Навигатор по сайту Туристу Энциклопедия Царского Cела Клубы Форумы Доска объявлений


Авторизация
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?

Цедербаум Юлий Осипович (псевд. Мартов) (1873-1923)

учился в Царскосельской Императорской Николаевской гимназии в 1888-1889 гг., российский политический деятель, публицист, участник революционного движения, основатель меньшевизма.

Фотоальбом Цедербаума Ю.О.

 

Большинство советских граждан, изучавших историю России как «историю КПСС» знали Мартова (псевдоним Ю. О. Цедербаума)3 как главного оппонента В. И. Ульянова (псевд.Ленин) на II съезде РСДРП, лидера проклинаемых вместе с эсерами, меньшевиков. Ныне оценка роли Мартова в истории изменилась, но современному поколению молодежи его имя мало что говорит.

Юлий Цедербаум родился в Константинополе (Стамбуле), в большой зажиточной интеллигентной еврейской семье в 1873 году.

Дед Юлия Осиповича — Александр Осипович Цедербаум — стоял во главе просветительского движения в Одессе в 1850—1860 гг. и в Петербурге в 1870—1880-е гг., был основоположником первых в России еврейских газет и журналов.1

Его отец, Иосиф Александрович (1839—1907) , служил в то время в «Русском обществе пароходства и торговли», был корреспондентом «Петербургских новостей» и «Нового времени», придерживался демократических взглядов, преклонялся перед Герценом Однажды даже посетил ею в Лондоне, чтобы засвидетельствовать свое почтение. Иосиф Александрович окончил в 1857 году курс наук в Главном училище садоводства в Крыму в Никитском ботаническом саду, в 1882 году утвержден навсегда в звании ученого садовника. Это звание давало возможность жить в любом месте в России вне черты оседлости. Определением Сената от 17 октября 1883 г. Иосифу Александровичу Цедербауму "разрешено пользоваться званием и правами потомственного Почетного гражданина".1

Мать - Ревекка Юльевна Розенталь (1851(1855) — 1905, СПб), рано осталась сиротой и воспитывалась в католическом монастыре в Константинополе,  куда ее послали воспитывавшие ее тетя и дядя из Вены после смерти родителей евреев сефардов из Испании, живших в последнее время в Солониках, где она родилась. Она вышла замуж сразу после выхода из монастыря, родила одиннадцать детей, троих похоронила. Братья и сестры Цедербаумы воспитывались родителями в идеалах порядочности и нравственной чистоты.1

У Иосифа Александровича была большая дружная семья: сыновья Мориц (умер молодым от болезни сердца), Юлий, Сергей, Владимир, дочери Надежда (умерла 1923, Москва), Лидия (умерла 1963, Нью-Йорк), Маргарита, Евгения. Кроме своих детей воспитывались дети умерших братьев отца. Разговорным языком семьи был французский, но постепенно стал русский, хотя мать Ревекка Юльевна до конца своей жизни писала только по-французски.1

Юлий посвятил свою жизнь борьбе за освобождение угнетенных классов, но, в отличие от многих товарищей по борьбе, остался верным идеалам выдуманного в детстве города «Приличенска».

Племянница Мартова Юлиана Яхнина вспоминала: "Мама всегда рассказывала мне об удивительной нравственной атмосфере, которая царила в семье. — Показательна даже игра, которую играли старшие дети. Они придумали государство, названное ими Приличенск. И когда кто-то из них совершал какой-нибудь дурной поступок, его укоряли: «В Приличенске так не поступают»6

C раннего детства Юлий хромал. Гувернантка уронила его с небольшой высоты, в результате чего мальчик сломал ногу. О случившемся гувернантка долго никому не рассказывала, из-за чего лечение началось поздно и нога срослась неправильно. Несмотря на длительное лечение, как вспоминала его сестра Лидия «он так и остался на всю жизнь хромым, невольно волоча свою больную ногу, сильно сутулясь при ходьбе… Это обстоятельство сыграло, думаю, немаловажную роль в его жизни и во всем его развитии».

С началом русско-турецкой войны (1877) Цедербаумы переехали из Koнстантинополя в Одессу, а оттуда в 1881 году — в Петербург, где через 2 года Юлий поступил в 7-ю Петербургскую гимназию. Занятия в гимназии его мало привлекали, он даже провалил выпускные экзамены за IV класс, которые были перенесены на осень.

Ю. Цедербаум пишет в воспоминаниях, что это было время пробуждения политических взглядов. В доме И.А. Цедербаума собирались представители демократической интеллигенции, на этих встречах начал присутствовать четвероклассник Юлий. Собравшиеся спорили о народовольцах и студенческих волнениях, осуждали царя Александра III и реакционного министра внутренних дел Дм. Толстого, читали отрывки из произведений Салтыкова-Щедрина и Герцена. По словам Юлия, сочинение Герцена «Былое и думы» потрясло «все фибры моей души» и научило «страстно ненавидеть царизм и Романовых».

Сдавал экзамены за IV класс Юлий уже в Императорской Николаевской Царскосельской гимназии, поскольку семья в июле 1887 года переехала в Царское Село. Первый год он занимался дома, а на следующий переступил порог местной гимназии. Юному демократу пришлись не по душе строгие порядки, поддерживаемые директором Л. А. Георгиевским.

«Со своими вольнолюбивыми мечтами я чувствовал себя в этой среде совершенно чужим. Весь год в этой гимназии я прожил крайне замкнуто и настороженно», — вспоминал Юлий.2

Здесь ему представилась возможность самолично узреть ненавидимого монарха, когда в ноябре 1888 года Николаевская гимназия в полном составе была принят» Александром III в его резиденции — Александровском дворце. Юлий вспоминал, что в течение двух дней приглашенный офицер учил гимназистов, как на приветствие царя они стройным хором должны были ответить «Здравия желаем, Ваше Величество». Когда же директор гимназии Л. А. Георгиевский встал па колено и подобострастно припал к руке «неуклюжего колосса», стоявший в первом ряду Юлий «чуть не фыркнул от этого зрелища».

Из всех учителей гимназии Юлий выделял учителя истории Г. В. Форстена, который стремился «привить нам понимание закономерности исторических процессов и обогатил мой духовный мир новым интересом к изучению истории».

В царскосельской гимназии Ю.Цедербаум закончил только VI класс, в 1889 году его отец получил новую работу в Петербурге, и Юлий перешел в Первую петербургскую гимназию.2

Участие в устраиваемых отцом вечерах, чтение Герцена, Шиллера, Гюго и историй о народовольцах привели 15-летнего Юлия к мысли посвятить свою жизнь борьбе за свободу. Другом побудительным мотивом к такому решению была политика царского правительства в отношении евреев, проявления антисемитизма, которые Юлий с ранних лет испытывал на себе. Он навсегда запомнил события, связанные с еврейским погромом в Одессе в 1881 году. Его отец был в то время в отьезде, а остальные члены семьи готовились к вторжению погромщиков: дядя срочно приобрел револьвер, «готовились какие-то высокие банки и различные сосуды, которые в критический момент должны были наполняться кипящей водой для защиты от громил».

Во время учебы в 7-й гимназии Юлий не раз слышал отпускаемые в его адрес антисемитские высказывания как педагогов, так и соучеников. Когда семья в 1889 году вернулась из Царского Села в Петербург, началась компания по сокращению еврейского населения столицы, и глава семьи получил предписание в трехдневный срок покинуть город. Только благодаря старым связям и унизительным просьбам ему удалось отозвать постановление.2

 

 

В 1891 году Юлий закончил гимназию и поступил на естественное отделение физико-математического факультета С-Петербургского университета, но уже на следующий год был арестован за распространение нелегальной литературы. После полуторагодового заключения его исключили из университета и летом 1893 г. выслали под гласный надзор полиции в Вильно. С тех пор вся жизнь Ю. Цедербаума была посвящена политической борьбе.

Возвратившись в 1895 году в Петербург, Мартов вместе с Владимиром Ульяновым, будущим Лениным, создал «Петербургский союз за освобождение рабочего класса». 

 

Мартов (сидит справа), В.Ульянов (Ленин) (сидит в центре) в составе членов Союза борьбы за освобождение рабочего класса (1897).

 

В январе 1896 года члены союза были арестованы и затем отправлены в ссылку. Ленин оказался на юге Сибири, в Шушенском, а Мартов — на крайнем севере, в Туруханске Здесь он провел 3 года, написал несколько работ по истории рабочего движении В России, заболел туберкулезом гортани, что сильно сократило срок его жизни.

По окончании сибирской ссылки Мартов принял деятельное участие в создании газет «Искра», с 1901 года находился в Германии, где издавалась эта общерусская социал-демократическая газета. Юлий Осипович входил в редакцию «Искры» вместе с Лениным, в это время они были близкими друзьями, из всех соратников только Мартова Ленин называл на «ты».

 

 

На втором съезде РСДРП (1903) между друзьями-соратниками возникли расхождения, казалось бы по второстепенному вопросу: о членстве в партии. В результате голосования на съезде Мартов стал лидером меньшинства (меньшевиков), а Ленин большинства (большевиков), произошел разрыв, и дальнейшая история российской социал-демократии проходила в непрерывной борьбе большевиков с меньшевиками.

 

1952. Ю.Е. Виноградов. "II съезд РСДР." Мартов Ю.О. на переднем плане второй слева

 

Как показал дальнейший ход истории, суть нравственных расхождений Ленина с Мартовым заключалась в том, что первый ставил во главу угла классовую мораль, согласно которой для достижения цели можно попирать извечные человеческие ценности, включая право на жизнь; второй считал, что «борьба за освобождение» должна вестись на основе демократии и справедливости, воспитанных в нем с детства правилах «Приличенска».

Воспоминания о выступлении Ю.О. Мартова на митинге в Петербурге в 1905 году:

"Мне припоминается большой митинг в Соляном Городке на Пантелеймоновской улице, где Ю.О. выступал с большим успехом, хотя речь его, произнесенную на этом собрании, нельзя назвать митинговой. При гробовом молчании и напряженном внимании 3-тысячной толпы на трибуну, слегка прихрамывая, поднимается Юлий Осипович. Небольшого роста, худощавая фигура в черном сюртуке с пенсне на носу и с характерной черной бородой.

Речь свою он начал не сразу, а предварительно закурив папиросу, как бы обдумывая вступительное слово. С самого начала его речи почувствовалось, что это будет не выступление митингового оратора, волнующего на мгновение толпу, а слово мыслителя-ученого, глубокое и искреннее. От начала и до конца его речь по текущему моменту носила строго научный, аналитический характер. Конечно, для большой аудитории, где находилось более 3 тысяч человек, голос Юлия Осиповича был слаб. Но тем не менее он умел захватывать слушателей глубокими мыслями, высказывая их просто, понятно. "1

1907 года в эмиграции, примыкал к сторонникам легальной деятельности РСДРП (т. н. «голосовцам»). В 1912 г. Мартов участвовал в Августовской конференции социал-демократов в Вене, где выступал с докладом об избирательной тактике. В 1913 г. вошёл в Заграничный секретариат Организационного комитета.

В начале Первой мировой войны он стоял на интернационалистских позициях, находился на левом фланге меньшевизма. Работал в редакции парижских газет «Голос» и «Наше слово», откуда вышел в марте 1916 г. из-за разногласий с Л. Троцким. Во время Первой мировой войны был её противником. Участвуя в Циммервальдской (1915 г.) и Кинтальской (1916 г.) конференциях социалистов, Мартов высказывал мнение, что вслед за империалистической войной неизбежно наступит период гражданских войн и ликвидации капитализма.

Юлий Осипович был настолько увлечен политической работой, что прочие радости жизни, включая любовь и семью, отошли для него на второй план. Из писем влюбленной в Мартова Поли Гордон известно, что в Париже должна была состояться их свадьба: «Поля и гости ждали, а Юлий Осипович приехал с опозданием на несколько часов. Он утром, как привык, зашел в кафе выпить кофе, а там начался спор, он увлекся и все забыл. Поля после этого сказала, что Юлий Осипович не может быть мужем, он партийный деятель».

1914 г. мне случайно удалось побывать в Петербурге, так как, будучи выслан из Питера, я на короткий срок нелегально тронулся с места высылки. В редакции партийной газеты мне удалось повидать Юлия Осиповича. Внешне он был уже не тот, что в 1905 г. На этот раз коротко остриженная клинообразная бородка местами поседела. Лицо осунулось. Спина стала еще более сутулая. Словом, жизнь надломила его здоровье." (С.О. Цедербаум)

Во время войны Ю.О. умудрялся помещать всесторонне-исчерпывающие статьи под разными псевдонимами даже в самарской социал-демократической газете. И здесь Ю.О. по вопросу о военно-промышленных комитетах стоял примиренчески, тогда как в вопросе о войне он был крайне радикален. Отличительной чертой Мартова всегда было честное отношение к своим врагам. Возражая своим противникам временами язвительно резко, он всегда это делал в рамках деликатности. И за это, насколько можно судить по фактам, противники его уважали и с ним считались.

Февральская революция открыла перед Мартовым дорогу в Россию, и он возвратился в Петербург, торжественно встреченный лидерами меньшевиков, которые входили в состав Временного правительства. Юлий Осипович выступал за демократическое правительство, опирающееся на партии, представленные в Советах, но без буржуазных сил, призывал к политике взаимной сдержанности.

Захват власти большевиками, в особенности, их методы прихода к власти, Мартов воспринял отрицательно, вместе с другими меньшевиками протестовал против большевистского произвола, не мог примириться с «аракчеевским пониманием социализма и пугачевским пониманием классовой борьбы», дискредитирующими понятие социализма.

Осудил разгон Учредительного собрания. В марте 1918 г. Мартов переехал в Москву, где находился ЦК РСДРП, и возглавил редакцию газеты «Вперёд», с помощью которой ещё пытался вернуть результаты революции в демократическом направлении. 

Мартов выступал против заключения мирного договора России с Германией. В мае 1918 г. был делегатом Всероссийского совещания меньшевиков. 14 июня 1918 г. его исключили из состава ВЦИК вместе с рядом других меньшевиков по обвинению в содействии контрреволюции, в поддержке белочехов, участии в антисоветских правительствах, образовавшихся на востоке страны, в организации восстаний против Советской власти. В конце 1918 г. он всё же пришел к выводу о необходимости принять «Советский строй как факт действительности», по-прежнему требуя его демократизации. Он был одним из авторов платформы РСДРП меньшевиков «Что делать?», требовавшей от Советской власти демократизации политического строя, отказа от национализации значительной части промышленности, изменения аграрной и продовольственной политики.

C 1919 член ВЦИК, в 1919—1920 — депутат Моссовета. Летом 1919 г. был избран действительным членом Социалистической академии, в 1920 г. редактировал сборник «Оборона революции и социал-демократия».

В сентябре 1920, будучи смертельно болен туберкулёзом, эмигрировал рманию, получив на это визу Ленина, как представитель партой меньшевиков за границей.

 

Слева направо: Павел Аксельрод, Юлий Цедербаум, Александр Мартынов 16 мая 1917 г.

 

В Германии к нему присоединился высланный из России Ф. И. Дан, и их работа продолжалась в Заграничном бюро ЦК меньшевиков. Сразу после приезда в Берлин Мартов с согласия ЦК партии основал журнал «Социалистический вестник», и его статьи регулярно печатались на страницах этого журнала. Всего вышло в свет 45 его статей и заметок, в которых он старался понять и объяснить большевизм, в котором видел «потребительский коммунизм». 

 

 

 В 1922 г. Мартов при помощи М. Горького пытался предотвратить расправу над правыми эсерами в России. Принял большое участие в создании «2 1/2 Интернационала».

Болезнь, полученная в Туруханске, развивалась, и 4 апреля 1923 года Юлий Осипович скончался в туберкулезном санатории, был похоронен в Берлине в присутствии М. Горького. На надгробном памятнике была выбита надпись: «Юлий Мартов — борец за освобождение рабочего класса»

 

 

Л.Мартов и Ф.Дан (справа)

 

  • Сестра Юлия Осиповича Лидия (1878—1963) — деятель меньшевистского движения, член Заграничной делегации РСДРП, вышла замуж за видного социал-демократа Ф. И. Дана, умерла в глубокой старости и эмиграции.
  • Цедербаум, Сергей Осипович (1879—1939), псевдоним Ежов — деятель меньшевистского движения, погиб во время сталинских репрессий. Его внучка Тамара Юльевна Попова публиковала в 1990-е годы материалы о родственниках Мартова в СССР.
  • Цедербаум, Владимир Осипович (1883—1938), псевдоним Левицкий — деятель меньшевистского движения, погиб во время сталинских репрессий. Отец историка Е. В. Гутновой и дед архитектора А. Э. Гутнова.
  • Яхнина, Евгения Осиповна — проживала в Москве. Её дочь, переводчик Юлианна Яхнина скончалась в Москве в 2004 году.

Подготовлено специалистами Музея Николаевской гимназии

 

Источники:

  1. Воспоминания внучки Цедербаума С.О.: Попова (Цедербаум) Т. Ю. Судьба родных Л. Мартова в России после 1917 года. — М.: Россия молодая, 1996. — 63 с. :  15 с. ил. — В прил.: Судьбы тех, кто как-то упоминался в делах моих родных. — Биогр. сведения об авт.: 4-я с. обл./ Сахаров-центр
  2. Мартов Л. Записки Социал-демократа. М.: РОСПЭН, 2004.
  3. По сведениям сестры Лидии, псевдоним Мартов, в честь месяца весны, Юлий выбрал в 1901 году. Он считал март революционным месяцем, поскольку в марте 1848 года произошли революции во многих городах Европы, в этом же месяце был напечатан Коммунистический манифест.
  4. Вступительная статья Ю.Г.Фельштинского и Г.И.Черняковского к книге: «Ю.О.Мартов. Письма и документы (1917-1922). Benson, 1990 г.
  5. Можаева Л.А. Мартов (Цедербаум) Юлий Осипович (1873-1923) // Новый исторический вестник. 2004. №11.
  6. Финкельштейн К. Императорская Николаевская Царскосельская гимназия. Ученики.СПб,: Изд-во Серебряный век, 2009. 310 с., ил.
Рейтинг: +1 Голосов: 1 5338 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!