Навигатор по сайту Туристу Энциклопедия Царского Cела Клубы Форумы Доска объявлений


Авторизация
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?

Пушкинская 17

Пушкинская 17 -   чуть в  глубине квартала, к Пушкинской боковым торцом. Послевоенная перестройка более старого дома, об этом говорит и  частично оштукатурен фасад.

Скудную информацию о доме мы смогли почерпнуть в статье Пивоварун В.П. «Чуть-чуть о войне в нашем городе»:

1941 год

Началось все в воскресенье 22-го, в ясный, прохладный июнь. Сообщение по радио было под стать удару грома. Все в одно мгновение стали какими-то другими. Так для нас, жителей дома № 17 по ул. Колпинской (ныне Пушкинской), началась еще неизвестная война.

Как же выглядел наш дом, который был не жактовским, а принадлежал германскому консульству?

Половина жильцов дома, кто посостоятельней, эвакуировались, другая же половина, рассудив, что как будет, так будет, осталась ждать приговора судьбы в своем гнезде. С начала войны удары посыпались на наш дом друг за другом.

Соня Каем (Каэм) открыла этот печальный список. Она как-то неожиданно появилась в нашем доме и исповедалась моей маме. Отец ее — зав. нашей городской аптекой, и они остались в городе. В разуме этого человека произошло какое-то затмение, ему показалось, что при немцах ему удастся расширить аптечное дело. Все обернулось трагедией.

Такого осуждения себя и своего доброго отца и таких горьких слез я никогда больше не видел, а для отчаяния было слишком много оснований. Она, оказывается, находится в гестапо как бы на должности официантки и пользуется значительной свободой. Причиной всему этому было то, что какой-то важный чин в гестапо оказывает ей покровительство, покоренный ее обаянием и красотой. Все это давало ей возможность несколько раз приходить к нам. Последний раз она была не так печальна и сказала, что свободна в выборе места проживания. Паспорт решила все же чуть-чуть подправить. Я подскоблил бритвой графу «национальность», она тушью «сделала» себя азербайджанкой. К вечеру попрощались и навсегда.

Что помогло нашей семье выжить в эту лютую зиму? Благодаря фрау Бецнер, так звали замечательную женщину нашего двора, меня взяли на кухню пилить дрова — она упросила об этом эсесовского начальника. Часть эта располагалась в здании милиции и в помещениях пожарной команды, которая вплотную примыкала к нашему двору:


дом 17 на заднем плане за учебной вышкой пожарной части

Сведения о судьбе упомянутой выше Сони Каем разноречи-вы. Вот, что рассказывала о ней Людмила Воинова:
«Перепуганные, мы вбежали в аптеку, находившуюся на углу. Стали стучать. Наконец, дверь открыл пожилой провизор-еврей. Он был отцом моей хорошей знакомой Сони Каем. Девушка тоже вышла на шум. Вид у нее был совсем подавленный. В разговоре выяснилось, что Соня вынуждена была остаться в Пушкине, поскольку отец наотрез отказался уйти и бросить аптеку на произвол судьбы. «Страшно становится, когда думаю, что с нами может быть», — дрожащим голосом сказала дочь провизора. Судьба ее и в самом деле оказалась трагической. До нас дошел слух, что Соню видели повешенной в Екатерининском парке.

Так, наверное, и было. Узнали мы, что и с отцом ее захватчики зверски расправились. Его тоже повесили. Скорее всего, это произошло на углу улиц Московской и Первого Мая, на том же перекрестке, где были казнены тысячи ни в чем неповинных людей, в память о которых здесь стоит теперь часовня». Судьба Сони осталась не ясна. Родственники Сони считают, что она и её отец были расстреляны вместе с другими пушкинскими евреями.

Источник:

  • Цыпин В.М. Город Пушкин в годы войны.-СПб.: Genio Loci.,2010
Рейтинг: 0 Голосов: 0 2476 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!