Навигатор по сайту Туристу Энциклопедия Царского Cела Клубы Форумы Доска объявлений


Авторизация
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?

Екатерининский парк. Турецкая баня

 

Фотоальбом Турецкая баня, Интерьеры Турецкой бани

Павильон Турецкая баня расположен на небольшом полуострове в юго-западной части Большого пруда Екатерининского парка.

 

 

Павильон был построен в 1852 году по велению Николая  I в память о русско-турецкой войне 1828-1829 годов и использовался как купальня.

В ознаменование заключения мира в Русско-турецкой войне 1787-1791 годов императрица заказала Дж. Кваренги проект павильона Турецкая баня, который так и не был реализован. Николай I, во внешней политике которого также одним из важнейших был восточный вопрос, решил продолжить эту традицию, украсив парк в преддверии новой русско-турецкой войны павильоном, посвященным победам русской армии над турками в 1828-1829 годах и заключению Адрианопольского мирного договора, завершившего присоединение к России основных территорий Закавказья и укрепившего политическое влияние России на Балканах.

Первым проект павильона был выполнен в 1848 году зодчим К.И.Росси. В то время архитектору уже около 70 лет, интерес к его творчеству давно прошел, и ему поручаются второстепенные заказы. Павильон в мавританском стиле никак не мог сочетаться с творческим характером Росси, художника, создавшего в русской архитектуре собственный стиль, определивший лицо Петербурга. Может быть, поэтому архитектор воспользовался зарисовками адрианопольских сооружений, сделанными в 1829-1830 годах по распоряжению Николая I К. Седжером (библиотекарем Николая I) и А. Дезарно, и почти полностью повторил в своем варианте один из них, изображающий баню гарема дворца Эске-Сераль, мраморные детали отделки которого архитектору и следовало использовать в царскосельской постройке.

Проект Росси был отклонен, и в феврале 1848 года его рисунки пересылаются Монигетти "с тем, чтобы он тоже составил проект таковой бани, с употреблением для сего привезенных из Адрианополя мраморных украшений подобной бани". Имелись в виду мраморные детали павильонов в саду султанского дворца Эске-Сераль, вывезенных в качестве трофеев русско-турецкой войны из Адрианополя. Проект, созданный молодым архитектором, был утвержден в апреле 1850 года, и с этого времени в течение двух лет строительство павильона осуществлялось под руководством архитектора Комуцци, получившего подряд на работы.

Во время своих заграничных путешествий Монигетти побывал в Турции, посетил Константинополь и в качестве прототипа павильона использовал собственное акварельное изображение адрианопольской мечети. Дав поручение архитектору в феврале, уже 9 апреля князь П. М. Волконский просил главноуправляющего Дворцовыми правлениями и городом Царским Селом Я. В. Захаржевского «приказать Монигетти поспешить составлением того проекта».

 

И.А. Монигетти, Проект павильона "Турецкая баня", перспектива фасада

 

В середине мая 1848 года архитектор представил императору свой вариант павильона. По всей вероятности, хранящийся в царскосельском собрании «План Турецкой бани», подписанный Монигетти, является одним из первоначальных проектов (который, соответственно, можно датировать 1848 годом). По нему видно, что Монигетти предполагал построить традиционную турецкую баню-хаммам с Кофейной, Диванной с фонтаном посередине и балконом, Раздевальной, Большой баней — круглым залом с куполом (обязательным элементом хаммама, позволяющим каплям горячей воды, образованной паром, стекать по стенам) и нишей с переходом в Малую баню и Горячую баню с разными температурами. Кроме этого в первоначальном проекте предполагались резервуар для воды и топка. Внешне павильон должен был напоминать мечеть с куполом и минаретом. Любопытно, что в Турции нередко под хаммамы перестраивались храмы других религий и уцелевшие римские термы. Вместе с тем уже с конца XVIII века павильон в виде мечети становится распространенным украшением парков Европы, следовавших в этом примеру королевского сада в Кыо близ Лондона.

Очевидно, что проект понравился императору, так как Монигетти начинают торопить теперь уже с составлением сметы. В рапорте от 12 августа 1848 года архитектор объясняет: «если до сих пор не представлена мною смета на постройку Турецкой Бани, то были тому следующие причины: Во-первых, мои беспрерывные занятия по переделкам во Дворцах, и вообще по зданиям Царскосельского Дворцового Ведомства. Во-вторых, что имел большое затруднение на получение мною нужных сведений для назначения от фабрикантов цен на (...) работы».

Однако после представления сметы на постройку павильона 28 августа 1848 года П. М. Волконский уведомил Я. В. Захаржевского, «что постройку по составленному Архитектором Монигетти проэкту турецкой бани Государь Император за неимением ныне на производство сей работы денег высочайше повелеть изволил: отложить до другого времени».

Идея об устройстве Турецкой бани не оставляла Николая I, и 11 апреля 1850 года князь П. М. Волконский уведомил Я. В. Захаржевского о том, что император утвердил проект Монигет­ти, но повелел построить павильон без отопления и в связи с этим пересмотреть смету.

Весьма удачное место для постройки павильона на маленьком полуострове Большого пруда также яви­лось выбором императора: 30 апреля Монигетти получил «Вы­сочайше утвержденный план с означением на оном карандашом места, на котором должна быть построена Турецкая баня».

Согласно утвержденному императором окончательному проекту павильон должен был представлять собой небольшую мечеть па­левого цвета с вызолоченным и украшенным рельефными орна­ментами куполом, окнами-люнетами со стеклами «желтой воды» и завершением в виде фигурного шпиля; к «мечети» примыкал минарет, увенчанный шпилем с полумесяцем.

С этой работой Монигетти справился весьма успешно, создав в 1850—1852-х годах интереснейшую архитектурную миниатюру. «Турецкая баня», хотя и была задумана как сооружение военно-мемориального характера, резко отличается от тех мемориальных сооружений, которые были возведены в Петербурге и Москве в период позднего классицизма. В ее облике нет ни «фанфарной» мощи звучания архитектурных форм, ни внутренней значительности и героической приподнятости, которые были так характерны для произведений Дж. Кваренги, К. И. Росси и В. П. Стасова. Однако эти качества мемориальных сооружений позднего классицизма остались в прошлом.

После распада классицизма по мере развития эклектики архитектура оказалась неспособной воплотить военно-патриотическую тему на том же уровне, выразить ее с тем же пафосом. Очевидно, Монигетти и не стремился к этому. В поисках архитектурного образа своей «Турецкой бани» он опирался на традиции архитектурного романтизма последних десятилетий XVIII века, которые воплотились, например, в знаменитой Башне-руине, построенной в 1771—1773 годах по проекту архитектора Ю. М. Фельтена в память победы в русско-турецкой войне.

 


 

Сравнивая павильон «Турецкая баня» с Адрианопольской мечетью, можно установить, что Монигетти для своего павильона использовал из Адрианопольской мечети лишь ее центральную часть с купольным перекрытием, затем минарет и парадный вход с перемещением его вправо. В результате павильон получился удивительно привлекательным как по внешнему виду, так и по его силуэту и хорошо вписался в ландшафт окружающего его Екатерининского парка. В общем гармония получилась полная. Со стороны озера павильон подкупает простотой отделки в розовых тонах.

Сочетание зданий, построенных в духе классицизма, с разного рода романтическими стилизациями на тему западного средневековья или экзотической архитектуры Востока, придает неповторимое своеобразие пейзажу царскосельских парков и составляет одну из его главных особенностей. Живописные купы деревьев и прихотливые очертания прудов композиционно объединяют эти разностильные постройки, создают ту пространственную среду, в которой они не только «мирно уживаются» друг с другом, но и вступают в несомненное единство. Стройные колонны и обелиски, «готические» башенки и ворота, «китайские» беседки и мостики то живописно просвечивают сквозь кроны деревьев, то выдвигаются к водному зеркалу, отражаясь в его глади, что придает особое очарование паркам.

Монигетти хорошо прочувствовал эту особенность царскосельского ландшафта. Проектируя «Турецкую баню», он продолжил романтическую тенденцию русского садово-паркового зодчества 1770— 1830-х годов. Живописный силуэт павильона, построенный на «игре» изящных куполов и стройного минарета, его удивительно удачное размещение на небольшом мысу в юго-западной части Большого пруда—все это позволило Монигетти достойно завершить своей постройкой ансамбль той части парка, которая примыкает к Большому пруду. «Турецкая баня» справедливо заслужила высокую оценку современников и способствовала популярности ее создателя.

 

 

6 мая 1850 года Монигетти представил «составленные вновь сметные исчисления на постройку Турецкой ванны» без отопления, на общую сумму 37 838 руб. и 12 1/2 коп. серебром. П. М. Волконский отвечал, что «на сию постройку назначено Государем Императором тридцать тысяч рублей серебром [...] и что сию суммою должно изворотиться, стараясь делать всевозможную  экономию, ибо Его Величество не намерен на сей предмет сделать прибавки».

10 июня Царскосельское дворцовое правление объявило торги на постройку Турецкой бани по утвержденному проекту, однако принять подряд «с уменьшением суммы против сметы» никто не решился. Монигетти представил в Правление рапорт, в котором предложил отдать подряд архитектору А. Камуцци, изъявившему согласие еще до объявления торгов, «как лицу известному по знаниям своим и рекомендациям, опытному и более других подрядчиков надежному в точном исполнении проекта».

Сооружение павильона было задумано на мысе (что потребовало сложных работ по укреплению берега), вдающемся в Большой пруд так, что три фасада бани выходят на озеро. В течение мая 1850 года под наблюдением старшего садового мастера И. Ф. Пипера на полуострове Большого пруда были срублены деревья и подготовлено место под строительство бани. Затем укрепили берег пруда, после чего на глубину 3,2 метра была вынута земля и после утрамбовки дна котлована на него уложили слой бетона из гидравлической извести и гравия. Фундаменты павильона устроили бутовые на растворе извести. Под полами на кирпичных столбах возвели своды в 1,5 кирпича. Плоскости наружных стен расчленены тонко прорисованными тягами. Купол был вызолочен, устроенные в нем люнеты служат для освещения помещения. Минарет увенчан шпилем с полумесяцем. Двери и большой купол украшает лепнина, повторяющая рисунок турецкого орнамента. В 1852 году все работы были закончены, включая устройство причала и замощение береговых откосов.

К концу октября 1850 года были окончены земляные, каменные, плотницкие и кровельные работы.

Турецкая баня внутри отделана в мавританском стиле. Многие элементы отделки внутреннего убранства павильона были привезены в качестве трофея из дома турецкой султанши в Адрианополе. В апреле 1851 года из Таврического дворца привезли мраморные детали: доски с надписями, доски с орнаментами, детали фонтанов, арки, карнизы, решетки (согласно реестру, составленному скульптором В. И. Демут-Малиновским). Однако погода весной и летом 1851 года не способствовала строительству, и 28 июня Монигетти пишет рапорт в Дворцовое правление с просьбой остановить штукатурные работы и установку мраморных деталей, поскольку «вновь выведенные стены Турецкой ванны не могли еще хорошо просохнуть».

Таким образом, окончательная отделка павильона была отложена на весну следующего года.

Стены четырех небольших комнатоблицованы цветной мозаикой из искусственного мрамора и украшены лепным живописным орнаментом. Широко применялся олонецкий мрамор и позолота. В центральном вкупольном осьмиугольном зале находился бассейн с устроенным в центре фонтаном. Там же были установлены привезенные из Турции мраморные фонтанные доски с высеченными на них стихами.

 

 

Турецкую баню строили как ванну без отопления. По прямому назначению ее не использовали, однако две умывальные чаши все же были оборудованы кранами для горячей и холодной воды. Об этом упоминается даже в одном историческом путеводителе. Больше никаких документальных подтверждений не было. Скорее всего это так и останется загадкой павильона.

Вход в сени, ведущие в раздевальню, открывал богато орнаментированный портал; стены ее в нижней части покрыты разноцветной мраморной мозаикой, а в верхней части украшены лепкой и рнаментальной живописью. Каскадный фонтан устроен в нише, отделяющей раздевальню от мыльни; ниша резная из олонецкого мрамора с позолотой, которая вообще обильно применена во всей отделке. Мыльня имеет верхний свет и такую же орнаментировку, как раздевальня, в ее стену вмонтированы две чаши с кранами для теплой  и холодной воды.

Отсюда арка ведет в круглый самый эффектный купольный зал, иллюминаторы пропускают ровный свет. Павильон декорирован в модном тогда мавританском стиле: мозаики на стенах с восточными орнаментами и узорчатые арки. Главное сокровище – мраморный бассейн с расписным и позолоченным фонтаном,. Украшен он был турецкими мраморами, некоторые из которых датируются XVI – XVII столетиями. 

В октябре 1852 года строительство Турецкой бани и устройство пристани на полуострове было завершено. Направленные на осмотр здания архитекторы Р. И. Кузьмин, А. К. Кавос и А. И. Кракау, состоявшие на службе Министерства императорского двора, засвидетельствовали, что «работы по сей ванне произведены с надлежащею прочностью и чистотою, а внутренние украшения с особенною изящностию из лучших материалов, согласно смете и утвержденному проэкту».

Тогда же Монигетти представил на утверждение Николая I собственные эскизы мебели и украшений, которые он предполагал разместить в Турецкой бане (21 предмет), на общую сумму 4000 рублей. Император утвердил эскизы и смету, после чего металлическая мебель (бронзовые часы, вазы, фонарики, светильники «глобусы» и чугунные скамейки) была заказана в Гальванопластическом заведении блаженной памяти принца Лейхтенбергского, деревянная мебель (стол и табурет, инкрустированные перламутром, и полки — у придворного столярного мастера Готлиба Якобса, а мягкая (турецкий диван " с обивкою синим сукном с маркетерию  разноцветных сукон, нашитием шелковых галунов золотистого цвета и привешением золоченых монет» и четыре таких же табурета) — у французского мастера Филиппо. В Лионском магазине в Санкт-Петербурге был приобретен французский ковер турецкого рисунка.

Здесь, к примеру, находились бронзовые часы, выполненные по рисунку зодчего и вошедшие в каталог высокохудожественных предметов из собрания царскосельских дворцов, опубликованный в 1888 году.

 

Россия. Санкт-Петербург Гальванопластическое и литейное заведение герцога Максимилиана Лейхтенбергского. Бронза, эмаль; золочение, окрашивание, роспись. Подробнее

 

В декабре архитектор лично едет в Москву для закупки там «мелочных вещей к омеблировке Турецкой бани», поскольку, «ка полагает он, настоящие турецкие [вещи. — А. Т.] в Москве — по ценам гораздо выгоднее, чем делать по заказу». Монигетти приобретает деревянные, инкрустированные перламутром, костью и черепахой комодик, столик с ящиком и табуреты; фарфоровые и медные золоченые сосуды и чашки; медный золоченый кальян и курильницу; кокосовые ложки, отделанные кораллом чубуки с хрустальными мундштуками, палки самбукового дерева и перламутровый веер. В рапорте Царскосельскому дворцо вому правлению он пишет: «Зная в точности по бытности моей в прежнее время заграницею и в самом Константинополе, какая употребительнейшая в Турции мебель и какими вещами украшают внутренность здания подобно выстроенному по моему проекту, я всемерно заботился о приискании точно таких вещей. [...] Все мною искупленное вполне согласуется с характером здания и смею заверить, как художник, к которому Правление, возлагая порученность эту должно иметь и доверие, что в достоинстве вещей никто не усумнится».

Обстановка нового павильона увлекла самого императора: на выставке произведений Императорских фарфорового и стеклянного заводов в Зимнем дворце Николай I присмотрел люстру «в мавританском вкусе» и «изволил назначить» ее в Турецкую баню взамен предложенной Монигетти, а также отправил туда «для помещения на столе [...] голубой суконный шитый золотом и шелками ковер, поднесенный [...] от графини Киселевой».

К осени 1853 года отделка и обстановка Турецкой бани были закончены.

В первые годы Турецкая баня использовалась по своему прямому назначению, однако в дальнейшем она превратилась в павильон, где можно было приятно отдохнуть.

 

После 1917 года павильон был законсервирован, и после проведения реставрационных работ в 1939 году, в 1941 году открыт "как музей".

 

1930-е

 

Во время войны 1941-1945 годов павильон был почти полностью разрушен.

А. Кучумов в письме своей жене от 23 июня 1944 года пишет: Самые тяжелые повреждения нанесены Турецкой бане. В помещение Дивана попал большой снаряд, вырвана наружная стена и задняя к баку. В полу большая дыра в подвал, куда рухнул разбитый на куски олонецкий мраморный фонтан-ниша (ажурный). Пострадали и все мелкие помещения. Лучше сохранился Главный зал, уцелели на местах подлинные Константинопольские фонтаны, но зато большие осыпи лепки, да и сам купол готов рухнуть. Внешне баня сохранила прежний облик, если смотреть со стороны противоположной пробоине, нет только полумесяца, венчающего минарет. Пирамида вновь покрылась мхом, среди густых шрослей живописно возвышаются мраморные колонны..."

 

 

В 1953 году восстановили только фасады.

Последующие капитальные ремонты памятника и ориентиры времени превратили его в подсобное помещение лодочной станции, что явно не способствовало сохранности художественного облика павильона в течение последних 30-40 лет.

 

1956 год, газета "Вперед":"Приобретено свыше 30 новых лодок. Всего на лодочной станции теперь более 100 лодок."

 

Современная реставрация

 

 

Павильон в 2006 году

 

В 2002-2003 гг разработан проект и техническая часть тендерной документации реставрации павильона Турецкая баня. Проектом предусматривался ремонт конструкций, гидроизоляция подвала, реставрация фасадов и интерьеров, инженерное оборудование здания, подсветка здания, ремонт наружных инженерных сетей и благоустройство прилегающей территории. В 2005 г организован и проведен конкурс по отбору подрядных организаций и фирм на выполнение работ по реставрации объекта. Заключен контракт на выполнение ремонтно-реставрационных работ с консорциумом в составе ООО ПСП Рест-Арт и ООО Рест-Арт-Проект. В декабре 2008 г в соответствии с Контрактом генеральным подрядчиком завершены работы по реставрации. Выполненные работы приняты Комиссией по приемке работ, назначенной приказом Министра культуры Российской Федерации.

 

 

Ольга Таратынова, директор ГМЗ "Царское Село: "В процессе работ выяснилось, что в аварийном состоянии находился минарет, он отклонялся от оси. Не хотелось его разбирать, но конструкторы настояли. Минарет выложили заново. Восстановили купол с накладным золоченым декором. Павильон засиял. Очень долго Турецкая баня в парке служила лодочной станцией. Ее стены внутри были закрашены краской. Когда краску сняли, под ней обнаружился искусственный мрамор, следы росписи. Ждут очереди на реставрацию мраморные фонтаны, вывезенные из Турции для Екатерины. Это большие чаши XVI – XVII веков для фонтанов, большие рельефы с надписями турецкой вязью. Архитектор Монигетти использовал мраморы, которые были вывезены из Турции, вмонтировал их в стену, обыграл. Мраморные панели старше Царского Села и Петербурга, они на учете как музейные экспонаты. Фонтаны будут функционировать, к ним сделана подводка. Живопись, которую нашли на куполах и сводах, отреставрируем за счет федерального бюджета. Проект получается совместным".

После реставрации павильон используется в теплое время года как музейный, позволив увеличить число и протяженность туристических маршрутов по Екатерининскому парку.

 

Источники:

  1. Яковкин И. "Описание Села Царского", 1825, КОЛО, СПб, 2008
  2. Вильчковский С.Н. "Царское Село", 1911, репринтное издание 1992
  3. Листов В. Н. Ипполит Монигетти. — Л.: Стройиздат, Ленингр. отд-ние, 1976. — 144 с., ил.
  4. Тоесева А. Монигетти. Сборник Архитекторы Царского Села. От Растрелли до Данини / Альбом, под ред. И. Ботт. — СПб.: Аврора, 2010. — 303 с.
  5. Семенова Г.В. "Царское Село: знакомое и незнакомое", 2009
  6. Царское Село. Путеводитель по дворцам и паркам. СПб, Изд-во Аврора, 2007 г., 256 с.
  7. Сайт "История города Пушкина"
  8. Справочник "Памятники истории и культуры Санкт-Петербурга", СПб, 2003
  9. Цылов Н.И. "Атлас города Царского Села", 1857, репринтное издание, 2007
  10. Письма А. Кучумова

 

все фотографии павильона Турецкая баня 

 

У Вас остались вопросы? Или появился комментарий  или уточнение к данной статье? Напишите их в комментарии под статьей — мы ответим Вам в течение суток!

 

Рейтинг: 0 Голосов: 0 12501 просмотр
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!