Навигатор по сайту Туристу Энциклопедия Царского Cела Клубы Форумы Доска объявлений


Авторизация
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?

Московское шоссе 27. Дача Дерикера (Синевой, дом Вавилова)

 

Некоторое представление о творческой манере архитектора А. X. Кольба может дать выполненный им проект соседней с домом Чистякова дачи — доктора медицины,  В. В. Дерикера (сохранилась, но значительно перестроена).

Фотоальбом здания

 

 

Старый адрес дома — 2-й участок в Отдельном парке, № 3, современный — Московское шоссе, д.27

При различной объёмно-пространственной композиции эти дома имеют балконы и веранды на резных столбиках. Наличники окон, oграждения балконов, фронтоны украшены деревянной резьбой. Мотивы резьбы в проектах похожи, но у дачи Дерикера декор более скромен и сух, чем у дачи Чистякова.

13 января 1873 года в строительное отделение Санкт-Петербургского губернского правления была составлена записка: «Имею честь покорнейше просить распоряжения об освидетельствовании строений, состоящих по Московскому шоссе на даче покойного капитана Харина № 21 и 23, находящихся в опекунском управлении, каковы строения, по мнению моему, вследствие ветхости неспособны для проживания и угрожают опасностью разрушения».

Архитектор Г. А. Боссе 5 февраля 1873 года освидетельствовал и составил протокол: «… подлежат немедленной сломке, и до производства этих работ для предупреждения несчастных случаев не следует допускать жилье...». Под протоколом стоит согласительная подпись вдовы капитана Анны Ефимовны Хариной.

На плане 1875 года, завизированном министром Императорского двора графом Адлербергом, указаны границы участков, выданных под строительство дач, и подписаны имена их владельцев. Участок № 3 (современный адрес: Московское шоссе, д. 27), находящийся в Царскосельском Отдельном парке, против Фридентальской колонии, высочайше пожалован 10 апреля 1875 года врачу-гомеопату, надворному советнику Василию Васильевичу Дерикеру — лечащему врачу великих княгинь Марии Павловны и Александры Иосифовны, жены великого князя Константина Николаевича, владельца Павловска. «Данную» на застроенный участок он получил через два года.

 

 

Для него по проекту А. X. Кольба в 1876 году построили три деревянных дома со службами и разбили сад. В ведомостях налога на недвижимость за 1876 год на участке Дерикера указан один дом с описанием места: «Строение деревянное: дом в два этажа с башнею и балконом на каменных столбах, крытая галерея, соединяющая дом с кухней, сарай, конюшня, ледник. Под строениями 65 кв. саж., огород, сад и двор 1585 кв. саж. Всё место огорожено валом и рвом, обсажено шпалерником и кратегусом».

Это краткое описание строения, существовавшего в 1876 году, совпадает с проектом фасада, на котором изображён двухэтажный деревянный дом, почти квадратный в плане, с ризалитами и выступами на всех четырёх фасадах, с двускатной крышей. Ризалит главного фасада, обращенного в сторону улицы, увенчан треугольным фронтоном. По оси фасада расположено крыльцо с двумя лестницами и резным ограждением. Четыре тонкие резные колонны поддерживают террасу, расположенную над крыльцом. Подобное же крыльцо с террасой устроено и на противоположном дворцовом фасаде. Садовый боковой фасад со стороны участка № 4 с ризалитом, на первом этаже которого расположены два больших трёхчастных окна, а на втором этаже — две террасы, увенчанные по оси здания четырёхгранной башенкой с фигурным коньком на крыше. Кровля — с резными деревянными подзорами и фигурными коньками. Окна — прямоугольные, с деревянными резными наличниками без сандриков, на втором этаже сдвоенные.

 

 

С 1881 года, после смерти Дерикера, участком владели его дочери — София и Мария Дерикер. В 1889 году владелицей стала. жена поручика Черникова Мария Васильевна, урожденная Дерикер. В «Раскладочной ведомости на недвижимое имущество уездного города Царское Село Санкт-Петербургской губернии» назначена сумма налогов на 1890 год: деревянный дом Черниковой М. В., «ценность имущества 3800 руб., государственный налог 13 руб. 82 коп., на содержание городской Мужской гимназии 3 руб. 65 коп., на издержки по раскладке налога 0 руб. 73 коп. Итого 18 руб. 20 коп.»

После смерти Дерикера и смены нескольких владельцев в 1894 г. участок купила жена потомственного почетного гражданина купца Александра Дмитриевича СиневаАнна Родионовна Синева, которая в 1900-е годы перестроила существовавший дом и была его владелицей до 1917 года. Потомстаенный почетный гражданин А.Д. Синев, купец первой гильдии, торговал рыбой, имел два магазина на Старо-Александровском (Полтавская ул., 1 ) и на Никольском (Садовая улица) рынках. Владел тремя домами в Санкт-Петербурге: в 11-й роте, в 12-й роте по Измайловскому проспекту и в Щепяном переулке. Купец А.Д. Синев поставлял живую рыбу императорскому двору, именно для этого была сделана каменная пристройка к дому, в которой был бассейн для содержания в нем живой рыбы. Двор Императора Николая II в эти годы постоянно проживал в Александровском дворце Царского Села, и, возможно, живую рыбу ко двору поставлял купец А.Д. Синев.

Существует документ 1907 года, указывающий, что на даче к тому времени было подключено электричество:

«Список домовладельцев по 2 участку имеющих электрическое освещение, которым вручена подписка о запрещении каких—либо работ на крыше домов с электрическим освещением в определенное время.

3. Эберман А. А. получена расписка дворник Васильева.
4. Синева А.Р. получена расписка дворник Павлов.

7 ноября 1907 года. Околоточный надзиратель Сычев».

 

К списку приложена подробная таблица на каждый день, указывающая, какому владельцу, на какое время можно включать освещение, когда выключать.

На участке А.Р. Синевой появились дом садовника, конюшенный сарай, беседка для отдыха в саду, колодец рядом с домом садовника.

Автором проекта перестройки был С. А. Данини. Перестройка была существенная: в частности, четырехугольная в плане башня, стороны которой в проекте Кольба были расположены параллельно улицам, у Данини стоят под углом 45 градусов. Сохранился проект фасада, датированный 1905 г. Здесь накладной фахверк контрастно выделен не темной, а белой окраской. «готическая» аркатура переливается в плавно изогнутые полосы, свойственные модерну. Две башни, развернутые к фасадам под углом 45 градусов, завершены шатрами, крытыми чешуйчатой железной черепицей.

 

 

 

Фасад двухэтажного деревянного дома с башнями, балконами, верандами приобрел элегантную живописность. Привлекают внимание башня, завершенная декоративным кованым «гребнем», с пирамидальным шатром, крытым, вероятно, черепицей; большие окна, фахверк, орнаментальные резные композиции с розетками и волнистыми завитками. Особенно богато орнаментированы щипцовые заполнения, фризы, резные кронштейны, иоддерживаюицге широкие свесы крыши. Здание интересно и в конструктивном отношении. Бревенчатый сруб первого этажа возведен на каменном подвале. Капитальные фасадные стены второго этажа сооружены из каркасно-засыпных конструкций.

Одноэтажная пристройка со стороны сада — каменная, предположительно, предназначалась для помещения кухни и дворницкой. Внутри сохранилась отделка интерьера парадного вестибюля с двусторонней печью, декорированной изразцами, и дубовой лестницей. Парадная входная дверь имеет гравированное остекление с текучими линиями кружевного рисунка. В запущенном саду сохранились разнообразные старые деревья — дубы, липы, вязы, серебристый тополь, кедры, туи. 

 

Проекты С.Данини для дачи Синевой:

160. Северо-западный фасад. Справа внизу рукой Данини: «Дача Синева в Ц. Селе». Тушь, акварель, ватман. 42x65,4. Государственный музей-заповедник «Царское Село». ЕД-1378-ХШ.

161. Юго-восточный фасад. Подпись внизу справа: «Архит. С. Данини 1905 г.». Тушь, карандаш, акварель, ватман. 42x65,5. Государственный музей-заповедник «Царское Село». ЕД-1377-ХШ.

 

 

После 1917

С 1918 по 1922 год в этом доме располагался детский дом. Первый этаж представлял большой зал, где устраивали вечера для сотрудников лабораторий ВИРа. Справа от парадного входа была столовая и кухня, из столовой был выход на веранду и в сад.

«В начале 1970-х годов во двор дома зашла пожилая женщина и долго стояла, Любуясь прекрасным видом дома и сада. Она жила в нем в 1920-1922 годах. После революции 1917 года во многих дворцах и бывших барских домах были организованы детские дома — колонии, в которых нашли приют около пяти тысяч детей. Детский дом в этом здании был до лета 1924 года. Женщина через 50 лет узнала дом по «домику» на крыше со стороны Московского шоссе, по огромному дереву во дворе». (Из воспоминаний А.П. Коваленко). Большое дерево — это тополь серебристый, он и до сих пор выделяется своими размерами, но в 1960 году сильный ветер отломил огромную часть — самый крупный боковой сук.

Затем он был передан в ведение Детскосельского отделения ВИРа. В 1924 году «вировскими» становятся все дома бывшего участка № 3 (Синевой), небольшой одноэтажный дом за бывшей дачей П.П. Чистякова, два дома наследников Ф.М. Амброжевича, самых последних по Московскому шоссе. Все эти дома заселяются сотрудниками лабораторий.

В 1925-1969 гг. с перерывом на время оккупации здание принадлежало Всесоюзному институту растениеводства, ныне ВИР им. Н. И. Вавилова. В нем находились летние и постоянные квартиры сотрудников. В 1934 году его перестроили. В результате перепланировки в этой небольшой постройке получилось более десяти квартир.

Именно здесь в 1930-е годы жили выдающиеся учёные Николай Иванович Вавилов и Георгий Дмитриевич Карпеченко. На первом этаже для них были сделаны квартиры: № 1 — для постоянного проживания Г. Д. Карпеченко и № 2 — для проживания Н. И. Вавилова в летнее время. Номера квартир на дверях сохранились до сих пор. На первом этаже, в деревянной части дома, жили генетик Александр Николаевич Лутков и Леонид Ипатьевич Говоров, в будущем доктор биологических наук, который занимался изучением бобовых культур.

Дом содержался в прекрасном состоянии, в некоторых комнатах были изразцовые печи, в вестибюле — огромный стояк (двухъярусный камин) с топкой в благоустроенном подвале, куда вёл вход из второго коридора. Камин сохранился, но, к сожалению, находится в очень плачевном состоянии. Из вестибюля на второй этаж ведёт дубовая лестница, которая освещается естественным светом через большое окно, в прошлом — с цветными стёклами.

Территория дома со стороны Московского шоссе была ограждена красивым железным забором с воротами и с калиткой. В конце 1960-х забор был снят, перенесён на Оранжерейную улицу, напротив здания милиции, но простоял там недолго. На сегодняшний день существуют только отдельные фрагменты забора — въездные ворота на территорию УВД г. Пушкина. В 2004 году ограда была полностью заменена.

Вокруг дома росли разнообразные деревья: дубы, липы, вязы, два кедра, туя, ель, тополь серебристый и другие. Были в саду и плодовые деревья — в основном яблони. Около окон Н. И. Вавилова и Г. Д. Карпеченко росли низкие кипарисы, а посередине сада находилась большая крытая беседка, в которой можно было укрыться от солнца и дождя.

Воспоминания сына Николая Ивановича:

Часто в мои довоенные школьные годы я проводил летние, а иногда и зимние каникулы в г.Пушкине (до 1937 г. — Детское Село, а до революции — Царское Село) на территории Пушкинского отделения ВИР. Жил я с мамой в двухэтажном деревянном доме, имеющем архитектурную (а теперь и историческую) ценность. В этом доме, расположенном на Московском шоссе, проживали сотрудники Института растениеводства, работавшие на Пушкинской станции ВИР. На первом этаже дома была квартира семьи заведующего отделом генетики ВИР Георгия Дмитриевича Карпеченко, а также небольшая квартира Н.И.Вавилова. Отец часто ездил в Пушкин знакомиться с работой сотрудников, проводивших эксперименты на опытных участках и в оранжереях станции. Сотрудники станции называли эти оранжереи Вавиловскими. Обсуждения отца с сотрудниками часто продолжались вплоть до полуночи. Ввиду затруднений с очень поздним возвращением в Ленинград Н.И. оставался ночевать в доме на Московском шоссе 23 (сейчас этот дом, сохранившийся после войны, значится под номером 27). Дом 23 находился в саду. В нем вокруг дома росли разнообразные деревья: дубы, вязы, два кедра, ель, тополь серебристый и другие, а также яблони. Мальчишки, включая меня, обычно обрывали плоды этих яблонь еще недозревшими.

Н.И. Вавилов был арестован 6 августа 1940 года в Черновцах (Западная Украина). В этот же день на квартире арестованного академика произвели обыск. Из воспоминаний младшего сына академика Вавилова, Юрия Николаевича Вавилова: "Во время ареста я находился в Пушкине с матерью. Был произведен обыск на квартире моего отца в Ленинграде… в институтах, где он работал, в институте растениеводства, в институте генетики, а также на пушкинской станции была небольшая служебная квартира — там тоже был обыск. Я был свидетелем этого обыска, и мать отвезли в НКВД — быть понятой на обыске в квартире".

Г.Д. Карпеченко был арестован 14 февраля 1941 года в своей квартире. Живший тоже в этом доме доктор биологических наук Л.И. Говоров, до последней секунды отстаивавший правоту своего учителя Н.И. Вавилова, был арестован 15 марта 1941 года. Только в 1955 году эти великие ученые были реабилитированы посмертно. Приговоры о смерти отменены. Дела за отсутствием состава преступлений прекращены.

В годы оккупации дом не сильно пострадал, так как в нем жили немцы и люди, работающие на них. На соседних полях сажали, сеяли, собирали урожай для немцев.

 

 

В 1960-е годы все небольшие дома, наскоро отремонтированные после войны для работников лабораторий: №№ 21-а, 23-а, 31 и 33, — стали мало пригодными для жилья, и, в основном, были проданы на дрова. Прачечная использовалась по Назначению жителями до середины 1960-х годов. Там были котлы и два больших деревянных ушата, к которым по трубам поступала вода из котлов. В пристройке В ней жили люди. После начала реставрации дачи Чистякова это здание с бетонным брандмауэром, служившим ранее сараем Чистяковым, отошло к музею.

В 1969 году дом перестал быть ведомственным и его передали в ЖЭК, который почти сразу перевёл дом в маневренный фонд, ведь дом деревянный, с печным отоплением.

В 1977 году он был признан непригодным для постоянного проживания, но в нём продолжают жить по так называемым дачным ордерам, — как правило, случайные, временные люди. Постепенно из дома почти полностью исчезли латунные ручки и оконные шпингалеты, был разобран камин в подвале, сняты дверцы с камина в вестибюле и паркет в некоторых комнатах. Сад теперь совсем запущен, практически превращен в свалку ломаных или брошенных автомашин. В картотеке производственного отдела ГУЖА города Пушкина в карточке дома № 27 по Московскому шоссе можно прочитать: «Дом ветхий, капитальному ремонту не подлежит».

В домах 27 и 29 до сих пор печное отопление. Центральное паровое отопление по Московскому шоссе проведено в 1970-е годы до дома 15, позже при реставрации и открытии Дома-музея П.П. Чистякова центральным отоплением обеспечили дома 19 и 23.

По Решению Исполкома Ленгорсовета от 14.12.1987 года за № 967 дом 27 ПО Московскому шоссе состоит на учете ГИОПа какпамятник архитектуры местного значения.

7 февраля 2003 года на фасаде дома появилась мемориальная доска памяти Н.И. Вавилова.

18 августа 2010 года дом выставлен на торги в собственность: Расселенные жилые здания единым лотом совместно с земельными участками, на которых они расположены Санкт-Петербург, город Пушкин, Московское шоссе, д.д. 27, 29, лит. А. Начальная цена 10 000 000 .00 Площадь объекта: Здания: 827.00 м2. Земельные участки: 2532.00 м2. Обременения/ограничения: На основании Решения ЛГИ от 14.12.1987 № 967 здание относится к числу объектов культурного наследия регионального значения «Дача Синевой. Дача», в связи с чем победитель аукциона обязан одновременно с договором купли-продажи заключить с Комитетом по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры охранное обязательство на Объект. Все ремонтно-строительные и реставрационные работы по Объекту подлежат обязательному согласованию с КГИОП.
В соответствии с Генеральным планом Санкт-Петербурга, утвержденным Законом Санкт-Петербурга от 22.12.2005 № 728-99 (с изменениями, внесенными Законом Санкт-Петербурга от 12.05.2008 № 274-44), Объект находится в общественно-деловой зоне Д – всех видов общественно-деловой застройки с включением объектов жилой застройки и объектов инженерной инфраструктуры, связанных с обслуживанием данной зоны.
В соответствии с Законом Санкт-Петербурга от 16.02.2009 № 29-10 «О Правилах землепользования и застройки Санкт-Петербурга» Объект находится в территориальной зоне ТД1-2_2 – общественно-деловой подзоне объектов многофункциональной общественно-деловой застройки и жилых домов в периферийных и пригородных районах города, расположенных вне зоны влияния Кольцевой автомобильной дороги вокруг Санкт-Петербурга и вылетных магистралей, с включением объектов инженерной инфраструктуры. 

28 августа 2010 торги по продаже этого здания состоялись. Как пишет «Квадрат.ру» со ссылкой на «Недвижимость и строительство Петербурга», 4 объекта объединили в два лота. В первый лот были включены два соседних дома – 27 и 29 по Московскому шоссе. Дом 27 – дача Синевой, объект культурного наследия регионального значения. Площадь объекта – 446,2 кв. м, прилегающий участок занимает 1765 кв. м. Второе здание в составе лота – дача Ф.А. Амброжевича с садом. Это выявленный объект культурного наследия площадью 380,8 кв. м, размер участка под ним – 767 кв. м. На участие в торгах поступило шесть заявок. Победителем аукциона стала компания «Московский 140», которой объекты достались по начальной цене – 10 млн рублей.

 

Источники:

  • Абарова А.В. Архитекторы Царского Села: Александр Видов. Александр Колб, СПб.: Genio Loci (ООО "Медиа-Практика"),  2008.- 120 с.: ил.
  • Козлов А.В. Сильвио Данини: материалы к творческой биографии /А.В.Козлов.СПб: КОЛО, 2010.- 240 с.: ил.
  • Груздева А.Г., Чурилова Е.Б. Историческая застройка Московского шоссе в Отдельном парке Царского Села. СПб., 2005.
  • Сайт Фонда имущества Санкт-Петербурга
  • СМИ Санкт-Петербурга о продаже здания

 

Рейтинг: +1 Голосов: 1 12110 просмотров
Комментарии (1)
Любовь # 18 января 2016 в 21:51 +1
Дом так и стоит, как заброшенный. Подозреваю, что нынешние владельцы просто ждут когда он сам рухнет от времени.