Навигатор по сайту Туристу Энциклопедия Царского Cела Клубы Форумы Доска объявлений


Авторизация
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?

Набережная 1. Фабрика ассигнационных бумаг

 

Фотоальбом Фабрика ассигнационных бумаг (Обойная фабрика, Ремесленный женский приют Мариинского ведомства) (Набережная ул., 1)

Объект исторического и культурного наследия федерального (общероссийского) значения

 

 

Здание находится на восточном берегу 5-го Нижнего каскадного пруда (Купального) и замыкает перспективу водного пространства Екатерининского парка. Это уникальный образец промышленного здания эпохи Просвещения. Лицевой фасад, решенный в строгих безордерных формах классицизма, обращен в сторону каскада Нижних прудов и играет важную роль в формировании исторического облика центральной части Царского Села. Своим основанием (фундаментами и подвалом) здание конструктивно связано с Фабричной плотиной.

Местность, где находится здание фабрики, в начале XVIII в. не была застроена. Через нее протекал ручей Вангазя, на нем еще с допетровских времен стояла водяная мельница. На ней мололи зерно и для императорской царскосельской усадьбы, а для хранения зерна и муки построили житницы и амбары. При императрице Елизавете Петровне в середине XVIII в. на ручье, недостаток воды в котором восполнили устройством Виттоловского водовода, с помощью плотин сооружена каскадная система из пяти больших Нижних прудов. Иорданский и Фабричный, или Купальный, пруды сохраняют свои размеры и строгую регулярную форму с того времени.

Инженер-гидротехник И.К. Герард в 1779 г. заменил старую плотину новым сооружением, облицованным гранитом.

 

на фотографии видны сливы плотины

 

На берегах водоемов, каскаде прудов в 1779 г., по сообщению И.Ф. Яковкина, императрица Екатерины II распорядилась построить фабрику для производства высококачественной бумаги — гербовой и для денежных знаков, которые тогда назывались ассигнациями.

Возникновение Ассигнационной фабрики (бумажной мельницы) в Царском Селе в конце XVIII в. обусловливалось рядом объективных причин и субъективных факторов. К их числу принадлежала назревшая потребность изготовления ассигнаций на казенных предприятиях по более сложным образцам на принципиально новом, не имевшем ранее в России аналогов оборудовании, под строгим государственным контролем ввиду возросшего количества фальшивых денежных знаков и невозможности осуществления должного надзора за выделкой государственных бумаг на частных фабриках.

Выбор места для создания такого рода предприятия был связан с особым статусом Царского Села, которое, как никакая другая окрестность Петербурга, соответствовало важности и государственной значимости вновь создаваемого заведения. С одной стороны, эта местность была достаточно изолированной (учитывая масштабы и возможности передвижения того времени), что способствовало обеспечению сохранения государственной тайны, с другой — находилась в непосредственной близости от Царско­сельского императорского дворца, не только символизирующего собой мощь и величие Российской державы, но и позволявшего связать в тугой узел административную власть и финансовые интересы государства.

Немаловажную роль играли и подходящие для устройства бумажного производства географические условия. Система ступенчатых прудов, со­зданная ранее для снабжения водой царскосельского сада и жителей двор­цовой слободы и модернизированная к моменту создания Ассигнационной фабрики, обеспечивала должные для ее функционирования условия. Здание разместили вплотную к плотина на 5 пруду с тем, чтобы вода из шлюза попадала прямо в подвал, на колесо мельницы.

Вода, поступавшая на мельницу по свинцовым в деревянных футлярах трубам, проводилась из Среднего пруда (в XIX веке названного Иорданским). Территория, принадлежавшая фабрике, простиралась по трем сторонам последнего пруда, известного позднее под названием Купального.

 

 

К марту 1785 года на каменной плотине этого пруда завершили строительство главного здания фабрики: «… из кирпича в три этажа и отбелено и погреба под тою мельницею, где действуют водяные и сухие колеса, из дикого камня и плиты».

С трех сторон мельницу обнесли крытой железом каменной оградой с двумя створчатыми воротами. Одновременно закрыли находившийся рядом, за фабрикой, старый винокуренный завод, дымом своим «чернивший бумагу». Он был перестроен в "жилые покои".

До сих пор остается невыясненным вопрос об авторе проекта этой постройки. Известно, что приехавший в 1779 г. в Россию и сразу же получивший звание архитектора Ее Императорского величества Чарльз Каме­рон многие годы работал в Царском Селе. С 1802 г. он находился в должности главного архитектора Адмиралтейств-коллегий, что послужило причиной хранения многих материалов его деятельности в мастерской Адмиралтейства (после его смерти — у преемника, архитектора А.Захарова). Большинство из них, к сожалению, давно утрачены. Тем не менее, исследователем Д.О.Швидковским в ходе работы над описью чертежей Камерона было обнаружено упоминание листов с его постройками в Царском Селе. В частности, по интересующему нас вопросу были найдены "План Царского Села с показанием бумагоделательной мельницы" и "План и фасад сторожевой будки и фабрики".

Однако невозможно со всей определенностью утверждать, что первый из планов не является всего лишь фиксационным, а второй — проектным. Не указано и название фабрики, но обращает на себя внимание обозначенная там сторожевая будка: ведь известно, какое огромное значение придавалось охране этого заведения. Все это косвен­ным образом может служить основанием для предположения о том, что именно Ч.Камерон являлся автором проекта главного здания фабрики. Из сообщения И.Ф. Яковкина следует, что автором проекта и строителем Царскосельской мельницы-фабрики был выдающийся петербургский инженер-гидротехник Ф.В. Баур: «В 1784 году работы сии производились по начертанию и под присмотром Генерал-квартирмейстера Боуера».

К моменту передачи имущества мельницы новому владельцу (переехавшей в Царское Село Ропшинской бумажной фабрике) в ее ведомстве находилось шесть зданий, три из которых вместе с главным корпусом имели производственное назначение, остальные же три составляли жилой фонд.

 

 

В служебных зданий фабрики поме­щались квартиры чиновников, мастеровых, воинской команды и мага­зины.

Расположение фабрики в ее отдаленном от главных улиц юго-западном квартале между валом, каскадным прудом и ручьем Вангази, создавало идеальные условия для существования столь «секретного» учреждения.

Здание бумажной мельницы и каменного жилого флигеля — самые старые постройки в этой части города, напоминающие нам о Царскосельской дворцовой слободе эпохи Екатерины II.

 

 

Его не коснулись даже бурные перемены павловского царствования, когда дворцы и парки Царского Села подверглись целенаправленному «разграблению»: в Гатчину и Павловск вывозились рыба из прудов, гребные суда, дерн, статуи; камень от предназначенных к разрушению парковых павильонов определялся «к строению Михайловского замка и Павловского дворца».

На Ассигнационной фабрике лишь реорганизовали систему управления и утвердили новые формы ассигнаций.

 

 

До нашего времени эта постройка во внешнем своем облике дошла почти в неизмененном виде. Об этом свидетельствует сравнение существующего в натуре здания с изображением его на гравюре В. Лангера 1819 г. "Евангелическая церковь и бумажная фабрика" и в графических материалах РГИА.

В 1785 г. фабрика разместилась в построенных для нее зданиях. Правом присутствовать в производственных помещениях облада¬ли только специально назначенные лица, территория тщательно охранялась.

Заведывание вновь учрежденной бумажной мельницей было поручено генерал-прокурору А.А.Вяземскому, временно исполнявшему в этот период должность государственного казначея.

Упоминание: Требухов Фёдор — ЦС бумагоделательной мельницы сержант, 1794,  70 л., старость, похоронен на Кузьминском кладбище

С 1800 по 1809 г. эту должность исполнялГ.Р.Державин, утвердивший за годы пребывания на этом посту новые формы государственных ассигнаций. Все практическое осуществле­ние надзора за деятельностью мельницы было возложено на советника В.Небольсина, а для непосредственного управления фабрикой учреждалась должность казенного пристава, безотлучно находившегося на мельнице и являвшегося своего рода "всевидящим оком".

Изготовление на фабрике ассигнационной бумаги было сопряжено с соблюдением государственной тайны и происходило в атмосфере строжайшей секретности. Иностранные мастера были выписаны из-за границы тайно, засекречена была и доставка заграничного оборудования. Сама отливка бумаги происходила, так сказать, "при закрытых дверях", поскольку был тщательно оговорен определенный круг лиц, обладающих правом присутствия в производственных помещениях. Особое внимание уделялось качеству изготовляемой бумаги, которая в целях предохранения от подделок должна была превосходить производимую в России ранее по белизне, прочности, тонкости и мягкости, а равно и не уступать английским образцам. Все это достигалось благодаря превосходному для того времени техничес­кому оснащению мельницы, в том числе использованию специальных гол­ландских прессов. Процесс изготовления бумаги на фабрике был ручным, или, по терминологии того времени, "черпальным".

Первоначальное штатное расписание мельницы включало 30 человек помимо охраны. К моменту ликвидации фабрики личный состав работающих возрос почти в три раза и достиг 85 человек, а с учениками около 100. Весьма характерным являлось образование здесь настоящих рабочих династий, когда в процессе обучения и включения в производственную дея­тельность юного поколения создавалась система преемственной передачи опыта, навыков и мастерства от отцов к детям. Условия труда на государ­ственной фабрике выгодно отличались от условий на частных предприятиях подобного рода.

Главное двухэтажное каменное здание фабрики в плане имело Г-образную форму. В нем располагались водяная мельница и производственные помещения для выделки и хранения бумаги. Постройку разместили вплотную к плотине с тем, чтобы вода из шлюза попадала на колесо мельницы в подвале. На участке находились также каменная постройка, «черпальня», и деревянная, «сушило». Дома для чиновников и мастеровых, для воинской команды, охранявшей фабрику, а также склады построили с северо-западной стороны пруда. Впоследствии они образовали застройку квартала между Малой и Московской улицами, здесь же находился и дом управляющего фабрикой.

В 1810-е гг. при урегулировании застройки Царского Села по проекту архитектора В.И. Гесте для нужд фабрики выделили большой участок по обе стороны Набережной улицы. Его границы локализуются по планам того времени, а обозначенное на них здание фабрики имеет Г-образную форму.

Из домов, предназначенных для проживания работающего на фабрике персонала, уцелел (и практически сохранил свой первозданный наружный облик)один из флигелей с частью каменной ограды на Набережной улице, входившей в состав жилого комплекса из трех строений. При этом главный корпус был перестроен для городской ратуши (ныне здесь размещен Пушкинский дворец культуры), на месте второго флигеля, симметричного первому, было возведено здание Николаевской мужской гимназии.

Ассигнационная фабрика покинула свою территорию в 1819 году, в связи с учреждением Экспедиции заготовления государственных бумаг и из соображений невозможности сохранения государственной тайны во вновь образованном го­роде. Она была переведе­на в Петербург, но «промышленно-хозяйственная зона» у каскадного пруда не исчезла.

Здания бывшей фабрики ассигнационных бумаг в 1819 г. перешли к переведенной из Ропши Императорской обойной фабрике, существовавшей до 1860г., ее директором назначен Иван Иванович Брошет, руководивший ею до 1825 года. Производство денежных знаков к этому времени уже прекратилось.

Необходимую незначительную перепланировку и перестройку здания осуществил архитектор Иван Францевич (Джовани) Лукини. Главное здание отремонтировали и расширили, надстроили третий этаж, трубу Таицкого водовода при этом перенесли в подвал пристроенного корпуса.

По проекту архитектора И.Ф. Лукини главное здание в 1819 г. отремонтировали и надстроили третий этаж. К Г-образному в плане зданию пристроили корпус под один карниз. Трубу Таицкого водовода при этом перенесли в подвал нового корпуса.

Из справочника — Общий Штат Российской Империи на 1825 год. Страница 54, часть 1,  Царскосельская Обойная и Бумажная фабрика:

  • Директор, 14 кл. ( чиновник ), Брошет Иван Иванович
  • Бухгалтер, титулярный советник Егор Осипович фон Лаунец.

С 1 июля 1832 года обойная фабрика перестает получать деньги на содержание от правительства и оказывается в ситуации, в которой она должна покрывать расходы собственными оборотами. Управление фабрикой в новых условиях было возложено на прежнего директора.

С 21 октября 1849 г. директором Царскосельской Императорской обойной фабрики становится Уконин Фёдор Абрамович, поступивший работать на фабрику подмастерьем из Рошинской обойной фабрики в 1818 году. Он будет руководить фабрикой вплоть до ее закрытия, а потом организует собственное обойное производство в Царском Селе.                          

В производстве, существовавшем здесь до 1860 года, использовалось 169 рабочих. Это было единственное промышленное предприятие в городе.

В 1860 году фабрика официально закрывается, ее имущество и здание фабрики выставлятся на продажу 1

К этому же времени относится расположение у здания фабрики городской портомойни.7

 

В 1862—1865 годах, осуществляя проект архитектора И.А. Монигетти,А.Ф.Видов руководил работами по перестройке жилых флигелей фабрики ассигнационных бумаг на другой стороне Набережной улицы, для размещения Николаевской богадельни (впоследствии приспособлена под Николаевскую мужскую гимназию) и Царскосельской городовой ратуши (Набережная ул., 12,14), при чем творческой удачей Видова стало оформление интерьера православной домовой церкви.

 

 

Более десяти лет главное фабричное здание, вероятно, не использовалось. В 1872-1917 гг. здесь размещался Ремесленный приют ведомства учреждений императрицы Марии Федоровны.

В 1872 г. главное здание фабрики с участком в 1755 квадратных сажен было продано за десять тысяч рублей в благотворительное Мариинское ведомство для размещения нового учебного заведения — женского Ремесленного приюта.

В 1878 г. к нему с тыла присоединили участок дворцовой земли, ограниченный конюшнями, придворным прачечным двором и дачей генерал-майора М.В. Пашкова.

Приют основан в 1872 году. Устав его утвержден 2 апреля 1876 года. Приют принадлежал к числу благотворительных учреждений и имел целью призрение сирот и детей бедных родителей всех сословий для религиозно-нравственного воспитания и обучения их рукодельям и ремеслам. В то же время приют, имея в виду недостаток в знающей свое дело и обученной домашним работамъ всякого рода прислуги, ставил своей задачей пополнить этот пробел.

 

девочки из приюта на Царскосельской юбилейной выставке в 1911 году

 

В приют принимаются девочки не моложе 8 и не старше 15 лет. Учебный курс — начальной городской школы. Число воспитанниц около 80. Плата за содержание 100 рублей в год и 25 рублей единовременно при поступлении. Средства приюта составляются из взносов благотворителей, платы за содержание воспитывающихся детей, платы за исполнение заказов и за пение приютского хора в церквах, а также сбора с устраиваемых базаров, лотерей и проч. Фонд приюта пополняли также вознаграждение за исполнение заказов, пение приютского хора в церквах, сборы с благотворительных базаров, лотерей. Некоторые воспитанницы также получали именные стипендии:  4 стипендии Государыни Императрицы Марии Феодоровны по 75 рублей, С.-Петербургской городской думы—20 стипендий по 75 рублей и Царскосельской городовой ратуши (из общественного капитала) — 2 стипендии по 75 рублей.

 

 

В период с 1873 по 1878 г. бывшее фабричное здание приспособили по проекту архитектора А.Ф. Видова под учебное заведение. Его частично перепланировали и соорудили дополнительную трехмаршевую лестницу в полукруглой пристройке со стороны двора. Предположительно в это время сделали перебивку оконных проемов, ширина и высота которых изменилась при сохранении прежнего количества окон на главном фасаде. Вероятно, по этой причине сбили подоконные тяги и рустовку первого этажа. В центре лицевого фасада устроили балкон, оформление окон усложнили прямые сандрики, видимо, штукатурные, что привнесло элементы стиля эклектики в решение фасада.

Упоминания:

  • Берс Елена-Ольга Александровна ( в зам. Пушкарёва) (1837 — в гг Гражданской войны).В 1906 Елена-Ольга Александровна была начальницей Царскосельского ремесленного приюта. В 1906 жила в ЦС на улице Набережной
  • Аушева Дарья Ивановна — 1912, 1913 — вдова капитана в отставке, Набережная улица дом ремесленного приюта.
  • Гарткевич Мария Ивановна – 1917 — дочь подп. ЦС, Набережная  здание пр. Нач. Царскосельского ремесленного приюта
  • Зубчанинов Модест Александрович. 1862—1894. Инженер. Похоронен на Кузьминском кладбище, с сестрой М.А.
  • Зубчанинова Мария Александровна. Без дат. Сестра инженера. Ремесленный приют. Похоронена на Кузьминском кладбище

 

Первоначальную композицию главного фасада и поздние перестройки выявил архитектор ГИОП Б.А. Розадеев в 1977 г. Некоторые элементы отделки были сочтены искажающими подлинный исторический облик здания и при реставрации уничтожены. Вид здания в начале XX в. (белого цвета фасады, сандрики, балкон и темная крыша) известен по открыткам

В советское время корпус принадлежал Военно-инженерному техническому университету и в нем располагалась  санитарная часть университета. Сейчас здание используется под жилой дом.

2013.06 Пушкинцы обеспокоены судьбой здания б. Ассигнационной фабрики

 

Источники:

  1. Лапис И.А. Историческая справка к проекту реставрации Николаевской гимназии, Центр историко-культурных исследований "Цветы", 1991 для КГИОП
  2. Корнилова Н.А. (Историко-литературный музей г. Пушкина). Ассигнационная фабрика в Царском Селе. Петербургские чтения. Материалы научной конференции. Санкт-Петербург. 1995 г., стр. 246-249
  3. Вильчковский С.Н. Царское Село. Репринтное воспроизведение издании 1911 г. СПб., 1992.
  4. Семенова Г.В. Царское Село: знакомое и незнакомое. .-М.ЦентрПолиграф, 2009.- 638, (2) с.
  5. Сочагин А.Г. Царское Село в открытках конца XIX – начала ХХ века. СПб., 2001. 
  6. РГИА, ф. 487, оп.7, д. 4271 "О закрытии Императорской Царскосельской обойной фабрики и продаже имущества и каменного здания оной фабрики с принадлежащей землею"
  7. РГИА. Ф. 485. Оп. 3. Д. 703. Генеральный план части города с обозначением плота для полоскания белья на Нижнем пруду около Обойной фабрики. Арх. Никитин Н.С. 2-я пол. ХIХ в. – 1 л.
Рейтинг: 0 Голосов: 0 7909 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!