Навигатор по сайту Туристу Энциклопедия Царского Cела Клубы Форумы Доска объявлений


Авторизация
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?

Октябрьский бульвар 17, 19. Дом Никольского (Музей древнерусской письменности)

 

На нечетной стороне Октябрьского бульвара, ближе к Кузьминским воротам, сохранились лишь два исторических обывательских дома (фотоальбом).

 

 

Жилой дом (Октябрьский бульвар, 19), построенный в 1900-е гг. на месте № 254, принадлежавшем в середине XIX в. действительному статскому советнику Фадею Ивановичу Кабату, является одним из наиболее замечательных образцов Царскосельского модерна.

 

 

Соседний с ним жилой дом (Октябрьский бульвар, 19) обработан в формах эклектики, он возведен в 1885 г. на участке № 253, владельцами которого в прошлом были мещанин Гаврила Михайлович Сечкин и наследники мещанина Ивана Петровича Петрова.

 

 

 

В этом доме с 1910 года, после смерти отца, и до своей кончины жил известный человек — Никольский Николай Константинович, (1863- март 1936, Детское Село). Сын протоиерея К. Т. Никольского, сс, профессор Духовной академии, доктор церковной истории, академик АН (с 1916 г.). Директор библиотеки АН (1920—1925) и НИИКа (Института книговедения), председатель комиссии по изданию древнерусских рукописей. археограф, библиограф, историк церкви.

В этом же доме жили также две его сестры (всего их было пять) (одна с семьёй), аспиранты, располагался музей древнерусской письменности. До 1910 года этот архив располагался в его квартире в доме 40 по Садовой улице.

 

Об этом Н. К. Никольский сообщал следующее: «В 1918 г., вслед за обращением Наркомпроса к Академии наук с предложением наметить новые научные предприятия, возникла мысль придать единоличной работе более устойчивую форму в виде организации при ОРЯС историко-библиографического Музея славяно-русской книжности, задачи которого были изложены мною в Записке, заслушанной в Заседании Отделения 4 декабря 1918 г.».

Что же составило основу, фонды Музея? Кроме огромной библиотеки ученого, собиравшейся более 50 лет, это картотека и библиографический материал.

Для этих материалов в Библиотеке АН с осени 1924 г. было устроено особое помещение, а сотрудники Музея с 1 октября были включены в штат БАН. Сотрудниками кроме самого Н. К. Никольского с начала организации Музея были Н. Н. Зарубин, Н. А. Порфирьев, а позднее сестра Н. К. —Александра Константиновна Никольская, жившая в собственном доме № 39 по Бульварной улице. Как далее выяснится -это был  деревянный дом рядом с домом 37

К осени 1924 г. штатным сотрудником был лишь Н. Н. Зарубин.

Итак, Музей возник в конце 1918 г. распоряжением РАН. Важно, что он не был вновь создаваемым учреждением, как это случалось в те годы, а официально был оформлен как важное научное учреждение на основе уже много лет существующей коллекции и много лет проводимой работы. Это было признанием ее научной ценности, чему немало содействовала поддержка АН.

 

 

Летом 1922 г., Н. К. Никольский писал: «Принимая во внимание научное значение собираемых в течение многих лет для Российской Академии наук коллекций, Президиум Царскосельского Совета рабочих и солдатских депутатов в Отношении от 16 мая 1918 года (№ 8198) за подписью председателя Совета т. Королева постановил освободить от вселения и взимания налогов квартиру во 2-м этаже д. № 37 по Бульварной улице, где находились упомянутые материалы. Это же постановление было повторено в резолюции комиссара Отдела городского хозяйства в Отношении от 20 июня 1918 года за № 2737» (14 августа).

1918—1921 гг. были не самыми спокойными для Петрограда и Царского Села, и Н. К. Никольский был вынужден обращаться в местный Совет и к академическим властям за помощью в обеспечении сохранности помещений Музея и его коллекций:

В Детскосельский Совет
Прошение Н. Никольского

Во время военных действий под г. Детским Селом в октябре текущего года от разрыва снаряда образовались более 20 пробоин на крыше дома № 37 по Бульварной улице, во втором этаже которого помещается Отделение историко-библиографического Музея, устраиваемого РАН. От течи во время дождя и оттепелей повреждена часть материалов, книг и рукописей, принадлежащих Академии наук. Ввиду срочной необходимости сохранить от дальнейшей порчи собранные в течение долгих лет ценные научные материалы, а также обстановку, предназначенную для Музея, покорнейше прошу разрешить мне переместить временно часть музейных вещей в соседний деревянный дом № 39 по Бульварной улице, остающийся незанятым, в котором до сих пор находится часть коллекций и обстановки, предназначенной для того же Музея (негативы, книжные шкафы, книги и прочее) и распространить на этот дом те же льготы, какие предоставлены Совдепом квартире № 2 в д. № 37 по Бульварной улице, именно: освободить ее от вселений и взимания налогов, признав помещение, занятое музейными коллекциями, состоящим под особою охраною Российской Академии наук.

2 дек. 1919 г. Заведующий <нрзб.>
Детское Село Историко-библиографического Музея
Бульварная.37 действительный Член РАН Николай Никольский

Это обращение Н. К. Никольского было поддержано Президиумом АН, о чем свидетельствует сохранившаяся в архиве машинописная копия документа от 30 января 1920 г., адресованного в Детскосельский Совет рабочих и солдатских депутатов и подписанного академиком А. А. Шахматовым:

"В Детскосельский Совет рабочих и солдатских депутатов

Отделение русского языка и словесности РАН просит Детскосельский Совет рабочих и солдатских депутатов предоставить во временное пользование Отделения квартиру в д. № 37 по Бульварной улице, № 1, в нижнем этаже, освободившуюся ввиду перевода ее квартиронанимателя инженера К. А. Коцело на службу в г. Воронеж. Это помещение необходимо Отделению,

во-1-х, для помещения рукописей и книг, принадлежащих Академии наук, предназначенных для устраиваемого Академиею историко-библиографического Музея и находящихся в верхнем этаже того же дома в квартире № 2. Во время военных действий под Детским Селом в октябре 1919 года вследствие разрыва снарядов над крышею дома, она получила свыше 20 пробоин, дающих сильную течь во время оттепели и дождей, угрожающих повредить научные материалы, собираемые в течение долгих лет.

Во-2-х, та же квартира необходима Отделению для размещения и разбора материалов, предназначенных для устраиваемого при Академии наук историко-библиографического Музея и для работ над ними, сильно стесненных вследствие недостатка соответствующих помещений. Отделение надеется, что Детскосельский Совет рабочих и солдатских депутатов в интересах науки не откажет в своем содействии Отделению и предоставит ему упомянутую квартиру на тех же льготных условиях, на каких он предоставил Академии квартиру N° 2 в том же доме, т. е. безвозмездно и с освобождением от принудительного вселения."

Председательствующий А. Шахматов

Эти обращения не остались без ответа. Удовлетворяя просьбу Н. К. Никольского оградить от разграблений библиотеку и коллекцию, назначить доверенное лицо в доме для охраны, исправить водопровод и крышу, перенести основные коллекции Музея временно в нижний этаж, Детскосельский Совет в 1921 г. производит опись вещей, «находящихся в доме № 39 по Бульварной улице (угол Леонтьевской), бывшем Никольских и принадлежащих гр. Н. К. Никольскому», и «инвентарную опись оборудования и обстановки Отдела Библиотеки Российской Академии наук (Музея древней славяно-русской книжности), находящегося в г. Детском Селе (Бульварная д. 37)».

Музей продолжал функционировать. Он был «живым», в нем не прекращалась научная работа, и Отделение русского языка и словесности поддерживало его и в необходимых справочных материалах, и деньгами.

При каждодневной библиографической работе в Музее велись «рассыльные книги», в которые, правда не регулярно, заносились все траты и сведения о перемещении необходимых книг. В документах этого времени (1921—1924 гг.) Музей часто называется «Детскосельским отделом Библиотеки РАН». Адрес его тот же — Бульварная улица (ставшая вскоре Октябрьским бульваром), д. 37. ОРЯС выдает Н. К. Никольскому удостоверения в том, что он «состоит заведующим принадлежащего РАН Музея славяно-русской книжности (отдела Библиотеки)», за подписями «исполняющего обязанности Председательствующего в Отделении русского языка и словесности В. Истрина и зав. канцелярией П. Симони» (26 мая 1921 г.).

Как ценность, имеющая большое значение для науки, означенное собрание подлежит самой тщательной охране».

К 1924 г. произошло перекомплектование штатов Академии наук. В это время, будучи директором Музея славяно-русской книжности, Н. К. Никольский занимал и пост директора Библиотеки АН и Книжной палаты. Академией наук Музей рассматривался как отдел Библиотеки и, соответственно, фактически, но не юридически, подчинялся ОРЯС.

Однако в Академию наук, и в Отделение в частности, внедрялась система единых научных планов. Особенности работы Музея, не рассчитанной, да и не могущей дать быстрые результаты, не укладывались в их «прокрустово ложе». Возникла мысль о передаче материалов Музея (главным образом картотеки) в БАН. Размещение их вне Петрограда, в Детском Селе, было неудобно для Библиотеки. Конечно, тем самым нарушалась известная самостоятельность Музея, и вопрос о передаче вызвал обсуждение.

А 1 ноября 1924 г. прошло Общее собрание конференции РАН, которое вынесло постановление в § 210 в связи с передачей коллекций историко-библиографического Музея Библиотеке АН о прекращении самостоятельного существования Музея. Но работа, которая велась уже несколько десятилетий, не прекращалась. Официальное упразднение Музея вызвало ряд трудностей, и прежде всего финансовых.

Он просит перед передачей архива АН привести его в порядок «В случае моей смерти, — писал он, — картотека, не приведенная в порядок, окажется малополезною для научной цели (подобно тому, как оказались малополезными однородные не доведенные до конца отзывы Сахарова, Горского, Вяземского и других), потребуется повторение двадцатилетней работы». Президиум Академии согласился с условиями Н. К. Никольского, но, поскольку решение о передаче коллекций Музея в Академию было принято, возник вопрос о необходимости национализации дома № 37 по Бульварной улице. Хранение же материалов, как и охрана самого здания были возложены на Н. К. Никольского. Академия поручила юрисконсульту документально оформить эти отношения. 12 октября 1926 г., когда необходимые формальности были, очевидно, уже совершены, Н. К. Никольский получил от Академии еще одно благодарственное письмо за подписью академика И. Ю. Крачковского.

Итак, историко-библиографический Музей славяно-русской книжности в Детском Селе просуществовал с 1918 по 1926 г.

Основную работу в нем проводили, не считая самого директора, в разное время еще два человека — Н. Н. Зарубин и Н. А. Порфирьев. Большая часть материалов при жизни Н. К. Никольского оставалась у него на квартире в Царском Селе. Ими, уже после ликвидации Музея, продолжали пользоваться его ученики и сотрудники по КПДЛ. Конечно, полностью завершить задуманное не удалось, но материал был собран огромный. Картотека Н. К. Никольского, хранящаяся в РО БАН, и поныне остается бесценным источником в изучении древнерусской книжности.

Материалы, собранные за долгие годы Н. К. Никольским и составлявшие основу Музея, его труды в разных областях изучения древней славяно-русской книжности, его картотека, наконец, — это бесценные источники для каждого, кто занимается вопросами древнерусской литературы. Историко-библиографический Музей славяно-русской книжности, организованный Н. К. Никольским, — недолгий, но важный и в чем-то поучительный этап истории изучения древнерусской литературы в первые послереволюционные годы, о котором не следует забывать.

Что касается места погребения Н.К., то оно утрачено. В давно, видимо, не открывавшемся ящике картотеки архива АН по ходу телефонного обсуждения к нечаянной радости двух исследователей, одним из которых был краевед В. Панов,  в разделе «Погребения академиков» имелась запись: «Академик Никольский погребён на Кузьминском кладбище в склепе, разрушенном в годы войны». Определится ли когда место этого склепа? Как бы то ни было, и этого адреса уже достаточно если не для исторического плана, так для списка исторических захоронений Кузьминского кладбища.  

 

 

Источники:

  • Семенова Г.В. Царское Село: знакомое и незнакомое. .-М.ЦентрПолиграф, 2009.- 638, (2) с.
  • Сайт Никольских
  • Панов В. Царскосельский некрополь. Первые кладбища Царского Села. Кузьминское кладбище.- СПб: ООО «СПб. СРП "Павел" ВОГ», 2011.-98 с.
  • М. В. Рождественская. Академик Н. К. Никольский — организатор историко- библиографического Музея славяно-русской книжности (по архивным материалам)

 

Рейтинг: +3 Голосов: 3 4146 просмотров
Комментарии (3)
0 # 5 октября 2015 в 09:48 0
Имею конверт на имя Н.К .Никольского из Мелитополя от 27.4.15. Хотел бы показать , как загрузить фото ?
Дмитрий Кудряшов # 19 июня 2018 в 02:26 0
"Жилой дом (Октябрьский бульвар, 19), построенный в 1900-е гг. на месте № 254, "
"Соседний с ним жилой дом (Октябрьский бульвар, 19) обработан в формах эклектики, он возведен в 1885 г. на участке № 253,"
- кажется произошла некоторая путаница.
Если номера участков (253, 254) взяты из Атласа Цылова, то вообще есть "непонятка": эти участки находились между Школьным переулком и Церковной улицей, в то время как современные дома 17, 19 по Октябрьскому бульвару расположены между Церковной и Леонтьевской улицыми на участках ("по Цылову") №№ 264, 265.
Photojour # 20 июня 2018 в 09:20 0
К сожалению, вопрос Галине Семеновой не задать - её уже давно нет с нами.
А с Атласом Цылова - да, участки 253, 254 на отрезке бульвара между Церковной и Школьным. Чтобы подтвердить или опровергнуть её версию, придется идти в архив и искать документы на эти дома. Оставляем как знак вопроса.