Навигатор по сайту Туристу Энциклопедия Царского Cела Клубы Форумы Доска объявлений


Авторизация
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?

Госпитальная 5. Церковь Дворцового госпиталя Царского Села

 

23 сентября 1808 г. состоялось Высочайшее повеление остроить новые здания для богадельни и больницы с церковью, аптекой и садом.

Проект больницы и богадельни, разработанный архитектором В.И. Гесте, автором нового плана Царского Села, был Высочайше утвержден 9 марта 1809 г. Строительство продолжалось с 1809 по 1817 г. Деревянный на каменном фундаменте ансамбль Дворцового госпиталя состоял из 15 зданий.

 

  • Мартынов Хрисанф - ЦС госпитальной Благовещенской церкви госпитальный надзиратель, 72 л., горячка, 1819
  • Яковлев Симеон - ЦС Благовещенской госпитальной церкви отставной священник, 87 л., старость, 1825
  • Яковлева Наталья Ивановна -  жена священника, 62 л., старость, умерла 1819
  • Антонов Гавриил - Госпитальной Благовещенской церкви священник, 27 л., паралич, 1825

 

В столовой богадельни был установлен старинный походный иконостас (до этого хранившийся в придворной церкви), и освящён храм во имя Благовещения Пресвятой Богородицы. В эту же церковь была перенесена утварь и переведён причт упразднённой в том же году Цареконстантиновской церкви.

В госпитале была еще одна церковь — Скорбященская, к которой с 1817 по 1824 г. приписали кладбищенский храм Казанской Божией Матери. Престол, утварь и колокол для нее использовали из упраздненной в том же году Цареконстантиновской церкви в Софии, сюда же перевели и причт упраздненной церкви.

В церковь вёл вход с парадной лестницы. Одновременно с храмом, во дворе над зданием кладовой, была сооружена одноярусная каменная колокольня, на которой находились 5 колоколов (самый большой из них — весом 82 пуда 13 фунтов). 

Церковь была освящена 30 Сентября 1852 г. местным благочинным (священником церкви села Большое Кузьмине) Антонием Игнатьевым во имя иконы Божией Матери «Всех Скорбящих Радосте». Находившиеся прежде в храме иконостас и престол старинной походной церкви были перемещены в часовню на госпитальном дворе, а вместо него был установлен новый трёхъярусный иконостас белого цвета с позолотой по местам, иконы в котором были написаны академиками К. А. Горбуновым и Серебряковым. На Горнем месте алтаря находился образ Господа Вседержителя, перенесённый из Цареконстантиновской церкви и обновлённый академиком Горбуновым.

Главную святыню храма составлял образ Божией Матери «Всех Скорбящих Радосте», исполненный тем же академиком Горбуновым и украшенный сребропозлащённой ризой и драгоценными камнями. С этим образом совершались крестные ходы по Царскому Селу и окрестным селениям, где перед ним служили молебны.

С 1884 года старостой церкви состоял Смирнов Федор Иванович- бургомистр Царского Села. Как сообщал в 1884 г. священник этого храма Николай Соколов: «кроме призреваемыхъ и служащихъ, въ числе 100 человекъ, церковь посещаютъ и посторонние богомольцы, ...которыхь въ храмовый праздникъ собирается сюда до 800 человекъ». Церковный причт состоял из священника, дьякона и двух псаломщиков, на содержание которых отпускалось такое же жалование, как и при упразднённой Цареконстантиновской церкви.

В 1907-1908 гг. по проекту архитектора А. Р. Баха надстроили жилой дом для служащих, возвели прозекторскую (секционную) и по проекту архитектора С.А. Данини построили часовню.

В 1908 г. создается комиссия по переустройству царскосельского Дворцового госпиталя с участием известных докторов А.Ф. Гаазе и Е.С. Боткина. На работу сюда по воле императрицы Александры Федоровны пригласили княжну В.И. Гедройц , женщину-врача, выдающегося хирурга.  Составление проектов и руководство строительными работами осуществлял архитектор Царскосельского дворцового правления архитектор С.А. Данини.

Домовая церковь госпиталя, размещавшаяся на втором этаже главного против главного входа, к началу XX в. потребовала расширения. Кроме больных, богослужения в ней охотно посещали и горожане. Многих привлекала чтимая икона Божией Матери «Всех Скорбящих Радость». Кроме того, т. к. в госпитале было родильное отделение, именно в этой церкви часто крестили младенцев, которые впоследствии становились ее прихожанами. Церковные книги и утварь были перенесены сюда из деревянной Константиновской церкви, построенной при Екатерине II в соседнем городке Софии и позже (в 1817 г.) упраздненной.

Наплыв народа по праздникам был такой, что люди слушали литургию в давке и духоте, стоя в больничных коридорах и на маршах главной лестницы, которую так хвалил император Николай I, присутствовавший на открытии госпиталя.

В августе 1909 г. С. А. Данини представил старосте госпитальной церкви Ивану Григорьевичу Кучумову проект перестройки церкви и смету на 30 000 рублей. В пояснительной записке архитектор определяет две цели проекта — устройство отдельного входа для прихожан и увеличение вместительности церкви в два раза (до 600 человек). Церковь увеличивается в длину, для чего алтарная абсида вместе с прилегающей стеной ломается. Уровень пола пристраиваемой части понижается на одну сажень, чтобы избежать устройства лестницы. Существующая часть церкви остается без изменений и служит хорами со входом из госпитального коридора, она соединяется с новой пристройкой широкой лестницей с северной стороны. В подвале предполагалось устроить кладовую. Проект — довольно хитроумный, если не сказать виртуозный — был реализован лишь отчасти.

Пожертвования на новую церковь составили 12 000 рублей, еще 7000 обещал петербургский митрополит Антоний, но оставшейся суммы в виде беспроцентной ссуды найти не удалось. Дворцовое управление отказало, ссылаясь на то, что теснота в церкви — проблема прихожан, а не госпиталя. Были попытки привлечь доходы от тотализатора (на скачках), но эти доходы использовались только на благотворительные нужды. Строительный комитет, в который входили известные люди — князь М. С. Путятин, лейб-медик В. П. Боткин, полковник С. Н. Вильчковский — в поисках средств обращались даже к торговому дому Саввы Морозова.

Шло время, пожертвования накапливались, наконец, весной 1913 г. решено было приступить к строительству. Это был год 300-летия Дома Романовых, а также 1600-летия Миланского эдикта. Кроме того, летом в госпитале устраивали центральное отопление, и удобно было совместить два направления работ. В начале июня Данини получил разрешение министерства Двора на строительство.

Государь пожертвовал колокол (в 36 пудов веса), подаренный ему во время юбилейных торжеств С. Н. Забенкиным. В это же время в стройкомитсте родилась идея, которую первым озвучил Вильчковский,—сделать в подвале устраиваемой церкви нижний придел в честь равноапостольных царя Константина и царицы Елены, в память одновременно и автора Миланского эдикта, и Константиновской церкви в Софии. Эту нижнюю церковь решили устроить наподобие древних «пещерных» церквей V-VI вв. Имитация зашла столь далеко, что, кроме кресла для императора, было изготовлено и кресло для патриарха. Постройка нижней церкви стала возможна благодаря пожертвованию 10 000 рублей петербургским православным купцом французского происхождения Яковом Владимировичем Роде. «Верхнюю», основную, церковь предполагалось отделать в стиле времени царя Михаила Федоровича. Снаружи пристройка должна была быть выполнена в архитектурном стиле госпиталя, не нарушая целостности здания.

Данини и Вильчковский получили у директора Императорского Эрмитажа графа Д. И. Толстого разрешение «ознакомиться с литературой и художественными образцами древних эпох и сделать необходимые фотографии». С. И. Вашкову в Москве были заказаны эскизы утвари, Н. С. Емельянову — эскизы икон. (Емельянов расписывал нижний храм федоровского собора, возможно, ему принадлежит один из канонических образов св. Серафима Саровского.)

Все работы предполагалось завершить за один сезон. 18 августа было торжественно совершено поднятие колоколов на звонницу и водружен крест на купол церкви. В январском номере журнала «Зодчий» за 1914 г. в разделе хроники появилась заметка следующего содержания: «Царское Село. 22 декабря 1913 года освящена церковь придворного госпиталя, построенная арх. Данини и рассчитанная на 600 человек». Площадь обновленной церкви составила 83,5 кв. саженей (без хоров), по расчету завода Сан-Галли для устройства центрального отопления.

В начале предполагалось, что нижнюю церковь можно будет открыть раньше верхней, но солидное пожертвование Роде, именно на нижнюю церковь, по-видимому, изменило планы. Были привлечены значительные художественные силы, в строительный комитет вошел министр Двора барон В. Б. Фредерикс.

Из письма Александры Федоровны 21 октября 1914 года: ... Отсюда мы отправились осматривать маленький пещерный храм, находящийся под старым дворцовым госпиталем, здесь была церковь во времена Екатерины. Это было устроено в память 300-летнего юбилея. Этот храм прямо очарователен. Все в нем подобрано Вильчковским в чистейшем и древнейшем византийском стиле, отлично выдержанном. Ты должен осмотреть его. Освящение состоится в воскресенье в 10 часов, и мы поведем туда тех из наших офицеров и солдат, которые уже могут самостоятельно передвигаться. Имеются таблицы с обозначением фамилий раненых, умерших во всех наших Царскосельских лазаретах, а также офицеров, получивших Георгиевские кресты или Золотое оружие. ..."

Освящение церкви состоялось только 26 октября 1914 г. Накануне освящения, перед всенощной, Вильчковский вручил императрице доклад с описанием церкви. Тогда же Александра федоровна «повелела обратить нижний храм в памятник дел милосердия, лечения и призрения раненых воинов настоящей войны и поместить на стенах доски с занесением на них имен всех прошедших через лазареты царскосельского района воинов, награжденных за боевые отличия и всех, в пределах этого района от ран скончавшихся».

Из письма вл кн Ольги Николаевны Николаю II 26 октября: "Золотой мой Папа! Мне очень жалко, что не написала Тебе вчера, но у меня совершенно не было свободного времени. Освящение церкви прошло благополучно. Было очень жарко и родственники были. Дядя Костя с женой, Еленой, Костей, Игорем и Георгием, старая тетя Ольга и дядя Павел, и все это стояло с нами в комнатке около алтаря. Оттуда мы зашли на минутку к нашим раненым. Они почти все были тоже в церкви."

1600-летие Миланского эдикта праздновалось по всему миру, католиками — весной 1913 г. Так как точная дата эдикта неизвестна, в России торжества были отнесены на I сентября, праздник Воздвижения Честного и Животворящего Креста. Было специальное постановление Св. Синода, благословившего крестные ходы, торжественные собрания в духовно-учебных заведениях, в церковных школах — чтения для народа.

Миланский эдикт императора Константина прекращал трехвековые гонения на христиан. Он устанавливал равенство христианства с другими дозволенными в Риме языческими культами. Это был лишь первый шаг в политике Константина. Следующим было объявление христианства единственной легитимной религией и отмена языческих культов. Так создавалась идеология христианской империи, государства, способствующего распространению религии внутри страны и во всем мире. Мало кто из праздновавших в 1913 г. «юбилей христианской свободы», понимал, что качестве официальной идеологии христианству осталось послужить в России всего несколько лет.

Интерьер верхней  Скорбященской церкви был стилизован под храмовое убранство XVII в. Церковь была заново освящена 22 Декабря 1913 г. епископом Нарвским Никандром (Феноменовым) в сослужении местного духовенства в присутствии Обер-прокурора Святейшего Синода В. К. Саблера, начальника Дворцового управления Князя М. С. Путятина и других.

Февраль 1915 г.

"Госпитальная церковь придворного ведомства по слухам скоро переходит из епархиального в придворное ведомство. Новый штат будет состоять из двух священников, диакона и двух псаломщиков. Ставленником на открывшуюся должность второго священника называют диакона той же церкви отца Чуба".4

В марте 1915 г. верхняя — Скорбященская, и нижняя — Цареконстантиновская церкви были переданы из епархиального ведомства в придворное, в котором и состояли вплоть до 1917 г. На протяжении 34 лет — с 1896 г. и вплоть до закрытия храма — его бессменным настоятелем являлся протоиерей Иаков Иосифович Червяковский.

После большевистского переворота 1917 года в здании госпиталя открылась городская больница и амбулатория, однако церковь была оставлена верующим.

Первую попытку закрытия храма Детскосельский горсовет предпринял ещё в Сентябре 1927 г..

Сама часовня была закрыта по постановлению Леноблисполкома от 28 Ноября 1929 г.

Однако окончательно он был закрыт лишь по постановлению ВЦИК от 5 Февраля 1930 г. Часть икон и облачений, в том числе и образ Божией Матери «Всех Скорбящих Радосте» в Апреле 1930 г. были переданы в Екатерининский собор, остальные церковные облачения (в количестве 118 штук) были переданы торговой конторе «Антиквариат». Несколько особо ценных икон и старинный иконостас из часовни в Марте 1930 года были перенесены в Екатерининский дворец-музей.

В настоящее время здание Дворцового госпиталя занимает городская больница им. Н. А. Семашко, помещение бывшей церкви занято под конференц-зал, в котором, правда, с января 2004 г. причту вышеназванной церкви раз в неделю разрешается отслужить молебен. С 2001 г. при больнице начало действовать Сестричество милосердия, призванное обеспечить уход за больными, проходящими здесь курс лечения.

 

Упомянуты:

  • Священник Павел Антонович Благовещенский, 33 л., рукоп. 1852 г., из Петербургской епархии, студент семинарии.
  • Диакон Николай Алексеевич Черенский, 36 л., рукоп. 1858 г., из Петербургской епархии.

 

Источники:

  1. Семенова Г.В. Царское Село:знакомое и незнакомое. .-М.ЦентрПолиграф, 2009.- 638, (2) с.
  2. Козлов А.В. Сильвио Данини: материалы к творческой биографии /А.В.Козлов.СПб:КОЛО, 2010.- 240 с.:ил.
  3. Мещанинов М.Ю. Храмы Царского Села, Павловска и их ближайших окрестностей. Краткий исторический справочник. СПб, Genio Loci, 2007.-583 с
  4. "Царскосельское дело" №9 пятница 27 февраля 1915 года
  5. Шмелев Ю. К 190-летию Царскосельского госпиталя: Два века истории

 

Рейтинг: +1 Голосов: 1 5919 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!