Навигатор по сайту Туристу Энциклопедия Царского Cела Клубы Форумы Доска объявлений


Авторизация
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?

Садовая 2. Лицей. 4 этаж, Спальный

На четвертом этаже находились спальни лицеистов и воспитателя.

У каждого воспитанника в Лицее была отдельная комната. Над дверью висела черная дощечка, на которой были указаны: номер комнаты, фамилия и имя воспитанника. Александру Пушкину досталась комната с видом на дворец под номером 14.

Комната лицеиста Пушкина была достоверно установлена благодаря исследованиям Анциферова:

На основании одного письма исследователь узнал, что окно комнаты Пушкина выходило на дворец. Из этого же письма следует, что из 50 комнат Пушкин и его товарищи занимали 30, причем не были заняты «пять в начале и пять в конце ряда, выходившие в сторону дворца; также оставались свободными первые и последние пять номеров, выходившие в сторону ограды церкви Знамения».

Установив, в какую сторону выходило окно лицейской комнаты Пушкина, Н. П. Анциферову нужно было решить другой вопрос, откуда шла нумерация комнат — от начала коридора со стороны Садовой улицы или же со стороны Александровского парка. В этом помог И. И. Пущин. В «Записках о Пушкине» он пишет: «Он (инспектор Пилецкий-Урбанович) провел меня прямо в четвертый этаж и остановился перед комнатой, где над дверью была дощечка с надписью: № 13 Иван Пущин; я взглянул налево и увидел: № 14 Александр Пушкин».

Исследователь рассуждает: если Пущин стоял лицом в сторону дворца и № 14 был налево от № 13, следовательно, нумерация комнат шла от начала коридора со стороны Александровского парка.

Однако эти данные, даже с наличием плана, не дают возможности установить, где была комната Пушкина. «Дело в том,— пишет Анциферов,— что мы не можем, согласно данным письма Комовского, разделить всю площадь между коридором и стеной, обращенной ко дворцу, на 25 нумеров, т. к., вероятно, среди них были и другие помещения». И опять помог Пущин: «Я, как сосед (с другой стороны номера Пушкина была глухая стена), часто, когда все уже засыпали, толковал с ним вполголоса через перегородку».

«Итак,— рассуждает исследователь,— комната примыкала к одной из трех поперечных стен. Установив это и проверив три варианта возможного распределения номеров между глухими стенами, удалось точно определить, к которой из них примыкал № 14. Таким образом, было установлено местонахождение комнаты Пушкина. Перегородка, упомянутая Пущиным, делила пополам окно, расположенное между двух колонн по наруж¬ному фасаду, наиболее близких к арке, соединявшей Лицей с дворцом». Определение местополо/кспия комнаты Пушкина стало первым шагом па пути к созданию мемориального музея.

Рядом с ним в комнате под номером 13 жил Иван Пущин. Тонкая перегородка, не доходящая до потолка, разделяла их комнаты. Комната Пушкина меньше других. Объясняется это тем, что с одной стороны в комнате Пушкина была глухая стена и из-за толщины стены комната оказалась меньше. Но было в этом и одно преимущество: Пущин был единственным соседом Пушкина.

 

Распорядок дня лицеиста

  • 6.00  Вставали мы по звонку в шесть часов. Одевались, шли на молитву в залу. Утреннюю и вечернюю молитву читали мы вслух по очереди.
  • 7.00 - 9.00 — класс.
  • 9.00  — чай;
  • прогулка — до 10.
  • 10.00 - 12.00 — класс.
  • 12.00 - 13.00 — прогулка.
  • 13.00  — обед.
  • 14.00 - 15.00  — или чистописание, или рисованье.
  • 15.00 - 17.00 — класс.
  • 17.00 - чай;
  • до 18.00 — прогулка;
  • 18.00 - 20.30 - повторение уроков или вспомогательный класс. По середам и субботам — танцеванье или фехтованье.  Каждую субботу баня.
  • 20.30 — звонок к ужину.
  • После ужина до 10 часов — рекреация.
  • 22.00  — вечерняя молитва, сон.

В коридоре на ночь ставили ночники во всех арках. Дежурный дядька мерными шагами ходил по коридору».

Как видно из этою распорядка, день в Лицее начинался в шесть часов утра и заканчивался в десять. Семь часов ежедневно отводились для занятии в классах, которые, однако, проводились не подряд, а в течение дня, чередуясь с отдыхом, прогулками, повторением уроков.

Вскоре после начала занятий директор Лицея В. Ф. Малиновский объявил воспитанникам, что по предписанию министра в течение шестилетнего курса обучения им запрещается покидать Лицей. Родным разрешено посещать мальчиков по праздникам. Это решение объясняется тем, что Лицей был закрытым воспитательным учебным заведением, и будущие государственные деятели должны были воспитываться в атмосфере школы, избегая влияния со стороны.

Известие это очень опечалило мальчиков, но впоследствии, оглядываясь на прошлое, «разбирая беспристрастно это неприятное тогда нам распоряжение» И. И. Пущин признает, «что в нем-то и зародыш той неразрывной, отрадной связи, которая соединяет первокурсников Лицея».

 В Царскосельском лицее, вспоминает Пущин («Записки о Пушкине»), белье постельное и столовое менялось раз в неделю, а нательное – два раза. Баня была раз в неделю по субботам. А в остальные дни – «стол умывальный, он же и ночной». Эти скромные по меркам современного горожанина гигиенические условия вспоминались ему как роскошные. Еще бы – ведь предполагалось, что в Лицее будут учиться братья, великие князья. Народ же еще в конце XIX века жил в привычной грязи, как колхозный скот. «Все кишит паразитами, всюду блохи, вши, тараканы... Едят здесь вообще без тарелок – все хлебают из одного горшка сразу, и матери дают детям из своего рта прожеванную пищу», – пишет революционерка (и врач) Кочеткова из Смоленской губернии.

Положением от 28 июня 1832 года к 50 казеннокоштным (т. е. обучающимся за счет государства) к воспитанникам в Лицее прибавилось 50 своекоштными (обучающихся за свой счет). Принимается решение об уничтожении маленьких комнат лицеистов, на 4-м этаже делают перепланировку и создают общую спальню, как это было принято в других учебных заведениях. Для младших воспитанников отводятся помещения на первом этаже, где потолки были ниже, окна меньше.

 

Форма лицеиста

Лицеисты имели специальную форму одежды. По будням — синие брюки и синие сюртуки с красными воротниками. По праздникам, отправляясь в церковь, на гулянье, надевали мундир из синею сукна с красным воротником, шитым серебряными петлицами, на первом курсе, золотыми — на втором, белые панталоны, белый жилет, белый галстук, ботфорты, треугольную шляпу. Но со временем брошены ботфорты, белые панталоны и белые жилеты сменились синими, фуражка заменила шляпу. Шляпа теперь надевалась только в тех случаях, когда воспитанники отправлялись учиться фронту в гвардейском образцовом гарнизоне.

Источники:

  • Павлова С.В. Пушкинский Лицей. Путеводитель. - СПб.:Паритет, 2004.- 192 с. -ил.

 

Рейтинг: 0 Голосов: 0 22816 просмотров
Комментарии (6)
Антон # 19 ноября 2011 в 14:09 0
Все очень интересно, спасибо за работу.
Вот только упоминание "колхозного скота" здесь как-то не к месту: и время не то, и статья не о том...
Ощущение, что ткнули лицом во что-то грязное. А в "европах" было по другому? Что-то я сомневаюсь...
Photojour # 19 ноября 2011 в 17:28 0
Уважаемый, Антон. Как раз именно эти слова подчеркивают исключительность во много Лицея для своего времени, даже в таких вещах, как быт. Подчеркнута разница не между Россией и Европой, а между бытом простых людей и привилегированного класса. Нет в исторических фактах ничего грязного
Антон # 20 ноября 2011 в 15:55 0
Здравствуйте, уважаемая Photojour. Скажу сразу, что это мое личное мнение, но мне кажется неуместным слово "колхозный" в данной статье по двум причинам. Во-первых, колхозы появились более чем через сто лет после описываемых Вами событий; во-вторых прилагательное "колхозный" не является синонимом "ужасный", как следует из контекста.
Photojour # 21 ноября 2011 в 10:33 0
Спор, вобщем-то, ни о чем))- Вас ужаснуло не то, как жили в то время простые люди, а неуместность слова   smile . Но в нашей практике цитировать источники, все, что мы добавляем от себя, мы снабжаем словами "прим.редакции сайта". Посему оставим фразу как есть, пока не найдем в литературе более уместное сравнение. Кстати, будем признательны Вам, если Вы найдете в литературе более интересное продолжение данной статьи, т.к. тема многих интересующая, а написано о ней не так много  smile
Антон # 21 ноября 2011 в 11:47 0
Спор-то у нас про мировоззрение. Ведь Вы не цитировали весь источник. Вы что-то выбрали, сообразно со своими императивами, а что-то опустили. Точно также можно было пропустить упомянутую мною часть абзаца, поскольку нарушены логические и временные связи части абзаца с основным текстом. Но Вы считаете, что в этом изюмина и оно имеет прямое отношение к теме. Если С.В. Павлова, возможно, допустила ошибку, то зачем ее повторять?
Но похоже нашему спору здесь не место. Статья-то не об истории России и мировоззрении. Если хотите - давайте перенесем обсуждение в более подходящее место, если нет - закроем тему.
С уважением, Антон.
Photojour # 21 ноября 2011 в 15:34 0
Цитирование не предполагает полный перенос цитируемого текста, Вы придираетесь. И, заметьте, я предложила Вам поискать другой вариант, но критикование нашей работы занимательнее, чем поиск более приемлемого с Вашей т.з. текста)).