Навигатор по сайту Туристу Энциклопедия Царского Cела Клубы Форумы Доска объявлений


Авторизация
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?

Екатерининский парк. Ворота Любезным моим сослуживцам

Фотоальбом Ворота Любезным моим сослуживцам

 

На юго-восточной окраине Екатерининского парка против главных воротЗапасного дворца стоят монументальные чугунные ворота, сооруженные по проекту архитектора В. П. Стасова в 1817 году в честь победы России в Отечественной войне 1812 года.

Идея памятника и помещенные на воротах слова — «Любезным моим сослуживцам»  (на русском и французском языках) — принадлежат императору Александру I. Это простой, но бессмертный памятник признательности самодержца Всероссийского к военным — сподвижникам своим, прославившихся на поле битвы. Проект ворот «Любезным моим сослуживцам» был утвержден  императором Александром I 9 мая 1817 г.

"Новыя Триумфальные ворота", пишет в 1818 году Свиньин, "воздвигнуты Государем в Царском Селе, построены по рисунку архитектора Стасова. Памятник сей заслуживает совершенное внимание  знатоков, как в отношении к своему предмету, так и самим сооружением".

Как отметил историк архитектуры М. Михайлов, «эти колонны символизируют воинский строй — могучие усилия тысяч воинов, несущих на своих плечах героическое бремя войны». Вся композиция в целом выражает идею воинского долга и подвига.

На этом месте во временаЕкатерины II стоял казачий двор для лейб-казаков, приходивших в караул на время высочайшего присутствия двора в Царском Селе.

Ворота первоначально были установлены около Адмиралтейства, на границе Екатерининского парка и Софийской дороги (н. Кадетский бульвар). Подряд на изготовление фундамента из «цокольного гранитного камня» за 3000 рублей получил купец Копылов. Когда ворота решили перенести, он же изготовил новый, фундамент.

Сейчас ворота находятся при входе в Екатерининский парк со стороны Павловска и ими ограничивалась дорога, проложенная Государем в парке для прогулок его в линейках и дрожках. 

Из трех вариантов проекта ворот — из пудостского камня, гранита и чугуна — был утвержден последний 9 мая 1817 года. В. П. Стасов хотел украсить ворота статуями и группами трофеев, но этот замысел не был осуществлен. В облике величественного сооружения, состоящего из четырех пар чугунных колонн дорического ордера, которые поддерживают тяжелый антаблемент, сказалось тяготение архитектора классициста к суровым и мужественным, ясным и лаконичным формам. Ворота выполнены в виде портика, составленного из 8 колонн.

В этом сооружении Стасов применил греко-дорический ордер своеобразных отношений. Так, колонны имеют пропорции 1: 6, характерные для поздней Греции (например, храма Афины Алей в Тегее, первая половина IV в.), а отношения антаблемента к высоте колонн, равные 1:3, близки к пропорциям дорических построек периода расцвета (Пропилей и Парфенона в Афинах).

Колонны в портике поставлены свободно, что вызвало необходимость расположить по два триглифа над крайними интерколумниями и три — средним. Эхин, как в Парфеноне, по очертаниям строг, но имеет вынос по отношению верхнего диаметра колонн (0,25) больший, чем в Парфеноне (0,18).

Используя греческие формы и композиции, Стасов подыскивал такие пропорции, которые соответствовали бы конкретной функции, выполняемой сооружением. Тяжелые пропорции и тесная расстановка колонн, характерные для раннегреческих построек, не соответствовали бы назначению ворот: быть не только триумфальным памятником, но и служить проездными садовыми воротами. Отсюда большие пролеты, облегченность пропорций.

 

 

Но вместе с тем подчеркнута монументальность, приличествующая торжественности сооружения, связанного с важным историческим событием; в этом произведении подкупает строгость форм и композиционная простота. Немногие декоративные элементы — венки, акцентирующие триумфальный характер сооружения,— не отвлекают от композиции в целом. Будучи расположены снизу на архитраве и в кессонах, они появляются в поле зрения лишь при детальном осмотре.

Восемь колонн, высотой почти 6 м по модели, изготовленной в Петербурге под надзором Стасова, были отлиты, как пишет директор казенных заводов А. А. Фуллон, «на Александровском пушечном заводе в Петрозаводске и доставлены в Санкт-Петербург в два месяца, не взирая на то, что приготовление необычных и огромных опор, равно как и самого места для установления оных, требовало много времени, соображения и трудов.

Между тем, в продолжении мая, июня и июля 1817 г. отлиты и отделаны были на Санкт-Петербургском литейном заводе все прочие вещи и украшения для составления означенных ворот», установка которых, по словам Фуллона, была полностью закончена в августе 1817 г.

Все части ворот сих вылиты из чугуна и весят все вместе 6289 пуд. 28 фунт (1006 тонн).

Колонны доставлялись водой в Санкт-Петербург, а затем по суше — в Царское Село. Сборку антамблемента и установку произвели мастера петербургского завода; все работы заняли всего 92 дня и были завершены 17 августа 1817 года.

Строительство осуществлялось под непосредственным руководством помощника Стасова — архитектора Диммерта. Фундамент из бутовой плиты с гранитным ростверком на сваях выполнялся параллельно отливке колоннады. В среднем ее пролете были расположены створки ворот, а в крайних — установлены решетки из вертикальных пик с декоративными щитами на их фоне.  

 

 

Величина и огромность размера сего сооружения требовали и совершенно новых соображений и мер. Для сего нужны были не только искуссные мастера и работники, но построение особой плавильни, на которой можно было отливать части, длиной более 20 футов, каковых плавилен нет почти в европе. Сверх того, необходимо нужно было изобрести новые способы для успешного отлития чугуна в столь большой массе: ибо он мог бы или застыть не дойдя до конца формы, или протекая с необычайным стремлением — разорвать оную.

Словом, для произведения с успехом сего мероприятия, нужен был человек, столько же знающий свое дело, сколько и могущий найти в самом себе способы, до сих пор неизвестные. Г.Кларк (мастер пушечного литья), находящийся при плавильных заводах в Петрозаводске и занимавшийся отлитием колонных сих, совершил оное с искусством и благоразумием, делающих ему честь, но и сам он сознается, что успехом своим весьма много обязан необыкновенному проворству и ловкости русских работников. В самом деле, невозможно не подивиться сооружению ворот сих в течении 92 дней, из числа коих нужно исключить время, употребленное на перевоз колонн 560 верст водою до Петербурга и оттуда сухим путем до сего места. 

"Памятник сей соединяет в себе характер величественной, благородной простоты, и может быть поражал бы еще более своей огромностью и оригинальностию, если бы цвет краски, коею покрыт он для сбережения от ржавчины, походил ближе к цвету чугуна и тем не закрывал бы достоинства истиннаго вещества сего."

Окончательная отделка ворот была завершена в октябре 1817 г., однако на улице Волконского (н. Парковая) они простояли около трех лет и в 1821 г. были перенесены на Садовую улицу и установлены напротив только что выстроенного дворца Кочубея, на новом участке Садовой улицы, проложенном в 1819 г. в сторону Павловска.

 

 

Мысль перенести на эту парадную магистраль триумфальные ворота, возможно, принадлежала Стасову. Как это ясно из документов, Александр I имел с ним беседу, после которой 24 марта 1821 г. отдал распоряжение «приступить к заложению фундамента для чугунных ворот в полукруге, что против дома гр. Кочубея — о месте, где именно вороты сии должны быть поставлены, подробно известны архитектор Стасов и Менелас, почему в. пр. и надлежит без потери времени приступить к заложению для оных фундамента».

Стасов должен был переработать композицию с учетом нового места, для чего следовало дополнительно запроектировать решетку для ограждения полуовальной площадки. Зодчий предполагал поставить по сторонам площади на чугунных пьедесталах скульптурные арматуры, похожие на те, какими он украшал Кремлевский дворец и какие проектировал для Виленского дворца. Однако в целях сокращения ассигнований они из сметы были исключены.

 

 

Исполнителем работ был назначен архитектор Менелас. А. Менелас писал в Контору строений "Для поставления по обеим сторонам новых чугунных ворот в Царскосельском Большом саду Государь Император Высочайше повелеть соизволил чугунную решетку, сходно с имеющейся при оных воротах таковою решеткою [...] сообщить казенному чугунолитейному заводу отлитии сказанной решетки [...] по имеющейся на оном заводе модели».

Устройство по сторонам колоннады новой решетки вызывало необходимость в дополнительном, третьем, варианте накладного щита. Этот серповидный щит с головой медузы по рисунку и плас-тике особенно интересен и делает живописной строгую ограду, на которой он чередуется с продолговатым шестигранным, в то время как круглые щиты размещены лишь на створках ворот. Подобный прием оформления решетки станет характерным для Стасова.

 

 

В 1828 году к воротам была пристроеначугунная решетка на невысоком гранитном цоколе, украшеннаящитами, масками имечами. Проект решетки, разработанный В. П. Стасовым, осуществил архитектор А. А. Менелас; модели для отливки орнаментальных деталей ограды вырезал из дерева мастер-резчик Карл Шейбе.

 

 

Все работы по устройству новых фундаментов и цоколя, переносу чугунной колоннады и установке ограды были закончены осенью 1821 г.

Своеобразный ансамбль предвратной площади с воротами и оградой сохранился до наших дней во всех своих деталях. Он свидетельствует не только об искусстве Стасова, но и о высоком уровне техники литейного дела в России в 1820-х годах.

Во время Великой Отечественной войны решетка получила многочисленные повреждения; в послевоенный период оказались утрачены два ее звена и «веер», примыкающий к ограждению плотины.

В 1970–1971 годах была произведена реставрация решетки и гранитного цоколя; расколотый чугунный щит с частично утраченным декором был полностью восстановлен.

Газета Вперед за 1969 год: Восстановить в первоначальном виде ворота, и прилегающую к ним решетку, поручено бригаде Специальных научно-реставрационных мастерских Ленгорисполкома во главе с механиком Дмитрием Александровичем Потаповым. Много сложных проблем стоит перед реставраторами. Достаточно сказать, что предстоит отлить свыше 2000 фигурных украшений. Но основная трудность в том, что ворота сделаны из чугуна, а этот металл, как известно, очень плохо поддается сварке. Сейчас восстановление ворот идет полным ходом. Заменяются старые стойки, щиты, пики и другие украшения, очищаются от ржавчины колонны. Скоро будут отлиты и укреплены в своем прежнем месте утраченные буквы. И на воротах снова засияют золотом три знаменитых слова — «Любезным моим сослуживцам».
А. ГРОМОВ

Сегодня триумфальные ворота и решетка вновь требуют реставрации. 

 

 

Источники:

  • И.Яковкин "Описание Села Царского", 1825
  • С.Н.Вильчковский "Царское Село", 1911
  • Пилявский В. И. Стасов. Архитектор. Л.: Госстройиздат, 1963, 251 с., ил.
  • Архитекторы Царского Села. От Растрелли до Данини / Альбом, под ред. И. Ботт. — СПб.: Аврора, 2010. — 303 с.
  • Г.Семенова "Царское Село: знакомое и незнакомое", 2009
  • Царское Село. Путеводитель по дворцам и паркам. СПб, Изд-во Аврора, 2007 г., 256 с.
  • Газета Вперед 

 

У Вас остались вопросы? Или появился комментарий  или уточнение к данной статье? Напишите их в комментарии под статьей — мы ответим Вам в течение суток!

Рейтинг: +1 Голосов: 1 13643 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!