Навигатор по сайту Туристу Энциклопедия Царского Cела Клубы Форумы Доска объявлений


Авторизация
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?

Кадетский 11. Офицерское собрание Кирасирского полка

Кадетский бульвар, 11. Офицерское собрание Лейб-гвардии ЕИВ Кирасирского полка. (фотоальбом)

На углу Кадетского бульвара и ныне не существующей части Артиллерийской улицы стоит небольшое двухэтажное здание - это бывшее Офицерское собрание Лейб-гвардии ЕИВ Кирасирского полка.

Фотография здания собрания 1900-х гг, сделана со стороны Кадетского бульвара и Артллерийской улицы- слева хорошо видны шторы веранды, которая на плане здания отмечена как раз с этой стороны.

Первое здание на это углу было построено в 1830-е годы; автор не установлен, его первая перестройка была осуществлена в 1850-е годы.

В Атласе Цылова 1858 года здание обозначено уже как приют Лейб-гвардии Кирасирского полка, небольшое одноэтажное здание на каменном подвале.

Подробный план здания Офицерского собрания в 1900-е гг составил бывший штабс-ротмистр полка А.С. Бразоль.

Планом расположения полка, где оно обозначено на углу Артиллерийской улицы и Кадетского бульвара и планом самого здания ОС с нами любезно поделились реставраторы Иулиановской церкви Кирасирского полка, находящейся в двух шагах от Офицерского собрания:

 

Из описания празднования 200-летия полка, которое отмечалось 18 июля 1902 года, можно узнать, что в новом здании офицерского собрания состоялся завтрак на 200 человек. После завтрака, Их Величества и Их Императорские Высочества изволили выходить на веранду и в сад, где изволили сниматься в группе, вместе с присутствовавшими и милостиво беседовать. Их Величества, Государь Император и Государыни Императрицы Мария Феодоровна и Александра Феодоровна и Его Императорское Высочество Великий Князь Владимир Александрович, находясь в саду офицерского собрания, посадили в память по одному дубку. Затем, в исходе четвертого часа, Их Величества и Их Высочества, отбыли из офицерского собрания при громких кликах "ура".

Эта фотография сделана у здания Офицерского собрания в день празднования 200-летия полка. Та самая веранда, которую отмечает в своем плане А. Брозоль и которая видна на первой фотографии,.

Из плана можно составить список помещений и служб Офицерского собрания:

1 этаж:

  1. Парадный вход со стороны бульвара
  2. Сени с лестницей на второй этаж
  3. Гардероб (вешалки)
  4. Парикмахерская
  5. Уборная
  6. Веранда с выходом в сад
  7. Сразу у веранды- Портретная
  8. Из Портретной выход в Зал - самое большое помещение 1 этажа
  9. Из Зала выход в Столовую
  10. Гостиную
  11. и Закусочную
  12. Уборная
  13. Буфет
  14. Кухня
  15. Посудная
  16. и еще одна лестница на второй этаж
  17. Черный вход с обратной от бульвара стороны

2 этаж:

  1. Лестничная площадка со стороны бульвара
  2. Музей (!)
  3. Комната дежурного офицера
  4. Библиотека
  5. Дежурная
  6. Билльярдная
  7. "Мертвецкая"
  8. Хоры
  9. Комната для вольнопределяющихся
  10. Комната для прислуги
  11. и лестничная площадка к черному входу

 

Интересна комната с весьма красноречивым названием "Мертвецкая". Смеем предположить, что там находилась комната отдыха приезжих в полк офицеров, в которой так же имели возможность проспаться подвыпившие офицеры. В повести А.Куприна "Поединок" он описывает похожую комнату:

"Комната эта предназначалась для временного жилья офицерам, приезжавшим из дальних отдельных стоянок в штаб полка. Но в нее обыкновенно складывали во время вечеров, по двое и даже по трое на одну кровать, особенно пьяных офицеров. Поэтому она также носила название "мертвецкой комнаты", "трупарни" и "морга". В этих названиях крылась бессознательная, но страшная жизненная ирония, потому что с того времени, как полк стоял в городе, - в офицерских номерах, именно да этих самых двух кроватях, уже застрелилось несколько офицеров и один денщик..."

Современное нам здание состоит из двух частей, меньшая находится с обратной от бульвара стороны.

Фасад по бульвару в 6 окон, фасад меньшей части по торцу- в три, так же, как и на фотографии Офицерского собрания Кирасирского полка 1900-х гг.

То, что здание неоднократно расширяли, хорошо видно с обратной от бульвара стороны здания:

Последняя реконструкция здания была после войны, в  1955, об этом говорит надпись "1955", выложенная на полу 1-го подъезда. Вероятно, до 1955 печных труб было больше. В ходе послевоенной перестройки и был значительно увеличен основной объем здания.

Майоров Валерий.:

Я жил в этом доме с 1957 по 1967 г. В доме жили в основном семьи офицеров военно-строительного училища ПВВСТУ. Дом был построен или пристроен к существовавшей с тыльной от ул.Киквидзе стороны в 1955 г. Вокруг дома были бараки и ледник для соленостей в бочках. который мы с пацанами иногда "посещали". С тыльной стороны пристроенная угольная котельная. В кв.14 на втором этаже жил Герой Советского Союза полковник Яроцкий И. (герой войны с японцами)

 

Мы пока не обнаружили подробного описания жизни офицерского собрания Царскосельского Кирасирского полка, но на примере Гатчинского Кирасирского полка можем составить себе представление об этом.

 

Особое место в жизни офицеров отводилось офицерскому собранию.

Оно являлось важнейшим инструментом поддержания дружеских отношений между офицерами, что способствовало развитию корпоративности в офицерской среде. В России военные собрания (клубы) возникли во второй половине XVIII века.

В 1824 году по распоряжению генерала от артиллерии графа А.А. Аракчеева в войсках и, особенно, в появившихся военных поселениях, было приказано устроить библиотеки и "офицерские ресторации", послужившие прототипом военных или Офицерских собраний. В "офицерских ресторациях" строго запрещалось "иметь горячие напитки", "вовсе употреблять шампанское вино", брать по "записи". Однако предоставлялась возможность иметь "дешевый стол", "для большего удовольствия" устраивать собрания с музыкой, скромную игру в "бостон, вист и пикет, в шашки, в шахматы", а приезжим разрешалось "останавливаться с удобствами в покоях".

В 1869 году мысль об устройстве Военных (офицерских) собраний в войсках заинтересовала военное министерство. Была учреждена комиссия по образованию в войсках "подобных собраний и военных библиотек". Работа ее шла настолько успешно, что через два года Военные собрания были открыты во многих частях Варшавского, Виленского и Финляндского военных округов. "Общие офицерские столы" получили распространение и во время выхода частей в лагеря. Это позволяло удешевить жизнь офицеров и, к тому же, они становятся чуть ли не единственным местом, где могли собираться и их семьи.

Важной вехой в истории Офицерских собраний является 1873 год, когда впервые публикуется "Положение об Офицерских собраниях". В 1874 году офицерские собрания были открыты во всех дивизиях. Все они имели свои Уставы и полномочия, нередко с существенными отличиями. Поэтому в 1881 году приказом командующего войсками Гвардии и Петербургского военного округа вводится "Положение об офицерских собраниях в отдельных частях войск" Положение об офицерских собраниях в отдельных частях войск // Приказ по военному ведомству Љ 38 от 26 августа 1881 г. Спб., 1881.

Традиция, родившаяся в офицерской среде, приобрела форму закона, обязательного для всего офицерского корпуса, хотя и с сохранением своей традиционной сути. Целями создания офицерских собраний являлись: укрепление корпоративного духа офицеров в частях, утверждение и поддержание должных товарищеских отношений; содействие развитию и совершенствованию среди офицеров военного образования; поддержание офицеров материально; организация отдыха и досуга. В офицерском собрании размещались столовая, библиотека, фехтовальные и гимнастические залы, бильярд, тир, игровые комнаты и другое, так необходимое, особенно, для офицеров-холостяков.

Офицерское собрание, представляя собой единое целое с частью, находилось в прямом ведении ее командира, который и состоял его председателем. Все штаб- и обер-офицеры, служащие в части, а также прикомандированные, обязательно являлись членами офицерского собрания. Причем по традиции почетными членами собрания являлись бывшие командиры, которым был пожалован мундир части. Врачи и чиновники военного ведомства, находившиеся в штате части, не могли состоять членами собрания, но имели право его посещать. Женщины допускались только специальным решением общего собрания.

"Положение об офицерских собраниях в отдельных частях войск" определяло следующие права и обязанности членов собрания: участвовать в голосовании (общем собрании); быть выбранным в распорядительный комитет и для заведования одним из отделов хозяйства; посещать собрание, а также пользоваться столовой, библиотекой, играми и всем, "что будет устроено в собрании для занятий и развлечений"; заносить в книгу свои заявления относительно хозяйственных распоряжений и "излагать мнения, клонящиеся к благоустройству собрания"; "вводить в собрание свое семейство и знакомых".

Хозяйственной частью офицерского собрания заведовал распорядительный комитет, число членов и кандидатов которого определялось командиром части. Члены распо

рядительного комитета (три-четыре человека и один кандидат) избирались из офицеров, прослуживших не менее пяти лет в офицерских должностях. Председательствовал в комитете старший по званию. Для непосредственного заведования отделами хозяйства (заведующего столовой - "хозяина", заведующего библиотекой и другие) общим собранием избирались офицеры, прослужившие не менее трех лет в офицерских должностях. Все они входили также в распорядительный комитет. Офицеры, в первый раз избранные в члены и кандидаты распорядительного комитета, не могли отказаться от участия в нем без особо уважительной причины. Выборы проходили закрытым голосованием, претенденты должны были получить не менее 2/3 голосов присутствующих. Срок полномочия распорядительного комитета определялся, как правило, на один год.

Определенный интерес представляет экономическая организация офицерских собраний, функционировавшая на средства, поступающие из различных источников: сумм, отпускаемых из государственной казны на улучшение общественного быта офицеров; взносов членов собрания; денег, поступающих за игры, от помещений для приезжих и т. д. Размеры членских взносов определялись общим собранием офицеров и утверждались командиром части. Денежные штрафы в офицерских собраниях не допускались, за исключением штрафов по библиотеке, а также за порчу вещей, мебели, "битье посуды и прочее". Не устанавливалась и плата за вход в собрание.  Кроме того, ежемесячно офицер платил в виде взносов еще по 3 рубля.

Жизнеспособность офицерских собраний определялась, по-видимому, и тем, что среди офицеров было не так уж много семейных. Поэтому деятельность столовых и буфетов в офицерских собраниях по вполне понятным причинам выглядела весьма привлекательно.

Цены здесь были на 10 - 20 % ниже, чем в общей торговле, а время работы определялось общим собранием офицеров. Например, в Гродненском гусарском полку завтрак из двух блюд стоил 75 копеек, а обед из четырех блюд - 1 руль. Для сравнения - обед в ресторане обходился от 6 до 9 рублей.

Однако не во всех полках при расчете в столовых или буфетах использовались деньги.

В параграфе 67 Устава офицерских собраний 1874 г. написано: "Для облегчения офицеров в расчетах с буфетом, собрание имеет свои марки, ценою стоимости закуски, стакана чая, обеда и проч., каждый член и посетитель может купить их разом сколько угодно, но ни в коем случае они не могут иметь обращение вне собрания".

Что из себя представляли такие марки? Это были металлические - латунные или медные, некоторые из цинка или из сплава белого цвета - монеты, весьма похожие на настоящие деньги, однако без ссылок на банк и без символики Российской империи. Изготавливались эти марки в частных граверно-штамповочных мастерских относительно небольшими тиражами по заказам воинских частей и гарнизонов.

В кредит марки не выдавались, что видно из параграфа 68 того же Устава: "Общему собранию представляется вместо марок установить кредит, например, 5 рублей, свыше коих ничего в долг не отпускать и вычет этого долга производить обязательно из месячного жалования офицера".

Уставом 1897 года кредит вообще был запрещен. В параграфе 19 сказано: "Все расчеты производятся за наличные деньги и не иначе как в тот же день, до выхода из собрания; кредит не допускается ни в каком случае и ни по какому отделу потребления; для облегчения расчетов допускается обращение марок разной стоимости, смотря по предметам потребления".

Особой трезвостью нравы тех лет не отличались, но и злоупотребление спиртным не поощрялось. Во всяком случае, и здесь все делалось только по разрешению командира или старшего по званию в собрании.

Столовая (буфет) в офицерском собрании находилась или в непосредственном заведовании "хозяина", или сдавалась на определенных условиях в аренду частному лицу В "Положении о трактирном промысле" (Полное собрание законов Российской империи. Т. 13, Љ 9738, Закон от 8061893 г) имеется такая фраза: "от взимания трактирного сбора освобождены буфеты при военных собраниях, хозяйство которых ведется самими офицерами, без отдачи в аренду частным лицам". Отсюда напрашивается вывод, что сдача буфетов военных собраний в аренду была экономически невыгодна и являлась скорее исключением, чем правилом.

Постоянное участие в общем столе не было обязательным для членов собрания, но командир части поощрял это для сближения офицеров.

Помещения офицерских собраний хорошо оборудовались: размещались портреты героев, служивших в части, картины, альбомы, полковые реликвии, создавался уют и домашняя обстановка. Вот как выглядело собрание по описанию очевидцев. "Оно (собрание) помещалось против казарм, в большом новом и элегантном двухэтажном особняке с большими зеркальными окнами. Мы прошли роскошную переднюю с ливрейным швейцаром, просторный холл с парадной лестницей, уютно обставленную библиотеку, зимнюю столовую с красовавшимися на стенах кабаньими и лосиными головами и массивным резным буфетом, на котором сверкали разные серебряные братины и surtouts des tables (декоративные серебряные вазы). Столовая выходила в роскошный, но довольно безвкусный грот. Далее мы прошли огромную белую парадную залу с голубыми шторами и большим портретом императрицы Марии Федоровны в золотой раме и, наконец, очутились на длинном балконе, где к завтраку был накрыт большой стол, блиставший белоснежной скатертью и изобиловавший массированными серебряными графинами, солонками и прочей серебряной столовой утварью и приборами" Трубецкой С.В. Записки кирасира. М.: Россия, 1991. С. 20.

На офицерских собраниях проводились разборы учений, решались тактические задачи, читались лекции, делались различные сообщения, проходили беседы и т. д. Разрешались игры: шахматы, бильярд, домино, кегли и др. Из карточных игр допускались только коммерческие, причем на наличные деньги, а все азартные Отличия коммерческих игр от азартных заключаются в принципах игры. И в тех и в других присутствует азарт и жажда соперничества. И в тех и в других возможен расчет за деньги. Однако в коммерческих играх в основу положен логический компонент, т. е. возможность изменить ход игры в зависимости от мастерства игрока, тогда как в азартных играх все решает случай ("какая масть ляжет") и от игрока практически ничего не зависит, разве что от его везения, самообладания, хитрости и т. п. К коммерческим играм в карты можно отнести преферанс, вист, бридж, кинг, рамс и др. К азартным относятся двадцать одно, или "очко", баккара, макао, тринадцать и др.

Игры строго воспрещались.Этому мы находим подтверждения во многих воспоминаниях. "Карточная игра процветала у нас, - пишет офицер лейб-гвардии Павловского полка Редькин А.П., - но играли только в коммерческие игры: неизбежный преферанс, винт, бридж. Азартные игры были строжайше запрещены общим собранием офицеров после печального случая с князем Вадбольским и Ломоносовым, когда первый убил на дуэли второго. Дежурный офицер, а дежурили поручики и штабс-капитаны, войдя в карточную комнату и, увидев азартную игру, подходил к старшему из играющих, будь то полковник, и говорил: "Господин полковник, на основании постановления общего собрания г.г. офицеров, прошу прекратить игру". На что тот, встав, отвечал: "Слушаю, г.г. офицеры, игра прекращена". Но это было за все мое пребывание в полку не более 2 - 3 раз"" Редькин А.П. Картинки мирной жизни Лейб-Гвардии Павловского полка. На огонек. Военная быль. Љ 47. 1961 .

А вот как об этом пишет в своей книге "Две жизни" генерал-лейтенант А.А. Самойло: "Играли в карты: молодежь - в рамс, генералы - в преферанс; изредка танцевали под музыку военного оркестра. Вечера заканчивались ужином "a la fourchette" (т. е. сидя, стоя, где кто хотел) без вина..." Самойло А.А. Две жизни. М.: Воениздат, 1958. С. 84.

Частными правилами определялся порядок и время пользования играми, плата за них. Время открытия и закрытия помещения собрания определялось командиром части, но практически оно было открыто почти круглые сутки. В офицерских собраниях проводились и семейные вечера: танцевальные, музыкальные и домашние спектакли (маскарады не разрешались).

Офицерское собрание сплачивало командный состав полка, воспитывало в офицерах уважение друг к другу. Вот почему офицер, получивший приказ о переводе, покидал родной полк с большим сожалением.

Насколько важное значение имели собрания для офицеров говорит тот факт, что даже во время военных действий офицеры умудрялись их обустраивать в полевых условиях. В письме матери в феврале 1916 года прапорщик А. Жиглинский писал: "Побывайте в собрании любого из полков, любой бригады! Узкая, длинная землянка, стены обшиты досками и изукрашены национальными лентами, вензелями и гирляндами из елок. Душно, накурено. Офицерство попивает чай, играет в карты, в разные игры, вроде скачек, "трик-трак" и т. д. Шахматы, шашки... В одном углу взрыв смеха - там молодой артиллерист тешит компанию сочными анекдотами. Веселый, тучный полковник с Георгием прислушивается, крутит головой, улыбаясь между ходом партнера и своим. Вот он же затягивает своим симпатичным, бархатным баритоном "Вниз по Волге-реке", и тотчас десяток-другой голосов подхватывает: "...выплывали стружки..." Поет и седой генерал, и молодой прапор... За длинным, самодельным, белым столом сидит не случайная компания, а милая, хорошая семья. Главное - дружная... Соединила всех не попойка, не общее горе - всех нас соединил долг и общее дело...". Нас соединил долг и общее дело // Красная звезда.1993. 9 окт.

Важным элементом сплочения офицерского коллектива являлись общие собрания офицеров части, являющимися высшим органом офицерского собрания. Они проводились с разрешения командира части, о чем объявлялось в приказе, с указанием дня, времени и вопросов, выносимых на обсуждение. Право вынесения вопросов для обсуждения на общих собраниях имел командир части. Обсуждались вопросы службы, быта офицеров, материальной обстановки, чести и достоинства, установление денежных взносов на нужды офицерского собрания, выборы в распорядительный комитет, выборы членов суда общества офицеров (суда чести), комиссии, заведующей офицерским заемным капиталом и др.

Общее собрание назначалось в дни, свободные от службы, и присутствие офицеров на нем было строго обязательно. Никто из них не имел права оставить собрание до его закрытия, уклониться от участия в общем голосовании или передать свое право голоса другому. Вел собрание председатель, каждый раз назначаемый командиром части из числа штаб-офицеров. Вопросы решались открытым голосованием, большинством присутствующих, за исключением выборов на различные должности (в распорядительный комитет, суд общества офицеров и т. д.), которые проводились закрытым голосованием, и результаты объявлялись приказом по части, причем командир части не имел права изменить решение собрания по выборам.

Офицеру предоставлялось право посещения офицерского собрания любой части, но чаще всего каждый предпочитал посещать лишь свое полковое.

В офицерских собраниях, кроме обычных правил приличия, должны были точно соблюдаться все требования дисциплины. Старший в чине из офицеров, находящихся в офицерском собрании, обязан был наблюдать за исполнением всех правил собрания. При несоблюдении кем-либо этих правил, каждый офицер, если напоминание оказывалось недейственным, обязан был доложить об этом старшему, распоряжения которого имели силу приказания.

Весьма строгими были правила допуска в офицерские собрания лиц, не являющихся их членами. Офицер нес моральную ответственность за того, кого он вводил в собрание, и не имел права покинуть собрание, пока там находились приглашенные им лица. Как правило, офицер представлял приглашенного другим офицерам и их женам. В первую очередь его представляли командиру части и "хозяину" собрания. Все правила офицерского собрания распространялись и на приглашенных.

Вот как писал журнал "Военный сборник" за 1898 год об обеде в офицерском собрании: "Несмотря на свободу обращения, все полно строгого, ласкающего взор приличия: нигде, даже после выпитого вина, не проскальзывает неловкая шутка, никто не фамильярничает со старшими и не позволяет себе бестактности в виде намека на протекцию, все это считается дурным тоном...". Военный сборник. Спб., 1898. Љ 11. С. 120.

Большое значение в сплочении офицеров, упрочения духа товарищества имели традиции так называемого ритуального или церемониального характера: встречи и проводы офицеров.Встреча молодого офицера в полку была большим торжеством. Закончив военное обучение, офицер направлялся в полк и там проходил, как правило, всю службу. Например, прием в гвардию, согласно устоявшемуся обычаю, проходил после рассмотрения так называемого "разбора" на общем собрании офицеров полка.

Сам ритуал приема молодого офицера в различных полках имел свои особенности, но в целом сводился к следующему: все происходило в офицерском собрании, в присутствии практически всех офицеров полка. Организовывался "парадный" обед, где молодому офицеру преподносился именной прибор, приглашались полковые музыканты.

Убывающего из части товарища, независимо от чина, полковая семья чествовала проводами, которые иногда называли "дорожным посошком", в которых принимал участие и командир части. Существовал также хороший обычай преподносить убывающему подарок и полковой жетон. Распорядительный комитет офицерского собрания обязан был проявить инициативу в вопросе о проводах товарища.

Вот как описаны проводы офицеров из полка в журнале "Офицерская жизнь" за 1912 год: "В собрании N-го гусарского полка царит необычное оживление. Трубачи заняли свое место возле столовой, где накрыт большой обеденный стол. Все офицеры в сборе и, видно, кого-то ждут. Пришел командир полка - красивый, громадного роста человек с сильно побелевшими волосами: но не его, по-видимому, ждали собравшиеся офицеры, так как и он, поздоровавшись со всеми, смешался в толпе ожидающих.

Вдруг раздались высокие задорные звуки гусарского полкового марша и вошли два поручика в парадной форме. Командир с приветливой улыбкой двинулся к ним навстречу, проговорив: "Вот и наши юбиляры!", - и пригласил всех занять места за столом.

N-й гусарский полк провожает сегодня двух своих товарищей; не было за столом обычного шума и оживления, не было слышно молодого задорного смеха с корнетского конца стола - всем было грустно. Сегодня в последний раз они собрались в товарищеской семье за прощальным бокалом вина, а завтра пять лет, проведенных ими в полковом кругу, будут для них далеким "милым прошлым", которое никогда не вернется.

Уходящие сидят рядом с командиром полка, произносятся теплые тосты и у всех чувство всеобщей неловкости. Командир полка от лица всех офицеров пожелал отъезжающим счастья и успехов в новой жизни. Все встали из-за стола и отправились сниматься. В последний раз прозвучал уходящим родной полковой марш...". Офицерская жизнь. 1912. Љ 2. С. 26.

Исключение из такого порядка проводов составляли "отщепенцы", уволенные по решению суда чести, которым никаких проводов не организовывали.

Все это еще раз убедительно свидетельствует о том, что внутреннюю основу воинского организма, прекраснейшую традицию офицерского корпуса составляет товарищество. "В нем, - писал генерал М.И. Драгомиров, - корень долга и самоотвержения, не вынужденных, но от сердца идущих; в сознании его единственный залог того, чтобы войско было одним телом, имело одну душу". Драгомиров М.И. Вопросы воспитания и обучения войск. М.: Воениздат, 1956. С. 166.

Источник: Морихин Владимир Егорович. Традиции офицерского корпуса русской армии

Рейтинг: +1 Голосов: 1 7487 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!