Навигатор по сайту Туристу Энциклопедия Царского Cела Клубы Форумы Доска объявлений


Авторизация
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?

Альбрехт Георг фон (1891-1976)

русско-немецкий композитор. Выпускник Императорской Николаевской Царскосельской гимназии 1910, золотая медаль, эмигрант

Семейный фотоальбом

«Со временем о мне узнают:
Славяне, гунны, скифы, чудь,
И все, что бранью днесь пылают,
Покажут перстом — и рекут:
"Вот тот летит, что, строя лиру,
Языком сердца говорил
И, проповедуя мир миру,
Себя всех счастьем веселил».
М.Державин

 

В 2006 году в России была издана книга воспоминаний и музыкальных очерков выпускника Николаевской гимназии, русско-немецкого композитора Георга фон Альбрехта2, до этого, практически, не известного в современной России. Н.Курчан в отзыве на книгу3, отмечала уникальность личности автора, «совершенно выдающуюся не только историческую, культурную, но и музыкантскую ценность мемуаров», в которых композитор «поразительно откровенно рассказывает о том как его „проживание жизни" превращается в „сочинение музыки"».

Хотя большая часть жизни Альбрехта прошла в Германии, он, как писал его сын Михаэль (публикатор, консультант и редактор русского перевода)4, «до конца дней думал по-русски, писал русскую музыку, и вообще это русская книга».

 

Георг фон Альбрехт. Фонд МНГ

 

Данная статья написана К. Финкельштейном в соавторстве с Михаэлем фон Альбрехтом на основе книга мемуаров Георга фон Альбрехта, включающей интервью с Михаэлем, а также статей Н. Курчап и М. Черкашиной5.

Георг (Георгий) — православный, родился 7 (19) марта 1891 года в Казани6, в семье профессора математики и инспектора студентов Казанского университета Давида Ивановича Альбрехта (1846-1920), сына немецкого переселенца, обосновавшегося в Тбилиси7. Отец будущего композитора Георга блестяще преподавал математику в Казанском, а потом в Петербургском университетах, за что и был пожалован в потомственное дворянское звание 22 декабря 1889 г., когда стал действительным статским советником.

Мать Георга — Варвара Михайловна (урожд. Мищенко, 1856 — 1943)8 была талантливой пианисткой, имела солидную профессиональную подготовку «на концертном уровне».

 

 

Семья была православной веры, и Георг фон Альбрехт остался в этой вере до конца жизни.

В семье Альбрехтов, кроме Георга, росли семеро детей — три сестры:

  1. Мария (Маруся)
  2. Нина
  3. ?

 

и четыре старших брата:

 

 

  1. Павел,
  2. Виктор,
  3. Андрей
  4. Михаил.

 

В Казани дети росли в многоязычном разнонациональном окружении. С детства они усвоили привычку не только с уважением относиться к другому народу, но и живо интересоваться особенностями его культуры и быта.

Варвара Михайловна дала начальное музыкальное образование своим музыкально одаренным сыновьям. В возрасте четырех лет Георг уже освоил основные приемы игры на фортепьяно, в 5-6 лет разучивал небольшие фортепьянные пьесы. Впоследствии, только он выбрал своей профессией музыку, остальные братья стали видными железнодорожными инженерами.

В конце 1892 года семья Альбрехтов переехала в Петербург, где вскоре Давил Иванович получил должность инспектора Университета.

Начальное образование Георг получил в семье, от матери и гувернантки из Швейцарии, в возрасте 10-ти лет поступил в 8-ю петербургскую гимназию. Зимой были «учение, игры под наблюдением нашей нянюшки или мамы и фортепьянные занятия», а летом, вместе с отцом или матерью, Георг отправлялся в путешествия. В школьные годы он побывал в Крыму, на Кавказе, на южном Урале, плавал по Волге от Самары до Царицына, один год провел на берегу Двины в Полоцке, побывал за границей: в Швейцарии, Франции, по окончании гимназии — в Германии и Австрии.

Музыкальные впечатления детства, связанные с фольклором, послужили первотолчком к самостоятельному творчеству. Словно реализуя на практике крылатый тезис М.Глинки — "Музыку создает народ, мы, композиторы, ее только аранжируем", — Георг фон Альбрехт начал свой композиторский путь с аранжировки народных мелодий. Позже, когда Георг стал писать музыку, в его памяти всплывали картины путешествий, напевы кочевавших по степям южного Урала башкир (записанные им в 1906 г.), мелодии немецких и грузинских народных песен, которые любил напевать отец: русские, литовские и украинские напевы, пользовавшиеся популярностью в семье матери.

В 1908 году, после отставки главы семейства, к тому времени дослужившегося до тайного советника9 Альбрехты переехали в Царское Село. В Царском Селе Альбрехты жили на Средней улице (угол Оранжерейной) в доме купца Яшумова10.

 

Дом Яшумова, фонд МНГ

 

В Царском Селе Георг VII и VIII класс поступает в 7 класс Императорской Николаевской Царскосельской гимназии и оканчивает её в 1910 году с золотой медалью.11.

Эти два последних гимназических года впервые после всех трудностей прошедших лег (в петербургской гимназии у Георга стали возникать трудности с математикой и физикой — К Ф.) оставили по себе светлые воспоминания. Его отец, Давид Иванович, состоял в 1909-1910 гг членом "Общества вспомоществования нуждающимся ученикам ИНЦГ", которое поддерживало своими взносами стипендии малоимущим гимназистам. 12 

Содержательные уроки поощряли работу ума, и ко мне постепенно вернулась легкость, с которой ранее я выполнял задания», — вспоминал Г. Альбрехт. Одним из его друзей сгал одноклассник Павел Оцуп. Они с азартом сражались в шахматы, вместе увлекались теориями Геккеля13.

В книге мемуаров Георг вспоминает гимназический литературный кружок, организованный преподавателем русского языка Д.П.Жоховым, на котором учащиеся должны были выступать с докладами, жаркую дискуссию среди участников кружки, разгоревшуюся «после яркого выступления моего школьного товарища Кириллова14 на тему о Соловьеве (Христианство и русская действительность)».

Гимназистом Альбрехт встречался и со своим ровесником, будущим композитором Сергеем Прокофьевым. На Георга произвело сильное впечатление знакомство с юным музыкантом, вполне осознавшим собственное призвание, независимым в суждениях, общавшимся в стенах консерватории с самыми знаменитыми русскими композиторами.

С ранних лет Георга занимали вопросы веры, контакты с «невидимым миром», начиная от детских молит на древнем церковнославянском языке, через увлечение греческой языческой религией и антропософией и разочарование в вере, до возвращения к ней перед лицом гибели.

Глубокое впечатление на Георга произвола исповедь, которую он должен был пройти, чтобы его допустили к выпускным экзаменам в Николаевской гимназии. Он пришел к Законоучителю, «который был мне приятен и как человек и как преподаватель», с мыслью «доставить ему удовольствие, хорошо готовясь к ответам на его вопросы». В то время Георг испытывал сомнении в постулатах христианства, но неожиданно для себя осознал, что не сможет солгать учителю, и признался в том, что пришел на исповедь без веры. Реакция священника оказалась для Георга неожиданном. После некоторого молчания Законоучитель спросил: «Можешь ли ты обещать мне, что всю жизнь будешь искать Истину?» и после утвердительного ответа добавил: «А я знаю, что могу положиться на это обещание. Это лучше, чем слепая вера». Отпущение было получено и когда Георг встретился через год с Законоучителем, тот удивился, узнав, что его бывший ученик не выбрал своей профессией богословие.

Несмотря на тягу к музыке, после окончания гимназии Георг поступил на историко-филологический факультет Петербургского университета. По настоянию отца ему предстояло сначала получить общегуманитарное образование и остановить свой окончательный выбор на музыке лишь после того, как отцу и старшим братьям будут даны убедительные доказательства подлинной силы его музыкального призвания.

Г. Альбрехта привлекали в университете лекции «вдохновенного эллиниста Зелинского», книга которого «Древнегреческая религия» сопровождала Георга на протяжении всей жизни. Попутно он с увлечением читал книги по философии религии и естественным наукам. Но времени для учения в университете оставалось не так много, ежедневно, Георг по пять часов занимался игрой на фортепьяно.

Устремленность Альбрехта принесла свои плоды, в 1911 году он с благословения отца уехал в Германию, где поступил в Королевскую консерваторию в Штутгарте. Его преподавателями были замечательные педагоги: пианисты Макс фон Пауэр и Теодор Вимайер, а также органист Генрих Ланг, обучавший Георга гармонии.

В 1913 году Георг сдал экзамены на звание свободного художника-пианиста. Летом 1914 года, вместе с матерью, которая была рядом с сыном во время его учебы в Штутгарте, он выехал на летние каникулы домой в Россию, но начавшаяся Первая мировая война растянула каникулы на долгие девять лет.

В России Георг продолжил обучение музыке, преимущественно композиции, вначале в Москве у С.И.Танеева — известного композитора, пианиста и музыкально-общественного деятеля. Танееву Альбрехт обязан тщательным изучением контрапункта «строгого письма», так что даже эта конструктивная — и на первый взгляд типически «западная» — сторона музыкальной работы у него восходит к русским корням. Там же он встретился со Скрябиным, работу которого над обертонами Альбрехт впоследствии продолжал и творчески развивал.

Успешно начатые занятия композицией были прерваны смертью Танеева в 1915 году. Осенью 1917 года, находясь в Крыму в семье одного из братьев, Георг решает продолжить композиторское образование в стенах Петербургской консерватории. В Петроград он приезжает, совершив сложное многодневное путешествие, как раз в дни октябрьского переворота. История снова вторгается в его судьбу.

В Петербургской консерватории у знаменитого А. К. Глазунова и у известного латвийского музыканта и педагога И. И. Витоля.

Георг вспоминал, что в это время главными полюсами его жизни были консерватория и выпускница Смольного института благородных девиц Наташа Липская, в которую студент консерватории был безнадежно влюблен. Он делал ей предложение, но женитьба не состоялась. Сын Георга писал, что Липская, впоследствии, не раз возникала в жизни отца «в самые важные для него моменты, и ломала установившееся было спокойствие души», но его женами становились другие женщины.

В годы гражданской войны, в 1918—1921 гг., Альбрехт оказался в Ялте, в Крыму, где жили его родители, сестры и брат Павел. Здесь он женился на очаровательной женщине — стоматологе и поэтессе Ванде Дыдзюл11, вместе с которой записывал литовские народные песни.

Там же он читал надгробную речь и доклад, посвященные памяти русского композитора В.И. Ребикова, основал с коллегами консерваторию в Ялте, пережил потерю двух братьев, отца и двухлетней дочери: Брат Павел скончался в Крыму от болезни, а Михаил был расстрелян большевиками.

Он дважды был на волоске от смерти, когда лишь чудо и провидение спасли его жизнь. В первый paз это случилось, когда незадолго до ухода Белой армии из Крыма он перенес неудачную операцию по поводу аппендицита и в течение недели «балансировал между жизнью и смертью». Мечась в жару, погрузившийся в сон Георг увидел Богородицу, которая после его молитвы произнесла: «Хорошо, ты будешь жить». Он пробудился мокрый от пота, жар ушел, болезнь, к удивлению врача, была побеждена. Накануне прихода в город большевиков Георг потребовал, чтобы его перевезли из больницы в квартиру жены, хотя операционная рана оставалась открытой. Предчувствие не обмануло его. На следующий день он узнал, что все находившиеся в больнице солдаты были расстреляны бойцами Красной армии прямо на больничных койках.

В другой раз чудесное избавление произошло в марте 1921 года, когда Георг был арестован вместе с беременной женой Вандой. Их продержали два дня без объяснений в тюремном подвале ГПУ и в шесть утра следующего дня, вместе с другими арестованными, повели на расстрел. «Вдруг нам приказали остановиться у стены возле пирса, но прошло довольно мною времени, пока нас всех расставили вдоль стены. К счастью, исполнение казни задерживалось из-за того, что от подступившей дурноты многие женщины не держались на ногах, и нужно было вновь выстраивать их в ряд. Эта отсрочка стала нашим спасением, поскольку внезапно — как в сказке — вдалеке показался посыльный на лошади, махавший белым платком. Приблизившись к толпе, он приказал всем вернуться в тюрьму». В тот же день после допроса следователя Георг и его жена были освобождены.

В тюремной камере он пересмотрел прежнее отношение к религии. По собственному признанию, в столь необычных обстоятельствах он впервые ощутил красоту православного богослужебного обряда и силу соборности, по-новому проявившуюся в момент, когда сама принадлежность к христианской общине становилась выявлением внутренней свободы личности. Навсегда оставил след в сознании и пережитый мистический опыт: сон наяву, принесший весть о спасении в канун ожидаемого расстрела.

Эти потрясения оставили глубокий след во всей последующей жизни Альбрехта. Сын Михаэль говорил, что после таких переживаний его отец почти никогда не смеялся: «Еще много лег после выезда из России он по ночам просыпался, потому что ему снилось, что приехали его забирать. <… .> Его уже ничто не могло напугать после русских трагедий».

Вскоре Георгу удалось перебраться в Москву, где он вступил в Союз русских композиторов, преподавал в отделе Московской консерватории, именуемом «Музыкальный техникум Бауманского района».

В 1923 году в жизни Георга Альбрехта произошел решающий перелом — он выехал в Германию, на родину предков отца. Его штутгартский педагог Макс фон Пауэр написал комиссару народного просвещения А. В. Луначарскому письмо, в котором просил выпустить Альбрехта для завершения музыкального образования в Германии. Вероятно, положительному решению вопроса с визой помогли родственные связи Георга с Александрой Коллонтай и то, что он положил на музыку стихотворение Луначарского.

С тех пор Георгий Давидович Альбрехт стал именоваться Георгом фон Альбрехтом, а вся его последующая жизнь была связана с немецкой землей и посвящена музыке.

В Штутгарте Георг завершил музыкальное образование, затем начал преподавать в консерватории К. Адлера.Но впереди была война, которую семья пережила в Штутгарте

Из книги воспоминаний Михаэля фон Альбрехта: “Умерла бабушка, когда мне было девять лет. Предстояла Сталинградская битва. Незадолго до смерти бабушка правильно предсказала, что “немцы не дойдут до Волги”. Сердцем она всегда была в России… С ее похорон у меня сохранился вместе со свечкой серый металлический крестик (дешевая позолота давно стерлась) с надписью: “Спаси и сохрани”. Через несколько дней после ее смерти ее комната была повреждена первым английским налетом на Штутгарт. Нужно благодарить судьбу за то, что она не дожила до тогда наступивших лет, почти еженощных тревог, взрывов и пожаров”.

 

В 1946 году Георг стал профессором и заместителем директора Государственной консерватории. Сразу после переезда из России Альбрехт направил свои усилия на пропаганду народной музыки Восточной Европы: возглавил хор Музыкально-этнографического общества, сочинял для этого коллектива многочисленные обработки народных песен, исполнял с ним духовную музыку православной церкви.

 

Хор Музыкально-этнографического общества в Штутгарте. Георг фон Альбрехт стоит 4 слева, его жена Элизабет фон Альбрехт сидит 3 слева.

 

С деятельностью хора связано появление одного из наиболее ярких и совершенных произведений Альбрехта — Литургии Иоанна Златоуста с греческим текстом и византийскими литургическими напевами (частично восходящими к античным тетрахордам). В этом сочинении он мастерски сумел передать «благолепие греческого обряда».

 

1930-е. Георг фон Альбрехт с женой Элизой

 

Варвара Михайловна с внуком Михаилом (Михаэлем), ныне живущем в Германии, 1938

 

Успешную деятельность, посвященную восточноевропейской музыке, композитору пришлось прервать во время нацистского правления. Михаэль фон Альбрехт вспоминал, что в первые годы нацизма на отца донесли, что «он сочиняет большевистскую музыку. И отец написал такое письмо в Берлин: „не бывает музыки большевистской или нацисткой, а только хорошо написанная или плохо написанная"». А в самом конце войны Георга собирались арестовать из-за неосторожно оброненного слова. Когда за ним пришел полицейский, по счастливой случайности его не оказалось дома, а через 2 дня в город вошли французские войска.

С 1956 года до конца своих дней Альбрехт работал профессором в Гейдельберге, в 1962 году он был награжден премией М. И. Глинки, а в 1966 — премией им. И. В. Стаица; встречался с зарубежными русскими музыкантами и композиторами (например, с Черепниным), устраивал им концерты.

Столетие со дня его рождения немецкие Ссоотечественники отметили музыкальным фестивалем, проведенным в Эльвангене под эгидой «Русско-немецких музыкальных дней». Были выпущены две кассеты и альбом из трех грампластинок с записями его камерно-инструментальных, вокальных и духовных сочинений.

В списке работ Георга фон Альбрехта значатся камерно-инструментальные, вокальные, вокально-симфонические, хоровые произведения и многочисленные романсы на тексты русских и немецких поэтов, а также две оперы. Опера «Отче наш, или Прощение», посвященная событиям во время революции, стала его завещанием России12.

"… Эмиграция была вынужденной, по творческим причинам, — рассказывал Михаэль фон Альбрехт, — ведь отец положил в основу сюжета христианские ценности. Он сам сочинил либретто на основе пьесы «Le Pater» («Отче наш») Франсуа Коппе. До наших дней дошел текст либретто на немецком языке, составленный моим отцом. Оперу он завершил в 1938 году и понял, что поставить ее в театре на тот момент немыслимо. Необходимо сказать о сюжете: сестра священника, убитого коммунистами, пробует молиться, но никак не может молитву дочитать до конца. Ей удается это сделать, когда она в жизни оказывается в ситуации выбора и, преодолев ненависть к красным, решает спасти своего идейного врага от белых. Мы так и не узнаем, как поступят белые по отношению к ней, к тому коммунисту… Для отца главное было в другом. Об этом еще Державин говорил в стихах «Вон тот летит, что строя лиру...»13

Музыка композитора неоднократно исполнялась в Германии, Франции, Италии и других странах Западной Европы. В 1994 году сочинения Альбрехта (фортепьянные сонаты, камерная и хоровая музыка, романсы на стихи русских поэтов) испонялись в концертном зале Дома Композиторов, в Петербурге, а в 2008 году — в Рахманиновском зале Московской консерватории.

Во многих его сочинениях мирное сосуществование разных народов и лиц выражается музыкально при помощи политоналыюсти: каждый отдельный голос строго придерживается своей собственной тональности, но общее впечатление, не смотря на все различии, гармонично.

 

Георг фон Альбрехт с учеником

 

Альбрехт начал свою музыкальную деятельность, как представитель «русской школы», а закончил, как видный современный немецкий композитор. В своих сочинениях он сумел органично соединить принципы классической и «новой музыки», традиции русской и западной музыкальной культуры. Вся его жизнь была посвящена служению музыке.

«Моим единственным счастьем в жизни было постигать в любви красоту зримого мира и воплощать свои слуховые впечатлении невидимого мира», — говорил композитор.

Мемуары Альбрехта, «От народной песни к додекафонии: Записки и воспоминания музыканта между Востоком и Западом» (нем. Vom Volkslied zur Zwölftontechnik — Schriften und Erinnerungen eines Musikers zwischen Ost und West), надиктованные им своему сыну, вышли в 1984 г. по-немецки, в 2004 г. в английском переводе. Образцовое русское издание осуществила Екатерина Сергеевна Федорова в 2006 году в рамках проекта МГУ имени Ломоносова: «возвращение культурного наследия семьи Альбрехт в Россию».

Михаэль фон Альбрехт
Кирилл Финкельштейн
 

 

 

Подготовлено специалистами Музея Николаевской гимназии

 

Источники и примечания:

  1. Финкельштейн К. Императорская Николаевская Царскосельская гимназия. Ученики.СПб,: Изд-во Серебряный век, 2009. 310 с., ил.
  2. Альбрехт; Георг фон (1891-1976). От народной песни к додекафонии: [воспоминания и музыковедческие этюды] / Георг фон Альбрехт; под общ. ред. Михаэля фон Альбрехта; пер. Екатерины Федоровой. М: Аграф, 2006. 303 с. Первое издание воспоминаний Альбрехта вышло в 1984 году в Германии, в 2004 году был издан английский перевод мемуаров.
  3. Наталья Курчан. Мемуары, которые «должны были быть на русском» // Новый мир. 2009. № 2
  4. Михаэль фон Альбрехт (1933 г.р.) — филолог-классик, индолог, профессор Гейдельбергского университета,  профессиональный музыкант (скрипач). Его труды посвящены классическим авторам и их влиянию на писателей нового времени, например, Пушкина, Тургенева и Гете. В 2004 году в Москве («Греко-латинский кабинет Ю. А. Шичалина») шшпо 3-х томное сочинение М. Апьбрехтэ; «История римской литературы» (перевод А. И. Любжина)
  5. Марина Черкашина. От народной песни до додекафонной техники
  6. ЦГИА  Ф.139, Оп.1, Д.12689. 1910 Отчет ИНЦГ за 1910 год. Л. 35. Сведения о выпускниках 1910 года
  7. Окончив университет, Д.И.Альбрехт (Иоганн Готлиб Давид Альбрехт) сделал блестящую карьеру, пройдя путь от преподавателя математики рязанской семинарии до учителя математики детей вели¬кого князя Михаила Николаевича Романова, стал инспектором высших учебных заведений, получил чин действительного тарного советника.
  8. Род Варвары Михайловны по одной ветви восходил к литовскому князю св. Довмонту Псковскому, по Другой — к Терскому казачеству.
  9. Адресные книги «Весь Петербург» за 1908 г
  10. Адресные книги "Весь Петербург за 1909 — 1911 гг. Упоминание в 1909 г. — фон Альбрехты (тс и его жена), Средняя улица дом 32. Член Совета министерства торговли и промышленности.
  11. ЦГИА  Ф.139, Оп.1, Д.12689. 1910 Отчет ИНЦГ за 1910 год. Л. 35. Сведения о выпускниках 1910 года
  12. Годовой итоговый отчет "Общества вспомоществования нуждающимся ученикам ИНЦГ" за 1910 год 
  13. Эрнст Генрих Филипп Август Геккель (1834-1919) — немецкий естествоиспытатель и философ. Отец современной экологии. Идеи Геккеля о том, что индивидуум в своей эволюции повторяет эволюцию вида (так наз. «биогенетический закон») повлияли и на музыкальное творчество Альбрехта и на его понимание истории музыки.
  14. В списке выпускников 1910 года фамилия Кириллов отсутствует. Только у одного из соучеников было имя Кирилл — это дед автора книги Кирилл Афанасьев, окончивший гимназию в один год с Георгом, Возможно, именно о нем пишет в воспоминаниях Альбрехт. А имя Кирилл могло трансформироваться в фамилию Кириллов в памяти Георга.
  15. На долю Ванды выпала тяжелая судьба: позднее она работала в г. Ковно (Каунас), во время войны была убита эсэсовцами. 
  16. Партитуру оперы закончил видный итальянский композитор Лука Тессадрелли. Полное издание сочинений Альбрехта вышло во Франкфурте в издательстве Peter Lang. См. также: Alexander Schwab, Georg von Albrecht (1891–1976). Studien zum Leben und Schaffen des Komponisten, Frankfurt 1991. Скоро выйдет из–под пера крупного музыковеда монография, освещающая значение музыки Альбрехта в истории музыки: Elliott Antokoletz, The musical language of the Twentieth Century. The Discovery of a Missing Link: The Music of Georg von Albrecht. Edition Peter Lang: Frankfurt...New York 2012.
  17. Дягилевские чтения, день третий, или россияне из семейства фон Альбрехтов 

 

 

Рейтинг: +1 Голосов: 1 3131 просмотр
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!