Навигатор по сайту Туристу Энциклопедия Царского Cела Клубы Форумы Доска объявлений


Авторизация
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?

Тычинина Л.В. Великая дружба под сенью Царского Села. Екатерина II и Е.Р. Дашкова

 

 

В истории Царского Села эпохи Екатерины Великой практически не упоминается имя Е. Р. Дашковой.

Отношения выдающихся личностей той или иной эпохи всегда вызывали интерес историков, психологов, любителей и ценителей литературы и истории. Особо пристальным это внимание становится, если речь идет о женщинах, одна из которых является великой государыней.

Взаимоотношения Екатерины Великой и Е. Р. Дашковой рассматривают многие исследователи, изучающие деятельность княгини либо правление императрицы. В большинстве работ повторяются ставшие стереотипными утверждения: после дворцового переворота 1762 г. недавние приятельницы разочаровались друг в друге, и с тех пор их отношения были весьма прохладными. Государыня не доверяла Екатерине Романовне, приуменьшая ее заслуги, а та, в свою очередь, копила обиды, оказываясь временами в оппозиции к императрице.

Эта традиция берет начало с XVIII в.: в дневниках, мемуарах или донесениях иностранных послов при Русском дворе неоднократно рассказывалось о проявлениях монаршей немилости к Е. Р. Дашковой либо о выпадах княгини против государыни. Авторы зачастую не питали добрых чувств ни к Екатерине Великой, ни к ее сподвижнице, не общались с ними близко, не были свидетелями контактов между ними. Нередко они просто пересказывали дошедшие до них слухи.

Вопрос о взаимоотношениях двух Екатерин сложен по двум причинам.

С одной стороны, их следует рассматривать в нескольких аспектах: личные взаимоотношения двух женщин, совместная работа двух государственных деятелей, официальные контакты императрицы и статс-дамы ее Двора, а также точки соприкосновения взглядов мыслителей — представителей эпохи Просвещения. Те исследователи, которые акцентируют свое внимание на конфликтах государыни и княгини, как правило, рассматривают только первый и отчасти второй из этих аспектов — причем в отдельные периоды (в 1763-1782 гг. и в 1790-е гг. — это действительно время, когда между императрицей и Екатериной Романовной существовали определенные противоречия).

С другой стороны, княгиню Дашкову и Екатерину II связывали многолетние непростые отношения, которые, продолжаясь в течение 37 лет, претерпевали определенные изменения: периоды сближения сменялись охлаждением, за тесным сотрудничеством могли последовать размолвки. Тем не менее две женщины всегда сохраняли взаимное уважение.

Встретившись впервые в начале 1759 г., 29-летняя Екатерина Алексеевна и 15-летняя Екатерина Романовна, несмотря на значительную разницу в возрасте, почувствовали духовную близость. Период с 1759 г. до весны 1763 г. стал временем их наиболее теплых отношений, когда двух женщин объединяли молодость, взаимная симпатия, широкая образованность, большой интерес к жизни и внимание к философским идеям эпохи Просвещения: от переустройства государства до воспитания «новой породы людей». Этот период характеризуется также непосредственным участием Е. Р. Дашковой в важнейшем политическом событии середины XVIII в. — дворцовом перевороте 1762 г.

Период с весны 1763 г. по первую половину 1782 г. отмечен охлаждением личных отношений Е. Р. Дашковой и императрицы. Непосредственного участия в политической жизни княгиня больше не принимала, находясь вдали от Двора. Она жила в основном в Москве и усадьбе Троицкое в Калужской губернии. На эти годы приходятся два заграничных путешествия Екатерины Романовны.

Со второй половины 1782 г. наступил третий период во взаимоотношениях двух Екатерин, продолжавшийся по август 1794 г. Произошло их новое сближение — прежде всего как государственных деятелей. Долгое время их отношения оставались достаточно теплыми, однако в конце 1780-х — начале 1790-х гг. между ними возник ряд противоречий (связанных с изданием «Словаря Академии Российской», публикацией трагедии Я. Б. Княжнина «Вадим Новгородский» и т. д.).

С августа 1794 г. Екатерина Романовна отдалилась от государственной деятельности и Двора, прекратив контакты с императрицей до самой ее смерти в ноябре 1796 г.

В свете современных исследований исторических и гендерных проблем наиболее интересным представляется период сотрудничества двух выдающихся женщин на государственном поприще сотрудничества, оказавшего большое влияние на развитие наук и культуры второй половины XVIII в.

Именно в Царском Селе это сотрудничество началось в 1782 г., когда Е. Р. Дашкова вернулась в Россию из второго путешествия по Европе (1776-1782), предпринятого ею, чтобы дать своему сыну Павлу Михайловичу образование. Поездка оказалась весьма плодотворной и для самой княгини: она интересовалась политическим устройством посещаемых ею стран, их экономическими успехами и достижениями в культуре. Находясь за пределами России, Екатерина Романовна встречалась с монархами и государственными деятелями ведущих европейских держав, а также с философами-просветителями, достойно представляя в Европе свою страну и государыню, вызывая живейший интерес европейской политической и культурной элиты как образованнейшая русская женщина с самобытным характером. Таким образом, княгиня вернулась в Россию зрелой самодостаточной женщиной, весьма уверенной в себе, с высоким чувством собственного достоинства.

Правление Екатерины II в это время находилось в апогее: никто не сомневался в величии русской императрицы и прочности ее трона. Она по-прежнему была покровительницей многих просветителей, формирующих общественное мнение Европы. Около нее уже сложился круг сподвижников, которых часто называют «екатерининскими орлами». Теперь в этот круг должна была войти Е. Р. Дашкова, чтобы участвовать в разработке и осуществлении государственной политики в сфере науки и образования.

Впервые после долгой разлуки государыня и Екатерина Романовна увиделись в Царском Селе 10 июля 1782 г. Очень живо в своих "Записках" Е. Р. Дашкова описывает беседы с Екатериной II: «Мы приехали в Царское Село до начала обедни; в то время, как императрица проходила через залу… я представилась ей, или, скорее, она ко мне подошла, сказала мне несколько любезных слов и выразила удовольствие по случаю моего возвращения в Россию. В качестве статс-дамы я сама представила ей мою дочь, а сына моего представил камергер». Больная княгиня едва поспевает за идущей в церковь государыней, и «она была столь милостива, что замедляла для меня свои шаги и часто останавливалась, разговаривая со мной». Сын Екатерины Романовны, бывший тогда прапорщиком, не имел права сесть за один стол с императрицей, однако она на вопрос об этом гофмаршала сказала: «Он, конечно, будет обедать со мною. За столом я сидела рядом с ней, и она все время со мной говорила».

Затем Е. Р. Дашкова удалилась отдохнуть в специально приготовленную для нее комнату. «Вечером я сопровождала императрицу в ее прогулке; во внимание к моей слабости она замедляла шаг и присаживалась со мной на скамейки». В камер-фурьерском журнале 1782 г. есть запись от 10 июля о том, что в парадных покоях царскосельского дворца камер-фрейлина А. С. Протасова представила государыне «приезжих княгиню и госпожу статс-даму Катерину Романовну Дашкову с дочерью ее и сыном», которые были пожалованы к руке и приглашены к обеду.

Встреча была желанной как для императрицы, так и для Е. Р. Дашковой. Горечь старых обид уже успела утихнуть, новые причины для обострения отношений появятся еще очень не скоро. Екатерине Великой было любопытно пообщаться с приятельницей, почти семь лет прожившей за границей. Е. Р. Дашкова всегда хотела быть подругой и соратницей просвещенной монархини, а императрица, несмотря на свою абсолютную власть, в то время еще разделяла многое идеи Просвещения и надеялась на их воплощение в реальной российской действительности. Кто, как не Екатерина Романовна, поможет ей в этом? За первой встречей последовали новые: «Двор вернулся в Петербург раньше обыкновенного. Я поехала к императрице поблагодарить ее за производство сына; государыня приняла меня очень милостиво и пригласила меня на спектакль в Эрмитажный театр, кула допускались очень немногие».

Княгиня в 1780-х — первой половине 1790-х IT. занимала видное положение при Дворе и являлась одной из наиболее приближенных к государыне особ. С одной стороны, каждая из женщин искала в другой духовно близкого человека, с которым можно обсудить многочисленные дела и найти поддержку в горестях. В 1782  в письме к П. Строганову Екатерина II так рассуждала о Е. Р. Дашковой: «Какие бы усилия она ни предпринимала, чтобы завладеть моим сердцем, большего достичь ей не удастся. Оно уже целиком и давно принадлежит ей». С другой — императрица ценила европейскую культуру Екатерины Романовны, разнообразие и глубину ее познаний и пылкую преданность себе. Как многоопытный политик с тонкой интуицией, она смогла использовать таланты Е. Р Дашковой в государственных интересах, приобщив ее к служению отечественной науке и культуре.

24 января 1783 г. был издан указ о назначении Е. Р. Дашковой директором Санкт-Петербургской Императорской академии наук. Княгиня со всей присущей ей ответственностью принялась за нелегкое и новое для нее дело.

Отличительной ее чертой было тактичное, уважительное отношение к людям науки. Не будучи ученым, княгиня умела ценить их труд. Стремясь обратить достижения российских ученых прежде, всего на нужды страны, Е. Р. Дашкова требовала от деятелей науки не публиковать за границей результаты своих открытий, «пока Академия не извлекла из них славу для себя путем печати и пока государство не воспользовалось ими». Екатерина Романовна привела в порядок академическое хозяйство, уделяла много внимания научно-просветительской и издательской деятельности, погасила большую задолженность Академии и даже обеспечила приращение «экономических сумм» (доходов, получаемых Академией от ее коммерческой деятельности). Благодаря ее усилиям был расширен личный состав Академии, увеличилось число учащихся в академической гимназии, архитектор Дж. Кваренги при усердном вмешательстве Е. Р. Дашковой в 1784-1789 гг. построил здание Академии наук на Васильевском острове. По инициативе княгини и с разрешения Екатерины II были открыты общедоступные курсы по основным отраслям наук с чтением лекций на русском языке (на чем особенно настаивала руководитель Академии). Если правление Екатерины Великой часто называют «золотым веком» России, то период руководства Е. Р. Дашковой Академией наук был «золотым веком» Академии.

Санкт-Петербургская Академия наук того времени была центром точных и естественных наук. Основанная по инициативе Е. Р. Дашковой Российская Академия, ориентированная на развитие языковой культуры, стала центром гуманитарных наук.

Идея ее создания была впервые высказана Екатериной Романовной в Царском Селе. В «Записках» она сообщает: «Однажды я гуляла с императрицей в Царском Селе; разговор коснулся красоты и богатства русского языка. Я выразила удивление, что императрица, будучи сама писательницей и любя наш язык, не основала еще Российской академии, необходимой нам, так как у нас не было ни установленных правил, ни словарей». Государыня сказала, что уже несколько лет мечтает об этом. Екатерина Романовна отметила, что за границей есть несколько подобных академий, которые могут послужить образцом. Императрица попросила княгиню составить ей соответствующую программу. «Вернувшись вечером к себе, я набросала краткий план учреждения академии русского языка. Каково было мое удивление, когда мне вернули мой далеко не совершенный набросок, сделанный мною наскоро, с целью доставить удовольствие императрице, утвержденный подписью государыни как продуманный и окончательный устав, он сопровождался копией с указа, которым государыня назначала меня президентом новой Академии».

Заметим, что соответствующий доклад княгиня написала в августе, а ее официальное назначение состоялось 30 сентября 1783 г. В докладе не указано точной даты его написания (отмечен лишь месяц — август), и по камер-фурьерскому журналу тоже не представляется возможным установить точную дату беседы княгини с Екатериной II, поскольку в августе 1783 г. Екатерина Романовна неоднократно посещала Двор, и разговор мог состояться во время любого из этих посещений.

21 октября состоялась церемония открытия Императорской Российской Академии. Е. Р. Дашкова произнесла речь, в которой определила цели нового научного учреждения: «Многоразличные древности, обильные летописи… дражайшие памятники деяний праотцов наших… представляют упражнениям нашим обширное поле… сие равномерно, как и сочинение грамматики и словаря да будет первым нашим упражнением...».

В руках княгини сосредоточилось руководство двух высших научных учреждений России, что благоприятно отразилось на деятельности новой Академии, поскольку для составления «Словаря Академии Российской» были привлечены ведущие ученые Академии наук. Назначение Е. Р. Дашковой главой двух академий является подтверждением смелой и продуманной кадровой политики Екатерины Великой. В свете изучения тендерных проблем правомерно сделать вывод, что только женщина-монарх в XVIII в. могла доверить науку и культуру России женщине.

«Словарь Академии Российской» (1789-1794) — одно из самых ярких явлений русской культуры XVIII в. Это первый толковый словарь русского языка. Екатерина Романовна была одновременно инициатором его издания, руководителем и участником авторского коллектива. Из 60 членов Российской Академии непосредственно над словарем трудились 47 человек. Среди его авторов — ученые,; писатели, религиозные деятели: Г. Р. Державин, Д. И. Фонвизин, М. М. Херасков, С. Я. Румовский, И. И. Лепёхин, митрополит Гавриил и многие другие. «Словарь Академии Российской», в который вошло 43 257 слов, был создан в удивительно короткие сроки: он был подготовлен и издан за 11 лет, увидев свет в шести томах, выходивших с 1789-го по 1794 г. Сроки издания подобного фундаментального труда были более чем сжатые. Для сравнения: словарь Флорентийской Академии создавался 39 лет, а Французской -59 лет.

Подведем итоги. Взаимоотношения Екатерины Великой и Екатерины Романовны Дашковой — это редкий пример не только многолетней дружбы, но также длительного и эффективного сотрудничества двух женщин на государственном поприще. Начиналось это сотрудничество в Царском Селе.

Литература, использованная автором статьи:

 

  • Лозинская Л. Я. Во главе двух академий. М., 1983. С. 21-24, 58;
  • Смагина Г. И. Княгиня Екатерина Романовна Дашкова: штрихи к портрету // Дашкова Е. Р. О смысле слова «воспитание»: сочинения, письма, документы: сост., вступ. ст., примеч. Г. И. Смагиной. СПб., 2001. С. 9,15,68.
  • Памятные записки А. В. Храповицкого, статс-секретаря императрицы Екатерины Второй. М., 1990. С. 51,62,124,201,268.
  • Тычинина Л. В. Екатерина II и княгиня К. Р. Дашкова // Словарь Академии Российской. 1789-1794. Т. ft М.; МГИ им. Е. Р Дашковой, 2006. С. 9-23.
  • Дашкова Е. Р. Записки. 1743-1810. Л., 1985. С. 133-135.
  • Камер-фурьерский церемониальный журнал 1782 года. СПб., 1882. С. 324-328, 135; 1783 года. СПб., 1882.
    С. 389-436.
  • Тычинина Л. В., Бессарабова Я. В. Княгиня Дашкова и императорский дпор. М., 2006.
  • Royal Irish Academy (Архив Ирландской Королевской Академии). 12L34.R243.
  • Смагина Г. И. Сподвижница Великой Екатерины: очерки о жизни и деятельности директора Петербургской Академии наук княгини Екатерины Романовны Дашковой. СПб., 2006. С. 27-28.
  • Тычинина Л. В. Великая Россиянка: жизнь и деятельность княгини Екатерины Романовны Дашковой. М., 2002;
  • Долгова С. Р. Княгиня Е. Р. Дашкова и семья Малиновских. М., 2002. С. 176-177.
  • Доклад Е. Р. Дашковой Екатерине II о создании Российской Академии // Тычинина Л. В. Великая Россиянка… С 222.
  • Дашкова Е. Р. О смысле слова «воспитание»… С. 290-291.
  • Богатова Г. А. Е. Р. Дашкова и словарь ее эпохи // Словарь Академии Российской. 1789-1894. Т. 1. А — В. №,3001. С. 11-22.

 

Источник:

  • Тычинина Л.В. Великая дружба под сенью Царского Села. Екатерина II и Е.Р. Дашкова. Сборник Царское Село на перекрестке времен и судеб. Материалы XVI научной Царскосельской конференции. Ч.1, 2, 2010 год. СПб, Изд-во Государственного Эрмитажа
Рейтинг: 0 Голосов: 0 5868 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!