Навигатор по сайту Туристу Энциклопедия Царского Cела Клубы Форумы Доска объявлений


Авторизация
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?

Кадетский 7. Церковь св мученика Иулиана Тарсийского (Кирасирского полка)

 

Церковь Иулиана Тарсийского и Илии Пророка лейб-гвардии Кирасирского полка (фотоальбом)

Находится в историческом районе София на территории т.н. городка кирасир, Кадетский бульвар, дом 7. Церковь приписана к Софийскому собору и  является Памятником культуры Федерального значения.


Походная церковь

Сведений о годе учреждения походной церкви лейб-гвардии Кирасирского его величества полка не сохранилось. Известно, что походная церковь была в полку в Отечественную войну 1812 года.  В дальнейшем, походная церковь сопровождала полк в Венгерском походе 1849 года.

В приделе Софийского собора

27 февраля (10 марта) 1832 года Кирасирский полк прибыл в Царское Село из города Вендена (Лифляндской губернии). На благодарственном молебне присутствовал Николай I, который затем наблюдал занятие полком новых казарм.

Так как в казармах не нашлось места для полковой церкви, то для служб был назначен северный придел Софийского собора. К тому времени это был собор уже военного ведомства: в 1817 г. по высочайшему повелению он из ведомства епархиального был обращен в полковую церковь Л.Гв. Гусарского полка. После прибытия в Царское Село Кирасирского и Образцового пехотного полков священникам этих полков дозволено было служить в соборе по очереди.

По Петровскому воинскому уставу 1716 г. при каждом полку должен был состоять священник, и с тех пор во всех войнах России рядом с русским солдатом шел русский священник, рядом с воином мирским — воин духовный. Появились в полках и первые простенькие полковые церкви — в виде походных палаток с переносным иконостасом, которым пользовались и во время боевых действий. Палатки эти потом сменят церкви деревянные, а еще позднее в городе появятся и каменные полковые храмы — настоящие памятники архитектуры своего времени. У полковых храмов был ряд особенностей, которые отличали их от обычных церквей. Военное духовенство подчинялось тогда не Петербургскому митрополиту, а главному священнику гвардии и гренадер, армии и флота, переименованному с 1890 г. в Протопресвитера военного и морского духовенства.

Полковые церкви были настоящими мемориалами, музеями-памятниками воинской славы России. В них еще со времен Петра хранили драгоценные для полков реликвии — трофейные знамена, ключи от крепостей и городов, полковые знамена и штандарты, памятные награды, а позднее — документы и фотографии павших в боях офицеров и солдат. С 1847 г. по специальному указу Николая I в церквях военного ведомства стали устанавливать настенные мемориальные доски (бронзовые или мраморные) с именами погибших и умерших от ран полковых офицеров. С середины 19 века в храмах появятся и отдельные захоронения — по образцу Казанского Собора, где, как известно, был похоронен спаситель нашего Отечества — Михаил Илларионович Кутузов. Вот так, естественным образом и безо всякой помпы полковые церкви России начали соединять в себе три важнейших формы сохранения исторической памяти: храм, музей и некрополь!

В 1849 году в храме были устроены еще 2 придела: южный — св. А. Невского, и северный — равноапостольных царей Константина и Елены, отданный кирасирскому полку. У каждого полка императорской Гвардии был свой Святой Покровитель и, соответственно, свой полковой храмовый праздник. (Полковой храм или один из его приделов всегда освящали в честь и память какого-либо важного события из жизни полка: его основания, военной победы и т. д., объясняя событие Промыслом Божьим и увязывая памятную дату с соответствующим Святым из православных святцев).  До 1833 г. полковой праздник приходился на 9 Мая — день памяти перенесения мощей Святителя и Чудотворца Николая, а в 1833 г., в память 100-летия сформирования полка, было Высочайше поведено перенести полковой праздник на 21 Июня — день памяти св. мученика Иулиана Тарсийского (21 июня). По этому случаю был написан храмовый образ святого на кипарисовой доске в сребропозлащённом окладе.

Отдельный храм

К концу XIX века актуальным стал вопрос о возведении новой отдельной полковой церкви.

21 июня (3 июля) 1894 года, в день полкового праздника, состоялось освящение места, предназначенного для сооружения храма. После Литургии в Софийском соборе, которую возглавил протопресвитер военного и морского духовенства Александр Желобовский, к месту будущей постройки церкви был совершён крестный ход во главе с о. протопресвитером и при участии всех военных священников Царскосельского гарнизона.  На богослужении присутствовал весь полк в полном составе.  На месте постройки будущего храма было совершено праздничное молебствие с водоосвящением места храма, штандарта, военачальников и всех чинов полка, после чего провозглашена была вечная память почившим шефам полка и всем православным воинам за Веру, Царя и Отечество на поле брани живот свой положившим. По окончании торжества по русскому обычаю имел место быть завтрак.

Проект новой полковой каменной церкви, исполненный архитектором Владимиром Николаевичем Курицыным, был Высочайше одобрен 9 Мая 1895 г., а уже 17 Сентября состоялась её закладка, совершённая председателем Духовного правления при протопресвитере Военного и Морского духовенства протоиереем Григорием Словцовым в присутствии Императорской Четы и командующего войсками Петербургского военного округа Великого Князя Владимира Александровича.

Церковь строилась в память бракосочетания Их Императорских Величеств Государя Императора Николая Александровича и Государыни Императрицы Александры Феодоровны. Вследствие безвременной кончины Александра III, Николай II и Александра Федоровна (тогда принцесса Алиса) вынуждены были из-за траура жениться без традиционной для таких событий помпы. Вероятно, и этим обстоятельством тоже объясняется посвящение церкви памяти их бракосочетания.

Ко дню основания храма в середине алтарной стены в фундаменте было приготовлено место закладки, над этим местом растянут шатер, а все вокруг — разукрашено щитами с вензелями, флагами, перевито гирляндами зелени и обставлено тропическими растениями. К 1,5 часу дня полк в полном составе в парадной форме выстроился у места закладки: на правом фланге — хор трубачей, на левом — инвалиды Чесменской богадельни, прежде служившие в полку; здесь же — высшие военные чины и лица свиты Государя. Гос. Император принял рапорт, поздоровался с полком и обошел фронт. Затем штандарты были внесены под шатер и выстроены вдоль места Богослужения.

После литургии и крестного хода из Софийского собора, чин на основание церкви совершил протоиерей Славцов в сослужении молитвенника земли русской о. Иоанна Кронштадтского и полкового духовенства. По окончании молебна и окропления святою водою места воздвижения стен, была торжественно зачитана надпись на закладной доске. Гос. Император вложил доску в приготовленное место и заделал ее мраморной плитой. Мраморные кирпичи положили также Августейший Главнокомандующий и военноначальствующие лица, и начатую постройку вновь окропили святой водой. После закладки полк был пропущен церемониальным маршем, а затем Государь присутствовал при отнесении штандартов.

Храм строился на средства Санкт-Петербургского купца 1-й гильдии коммерции советника Ильи Кирилловича Савинкова, известного благотворителя, внёсшего на возведение до 275,000 рублей.

К тому времени Л.Гв. Кирасирский Его Величества полк был единственным из полков т. н. “Кирасирской дивизии”, не имеющим своего отдельного храма. Господь Бог вложил в сердце потомственного гражданина Петербургского 1-й гильдии купца Ильи Кирилловича Савинкова добрую мысль выстроить Божий дом и для этой гвардейской части. Заметим, что в дореволюционной России купцы 1-й гильдии признавались особым классом почетных людей в государстве.

После ссылки В. Н. Курицына в Вологду возведение храма и внутреннюю отделку заканчивал уже придворный архитектор С. А. Данини.

 

Архитектура и убранство храма, уникальный витражный иконостас

Эта церковь, выстроенная в стиле старинных русских церквей 16-17 веков, была единственной в своем роде и отличалась красотой и оригинальностью. Над ее главным входом устремлялась ввысь высокая острореберная башенка колокольни. Над ее боковыми входами — еще четыре башенки-шатра, увенчанных золотыми императорскими гербами.

Средняя часть храма возвышалась надо всем своими 5-ю главами, каждая из которых была увенчана изящным ажурным крестом. (Напомню, что 5-и главие было традиционным завершением русских церквей и его, после временного перерыва, вновь восстановила своим указом дочь Петра I — императрица Елизавета Петровна.)

К колокольне храма примыкали два отдельных входа в галереи, устроенные в виде шатровых часовен. На наружной стене правой из них находился образ Сет. Николая Чудотворца, а на левой — св. благоверного великого Князя Александра Невского. На самой же колокольне находились 12 колоколов, наибольший из которых весил 312 пудов 10 фунтов (5,1 тонны).

Весь внешний облик новой церкви, ее стройные, нарядные купола-луковицы, нарочитые шатры и их блистающие навершия, мастерски исполненные обводы окон и входов — все производило впечатление сказки.

 

Верхний храм (фотоальбом)

Одной из традиционных особенностей православных храмов было освещение иконостаса светом, поступающим из средней части церкви. Этому способствовали свечи, горящие в руках верующих, зажженные люстры и, конечно же, свет, падающий из окон этого помещения. Архитектор В. Н. Курицын от этой традиции “отошел”, и церковь Св. Иулиана Тарсийского представляла собой что-то еще небывалое в России: главным источником света в церкви был сам алтарь! Ни иконостас, ни врата никогда в Российских церквах “прозрачными” не были. Это впервые произойдет в Царском Селе — в Свято-Иулианской церкви Лейб-Гвардии Кирасирского Его Величества полка. И сама алтарная преграда и иконы в ней были выполнены из разно­цветного стекла с росписью.

Церковь своим профилем расположена вдоль Кадетской улицы, а фасадом и главным входом — на север (!), на улицу Кирасирскую. Взгляд вошедшего в церковь через главный вход (были и другие) устремлялся прямо на иконостас, заполнявший собой всю высокую (6,5 сажен) арку алтарного свода. Он представлял собой как бы одно громадное, светящееся стеклянное окно, через которое на молящихся струились потоки света и, по замечаниям современников, это производило на молящихся огромное, ни с чем не сравнимое впечатление.

Архитектор хотел сделать алтарь главным источником освещения в храме, и он добился своего. Для этого за иконостасом, в верхней части полукруглой предалтарной арки были прорезаны семь высоких окон, “веером глядящих” на три стороны света. Вот этого-то желанного света они и будут полны всегда: и на утренней службе, и на вечерней, и, конечно же, — в полдень, когда солнце стоит в зените. Все объяснялось очень просто: вопреки сложившейся традиции сам алтарь был ориентирован на юг!

Иконостас, установленный в предалтарной арке, был изготовлен из просвечивающих цветных витражей. Основной целью тaкого необычного решения был доступ света из алтарной части, имевшей самые большие в храме окна. В иконостас были вставлены маленькие, преломляющие свет призмы в виде звезд.

Царские врата также изготовленные из стекла имели традиционные изображения Благовещения Пресвятой Богородицы и евангелистов.

Алтарь — это священное место в Храме. Он означает небо, где находится особенное невидимое присутствие Божие. Этот невидимый мир — от средней, земной и видимой части церкви отделяет иконостас. Он-то и являет собой для верующих — церковь небесную. В необыкновенной церкви Св. Иулина иконостас тоже был необыкновенным. Он весь, включая и Царские Врата, был изготовлен из просвечивающей, т. н. кафедральной мозаики — по проекту, чертежам и шаблонам архитектора Владимира Николаевича Курицына. Образа иконостаса и стенная живопись были исполнены по картонам для икон профессора церковной живописи академии художеств Николая Андреевича Кошелева.

Иконостас был изготовлен в Мюнхене фабрикой Франца Ксавье Цетлера (Зеттлера, нем. F.X. Zettler). В 1898–1902 годах  в Санкт-Петербурге фабрику представлял С. М. Линднер — один из крупных поставщиков художественных стекол, представитель «королевско-баварского придворного заведения живописи на стекле Ф. Цетлера в Мюнхене»,  а, с 1902 года возглавлял Торговый Дом, предлагавший строительные и отделочные материалы зарубежного производства.

Идея стеклянного иконостаса была не нова. Не последнюю роль в популярности этой идеи в 1830–1840-е годы сыграло пожелание императора Николая I иметь в русских церквах стеклянные образа и окна с живописью. Так, слияние элементов обстановки восточно- и западноевропейских храмов, а именно православных запрестольных икон и фигуративных витражей католических церквей, привело к появлению в русских православных храмах стеклянных запрестольных икон. Первым примером тому в истории русского искусства стал витраж в Исаакиевском соборе с изображением сюжета «Воскресение». Установка его в кафедральном соборе столицы Российской Империи узаконила витражи в обстановке православных храмов страны.

Расположение образов на иконостасах православных церквей не было произвольным: оно было принято и утверждено обычаем и стало церковной традицией. Иконостас Кирасирской церкви являл собою некоторые отклонения от этой традиции. Царские Врата этого иконостаса (символический вход в Царствие Небесное) были традиционно украшены изображениями Благовещения Пресвятой Богородицы и 4-х евангелистов. А вот на северных и южных вратах (там, где обычно изображали Лики Архангелов или св. диаконов) были изображены ветхозаветные (!) Пророки: св. Моисей и св. Илия (ангел строителя храма — купца Ильи Савинкова).

Справа и слева от Царских Врат были традиционно изображены Спаситель (мозаичный образ) и Божья Матерь с Предвечным младенцем. Но при этом на образе Спасителя были еще изображены коленопреклоненные брат господень во плоти Иаков (память которого празднуется 14 ноября — в день бракосочетания Их Величеств), а также Ангел Хранитель Кирасирского полка — св. Иулиан. На образе Богоматери, пред Ее ликом тоже предстояли святитель Николай Чудотворец и св. мч. царица Александра — ангелы Их Величеств.

Изображение на иконостасе Спасителя и Богоматери вместе с предстоящими — не имели аналогов в Русском храмостроительстве. Но в целом эти отклонения от заведенного обычая вполне допускались, ибо свидетельствовали они лишь о горячем желании благоустроителей церкви увековечить факт бракосочетания Их Величеств и отдать дань уважения и любви Государю и Государыне.

Дополняет описание этого необыкновенного полупрозрачного виражного иконостаса то, что над “Царскими Вратами, в центре было изображение св. Троицы, а над ней — полукружием в медальонах шестикрылые ангелы, в сплошном сиянии крест, три шестиконечных звезды и надпись “Сим победиши!” (Первоначальный проект иконостаса, опубликованный в журнале «Петербургская жизнь», предусматривал традиционную для того времени икону Тайной Вечери.) И крест в сиянии, и надпись над ним — все это из легенды о видении царя Константина! Заметим, что и крест в сиянии, и эта ставшая знаменитой надпись вполне объяснимы и понятны. Непонятно присутствие здесь шестиконечных звезд. Ведь их-то в видении царя Константина — не было!

Другой иконостас был мраморным, иконы и роспись исполнены художником Волковым.

Тут же отметим и другой любопытный факт. На одном из проектных рисунков средней части пола церкви (рис. арх. Курицына) отчетливо просматривается крестообразное изображение правосторонней свастики. Оба этих древнейших знака — и звезда, и свастика пришли к нам через Византию из христианских катакомб, но их исторические истоки значительно глубже.

Что же до церкви Св. Иулиана, то образа и рисунки там были не только на полу и иконостасе. Перед алтарем, над сводами арки было изображено чудо Св. Иулиана, когда он был принужден возжечь огонь на жертвеннике языческого храма, но зажженный огонь, по молитве Иулиана, перешел на самый храм и спалил его. На другой стене изображено чудо Спасителя, когда он на бедняцкой свадьбе в Кане Галилейском обратил воду сосудов в вино! Был украшен и фасад хоров церкви — тремя крестами, каждый из которых — в круге.

Помимо иконостаса, витражи с изображениями 12 апостолов были смонтированы в 6 окнах алтарной части стены.В верхней части купола находился большой круглый витраж с образом Спасителя. Он сохранялся ещё к 1993 году, но в 1995 году был разбит. Малые окна, обращенные на юг и на север в средней части храма, также были украшены стеклянной мозаикой.

На сегодняшний день ни один витраж не уцелел.

Изображениями были украшены окна верхнего и нижнего яруса церкви, а также и купол ее: все они тоже были исполнены из цветной мозаики. Вечером весь храм, иконостас и окна (между наружными и внутренними рамами) освещались электричеством. Люстры церкви имели вид шапки Мономаха, а отопление было — паровым. Можно с уверенностью сказать, что всегда, — зимой и летом, утром, в полдень и в вечерние часы эта во многом необычная церковь производила такое же необычное впечатление.

Нижний (пещерный) храм Пророка Илии

В нижнем храме св. Пророка Илии находился белый мраморный иконостас с вызолоченными Царскими Вратами. Храмовый образ св. Пророка Илии был украшен драгоценными камнями и помещён в позолоченный бронзовый киот. Здесь же, в склепе нижнего храма, были погребены тела строителя храма, купца Ильи Кирилловича Савинкова (1825-1900), его супруги Елизаветы Михаиловны Савинковой (1829-1897 ) и первого ктитора церкви полковника Владимира Николаевича Шеншина (1861-1905). Это он, еще будучи ротмистром, был одновременно и прорабом храма своего родного полка, ежедневно хлопоча и распоряжаясь по его строительству.

"Полковник Владимир Николаевич Шеншин, произведенный в штаб-офицеры на вакансию умершего полковника Карафа-Корбута, бывший командиром эскадрона Его Величества на 200-летнем юбилее полка, — умер на должности заведующего хозяйством (помощника командира полка по хозяйственной части). Он скончался от какой-то тяжелой и долгой болезни в своем имении, а похоронен в нашей полковой церкви, как единственное исключение, за его особенную любовь к полку и огромную пользу, принесенную им в хозяйственной части и церкви полка. Полковник Шеншин и построил полковую церковь, найдя купцов супругов Савинковых, пожертвовавших на это нужные средства. Он был первым ктитором церкви. Похоронен в нижней церкви, где похоронены и жертвователи супруги Савинковы. Похороны полковника Шеншина были очень торжественны и на них присутствовало, можно сказать, все Царское Село. "14

 

Вся богатая утварь храма и ризы служителей были сооружены на средства офицеров полка.


Трудно сказать, знал ли Государь при закладке церкви, что ее алтарь был расположен на юг. Напомню, что над местом закладки был тогда раскинут огромный шатер, а под шатром — все части света одинаковы. Трудно сказать, почему до нас “дошел” совсем иной рисунок пола — причин тому тоже может быть множество. Трудно также сказать, почему был отстранен от работ арх. Курицын. В марте 1895 г. пристройка церкви была ему высочайше разрешена, а уже через три года (и тоже — в марте) этот архитектор “по независящим обстоятельствам не мог руководить окончанием постройки”.

Все почести и слава достались другому — архитектору Царскосельского Дворцового управления Сильвио Амвросиевичу Данини. Но Курицыну было чем гордиться. Владимир Николаевич оставил своему преемнику церковь, вполне выведенной под крышу, и законченную наружную облицовку, за исключением шатра колокольни и малых декоративных главок средней части храма и алтаря. Не прерывая хода работ, С. А. Данини завершил и дополнил начатое и сделанное предшественником, и уже 19 декабря 1899 г. эта церковь была торжественно освящена.

 

Освящение храма

19 Июля 1899 г. протопресвитером Военного духовенства Александром Желобовским был освящён нижний пещерный храм во имя св. Пророка Илии. Спустя пять месяцев, 19 (31) Декабря 1899 г., в Высочайшем присутствии был освящён и престол верхнего храма. Чин освящения также совершил Александр Желобовский в сослужении о. Иоанна Кронштадтского и множества местного духовенства, присутствовала императорская семья. Вскоре в церковь из Софийского собора были перенесены и полковые реликвии.

Освящение полкового храма лейб-гвардии кирасирского полка в Царском Селе было назначено на воскресенье, 19 декабря 1899 г. Накануне, в субботу, в 10 часов утра в новый храм из Софийского собора при участии всего полка были торжественно перенесены мундиры в бозе почивших Державных шефов полка и старые полковые штандарты. 

Чуть позднее, в 6 часов вечера, в церкви было совершено всенощное бдение. Богослужение совершил Председатель Духовного правления протоиерей Григорий Стефанович Словцов в сослужении многочисленного духовенства, в присутствии офицеров полка и при пении хора полковых певчих. Священник И. И. Философов, перемещенный в Кирасирский полк в год “закладки церкви” (т. е. в 1894 г.), произнес также проповедь (в этот день, в счет былых и грядущих заслуг, ему был высочайше пожалован наперетный крест из кабинета Его Императорского Величества).

В день главного торжества, в воскресенье, в 11-м часу утра вокруг церкви были поставлены шпалерами кирасиры в шинелях и касках с орлами. В церкви собрались: духовенство во главе с о. Протопресвитером военного и морского духовенства Александром Алексеевичем Желобовским, полковые дамы, офицеры и старшие нижние чины полка, командиры частей Царскосельского гарнизона и особо приглашенные лица. С экстренным поездом из Петербурга прибыли: министр Императорского двора генерал-адъютант Фредерикс, товарищ обер-прокурора Синода сенатор Саблер, начальник главного штаба генерал-лейтенант Сахаров, временно командующий войсками округа генерал-лейтенант Васмунд и многие другие. (Надгробие генерал-лейтенанта Георгия Робертовича Васмунда, расположенное рядом с церковью на Казанском кладбище, — одно из немногих военных надгробий, сохранившихся с тех не очень далеких времен. Скоро, вероятно, разрушится и оно.)

Вскоре прибыли Великие князья и Их Величества. Государя и Государыню при входе в церковь встречало духовенство. Приложившись к кресту и приняв окропление святой водою, Их Величества в сопровождении Великих князей проследовали в алтарь, где присутствовали при сооружении престола.  Чин освящения храма, совершенный о. Протопресвитером А. А. Желобовским в сослужении с о. Иоанном Кронштадтским и другим духовенством, закончился крестным ходом при колокольном трезвоне и игре хора полковой музыки гимна “Коль славен”. Государь, Великие князья и свита сопровождали крестный ход вслед за о. Пропресвитером, несшим на главе св. антиминс. По освящении храма была совершена божественная литургия. По окончании богослужения Их Величествам был представлен престарелый создатель (жертвователь) храма — Илья Кириллович Савинков, и Государь пожаловал ему свою просфору. Этим и закончилось церковное торжество, но после отбытия Их Величеств для служившего духовенства и всех присутствовавших в церкви по русскому обычаю была предложена трапеза.

 

С января 1902 г. и вплоть до своей кончины настоятелем храма являлся протоиерей Александр Евфимиевич Гнедовский (1855 — 1912), которого на этом посту сменил священник Владимир Иоаннович Концевич (1870-1934?), прослуживший в нём вплоть до закрытия церкви в 1924 г.

1914

В Кирасирском полковом храме отслужена панихида по корнету Александру Густавовичу фон Кеттену, убитому в бою.8

Тезоименитство ЕИВ Императора 6 декабря 1914 года совпало с полковым праздником 4 ИФ Стрелкового полка. В полковой церкви был отслужен торжественный молебен, на котором присуствовали все офицеры и дамы. Служил протоиерей А.Беляев.9

1915

Смерть монтера при исполнении служебных обязанностей. Ежегодно к пасхе над входными дверями Кирасирского храма вывешиваются большими буквами надпись «Христос воскресе». Все это производилось полковым монтером в Страстную субботу, днем, когда ток электрического освещения на станции прекращается. В настоящем же году эту работу исполнил монтер одной из конных сотен, расположенной в кирасирских казармах бригады конного ополчения, и не днем в субботу, а вечером, когда ток был пущен. Монтер, как говорят, взобрвшись на крышу церкви, подскользнулся. Желая удержаться, он схватился голыми руками, без резиновых перчаток, за находишиеся на крыше провода и был моментально убит эл.током.11

В виду предупреждения случа, когда погиб монтер на Кирасирском храме и во избежания повторения таких несчастных случаев дальше электрическая станция составила особое расписание времени (на весь год) в продолжении которого воспрещается производить какие-либо работы на крышах дворов. Дальше идет расписание по месяцам.12

 

До закрытия храма в нём хранились следующие святыни:

  • Серебряный, вызолоченный крест с надписью: «Каширского земского войска сотенный титулярный советник Василий Каблуков, с товарищами, собрав 100 р. препроводил оные в лейб-Кирасирский Его Императорского Величества полк, для доставления храбрейшему из нижних чинов, в отличной полка атаке при г. Пултуске 1806 г. под предводительством шефа, генерал-майора Сергея Кожина, который 1807 г. 29 мая, под Гейльсбергом убит. Храбрый незабвенный Кожин не нашел храбрейшего, и отвечал г. Каблукову, благодаря, что в Высочайше вверенном ему полку все равно отличались, и так не угодно ли на иной предмет — памятник в полковую церковь обратить сии 100 р., на что г. Каблуков согласился, и сей крест, с присовокуплением более денег, ныне шефом генерал-майором, бароном Будбергом, сделан в Петербурге 1815 г. августа 6 дня»
  • Евангелие в сребропозлащенном окладе с надписью: «Сие Евангелие сооружено к столетию полка, содействием генерал-майора Петра Ивановича Кошкуля, старанием полкового священника и кавалера Алексея Садовского, 1833 г. июня 21»
  • Полковой образ святителя Николая, в сребропозлащённой ризе, сооружённый П. И. Кошкулем в 1824 году
  • Полковой образ святого Иулиана Тарсийского, в серебряной, с золотом, ризе, написанный на кипарисе
  • Штандарты Кирасирского (1817) и Драгунского (1804) полков
  • Несколько пар облачений для священника и диакона, пожертвованных императорами
  • Кираса Николая I
  • Полковые мундиры шефов

 

Новый товарищ Председателя царскосельского отдела общ-ва трезвенников. Вместо отправившегося на войну добровольцем С.П. Шуванова единогласно выбран священник штаба 59 конной бригады гос ополчения иеромонах отец Серафим Чурчинский. Помещение трезвенников по Саперной улице дом Шуванова, где о. Серафим ведет по воскресениям и праздникам беседы и богослужения в полковой Кирасирской церкви. 9

Январь 1915. Император, согласно определению Священного Синода соизволил на сопричисление священника церкви ЛГ Кирасирского полка Владимира Концевича к ордену Анны 3 степени с мечами.10

 

После 1917

После Октябрьского переворота церковь стала приходским храмом. В мае 1923 г. с шатровых куполов храма были сняты орлы, а в Марте 1924 г. по постановлению Леноблисполкома (официальное постановление ВЦИК датировано 2 Июня 1924 г.) он был закрыт и превращен в склад воинской части. 

Большая часть икон, в том числе и храмовый образ се. Пророка Илии, в Июне 1924 года были сданы в Управление Детскосельскими дворцами-музеями.

После закрытия храма внутреннее убранство и иконостас были уничтожены. Большая часть икон была передана в Управление Детскосельскими дворцами-музеями. Здание использовалась для хозяйственных нужд воинских подразделений, в том числе стоявшего в бывших казармах Кирасирского полка 22-го Воронежского кавалерийского полка.

Причудливо переплетается история дней минувших и дней нынешних. В 1928 г. в здании казарм 4-го стрелкового полка, находящихся возле разграбленного кирасирского собора, рядом с приделом Святого Ильи Пророка, формировался и обучался первый в нашей стране батальон Воздушно-десантных войск. Первый выброс наших десантников состоялся в день святого Ильи Пророка 2 августа 1933 г., который стал днем ВДВ в СССР и в России. Недаром сегодня российские десантники считают св. Илью своим покровителем.

В 1933 г. о. Владимир Концевич по сфабрикованному обвинению был арестован органами НКВД, приговорён к 10 годам лишения свободы и выслан в Казахстан, где, по некоторым сведениям, вскоре и умер.

 

Оккупация Пушкина

В период оккупации Пушкина церковь заняли части испанской Голубой дивизии.  Здание церкви во время оккупации серьезно не пострадало.

В октябре 1946 года военный городок лейб-гвардии Кирасирского полка занимают управление и части 2-й гвардейской Перекопской Краснознаменной ордена Суворова II степени артиллерийской дивизии.  Здание церкви было превращено сначала в каптёрку, а потом в производственные мастерские, что довело его до нынешнего плачевного состояния. 

Верующие направили ходатайство об открытии храма, но Ленгорсовет отклонил его 10 января 1949 года

 

Современная история храма

В 1987 году решением Ленгорисполкома здание церкви было взято под охрану государства как памятник архитектуры.

В 1992 году храм был возвращен Православной Церкви и приписан к приходу Софийского собора. Первые работы по внутренней расчистке храма, в которых приняли участие курсанты Военно-Морского училища, казаки и члены Монархического Союза, начались в мае 1992 г.

7 мая 1995 году в его стенах был совершён первый, после закрытия церкви, молебен.

Сегодня, несмотря на разрушения, происшедшие уже в новейшую историю, неприметная с первого взгляда церковь при обстоятельном знакомстве поражает строгим величием. Тлен коснулся прежде всего красной кирпичной кладки храма. Чтобы восстанавить кладку, потребовалось несколько лет. Восстановление кирасирской церкви в первозданном виде поддержали государственные чиновники, потомки царскосельских кирасир и специалисты ГИОП. Последние подготовили все необходимые документы для реставрационных работ. Дело осталось за "малым" — найти источник финансирования. Внутри храма в кропотливой работе реставраторов нуждаются обветшалые стены, полуразрушенные каменные полы, лестницы. Пожалуй, единственное, что хорошо сохранилось в храме от лучших времен — мраморные гробницы супругов Савинковых

Храм, способный вместить 900 прихожан, можно было бы открыть уже через полгода. Для этого нужно провести отопление, вставить окна, оформить алтарь, ведь в Федоровском соборе службы начались также задолго до окончания реставрации. Пока инициаторам восстановления удалось провести подготовительные работы, убрать тонны мусора, лежавшего здесь годами.

 Молебен — единственное в стенах храма богослужение, которое совершается ежегодно 4 июля. В 2000 году молебен был также приурочен и к празднованию 300-летия создания полка. В настоящее время здание храма реставрируется.

Процесс реставрации потихоньку, но идет. Комплексная реставрация с восполнением утраченных элементов началась в 2006.

В 2010 году средства на его реставрацию выделялись в рамках Адресной программы КГИОП, на конкурсе былустановлен лимит финансирования в размере 28 400 000.00 рублей. В самом конце юбилейного  2010 года на храме появились новые купола. Работы выполняют компания Балтстрой, ЗАО "Собор"

25 декабря 2012 года на Церковь Иулиана Тарсийского в Царском Селе воздвигнуто 9 православных крестов

 

В храме с января 2013 года по воскресеньям в 16 часов проводятся молебен с канонами и панихида.

Август 2013.

Дирекция заказчика по ремонтно-реставрационным работам на памятниках истории и культуры Петербурга ищет подрядчика для ремонта и реставрации фасадов церкви святого великомученика Иулиана Тарсийского. Срок реставрационных работ – до 1,8 месяца с момента заключения контракта, который планируется подписать в октябре. Стоимость реставрации фасадов Кирасирской церкви составит около 25 млн рублей.
 
Апрель 2015 года. Реставрация храма продолжается: восстановлена кладка, в окна вставлены новые переплеты.
 
 

Источники:

  1. Барановский А.В. Церковь Св. Иулиана Л-гв. Кирасирского Его Величества полка (Памяти бракосочетания Их императорских Величества Николая Александровича и Александры Федоровны). СПб., 1993
  2. Гайдуков Ю. Отечество им Царское Село. Царскосельская газета.  2002 год № № 48, 52, 55
  3. Мещанинов М.Ю. Храмы Царского Села, Павловска и их ближайших окрестностей. Краткий исторический справочник. СПб, Genio Loci, 2007.-583 с
  4. Витражи в православных храмах России XIX — начала XX вв.: цветное стекло в окнах и иконостасах
  5. F.X. Zettler & The Royal Bavarian Art Institute: Crafters of St. Martin’s Windows
  6. Статья в wikipedia
  7. Народный каталог православной архитектуры 
  8. "Царскосельское дело" №37 пятница 12 сентября 1914 года
  9. "Царскосельское дело" №50 пятница 12 декабря 1914 года
  10. "Царскосельское дело" №6 пятница 6 февраля 1915 года
  11. "Царскосельское дело" №14 пятница 3 апреля 1915 года
  12. "Царскосельское дело" №16 пятница 17 апреля 1915 года
  13. Открытые интернет-сайты строительных и реставрационных компаний
  14. Петровский Н.А. Похороны генералов / Царскосельский некрополь / Под ред. Давыдовой Н.А., Груздевой Г.Ф. СПб.: Серебряный век, 2014 — 280 с, ил.
Рейтинг: +1 Голосов: 1 11141 просмотр
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!