являющейся водоносным пластом. Водоупорным пластом была толща кембрийской глины, подстилающая эти породы на глубине трёх-четырёх метров. Водоупор имеет понижение рельефа к Большому пруду, и на склоне происходит естественный выход воды на поверхность.
Камеру, которая была построена для защиты природой созданного источника, Бетанкур переделал в каптажную (водозаборную), значительно расширив её и срезав водоносный пласт до водоупора. Еловый сруб камеры, перекрытый двойным накатом, разместил на водоупоре перед водоносным пластом, обложив глиной в качестве глиняного замка с трёх внешних сторон. Одновременно он переделал и всю водоподводящую систему между камерой и каналом, заключив её в чугунные трубы. Поскольку перепад между этими точками составлял почти два метра, Бетанкур предложил устроить фонтан.

Фонтан на камне получился необычный...

Появление загадочной статуи с разбитой урной, из которой льётся вода, на протяжении вот уже двух столетий окутано романтической тайной. И раскрыть её нам, по всей видимости, не дано, поскольку документов нет. Это для придворных острословов всё сразу стало ясно. В те времена были модны басни французского поэта Ж. Лафонтена. Фонтан тут же окрестили «Молочницей», а историю появления её в парке объяснили тем, что будто бы скульптор Павел Петровичем Соколовым вдохновился сюжетом басни и Ж. Лафонтена «Молочница, или Кувшин с молоком»о французской крестьянке Теретте (см. в конце статьи). А то, что на «гром-камень» уселась босоногая красавица в греческой тунике, удивително напоминающая лицом и фигурой Елизавету — жену Александра I, это как-то осталось незамеченным. Или велено было не замечать...

Император Александр I Павлович был женат нанемецкой принцессе Луизе-Марии-Августе Баден-Дурлахской, принявшей при переходе в православие имя Елизаветы Алексеевны. От этого брака в мае 1799 года у них родилась дочь Мария, но, прожив немногим более года, в июле 1800-го она умерла. Смерть дочери потрясла молодую мать. Её опечаленную фигуру можно было часто видеть на дорожках дворцовых парков.

Автор статьи «О чем грустит царскосельская статуя» (Наука и религия, 1999, № 6; Ангел Царя Александра, СПб, 2008) Людмила Бел Озерова утверждает, что в память об ушедшей из жизни дочери Императрицы итальянский скульптор Паоло Трискорни преподнес Елизавете Алексеевне скульптурную композицию — горюющая молодая женщина сидит, подперев голову рукой. (Не этот ли образ был потом положен Бетанкуром в основу его замысла устройства фонтана?)

Желая развеять грусть светлой Императрицы, скульптор дарит ей вторую свою работу — «Девушка, играющая с голубком». Это своеобразный символ веры в то, что у неё дети ещё будут. Так и случилось. В ноябре 1806 года венценосная мать родила дочь, названную ее именем. Но, к сожалению, и она не дожила до двух лет. Маленькие дочери императорской четы упокоились в Благовещенском соборе Александро-Невской лавры, а подавленная горем Императрица стала вести затворнический образ жизни, почти не выезжая из Царского Села.

Здесь уместно немного рассказать об облике самой Императрицы. Вот как передаёт свои впечатления о ней французская художница Элизабет Виже-Лебрен, которую пригласили в 1795 году написать портрет Елизаветы Алексеевны в Царском Селе. Приближаясь к дворцу, художница вдруг заметила в окне нижнего этажа молодую женщину, поливавшую горшок гвоздики. «Ей, казалось не более 17 лет, — писала потом Виже-Лебрен, — черты лица её были тонкими и правильными, а сам склад его восхитительным. Прекрасный цвет лица не был оживлён румянцем, но по белизне своей соответствовал его ангельски кроткому выражению. Пепельно-белокурые волосы ниспадали па шею и лоб. Она была в белой тунике, небрежно перевязанной поясом на талии, тонкой и гибкой как у нимфы. Вся фигура этой молодой особы, облик, который я только что набросала, таким чарующим образом выделялась из глубины комнаты с колоннами, обитой розовым газом с серебром, что я воскликнула: «Да это Психея!». То была великая княгиня Елизавета, супруга великого князя Александра».

Описания современников позволяют судить о ярком впечатлении, производимом Елизаветой на всех, кому доводилось видеть её. Вот как описывал портрет 26-летней уже Государыни (в годы, предшествующие созданию «Царскосельской статуи»), секретарь саксонского посланника: «Трудно передать всю прелесть Императрицы: черты лица её чрезвычайно тонки и правильны: греческий профиль, большие голубые глаза и прелестнейшие белокурые волосы. Фигура её изящна и величественна, а походка чисто воздушная. Словом, Императрица, кажется, одна из самых красивых женщин в мире».

Не удивительно, что многие чистые сердца пылали тайной любовью к своей Государыне. «Вся гвардия, эта истинная элита русской знати, — вспоминала одна из её современниц, — была сердцем и душой предана Императрице; для гвардейцев видеть её было счастьем, служить ей — высшим блаженством <… > Среди блистательных офицеров Императорского Генерального штаба выделялся молодой человек, в звании капитана гвардии. Призванный по долгу службы постоянно находиться рядом с Их Величествами, этот молодой человек позволил себе опасное счастье любоваться своей Царицей. Их многое разделяло, однако любовь, как молния, сверкнувшая в его сердце, отразилась эхом в её душе». Их мимолётный нечаянный роман был жестоко оборван великим князем Константином, давно пытавшимся добиться ответных чувств Императрицы. Предмет единственной страстной любви Елизаветы был подло убит ударом кинжала в бок подосланным убийцей, когда возвращался поздним вечером со спектакля в Эрмитажном театре. Умер кавалергард Алексей Охотников — так звали этого молодого человека — в январе 1807 года на 27-м году жизни и похоронен на Лазаревском кладбище Александро-Невской лавры.

Через шесть месяцев после погребения над могилой вырос великолепный памятник, заказанный «некой дамой пожелавшей остаться неизвестной». Мраморный памятник представляет собой скалу, возвышающуюся над надломленным от удара молнии деревом. На скале в тёмном покрывале сидит молодая женщина, склонившаяся над погребальной урной. На мраморной плите, вмонтированной в скалу, выгравированы имя умершего, дата смерти и трогательная эпитафия. Памятник стоит и поныне.

Но вернёмся в Царское Село. Обсуждая проект фонтана с Императором, инженер Бетанкур, возможно, уже имел готовую модель будущего сооружения. Всё остальное было делом техники и исполнялось с невероятной быстротой. Менее года понадобилось, чтобы найти и обтесать соответствующий камень-пьедестал. (А может быть, он был уже для чего-то изготовлен). Придворному скульптору Павлу Соколову поручили скульптурные работы.

И Соколов — вольно или невольно — воплотил в своей работе образ той, кто была хозяйкой царскосельских парков, чья красота в ореоле царственности и романтической судьбы трогала сердце современных ей художников. Скульптор Соколов создал шедевр. У зрителя создается впечатление, что на камне только что сидела реальная женщина, которая превратилась в прекрасную статую. Поражает исключительное соответствие позы, в которой находится бронзовая девушка, с выступом камня, на котором она сидит.

Камень-пьедестал установили чуть ниже разобранной плотники над трубой, по которой вода из каптажной камеры поступала в канал. Тело камня просверлили, и через это отверстие вода из трубы смогла подаваться в «разбитую урну», стоило лишь заткнуть конец трубы под камнем. Все работы велись под строгим началом А. Бетанкура.

Открытие фонтана было назначено к столетию основания Царского Села. Но Соколов физически не успевал перевести гипсовую модель в бронзу. И, тем не менее, фонтан запустили в 1810 году. Только скульптура была алебастровой. Лишь спустя шесть лет 16 июня 1816 года инженер Ф. Каноббио послал донесение в Дворцовое Правление: «Состоящий в верхнем царскосельском саду вновь построенный каскад с алебастровой фигурою, переведён ныне в совершенный свой порядок и совсем окончен». В августе того же года Соколову выплатили 3000 рублей за отливку бронзовой фигуры. В своих формулярных списках он записывает, что «имел ссчастье выполнить работу по именному Его Величества поручению». Известно, что бронзовая статуя отливалась в литейной мастерской Императорской Академии художеств в Санкт-Петербурге, а авторская гипсовая модель ныне экспонируется в Государственном Русском музее.

Фонтан сразу же приобрёл огромную популярность у посетителей Екатерининского парка. Литератор П. Свиньин в своей книге, изданной в 1817 году, так описывал новый вид источника: «Прекрасная крестьянка сидит на граните в кручине о разбившейся кружке своей, из коей вытекает самая чистая вода во всём околодке». Ему вторит И. Яковкин в 1820 году: «Вода сего фонтана считается во всём саду лучшею и чистейшею. Отведайте и узнаете справедливость моих слов». А в изданной 8 лет спустя книге В. Бурьянова читаем: «… миловидная бронзовая крестьянка сидит, подпершися локотком, на огромном камне и горюет о разбившемся своём кувшине, из которого вытекает студёная светлая влага. Во всём Царском Селе нет воды чище и приятнее здешней».

Не многие произведения скульптуры вызвали такое количество восторженных поэтических строк. Но только гений А. С. Пушкина, который знал или догадывался о подлинной истории возникновения статуи, позволил ему в 1830 году дождливой болдинской осенью воспеть её торжественным гекзаметром (которым написан эпос древних греков). В нем он выразил всю суть этого загадочного образа:

"Урну с водой уронив об утес, ее дева разбила,

Дева печально сидит, праздный держа черепок.

Чудо: не сякнет вода, изливаясь из урны разбитой,

Дева над вечной струей, вечно печально сидит. " 

Что люди пребывали в полном неведении о происхождении фонтана, доказывает следующий факт: в те времена (а для многих и поныне) существовало убеждение в том, что вода в кувшин каким-то образом подаётся из Таицкого водовода. Даже в стихотворении поэта-царскосёла Иннокентия Анненского можно прочитать такие строки:

Там Нимфа с таицкой водой
Водой, которой не разлиться...

Да что там простые посетители — дворцово-парковая администрация не знала точно места, откуда поступает вода в фонтан. И когда в 1877 году струя из кувшина вдруг стала исчезать, то обнаружилось, что ни описаний, ни чертежей водоподводящей системы нет. Пришлось управляющему Царскосельским дворцовым правлением генерал-адъютанту Ребиндеру, опасаясь, чтобы питание фонтана ключевой водой не прекратилось совсем, назначить специальные исследовательские работы. Они были поручены инженеру Чернявскому. «Открытие разыскиваемых водопроводных сооружений затруднялось неизвестностью их происхождения», — писал он. Тем не менее, Чернявскому удалось полностью выяснить и зафиксировать на чертежах всю систему водоснабжения, устроенную инженером Бетанкуром. По заключению Чернявского, в целом эта система была признана рациональной и потребовала лишь очень незначительной реконструкции. В частности, заменили прогнившее перекрытие каптажной камеры, сложили сруб колодца для осмотра подземных сооружений и прочистили все трубы, из-за засора которых и уменьшилась подача воды к фонтану.

Именно этот период изображен на фотографии ниже — местность вокруг фонтана была разрыта. В результате на фотографии фоном для фигуры девушки, сидящей на уступе скалы, стал нарисованный пейзаж, изображающий романтический уголок парка.

Середина 1870-х. Фотограф А.И. Мей Альбом "Виды Царского Села"

Работы по возобновлению фонтана получили огласку в печати. В 1878 году журнал «Нива» поместил статью, посвященную «Девушке с кувшином», в которой вновь прозвучала похвала качеству воды. «Говорят, что вода эта очень здоровая и привозят её в Петербург». Результат не замедлил сказаться: началось настоящее паломничество за водой. Царскосельское начальство даже решило проявить некую «заботу о людях»: на каменной тумбе, которую поместили рядом с кувшином, поставили жестяную кружку «для желающих пользоваться здоровой водой». Причём эту кружку предусмотрительно прикрепили к пьедесталу цепочкой.

И спустя 100 лет с момента появления фонтана, в 1910 году, впервые доктором Гутовкиным был сделан анализ воды, текущей из разбитого кувшина.

В Царском Селе к этому времени уже функционировал городской водопровод, доставляющий во дворец и некоторые дома воду из орловских ключей. Сравнивая анализ этих вод, Гутовкин обнаружил, что водопроводная вода всё же лучше. Она менее жёсткая, и в ней меньше бактерий. Кстати, современные анализы воды из источника не отличаются ничем от тех, что сделал доктор Гутовкин, чего нельзя сказать о водопроводной воде.

Двадцатый век в конструкцию фонтана внешне не внёс никаких изменений. По-прежнему к источнику не зарастала народная тропа, только окружающая фонтан территория изменилась. В те годы, когда Павел Соколов трудился над скульптурой, садовый мастер Иосиф Буш мастерски создал вокруг скалы, выросшей на берегу продолговатого водоёма (канала), романтический пейзаж. Оставив гранитный постамент на открытом месте, он окружил его могучими деревьями, которые создавали удивительное ощущение чего-то величественного и вместе с тем таинственного. Не зря впоследствии некоторые зарубежные высокопоставленные гости, побывавшие здесь, захотели иметь в своих парках такое же сооружение.

В конце XIX века возникает необходимость как-то защитить памятник от непомерного паломничества желающих испить «целебную воду».Вокруг фонтана появилось ограждение в виде железного штакетника по типу деревянных, обычно использовавшихся в парках. Штакетник сплошь обсадили невысокой зеленью. Но во время подготовки к Пушкинскому юбилею, в 1937 году, желая возродить места, связанные с поэтом, в их прежнем виде, полностью сняли ограждения и наконец-то убрали несуразную тумбу, на которой давно уже не было жестяной кружки.

Нагрянувшая на город Пушкин война нанесла объектам парка огромный ущерб. Бронзовой «Девушке с кувшином» пришлось укрыться от фашистов в землю, куда её закопали в 1941 году. Но сам источник продолжал действовать, и для жителей, которые не сумели уехать из города, это стало настоящим спасением. Как и в 1919 году, когда была повреждена водопроводная сеть, в годы немецкой оккупации родники Екатерининского и Александровского парков являлись основными источниками питьевой воды для населения.

Дневник Лидии Осиповой: 8 мая 1942 года…. Рассказывают, что немцы расстреливали евреев и коммунистов у «Девушки с кувшином». Не нашли иного места, проклятые...

«Уныло выглядит среди поросших травой дорожек каменная глыба «Девушки с кувшином», — писал в 1944 году Н. П. Анциферов после освобождения города от врага.

Вскоре после освобождения города в Пушкин стали возвращаться сотрудники пушкинских дворцов-музеев. Среди них была Лидия Владимировна Емина. Она вспоминает, как ко дню рождения Пушкина в 1944 году вынули из укрытия статую «Девушка с кувшином» бойцы МПВО и отнесли ее в Лицей. Помещения в нем были свободны от жильцов. И здесь на месте бывшей комнаты Пушкина устроили своеобразный маленький музей. Он был беден экспонатами: барельеф с изображением Пушкина и несколько видов Царского Села. На ящике, задрапированном мешковиной, стояла статуя «Девушка с кувшином» (во время оккупации бронзовый кувшин, остававшийся на пьедестале, был утрачен). Но эти скромные вещи волновали людей, и комната никогда не была пуста. Сюда приходили солдаты и офицеры, многие оставляли короткие, трогательные записи.

Весной 1945 года, перед открытием Екатерининского парка, статуя была установлена на своё место, но вода в кувшин не подавалась, так как сам кувшин пропал во время оккупации и был восстановлен лишь в 1947 году. Послевоенный период жизни источника был ознаменован чередой капитальных ремонтов как подземных сооружений, так и внешнего оформления территории вокруг фонтана. В акте приёмки работ от 15 января 1951 года указано: «Отремонтированы бревенчатые стены подземного бассейна (каптажной камеры), произведена смена перекрытия, отремонтировано булыжное мощение рва, почищены трубы на фонтан… ».

Но вновь вырос забор вокруг памятника, так как новое поколение жителей города и его гостей начали осаждать источник теперь уже не только ради воды, но и ради памятных фотографий, влезая при этом не только на камень… А поскольку никакой забор в таком случае помочь ничем не может, при очередной реставрации парка и этот забор вскорости снесли.

Глядя на застывшую в бронзе скульптуру, невольно вторим гениальному поэту:

Дева над вечной струёй вечно печальна сидит.

Но не только внешние черты своей таинственной хозяйки унаследовала эта дева. В неё, кажется, вселился и сам вольный дух ясной императрицы. Не каждому смертному в своей жизни удавалось совершить такое дальнее путешествие, а вот наша бронзовая красавица побывала даже за океаном. В июне 1992 года в Америке, в городе Колумбус, штат Огайя, проводилась международная выставка «AmeriFlora-92», приуроченная к 400-летию открытия Америки Колумбом. «Бесценная русская скульптура, представленная вчера на «AmeriFlora — 92», определила успех выставки в глазах всего мира», — сказал корреспонденту газеты The Columbus Dispatch Грэг Мэйтон, помогавший договориться о доставке скульптуры в Колумбус.

Скульптура демонстрировалась в «Русском саду». Для этого был вырыт специальный водоём, на берегу которого установили большой камень. Сверху закрепили статую с кувшином и подвели по трубке воду. Представлял «фонтан» главный хранитель парков Государственного музея-заповедника «Царское Село» Николай Иванович Курлаев. Он сказал корреспонденту: «У нас в России с большим уважением относятся к скульптуре «Девушка с кувшином». Надеюсь, американцы её полюбят так же, как и мы». В конце интервью Грэг Мэйтон перевёл на английский язык стихотворение Пушкина, заметив: «Царскосельская статуя — это аллегория вечной глубокой грусти». И добавил: «Глубокая грусть в русской душе».

Отсутствия царскосельской статуи жители города Пушкина даже не заметили, потому что с 5 июня 1990 года на этом месте сидит её точная копия или, как сегодня бы сказали, её клон.

Это одна из двух копий, изготовленных специалистами завода «Монументскульптура» и вот по какому поводу. Как известно, в городе Пушкине ежегодно происходит выпуск нового пополнения офицерских кадров в военных училищах. И по заведённой уже недоброй традиции некоторые из них отмечают это событие какой-нибудь «невинной шуткой». То сбросят в воду оградку с набережной по Садовой улице, то натрут до блеска деталь статуи Геракла на Камероновой галерее. А на этот раз выбрали для своих «шуточек» саму деву — натёрли до блеска обнажённую часть груди, сделав это так грубо, что на бронзовом теле скульптуры появились царапины. Хотелось бы отметить, что солдаты царской армии, уходя на фронт, позволяли себе лишь благоговейно прикоснуться к постаменту, на котором сидит девушка.

В связи с этим актом вандализма, руководство музея-заповедника решило больше не рисковать драгоценной скульптурой (мало ли что ещё кому-то взбредёт в голову), а заказать для фонтана копию.

Тут и случай удобный подвернулся. В дирекцию ГМЗ «Царское Село» обратился консул Германии. В замке Глинике близ Потсдама хотели восстановить копию этой скульптуры, которая была подарена супругой Императора Николая I, Александрой Федоровной, своему брату, принцу Прусскому Фридриху Карлу Александру. Та скульптура пропала во время Второй мировой войны. Наши монументалисты выполнили просьбу немцев, и в знак благодарности те оплатили ещё одну копию — для нас. И, наконец, последняя авторская бронзовая копия скульптуры стоит в имении Суханово.

В заключение необходимо сказать о современном состоянии фонтана. Несмотря на свой солидный возраст, фонтан в последние годы обновился и приобрёл, так сказать, законченный вид.

Сердце фонтана — водозаборную камеру вскрыли ещё в 1989 году, прогнившие и рухнувшие к тому моменту брёвна перекрытия удалили. А затем стены и потолок собрали из современных железобетонных деталей. Треснувшие чугунные трубы заменили на пластмассовые; большинство камней отмостки, которые представляли собой набор разбитых и случайных камней, заменили на специально изготовленные по чертежам в камнерезной мастерской ГМЗ «Царское Село». Прежде набирать воду, вытекающую из бронзового кувшина, можно было только летом. Теперь это можно сделать и зимой — в конце каменного каскадика устроен «родничок»: из отверстия в гранитной стенке бьёт струя на такой высоте, что можно подставить ведро или флягу. 

В 2010 году исполнилось 300 лет Царскому Селу и 200 лет с того времени, как в Екатерининском парке появился этот необыкновенно романтический и загадочный фонтан, который не только украшает парк, но и является источником покоя и вдохновения.

Этот прекрасный, удивительно спокойный уголок парка любим туристами и всегда пользуется особым вниманием приходящих сюда людей. Жаль только, что не все понимают элементарные правила присутствия и поведения при такой особе. Нынче, кажется, стало нормой залезать на камень, фотографироваться в обнимку с самой скульптурой, как с подружкой, полагая, что ей при этом ничего не сделается. Люди не задумываются, что это не просто неприлично, но, безусловно, губительно действует на конструкцию фонтана и может привести к его разрушению.

Пушкинска газета Вперед в 1969 году публикует фельетон "Грустно мне":

Д0Р0Г0Й Кузьма Припаркин! Посоветовали мне к тебе обратиться добрые люди, говорят, что многим ты уже помог, помоги и мне, бедной девушке. Легко ли, ты думаешь, вот уже полтора века сидеть на одном месте и все грустить, грустить… И солнце припекает, и дождик поливает, и холод до костей пробирает, а я все сижу на каиие у разбитого кувшина с черепком в руке и думаю свою невеселую думу. Иногда только бывает да душе легче, когда говорят про меня экскурсоводы, что я не просто скульптура, а «вечный» ключ поэтического вдохновения. Люблю я слушать про то, как в годы войны меня в земле прятали, а потом бережно из земли вынимали, как солдаты, шедшие на фронт, прощались со мной, будто с самим Пушкиным.

Но иногда, особенно по воскресеньям, грустно мне выше всякой меры, когда обступают меня со всех сторон полуголые дяди и тети, моют около меня ноги, огурцы, помидоры, пьют без конца, фотографируются со иной в обнимку. Кое-кто и на шею мне залезает, чтобы снимок эффектнее получился.

Дорогой Припаркин! Посоветуй, -во-первых, дирекции дворцов и парков поставить где-нибудь неподалеку от меня фонтанчик с питьевой водой, чтобы не донимали меня, как мухи, жаждующле, а во-вторых, посоветуй закрыть ко мне проход в изгороди, потому что Фотографироваться вовсе не обязательно со мной в обнимку. В-третьих, приведи кого-нибудь из дирекции ко мне и покажи рядом со мной старую-престарую лиственницу, которая совсем уже засохла и вот-вот упадет.

Неприятное чувство, когда ждешь, что на тебя что-нибудь свалится.
До свиданья, Кузьма. С приветом, Перетта, девушка с кувшином."

Такое удивительное место требует почтительного и даже трепетного к себе отношения. Ведь не случайно мы снова и снова хотим сюда вернуться, чтобы еще раз увидеть, как «дева над вечной струей вечно печально сидит».

Хочется, чтобы царскосельский фонтан «Девушка с кувшином» на все времена оставался достойным восхищения поэтическим образом и свидетельством нашей истории.

 

 Ц.Кюи. "Царскосельская статуя":

 

Литература, использованная Семеновым В.П. при написании книги:

  • Краткие сведение о состоявших в ведении СПб округа Путей Сообщения Водопроводных сооружениях Царского Села. Павловска и их окрестностей. Составил инж. Рундо, СПб. 1913
  • Белозерова Л. И. О чем грустит Царскосельская статуя. В кн. Ангел царя Александра. — СПб.: Genio Loci, 2008
  • Исмаил-заде Д. И. Императрица Елизавета Алексеевна. Единственный роман императрицы. — М., 2002
  • Лямина Е. Э., Эдельман О. В. Дневник императрицы Елизаветы Алексеевны. В кн. Александр I. «Сфинкс, не разгаданный до гроба...». Каталог выставки. —СПб.: Славия, 2005
  • Памятники истории и культуры Санкт-Петербурга. Исследования и материалы. Вып. 8. — СПб.: Белое и Черное, 2003
  • Дмитриев В. Д. Таицкий водопровод. Петербургский строительный рынок. № 10 (94), 2006
  • Туманова И. Е. Екатерининский парк: история развития и методика восстановления. — СПб: Стройиздат СПб, 1997 

 

Анна Ахматова "чувствовала смутный страх перед этой девушкой, воспетой" Пушкиным. Но, взявшись за пушкинскую тему, она раскрыла ее совсем в другом ключе. Чтобы понять это, обратимся к ахматовскому тексту.

Уже кленовые листы
На пруд слетают лебединый,
И окровавлены кусты
Неспешно зреющей рябины.

И ослепительно стройна,
Поджав незябнущие ноги,
На камне северном она
Сидит и смотрит на дороги.

Я чувствовала смутный страх
Пред этой девушкой воспетой,
Играли на ее плечах
Лучи скудеющего света.

И как могла я ей простить
Восторг твоей хвалы влюбленной...
Смотри ей весело грустить
Такой нарядно обнаженной.


Это стихотворение, в котором используется пушкинский мотив, Ахматова посвятила Н.В.Н., т.е. Николаю Владимировичу Недоброво, своему другу, поэту и литературному критику, опубликовавшему в 1915 году в журнале "Русская мысль" статью о лирике Ахматовой. Писал он об Ахматовой с большой любовью, тонко анализируя ее стихи. Его публикацию Ахматова высоко оценила.

Пушкинская "Царскосельская статуя" — это своеобразный перевод с языка пластики на язык слов. Перед нами эпически спокойное повествовательное стихотворение, написанное от третьего лица в античной манере.

Ахматовская "Царскосельская статуя" — это лирика в чистом виде. В основе стихотворения — конфликт любви и чувства ревности. От пушкинского текста остался только глагол "сидит" и намек на печаль в слове грустить.

источник

 
Жан Лафонтен. МОЛОЧНИЦА, ИЛИ КУВШИН С МОЛОКОМ

Удобно и легко одета,
Кувшин на голову поставив с молоком,
В короткой юбке, чуть не босиком,
Спешила в город на базар Перетта.
Себя мечтой веселой окрыляя,
Молочница решила молодая,
Что будет поставщик на деньги тароват:
"Куплю тогда яиц и выведу цыплят,
У дома, во дворе, их выкормлю прекрасно,
Лисица к ним залезть попробует напрасно;
Я все обдумала хитро, умно и тонко;
Продав цыплят, куплю, конечно, поросенка,
Чтоб вырастить свинью, расходов будет грош,
Ведь поросенок мой и крупен, и хорош,
А денег за него я получу не мало.
Хотела бы я знать, что мне бы помешало
Не нагружать себе напрасно кошелька,
А выбрать в городе корову и бычка,
Мне будет за труды достойная награда
Смотреть, как прыгают они средь стада".
Тут прыгнула она сама так высоко,
Что, уронив кувшин, разлила молоко.
К нему прибавились и новые утраты:
Погиб бычок, свинья, корова и цыплята.
С отчаяньем, полна тоски,
Она глядит на черепки,
На молока погубленного лужу,
Боясь предстать разгневанному мужу.
Все это в басню вылилось потом
Под именем "Кувшина с молоком".

Кто думал только о делах насущных,
Не строя замков на земле воздушных?
Мечтателей везде и всюду тьма,
Одни по глупости, другие от ума.
Все грезят наяву; мечтать отрадно нам:
Нас сладостный обман возносит к небесам.
Мечтаньям нашим нет предела и конца:
Для нас все почести, все женские сердца!
Я в одиночестве, как все, мечтаю,
Храбрейшему я вызов посылаю,
В мечтах я уж король, народами любимый,
Все новые венцы беру, непобедимый, -
Доколе жизнь безжалостной рукой
Меня не пробудит, вернувши облик мой.
 
перевод Б.В.Каховского

 

Источники:

  1. Семенов В.П. "Девушка с кувшином". История знаменитого фонтана. СПб, Genio Loci, 2010, 32 с.
  2. И.Яковкин "Описание Села Царского..", 1825
  3. Вильчковский "Царское Село", 1911
  4. Г.Семенова "Царское Село: известное и неизвестное"
  5. Израиль Ландсман. Смуглый отрок. Ахматова и Пушкин
  6. Царское Село. Путеводитель по дворцам и паркам. СПб, Изд-во Аврора, 2007 г., 256 с.

 

У Вас остались вопросы? Или появился комментарий  или уточнение к данной статье? Напишите их в комментарии под статьей — мы ответим Вам в течение суток!

 
 
 
Рейтинг: +3 Голосов: 3 20718 просмотров
Комментарии (1)
Людмила # 18 мая 2011 в 17:47 0
Очень хорошая статья! долго искала материал о памятнике "Девушка с кувшином".самая полная информация,изложенная литературным языком.спасибо.