Навигатор по сайту Туристу Энциклопедия Царского Cела Клубы Форумы Доска объявлений


Авторизация
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?

Аренс Вера Евгеньевна (1883-1962)

одна из сестер Аренс, дом которых был одним из культурных центров Царского Села, талантливая поэтесса и переводчик

Семейный фотоальбом Аренсов

 

Она выступала на вечерах в Доме Искусств вместе с Михаилом Кузминым и Осипом Мандельштамом. Ее портрет писала Зинаида Серебрякова. В нее был влюблен Николай Гумилев. Ее переводы Генриха Гейне высоко ценил Александр Блок, а оригинальные стихотворения публиковал Максим Горький в знаменитом журнале «Летопись».

Аренс Вера (слева), Зоя и Анна

 

В истории русской литературы Вера Аренс заняла свое скромное, но почетное место. Ее имя включено в энциклопедии и справочники, стихотворения — в антологии «Царское Село в поэзии» и «101 поэтесса Серебряного века». Но до сих пор не издано ни одной книги ее стихов, переводы Веры Евгеньевны с немецкого, французского, финского, латышского, грузинского и других языков разбросаны по малодоступным изданиям либо пылятся в архивах.

«Моя жизнь — поэма, не нашедшая издателя», — записала она 16 декабря 1922 года в своем дневнике.

Поэт и переводчица Вера Евгеньевна Аренс родилась 29 сентября 1883 года в городе Новозыбкове Черниговской губернии (ныне — Брянская область). В день рождения Веры ее отец Евгений Иванович Аренс находился в Неаполе на клипере "Стрелок" и о появлении первого ребенка в семье узнал из телеграммы, отправленный ему братом Аполлоном Ивановичем. Двадцатисемилетний молодой отец известие о рождении дочери встретил криками "Ура!".
 
 
Слева. Евдокия Семеновна, Вера, Анна, Лев, Зоя, Евгений Иванович. Царское Село. 1908 год.

 
Годы, проведенные в Царском Селе, были, вероятно, самым благодатным временем для развития дарований юных Аренсов. 
 

Костюмированный вечеру у Аренсов в Царскосельском Адмиралтействе 3 февраля 1912 года. Среди присутствующих — сестры Арене и их брат Лев; братья Пунины; муж Веры Аренс Владимир Гаккель

 

Три хорошенькие и умные девушки и их брат, приятный в общении и не чуждый искусству, притягивали сюда юных «любомудров», поэтов, музыкантов — блестящую царскосельскую молодежь. Местом встреч молодежи была квартира Аренсов..

 

1912. Лев Аренс, Николай Пунин и Евгений Полетаев у Адмиралтейства в Екатерининском парке в Царском Селе

 

Среди посетителей «Салона» были те кто в недалеком будущем стали весьма известными: музыкант-виртуоз и композитор Владимир Дешевов, впоследствии автор первых советских опер и балетов; филолог, педагог и переводчик Евгений Полетаев, после революции небезызвестный деятель Наркомпроса, расстрелянный в 1937 году; Николай Пунин, выдающийся искусствовед и исследователь русского авангарда, написавший вместе с Полетаевым книгу «Против цивилизации», опубликованную в 1918 году (сестер Аренс Николай окрестил «принцессами духа», а их брата называл «маленьким принцем»); поэт и граф Василий Комаровский, по определению Николая Гумилева, «русский Анри де Ренье»...

Располагающая к творчеству атмосфера дома Аренсов повлияла на увлечения детей.

Вера росла красивой девочкой и с детских лет любила читать. Уже в 11 лет она перевела сказку и несколько стихотворений, которые были опубликованы в детском журнале "Игрушечка". Она закончила знаменитый Смольный институт благородных девиц, знала европейские языки.

Красотой Веры Евгеньевны очаровывались не только те, кто бывал в доме Аренсов (Пунин, Полетаев и другие), в нее влюблялись многие пылкие юноши, чьи надежды и чаянья были разбиты в прах в 1912 году, когда «царскосельская серцеедка» вышла замуж и всем своим завидным женихам предпочла скромного инженера Владимира Гаккеля.

 

 

Но знаки мужского внимания Вера, как истинная женщина, всегда ценила. В 1912 году она записала в своем дневнике: «Размышляя о том, что хотелось бы остаться жить в памяти людей после смерти, и отчаявшись оставить большой исчерпывающий портрет (картину), хочу, чтобы на могильном камне были вырезаны слова Н. Гумилева о моей красоте».

Николай Степанович Гумилев, который тоже бывал в Адмиралтействе, подарил Вере свою книгу "Путь конкистадоров" со стихотворением, представляющим надпись на книге:

 
"Многоуважаемой Вере Евгеньевне Аренс.
 
Микеланджело, великий скульптор,
Чистые линии лба изваял;
Светлый ласкающий пламенный взор
Сам Рафаэль в минуты восторга писал.
Даже улыбку, что нету нежнее,
Перл между перлов и чудо чудес,
Создал веселый властитель Кипреи
Феб златокудрый, возничий небес". 

Годом позже он посвятил Вере стихотворение "Сады души":

В них девушка в венке великой жрицы,
Глаза, как отблеск чистой серой стали,
Изящный лоб, белей восточных лилий,
Уста, что никого не целовали
И никогда ни с кем не говорили.
......................................
И щеки — розоватый жемчуг юга, 
Сокровище немыслимых фантазий,
И руки, что ласкали лишь друг друга...
 
 
Анна Андреевна Ахматова знала о посвящении Вере Евгеньевне стихотворения "Сады души", но считала, что это стихотворение обращено к ней. В записных книжках она писала: "У Веры Аренс были глаза ярко-голубые. Вере Аренс Н. С. написал, что стихи ей, во время нашей ссоры, а мне это стихотворение прислал гораздо раньше"… В одном из стихотворений Аренс есть строчка: "Хотя глаза мои ясны и серы". Сравним со строчкой Гумилева: "Глаза, как отблеск чистой серой стали".
 
В 1908 году Гумилев готовился к поездке в Грецию и на Ближний Восток. Он пригласил Веру присоединиться к нему. Н. С. чувствовал в ней родственную душу. В первом письме к ней посылает рассказ, делится мыслями о творчестве, считает, что у нее творческий ум, художественный глаз. В августе 1908 года Н. С. выехал в Одессу и заехал в Киев к Анне Андреевне Горенко (Ахматовой), затем из Одессы через Сион в Константинополь, откуда послал В. Е. открытку, в которой упрекнул, что не дождался ни ее, ни письма от нее. Вторую открытку он послал из Египта, а в ноябре вернулся в Царское Село.
 
Вскоре Гумилев женился на Анне Андреевне. Отношение Веры Евгеньевны к Николаю Степановичу осталось дружеским вплоть до гибели поэта.
 
В 1913 Евгений Иванович ушел в отставку. Его семья съехала с должностной квартиры в Адмиралтействе и уехала из Царского Села. Теперь она жила постоянно в квартире на Серпуховской в Петербурге. Молодежный "Салон наук и искусств" распался...
 
С 1913 года Вера Аренс печатала свои стихотворения в различных журналах и альманахах.  В 1916 году ее стихи были напечатаны в журнале "Летопись", редактором которого был М. Горький. В письме к Вере Евгеньевне М. Горький положительно оценил ее поэтический дар.
 
Вера Аренс. Без меня, 1916
 
Евгений Полетаев, филолог — классик, позже деятель Наркомпроса также был поклонником Веры. Вот что записал в дневнике Н. Пунин после встречи Полетаева и В. Аренс:
 
"Он унес осколок слезы, которая застыла льдинкой в его сердце"… Сам Николай Николаевич тоже был очарован Верой Евгеньевной, о чем свидетельствует его дневниковая запись: "… но что это значит, когда всякая Ваша мысль, Ваше присутствие заставляют меня благоговеть… Если я смущаюсь Вашим внезапным приходом, если я выхожу из себя, когда Вы молчите и не обращаете на меня ровно никакого внимания...".
 
 
До революции Вера Евгеньевна активно печаталась, ее стихи появлялись в больших художественно-литературных журналах, таких, как "Солнце России", "Новый журнал для всех", "Неделя современного слова", "Современник", "Аргус". В своих стихах она воспевает красоту Царскосельских парков, Неву, каналы Петербурга, неброскую красоту средней полосы России — малую родину ее любимой мамы. Вера вела дневник. Одна из записей: "Если бы не любила таких простых вещей, как цветы на окошке, солнечный луч на стене, воробушек на заснеженных перилах балкона — что бы мне осталось от реального мира". Она ощущала радость бытия в повседневной жизни — это является признаком одаренности, которая превращает человека в художника, поэта. Ее записи в дневнике звучат афоризмами:
 
Хорошо зимой — впереди лето,
Хорошо в молодости — впереди жизнь, 
Хотя, может быть, за углом ждет смерть.
Или:
 
Я всю жизнь построила на любви
О, какой это ненадежный фундамент!

 
 
Затем революция, гражданская война
 
Время тяжелое. Из воспоминаний А. А. Ахматовой: "Все старые петербургские вывески были еще на своих местах, а за ними кроме пыли, мрака и зияющей пустоты ничего не было. Сыпняк, голод, расстрелы, сырые дрова, опухшие до неузнаваемости люди. В Гостином дворе можно было собрать большой букет полевых цветов. Догнивали знаменитые петербургские торцы"... 
 
В 1918 году по инициативе М. Горького было создано издательство "Всемирная литература". К работе в этом издательстве были приглашены многие писатели, которые переводили на русский язык классиков мировой литературы. Это издательство просуществовало до 1924 года. Вера Евгеньевна Аренс тоже была привлечена к этой работе. Она переводила с немецкого Гейне, Гете, с французского — Золя и других авторов. Активно во "Всемирной литературе" работал А. А. Блок. С 1919-го по 1920 год В. Е. переписывалась с Александром Александровичем, главным образом, в связи с работой над переводами Гейне, которые Блок редактировал. Переводы поэтессы вошли в русское собрание сочинений Г. Гейне. В 1919 году Блок подарил Вере Евгеньевне 11 и 111 книги "Стихотворений", которые вышли в 1916 году в издательстве "Мусагет".
 
В мае 1920 года Брюсов организовал Союз поэтов в Москве. Был поднят вопрос об основании петроградского филиала этой организации во главе с Блоком. Н. Павлович была командирована в Петроград для переговоров с Блоком, который обсудил этот вопрос с Н. С. Гумилевым. На первом организационном собрании был выбран президиум союза: председатель — Блок, товарищи председателя — Оцуп, Эрберг, секретари — Рождественский, Павлович, в приемную комиссию входил Гумилев. Учредители Союза хотели, помимо защиты профессиональных интересов, найти возможность говорить о стихах, читать стихи. В союз были приглашены А. Ахматова, В. Аренс, С. Городецкий и другие поэты. Петроградский союз состоял примерно из 30-35 человек. Вера Евгеньевна была полноправным членом Союза поэтов.

Но единства среди поэтов не было. Произошел конфликт между А. Блоком и группой членов союза, возглавлявшейся Н. Гумилевым. Блок ушел с поста председателя союза. Поэтесса Мария Шкапская отозвалась на это событие шуточным стихотворением "Блок Александр (Опера)". Таким образом была сделана попытка превратить скандал в шутку. В «опере» упоминаются члены Союза: Аренс, Оцуп, Рейснер и др.

В 1921 г. произошли два страшных события: 7 августа умер Александр Блок, а 26 августа был расстрелян Николай Гумилев. Николая Степановича осудили за участие в "заговоре" против советской власти по "Таганцевскому делу". По этому же "делу" был арестован Н. Н. Пунин, его удалось спасти.  Пунин в записке из тюрьмы домочадцам писал: "… Привет Веруну (В. Е. Аренс — Гаккель), передайте ей, что встретился здесь с Н. С., мы стояли друг перед другом, как шальные. В руках у него была "Илиада", которую от бедняги тут же отобрали". 1 сентября 1921 г. в газете "Петроградская правда" появилась статья о "Таганцевском деле", где приводился список расстрелянных "заговорщиков". Гумилев значился под номером 30.
 
Через пять месяцев после опубликования этого списка, 2 февраля 1922 г., Вера Аренс пишет стихотворение:
 
… Как лошадь взнузданная в пене
На поводу моя любовь,
Ей остудить бы надо кровь,
Чтоб попривыкла к перемене.
.....................................
И мудрость будто в пустоте
Свой текст по нотам отбивает,
Поэт сегодня умирает,
Грохочут громы в высоте.

Память о Гумилеве она хранила до конца своих дней.

В середине 20-х в семье Н. Н. Пунина появляется А. Ахматова. Жена его Анна Евгеньевна  Аренс с дочерью Ириной решают переехать из Фонтанного дома на Серпуховскую, по приглашению Веры Евгеньевны. По ряду причин это решение не было выполнено. Старшая сестра не смогла сразу же принять Ахматову, которая разрушила семью младшей. Прошло время, и только в 30-е годы Анна Андреевна и Вера Евгеньевна сблизились. Ахматова записала свое стихотворение "Муза" в альбом Веры Евгеньевны. Вспомним строчки из этого гениального стихотворения.
 
… Когда я ночью жду ее прихода,
Жизнь, кажется, висит на волоске,
Что почести, что юность, что свобода 
Пред милой гостьей с дудочкой в руке. 

В. Е. ответила экспромтом в альбом Ахматовой:

На перекрестке огненных дорог,
Вторично встретясь, мы остановились.
Еще не прозвучал призывный рог,
Сандалии еще не износились.
И даль вилась, и месяц, словно друг,
Глядел на странниц нежно и лукаво.
Над Вами меркнул, но светился круг
Сияньем, что зовется славой.

В конце 1934 г. в Ленинграде убили Кирова. Покатилась волна арестов. Льва Евгеньевича Аренса, брата Веры, арестовали и приговорили к пяти годам лагерей с отбыванием срока в Медвежьей горе. Его жену Сарру Иосифовну с младшим сыном сослали в Астрахань. Сын Игорь жил в семье Пуниных, а Евгений — в семье Веры Евгеньевны. Четырнадцатилетнему мальчику тетя Вера была наставницей и воспитательницей. 

Вера Евгеньевна все 900 блокадных дней жила в Ленинграде. От голода умерли ее муж Владимир Андреевич Гаккель, его сестра и племянница. Семья Пунина была эвакуирована в Самарканд, где в 1942 году умерла Анна Евгеньевна, младшая сестра Веры. Муж сестры Зои Александр Николаевич скончался от дистрофии в Ленинграде в 1942 году. А Зоя Евгеньевна и их дочь Марина были эвакуированы. Вера Евгеньевна осталась совсем одна, без родных в осажденном городе и чудом выжила в это страшное время.

Летом 1944-го вернулась семья Николая Николаевича Пунина, состоящая из дочери Ирины и внучки Анюты. Анна Андреевна позже вернулась на Фонтанку. До возвращения сына Льва Николаевича она с Пуниными жила одной семьей, столовалась у Ирины Николаевны. С внучкой Н. Н. очень дружила и шутя обучала Анечку французскому. Вера Евгеньевна, страдавшая от одиночества на Серпуховской, стала частой гостьей в Фонтанном доме. Здесь встречала она Новый, 1945 год.
 
До постановления о журналах "Звезда" и "Ленинград" Ахматова жила безбедно. Она знала, как материально тяжело живет Вера Евгеньевна, и, как могла, помогала деньгами. Стихи и переводы Аренс — Гаккель не печатали. Ахматова оказывала знаки внимания и симпатии: подарила свою книгу "Четки" с надписью: "Милой Вере Евгеньевне Аренс — в знак уважения и сердечной привязанности".
 
У Веры Евгеньевны катастрофически не хватало денег. Ей пришлось продавать книги из личной библиотеки. По словам ее тогда очень юной соседки Ольги Шадруновой, они носили в "Лавку писателей" книги для продажи. Так в руки И. Г. Эренбурга попала уже упомянутая 111-я книга "Стихотворения" Блока с дарственной надписью: "Вере Аренс — Александр Блок". Эренбург в мемуарах "Люди, годы, жизнь" пишет: "В букинистических магазинах лежали груды редких книг — библиотеки ленинградцев… я взял одну книгу в руки… это был сборник стихов Блока".

Вера Аренс умерла 3 июня 1962 года и похоронена на кладбище "9 января".

Для современного читателя было бы подарком издание книги стихотворений и переводов Аренс — Гаккель, талантливой русской поэтессы и переводчика.
 
 
Подготовлено специалистами Музея Николаевской гимназии
 
 
Источники:
  1. Сайт Кирилла Финкельштейна
  2. Статья Галины Генсировской в газете Вести
  3. Антон Компотов "У хроноса в руках песочные часы..."
  4. Мешков В. А.: Серебряного века дети 
Рейтинг: +2 Голосов: 2 10079 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!