Навигатор по сайту Туристу Энциклопедия Царского Cела Клубы Форумы Доска объявлений


Авторизация
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?

Бекман Альфред Андреевич (1896 - 1991)

офицер флота, автор книг по судовождению. Выпускник Императорской Николаевской Царскосельской гимназии 1914 года.

Фотоальбом семьи Шведе и Бекманов

 

Род Бекманов ведет свой счет от шведа Романа Бекмана, который при Иване Грозном нанялся в посольский приказ в качестве переводчика на английский язык, дошел до звания посланника. При Борисе Годунове был направлен в Голландию и ганзейские города для вербовки на работу в Россию ученых мужей, рудознатцев и врачей. С тех пор род Бекманов обосновался в России, служа верой и правдой новому Отечеству.

Альфред Людвиг Бекман родился 18 декабря 1896 года, в Одессе.

Его отец Андрей Андреевич Бекман — дсс, плавал на судах Добровольного флота в качестве механика.

Его мать Ида Романовна происходила из семьи художника Романа Шведе, известного тем, что в Пятигорске за одну ночь он написал посмертный портрет убитого на дуэли Лермонтова.

Два брата матери были морскими инженерами-механиками.

В 1901 году отец Альфреда перевелся в Царское Село, где стал заведовать водоснабжением города. Там же его дядя — инженер Л. Р. Шведе, заведовал дворцовой и городской электростанциями.

В 1902 году Андрей Андреевич скоропостижно скончался, и семья переехали в Петербург, но в 1910 году снова возвратилась в Царское Село.

 

Альфред Людвиг Бекман поступил в Императорскую Николаевскую Царскосельскую гимназию 16 августа 1912 года в 7 класс4. Окончил её в мае 1914 года.

Вскоре Россия вступила в Первую мировую войну, началась мобилизация, но как единственный сын, Альфред призыву не подлежал. В своих мемуарах он вспоминал, что его дальнейшую судьбу определило объявление в газете о приеме в отдельные гардемаринские классы: «Мечты о плаваниях в морях и океанах мира кружили голову. Я подал заявление и, благополучно пройдя конкурс и медосмотр, был принят».

С этого момента жизнь Альфреда Андреевича навсегда была связана с кораблями, морем и флотом. За годы учебы в гардемаринских классах с 1914 по 1917 год он совершил на учебном судне походы на Камчатку, в Корею и Японию, плавал на миноносцах и канонерских лодках, сдружился с Иваном Степановичем Исаковым, ставшим впоследствии одним из ведущих советских флотоводцев, адмиралом флота.

 

1917. Линейный корабль Цесаревич (Гражданин). Участвовал в русско-японской войне и Моонзундской операциии. Место службы А. Бекмана..

 

В марте 1917 года, уже после февральской революции, состоялся выпускной вечер гардемаринов: «В парадном зале Адмиралтейства начальник генштаба флота и вице-адмирал Кедров вручает нам аттестата. Прибывший по этому случаю Милюков произносит речь, объявляя нас "Первым выпуском мичманов свободной России". Получили краткие отпуска и разъехались по домам», — вспоминал Бекман.

Молодой мичман получил направление на передовые позиции флота, в Рижским залив на линейный корабль «Цесаревич», и 20 апреля 1917 гола был зачислен в списки этого корабля. Вскоре после начала службы он получил задание судового комитета срубить старое название «Цесаревич» и сделать чертеж и отливку букв для нового названия «Гражданин». В октябре 1917 года немцы собирались прорваться в Финский залив, чтобы «задушить революцию в колыбели». Мичману Бекману на корабле «Гражданин» пришлось выдержать бой с линкорами «König» и «Kronpintz» и другими судами немецкой эскадры. В сражении с превосходящими силами германского флота по обороне островов Моонзундского архипелага линкор «Гражданин» получил повреждения, но остался наплаву. Немцы же, потеряв много судов, были принуждены отказаться от попыток прорваться к Петрограду.

После октябрьской революции А. Бекмап был направлен в Кронштадт на учебу. Весной 1918 года он был назначен флаг-офицером в 1-ю бригаду линкоров, стоявшую в Кронштадте, затем флаг-офицером в Штаб флота. По рекомендации комиссара генштаба Ларисы Рейснер он был включен в морскую комиссию по заключению Брестского мира в качестве секретаря и переводчика: знания немецкого языка, приобретенные в Николаевской гимназии, пришлись как нельзя кстати.

Дальнейшая карьера Альфреда Андреевича складывалась успешно, он честно служил Советской России. В июле 1919 года был назначен помощником (заместителем) заведующего делами Высшей военно-морской инспекции, в октябре был переведен на службу в Морской Генеральный шчаб, затем стал флаг-секретарем первою «красного адмирала» — начальника Морских сил Советской республики А. В. Немитца. В составе его походного штаба он принимал участие в военных действиях на Азовском море против сил Врангеля, в 1922—1924 годах был младшим флагманом при преемнике Немитца Э. С. Панцержанском. Затем по собственной просьбе перевелся на Черноморский флот, чтобы после 6-ти лет штабной работы вновь служить на действующем флоте.

В 1925 году Альфред Андреевич попадает старшим помощником на эсминец «Петровский», где командиром служил его товарищ по гардемаринским классам И.С.Исаков. В конце 1925 года А.Бекман был назначен флагманским штурманом дивизиона подводных лодок.

Но в мае 1926 года успешная карьера офицера А. А. Бекман закончилась — он был арестован ОГПУ. Это был уже третий арест.

Первый тревожный звонок прозвучал и 1918 году, когда Альфред Андреевич был арестован по возвращении в Петроград после переговоров с немцами, но был отпущен на следующий день.

В начале 20-х годов он был вторично арестован и отправлен в арестатском вагоне в Харьков, где провел, питаясь баландой и хлебом, 4 месяца. Арест был связан с проводившейся большевиками «фильтрацией», и вновь его выпустили на свободу, и вновь он верой и правдой служил Советской республике.

В последний раз вместе с А. А. Бекманом на Балтике и Черном море было арестовано около 20 командиров и начальников соединений, которым следственная комиссия ОГПУ присудила от 3 до 10 лет лагерей особого назначения. «Я получил 10 лет по статъе 58, пунктам 4 и 10. 4-ый пункт означал: „Помощь международной буржуазии" и 10-ый — агитацию против Советской власти.

«„Помощь международной буржуазии" состояла видимо в том, что я не раз получал от штаба предписания встречать и сопровождать приезжавших к нам иностранных и руководителей, после чего подробно отчитывался обо всем...» — Вспоминал Бекман.

 

Из Севастополя его перевели в Москву на Лубянку, потом в Бутырскую тюрьму, оттуда в карельский город Кемь, и, наконец, на ставший печально знаменитом остров Соловки Белого моря, в лагерь особого назначения, где Альфреду Андреевичу пришлось провести долгих семь лет. Одним из начальников лагеря оказался знакомый ему мичман, которого он дважды выручал из беды. По его протекции А. Бекман вскоре получил должность смотрителя Соловецкого маяка, что было много лучше, чем участие в общих работах.

 

 

Здесь, летом 1929 года, он встретился с пролетарским писателем Максимом Горьким, посетившим Соловецкий лагерь по заданию Сталина, чтобы воспеть «перевоспитание трудом». Альфред Андреевич вспоминал:

«Тогда я заведовал маяком на Секирной горе, на Соловках. Долго объяснял Алексею Максимовичу особенности жизни и работы на маяке, условия безопасного плавания в тех местах, зависимость жизни моряков от бесперебойного маячного огня. Алексей Максимович слушал, за давал вопросы по делу и по жизни, внимательно выслушивал мои ответы. В конце нашей встречи он спросил: не нуждаюсь ли я в чем, нет ли у меня каких просьб,  заявлений или жалоб? Свита большого писателя была немаленькой, и люди в кожанках, сопровождавшие Горького, очень внимательно слушали его вопросы и мои ответы. Не настолько я был наивен тогда, в конце двадцатых, чтобы высказать вопросы, которые меня мучили, какие-то жалобы. „Нет, Алексей Максимович, я всем доволен. Жизнь идет так, как она и должна тут идти..."

 

Горький уехал. Очень мне хотелось спросите: за что, собственно, я осужден спустя 10 лет после революции? За что вынужден поменять морскую службу на военном флоте на подневольное всматривание в Белое море? Свои вопросы я оставил при себе. Те, кто открыто пожаловался на судьбу, вскоре после отъезда Горького были расстреляны. Для острастки остальных, чтоб не жаловались...»

О царивших в лагере нравах красноречиво говорит эпизод, описанный Альфредом Андреевичем в мемуарах. Этот потрясший всех заключенных случай произошел вскоре после смерти Дзержинского (1926), когда начальник лагеря Эйхманс приказал группе заключенных перетаскивать волоком через лес лодки.

«И вот когда эта группа заключенных была занята этим делом — они вдруг обнаружили, что их окружают выходящие из леса стрелки охраны во главе с Эйхмансом, раздались выстрелы, обезумевшие люди бросались в разные стороны, но никто не ушел. Потом Эйхмапс заявил одному из вольнонаемных работников, что „теперь я отомстил за смерть своего учителя товарища Дзержинского!"».

 

Далеко не все вернулись из «передового» Соловецкого лагеря, кто погиб от болезней и тяжелого труда, кто был просто расстрелян без суда и следствия. Бекману повезло, он был досрочно освобожден из лагеря в 1933 году, возможно, не без вмешательства старинного друга И.С.Исакова. Исаков звал на работу в Москву, обещал восстановить в звании, пристроите в штабе ВМФ, но Бекман благоразумно не поехал, «залег на дно» в качестве вольнонаемного в БелБалтКомбинате НКВД (позднее переименованном в Беломоро-Онежское пароходство).

С тех пор Альфред Андреевич уже не покидал Север, жил сначала в Медвежье-горске, где у него с супругой Ниной Александровной родился в 1938 году сын Андрей, потом в Петрозаводске. В течение 28 лет, до выхода на пенсию, работал, занимая различные должности в Беломоро-Онежском пароходстве.

Во время войны А. А.Бекман занимался корректировкой карт для арктического плавания и приборной оптики в Архангельске. В 1947 году вышла в свет его книга «Руководство по обращению со штурманскими приборами и уходу за ними», впоследствии были изданы еще несколько книг Альфреда Андреевича о штурманских приборах и судовождении.

В 1956 году за отсутствием состава преступления Бекман был полностью реабилитирован военным трибуналом Черноморского флота. После выхода на пенсию (1961) он не сидел «сложа руки»: занимался конструированием прибора, который помогал бы штурманам водить в ночное время корабли по рекам.

Корреспондент *Молодежной газеты» Карелии, встретившийся с Альфредом Андреевичем, когда ему уже шел 90-й год, писал:

«Он поражал статным ростом, стилем и деликатностью речи, манерой поведения, живостыо и ироничностью ума (в его-то годы!). <.,,> Альфред Андреевич прибаливал, по крепился, поражая всегдашней подтянутостью и изысканностью манер. Особенно удивлял он меня обязательной отутюженностю одежды и свежим галстуком. Единожды оказавшись без него, он, смутившись, долго извинялся передо мной за свой внешний вид, У него, без преувеличения, можно было брать уроки изысканной словесности и приличествующего мужчине поведения».

 

Семья

После Соловецкого лагеря Альфред Андреевич вместе с женой поселяется вначале в Медвежьегорске, где у них в 1938 г. рождается сын Андрей, а позже семья переезжает в Петрозаводск. Андрей, окончив школу, попробовал себя в самых разных специальностях, остановившись наконец на авиации (он окончил Киевский институт авиации). Однако сказывались, видимо, гены: наиболее полно реализовал себя Андрей Альфредович все-таки в морской сфере. Работая с 1969 г. в Латвийском морском пароходстве, он занимался проектированием и строительством гоночных судов (11 республиканских побед за плечами конструктора). В 1986 г. Андрей Альфредович вернулся в Карелию, где и работал до дня смерти.

 

Выпускник Николаевской гимназии Альфред Андреевич Бекман прожил долгую, полную трагических событий жизнь, пронеся через годы лучшие качества офицера российского флота: честность и верность долгу, порядочности и интеллигентность, До своего 95-летия он не дожил всего 15 дней.

Семейное захоронение Бекманов находится в Бесовце (деревня в Прионежском районе Республики Карелия).

 

Подготовлено специалистами Музея Николаевской гимназии

 

Источники:

  1. Сайт о Бекманах и Шведе
  2. Финкельштейн К. Императорская Николаевская Царскосельская гимназия. Ученики.СПб,: Изд-во Серебряный век, 2009. 310 с., ил.
  3. Сайт К.И. Финкельштейна 
  4. ЦГИА. фонд 139, опись 1, дело 14307, 99 листов, мф. Дело канцелярии Попечителя с-Петербургского Учебного округа. Императорская Николаевская Царскосельская гимназия. Отчет за 1914 год.

 

Рейтинг: +1 Голосов: 1 1746 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!