Навигатор по сайту Туристу Энциклопедия Царского Cела Клубы Форумы Доска объявлений


Авторизация
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?

Деларов Павел Викторович (1853 - 1913)

павловчанин, выпускник Императорского Училища Правоведения, член Совета министра путей сообщения, один из крупнейших собирателей в России, знаток итальянской и нидерландской живописи, член Общества поощрения художеств., отец выпускника и преподавателя Императорской Николаевской Царскосельской гимназии.

Фотоальбом Деларовы
 

 

Павел Викторович Деларов (1853-1913) - потомственный дворянин из дворян Смоленской губернии. Род Деларовых внесен в третью часть Российской Дворянской книги.

Его дед, Иван Евстафьевич Деларов (1780-1862) — штабс-капитан 3-го пехотного корпуса, в 1826 году - генерал-майор. Имел имение в Дорогобуже Смоленской губ. Род Деларов в родстве и свойстве с родом Гедеминов.

Его отец, Виктор Иванович Деларов (1815-1885) — генерал-майор полевой конной артиллерии. 

 

Павел Деларов в1872 году окончил Императорское училище правоведения.2 Одно время преподавал юриспруденцию в Харьковском университете, но вскоре оставил преподавательскую деятельность и вернулся в Петербург.

Здесь он поступил на службу скромным юрисконсультом в Министерство путей сообщений, дослужившись, тем не менее, до чина тайного советника. По свидетельству М. В. Добужинского: «<...> в нашем Отделе по отчуждению имуществ, во главе Юрисконсульской части стоял Деларов, известный в Петербурге коллекционер и большой знаток искусства».3 Он служил вместе с В. Анненским-Кривичем — сыном И.Ф. Анненского.

Современники отмечали огромные познания Павла Викторовича Деларова в области художественной культуры, оригинальный и обширный ум, эрудицию, обаяние. Он пользовался репутацией знатока искусств на Западе, владел шестью языками. Обладая феноменальной памятью, Деларов был человеком энциклопедических знаний не только в своей профессии, но и в области, которая постепенно захватила его полностью – истории искусств, всё свободное время Павел Деларов отдавал собиранию картин, на одной из которых его семью запечатлел великий русский художник И.Репин:

 

И. Репин «Семейный портрет Деларовых» (1906)4

 

Первым браком Павел Викторович был женат на Вере Петровне, урождённой княжне Курьятович-Курцевич. Но брак длился недолго, хотя супруги успели родить в этом браке своего первенца — Георгия (Юрия) Павловича Деларова. В 1885 году супруги разошлись. Не смотря на то, что при разводе, Павлу Деларову было навсегда запрещено вновь жениться, тем не менее, он обзавелся второй семьёй, в которой у него родились еще четверо детей.

Сравнительно недавно удалось выяснить имена персонажей в картине И.Е.Репина «Семейный портрет Деларовых», хранящемся в Архангельском музее ИЗО. О главе семейства — Павле Викторовиче Деларове было известно много. А вот о женщине и девочке с белокурыми волосами не было известно ничего.

В середине 1990-х годов портретом заинтересовался внук П.В.Деларова — Андрей Дмитриевич Деларов, живущий в Ленинграде. От него стало известно о нелегкой судьбе этой талантливой семьи. 

Елена Романовна, урожденная Аршеневская (1865-1942), изображенная на портрете, — вторая жена П.В. Деларова. Её отец Аршеневский Роман Николаевич (1836-?), состоял в родстве с Ганнибалами,19  мать - Гаттенберген Екатерина Константиновна (её отец — Константин Францевич (1804-1874) — правитель по хозяйственной части Смольного института благородных девиц20).

Елена Романовна слыла талантливой художницей, особенно удавались ей натюрморты, хотя и не имела профессионального образования. Пережив своего супруга, она без него пройдет через все бури и катаклизмы событий 1917 года: будет репрессирована и умертет в ссылке в начале Великой Отечественной войны.

Девочка, изображенная на руках у матери — дочь супругов Нина, прожила свою жизнь в одиночестве. Все эти невзгоды, выпавшие на долю членов семьи, были неведомы, когда своей гениальной кистью выводил их портреты на полотне Репин.

 

Но вернемся к коллекционной деятельности главы семьи. Он увлекся собирательством еще в студенческие годы. Поначалу, имея скромный бюджет на покупку предметов в свою коллекцию, Деларов начал собирать гравюры. Когда возможности его кошелька стали больше, он  начал приобретать картины итальянских мастеров. Сохранились воспоминания о том, что за одну из картин, не имея возможности оплатить её наличными, Деларов был вынужден расстаться со своими часами. И, наконец, когда удача улыбнулась ему, он влекся голландской школой. Его коллекция насчитывала около двух тысяч картин преимущественно западных мастеров. В её состав входило несколько картин Рембрандта, Рейсдаля, Йорданса. Деларов умел безошибочно отличать подлинник от копии. Его лекции о нидерландской живописи в Институте истории искусств Зубова в Петербурге привлекали обширную аудиторию… Директор, Берлинского музея не раз присылал ему картины на экспертизу.

 

И. Репин. «П.В. Деларов» (1910). Ярославский художественнный музей

 

Основатель Института истории искусств граф Валентин Платонович Зубов вспоминал: «Вижу умную голову старого сатира, большого знатока и собирателя Павла Викторовича Деларова <…> Это был человек, которого можно назвать русским Рабле XIX века. Беседа его искрилась остроумием, память была необычайной, знал он наизусть почти все, что ему приходилась читать; знаток не только искусства, но и вина!» 

Петербургский искусствовед В. Толмацкий писал о знаменитых «петербургских толкучках», в которых можно было встретить важных и высокопоставленных лиц, увлечённых азартным поиском новых редких находок. Деларов был одним из таких лиц. Он всегда был в курсе всех самых необычных и редчайших новинок, которые непременно стремился увидеть и оценить одним из первых. Путешествуя среди антикварных развалов петербургских толкучек и общаясь с известными старьёвщиками, Деларов и собрал свою знаменитую и редкую коллекцию.6

Однажды Деларов приобрел картину у кассира "Общества поощрения художеств" И. В. Васильева. Эту картину и еще шесть миниатюр Васильев купил у некоего Ковалькова, зятя графа Адлерберга, министра двора при Александре II. Картина была голландской школы, требовала большой реставрации. За всю покупку Васильев заплатил 1600 рублей.

Промыв картину, Васильев пришел в восхищение и показал ее Деларову. Продавая, как многие деляги-антиквары, каждую шпагу за шпагу Суворова, а каждую картину голландской школы за Рембрандта, Васильев заявил Деларову, что это настоящий Рембрандт, и продал ему картину за б тысяч рублей. Через несколько дней Деларов пришел к Васильеву и заявил, что картина не Рембрандта, а либо копия, либо второстепенный голландец и тысяч не стоит. Поэтому он решил картину вернуть и требует возврата денег.

Васильеву было жалко расставаться с б тысячами, и он обратился за юридическим советом к сенатору Мякинину, тоже коллекционеру картин. У Мякинина была прекрасная галерея, про которую он с гордостью говорил, что хотя ни одного Рембрандта или Рафаэля у него нет, что его галерее картины второстепенных художников, но зато все подлинные. Мякинин пояснил Васильеву, что он может не брать картину, если не желает, потому что если это Рембрандт, то ему цена не 6 тысяч, а 100 и если Деларов даже и обратится в суд, то ему откажут.

Несколько лет спустя Деларов послал эту картину на экспертизу в Берлин к известному искусствоведу Вильгельму Боде. Ее признали подлинным Рембрандтом. Когда приезжал в Петербург американец Морган, Деларов продал ему эту картину за 140 тысяч рублей.

Александр Бенуа, в одной из книг своих воспоминаний, писал о Деларове:7

"…… во время одного моего посещения Эрмитажа на меня сильное впечатление произвел господин, который, стоя в “Галерее истории живописи”1, перед мольбертами с новыми приобретениями музея, громко и с необыкновенной авторитетностью подвергал их немилосердной критике. Самая наружность этого господина обращала на себя особенное внимание. Это был невысокого роста, коренастого сложения человек с густой рыжей бородой и рыжим же клочком волос среди высокого лба, что придавало ему сходство с античным сатиром. При этом, острые, очень злые голубовато-зеленые глаза и яркий румянец на щеках. Поразило меня и то, как он был одет. Увидеть человека среди дня во фраке было уже чем-то необычайным; вид этот наводил на предположение, что это какой-либо присяжный поверенный, забредший в Музей в перерыве между двумя тяжбами; за лакея же его, во всяком случае, никак нельзя принять. Под мышкой у рыжего господина топырился огромный, туго набитый портфель. Вел он себя вызывающе дерзко. Все в целом было настолько странно, что я тотчас же тогда поднялся в кабинет хранителя музея, к А. И. Сомову, которому я описал наружность поразившего меня человека. И не успел я закончить свой рассказ, как А. И. Сомов, а за ним и его помощник А. А. Неустроев в один голос воскликнули: “Да это Деларов!” За этим последовала весьма нелестная” характеристика. Оказалось, что этот Деларов никакого отношения к жизни Эрмитажа не имеет, что он вовсе не какой-либо важный сановник или родовитый вельможа, а служит он в Министерстве путей сообщения, где занимает пост юрисконсульта (вот откуда сходство с адвокатом) и как таковой славится своим бессовестным стяжательством. Он — обладатель большого собрания картин, а к администрации Эрмитажа издавна питает лютую ненависть.

Проходят четыре года. Я вернулся из Парижа и снова “окунулся” в петербургскую жизнь. И вот, к большому моему удовольствию, я встречаю своего эрмитажного сатира на сей раз в семейной обстановке — у своей кузины Е. С. Зарудной-Кавос на одном из ее журфиксов, на которых можно было видеть всяких знаменитостей художественного и литературного мира. Деларов с неистовым жаром с кем-то спорил, сыпал цитатами на всяких языках, иногда разражался дико-язвительным смехом. Во всяком случае, он еще более меня тогда заинтересовал, и я был в восторге, когда я тут же был им приглашен с женой отобедать у него на даче в Павловске."

 

Клеймо коллекционера П.В. Деларова

 

Деларовы жили в Павловске на Главной улице, дом 7 (ныне улица Луначарского, начинающаяся как раз у Пяти углов). Там, на углу улицы Луначарского возле Круглого пруда находилась дача надворного советника присяжного поверенного Романа Николаевича Аршеневского. По существу эта дача состояла из двух участков. Один из участков занимала семья дочери Аршеневского – Елены Деларовой. Скромные стены небольшой деревянной дачи скрывали коллекцию картин известных западноевропейских и русских мастеров. Здесь у Деларова бывали в гостях Эрнест Карлович фон Липгарт, также павловский дачевладелец, хранитель Картинной галереи Эрмитажа, архитектор Александр Николаевич Бенуа, а также художник Илья Ефимович Репин. Последний оставил несколько изображений Деларова.

Коллекция Деларова была рассредоточена между его петербургской квартирой и павловской дачей. Бенуа в воспоминаниях описал и дачу, и его жителей, и коллекцию, заполнявшую дачу:

"В ближайшее же воскресенье мы туда и отправились. И тут все было довольно неожиданным. Дом, в котором круглый год жили Деларовы, не был вовсе каким-либо каменным особняком, а то была самая обыкновенная двухэтажная деревянная дача.

Госпожа Деларова оказалась той самой мадемуазель Артеневской, которая произвела на меня известное впечатление своим болезненным и грустно-томным видом на приеме после бракосочетания моего брата Михаила; с тех пор она превратилась в очень полную и вовсе не томную матрону, успевшую уже родить своему супругу нескольких детей (были у него взрослые дети и от первого брака)."

Поразила меня и коллекция Деларова, о которой я столько слышал. По количеству картин это был настоящий музей, но, боже мой, в каком неприглядном порядке все это было размещено! И какая это была мешанина школ, эпох и достоинств. Заполнены были не только стены гостиной, кабинета и столовой, но и спален. Картины висели и над детскими кроватками, в коридорах и даже в отхожем месте! Условия света были всюду крайне невыгодные, и часть картин пришлось рассматривать при свете свечки, так как они находились в самых темных углах или в чуланах, а электричество отсутствовало.

Дело происходило зимой (в ноябре), сумерки, а затем и темнота наступили рано, а потому дальнейшее мое ознакомление с коллекцией было отложено до другого раза. Зато мы были угощены замечательным обедом. Он, правда, был сервирован без всякой декоративной претензии, но был он и обильным, и вкусным, и сытным, а главное — пьяным. Не только после превосходного soupe a l'oignon в крупные рюмки была налита мадера, после рыбы — зеленые рюмки наполнились рейнвейном идеального аромата, после ростбифа — стаканы — бургундским, а к кофе была подана целая батарея ликеров, но во время всего обеда лилось рекой шампанское, и хозяин зорко следил, чтобы все пили, причем сам пил втрое больше гостей и к концу обеда так “налился”, что стал совершенно невоздержан на язык, стал рассказывать в очень откровенных формах анекдоты и ругать не совсем цензурными словами своих врагов (особенно попадало знаменитым историкам искусства Бредиусу и Гофстеде де Грот) — и все это при дамах и даже при маленьких детях. И замечательно, что бывшая поэтичная мадемуазель Аршеневская, заседавшая на председательском месте, видимо, была до того приучена к таким проявлениям темперамента своего супруга, что и не пыталась положить какой либо предел им.

Достойным образом закончился этот сумбурный день и вечер тем, что пьяный извозчик, повезший нас на вокзал, выворотил нас вместе с санями на крутом повороте в снег, причем моя бедная жена получила от осколков льда несколько ранок на лице!.." 

 

Собирательской деятельности П.В. Деларова посвящен ряд публикаций как дореволюционного периода, так и последних лет.8,9,10 Литературная деятельность Деларова сводится, сравнительно, к немногому. Отметим его статью к юбилею К. Брюллова (Искусство и художественная промышленность) и книгу об Императорском Эрмитаже (изд. Вольфа):

  1. Деларов П. В. О Карле Брюллове и его значении в истории живописи. Программа сообщения на юбилейном торжестве в академии Художеств 12 декабря 1899 года. СПб., 1899. — 7 с.; То же // Искусство и художественная промышленность. 1899. № 15
  2. "Картинная галлерея Императорского Эрмитажа". ред. П., В. Деларов. 1902, СПБ. Издательство: Т-ва М. О. Вольф

 

 

П.В. Делларов "Картинная галерея Императорского Эрмитажа"

 

И. Ф. Анненский опубликовал рецензию книгу, о картинной галерее Эрмитажа.11 Деларов и Анненский были лично знакомы, и отнюдь не только благодаря тому обстоятельству, что Иннокентий Фёдорович был учителем сыновей Павла Деларова. Деларов бывал на домашних чтениях у Анненского. Окончив новый перевод или самостоятельную статью, И. Ф. устраивал обычно у себя чтение, на которые неизменно приглашался знаток искусства П. В. Деларов, "иногда произносивший за столом очень красивые речи". Об этом в своих воспоминаниях написал преподаватель гимназии Варнеке Б.В.

Вышли также 2 каталога выставок коллекций Деларова (оба в 1914 г.):

  1. «Выставка картин и рисунков русских художников из собрания П. В. Деларова»
  2. «Выставка акварели, рисунка и этюда русской и иностранной школ коллекции П. В. Деларова».

 

По своей основной деятельности в области юриспруденции П.В. Деларов также написал несколько работ, которые до сих пор цитируется юристами. В частности, он принимал участие в разработке нескольких полезных законов, в частности, в разработке закона о гражданской ответственности за железнодорожные аварии. Он опубликовал  пять книг по юриспруденции, в том числе:

  1. «Очерки по энциклопедии права» (Т. I. «Очерк о праве в ряду других сфер умственной жизни человека». 1200 экземпл… СПб., 1878. — 548 с.)
  2. "Очерк истории личности в древнеримском гражданском праве: Ист.-юрид. опыт П. Деларова" — СПб: Н.Г. Мартынов, 1895. — 156 с. 
  3. "О праве владения": Реферат // Журнал Гражданского и Уголовного Права. 1879. Кн. 6. С. 52-80; 1881. Кн. 1. С. 80-112.

 


Интересно отметить, что первая в списке книга "Очерки по энциклопедии права" была арестована в типографии Янполского в 1877, "впредь до распоряжения." Что крамольного мог написать Деларов в этих очерках, мы не узнаем, так как все книги из того списка были "с разрешения Министра Внутренних Дел, изданы впоследствии в свет, но исключением из них некоторых статей", кроме двух, которые были полностью уничтожены.21

Умер Павел Викторович Деларов весной 1913 года,12 похоронен на историческом участке кладбища в г.Павловске.13 

После его смерти всё его собрание досталось его супруге, которая, в скором времени, к несчастью, была ограблена. Вора, Сеньку Шалого с Обводного канала, нашли, а похищенное — нет. Тогда же пропали многие собранные Деларовым редкости, среди которых были и живописные полотна, и фарфор, и интерьерная бронза на круглую сумму денег.

Лучшая часть коллекции, гигантское собрание западноевропейской живописи, была вывезена в Париж, и появилась в конце 1913 года на аукционе у Жоржа Пти. Картины Монтаньи, Буальи, Фрагонара, Стена, Рембрандта, Буше, неоднократно выставлявшиеся в Лондоне, Берлине, Гааге и ни разу – в России, были увезены навсегда.14 

"Петербургская газета" от 3 ноября 1913 года отреагировала на событие, написав заметку "Эскизы и кроки":

"Неужели в России совсем нет меценатов. По-видимому, нет, если возможен такой факт, как отправка в Париж, для продажи знаменитой коллекции покойного Деларова. Если у частных коллекционеров нет денег, чтобы удержать эту коллекцию в Росси, то неужели правительство допустит до этого? Все государства стараются изо всех сил, чтобы пополнить свои галереи ценными произведениями искусства. Не останавливаются для этого ни перед какими затратами, и только мы к этому относимся совершенно равнодушно. 
— Не все ли равно: будет у нас одним Рембрандтом больше или меньше? 
Такое халатное отношение к искусству замечается во всем. 
В прошлом году умер известнейший московский коллекционер Щепкин, завещавший казне свою замечательную галерею картин. 
Оказывается некоторые картины уже исчезли. Случись что-нибудь подобное заграницей, там подняли бы страшны шум, а у нас молчат, как будто так и полагается..."

Каталог, изданный к торгам 23 апреля 1914 года, включал 243 лота. В их числе была и картина Базаити «Воскресший Христос», опубликованная в аукционном каталоге. Тогда же на ее обороте (на реставрационном паркетаже) была поставлена сургучная печать: COLLECTION 1914 PAUL DELAROFF. 

Остатки этой знаменитой коллекции в дальнейшем были распроданы на одном из аукционов Столичного аукционного зала К. Зуева. Философский отдел приобретен Институтом Ленина.

Но не все работы были проданы в Париже. В начале 1914 года петербургские газеты известили о том, что «с 19 по 27 февраля состоится большая распродажа произведений искусства из собрания П. Деларова, в том числе: «Картины старинных голландской, фламандской, итальянской, испанской, французской и русской школ». Аукцион проходил в "Столичном аукционом зале" на Мойке,61.

 

 

Каталог торгов коллекции П.В. Деларова, 19-27 февраля 1914 года и картина М. Базаити "Воскресший Христос" (ок. 1510) из его коллекции

 

Вероятно именно на этом аукционе картину Марко Базаити "Воскресший Христос" приобрел петербургский антиквар и коллекционер, бывший офицер-преображенец Аркадий Константинович Рудановский (1872 — ?), имевший свой магазин на Невском проспекте и некоторое время возглавлявший издательство Главного штаба. В мае 1919 года Аркадий Константинович был арестован вместе с Агафоном Карловичем Фаберже по обвинению в спекуляции антиквариатом. Рудановский эмигрировал в начале 1920-х годов во Францию, его собрание было национализировано и частично распродано, а те предметы, которые не нашли покупателей за рубежом, поступили в Эрмитаж, в том числе картина Марко Базаити «Воскресший Христос». 

 

О судьбах членов его семьи:

Супруга Павла Викторовича Деларова к 1935 году жила в Ленинграде, на  пр. К.Либкнехта, д.77, кв.2. Свирепствовавшие репрессии 1937 года коснулись и ее: она была приговорена ОС НКВД СССР 4 марта 1935 г., обвинение: социально-опасный элемент. Она получила высылку на 5 лет. В 1937 году была сослана в Алма-Ату, где и скончалась в 1942 году.15,16

 

Сын — Деларов Юрий (Георгий) Павлович (1882 — 1939 ?)

Сын — Деларов Борис Павлович (1889-1925)

Дочь — Деларова Варвара Павловна (1891-1964)

Первый муж - Маркозов Дмитрий Васильевич (1875-02.03.1918). Дочь: Маркозова Елена Дмитриевна 539 (1915-1973) (539-461(1))
Второй муж - Сердюков Дмитрий Александрович (1890-16.01.1938)

Сын — Деларов Сергей Павлович (1896 — 1965, Франция)

Корнет ЛГ Кирасирского ЕИВ полка. В Северо-Западной армии, с 1919 в 7-м пехотном Уральском полку. Эмигрировал. Умер в 28 июля 1965 года во Франции.

Жена Ольга Федоровна (урожд. баронесса Засс, 1909 — 1975, Франция).

Сын — Деларов Владимир Сергеевич (22 августа 1929, Париж). Инженер-химик, переводчик, общественный деятель. Окончил Сорбонну с правом преподавать историю, затем окончил Высшую химическую школу (1952). В 1953–1987 работал в исследовательском центре Roussel-Uclaf. Занимался спектральным анализом. Писал статьи в научной периодической печати, занимался переводами. Награжден орденом «За заслуги». С 1943 сотрудничал в Национальной организации витязей (НОВ). Работал в Школе инструкторов НОВ в Бьевре (под Парижем), читал лекции. Член Центральной ревизионной комиссии НОВ (1963). Состоял казначеем (1985–1995), затем председателем (с 1995) правления организации. Член приходского совета храма Христа Спасителя в Аньере (под Парижем) (с 1973), в 1984–1999 исполнял обязанности казначея прихода и заведующего домом. Член Общества «Эрмитаж» скита Всех святых в земле Российской просиявших при русском военном клад. в Мурмелон-ле-Гран (деп. Марн), в 1989–1994 генеральный секретарь Общества. Член Союза русских дворян, член Гвардейского объединения, член Ассоциации бывших воспитанников Высшей химической школы и др. Окончил курс истории при Парижском университете после ухода на пенсию (1992).

Сын — Деларов Дмитрий Павлович (1898-1942)17

Офицер царской армии, в 1935 был сослан на строительство Беломорско-Балтийского канала, а во время Отечественной войны пропал без вести.

Дочь — Деларова Нина (Анна) Павловна (1901, Павловск — ок.1960)18

Изображенная на картине хрупкая девочка Нина позже училась в гимназии, в 1918 — окончила трудовую школу. Она мечтала стать певицей, работала в Театре им. Станиславского в Москве. Вышла замуж за Михаила Александровича Плакида, инженера-строителя. В 1930-х — солистка концертного бюро при Ленинградском Управлении театрами, выступала в Ленинградском Доме Красной армии и в Центре Политпросвещения. Приговорена: ОС НКВД СССР 4 марта 1935 г., обвинена по стате: социально-опасный документ. Приговор: Выслать на 5 лет, с мужем, свекровью Плакидой Софьей Михайловной  в Актюбинск на 5 лет. Мечтала о профессиональной певческой сцене, но увы, не получилось. По возвращению из ссылки проживала вместе с матерью, затем в одиночестве в Ленинграде. Избегала встречаться со своими родственниками и умерла около 1960 года. (со слов внука Деларова А.Д.)

В архиве Музея Николаевской гимназии есть копия открытки, отправленной Анне Павловне Деларовой от её сестры Варвары (Вавы) из Парижа:

 

Датировка открытки не распознается, но до 1913 года, так как Вава просит "поцелуй маму, папу и всех детей".

 

 

Бровкина Т.Ю., зав.Музеем Николаевской гимназии

 

Источники:

  1. Смоленский Гос. Архив. Ф-6, Оп.1, Д.86, 93 
  2. ЦГИА. Ф.355. Оп.1. Д.972. 1867-1872. Деларов Павел 
  3. Добужинский М.В. Воспоминания, т. I. Нью-Йорк, 1976, с. 281.
  4. Оригинал картины хранится в Архангельском Музее ИЗО, копия передана МНГ
  5. Ружникова Е.И., заместитель директора Музейного объединения "Художественная культура русского Севера" (Архангельск)
  6. Толмацкий П. Коллекция Павла Деларова: Обсуждения, мифы и факты / "Антикварное обозрение", №3-2004. С.52-62
  7. Бенуа А.Н. Живопись, воспоминания, размышления. Книга IV. Гл.39. Коллекционеры. Деларов. П. Я. Дашков. С.323-326 Электронная публикация
  8. Вл. Боцяновский. Коллекция Деларова. Солнце России, 1913, № 37, с. 11-12
  9. Исмагулова Т.Д. П. В. Деларов — знаток живописи и коллекционер // Эрмитажные чтения памяти В. Ф. Левинсона-Лессинга (2.03.1893 — 27.06.1972). СПб., 2003. С.16
  10. Шилов Ф.Г. «Судьбы некоторых книжных собраний за последние 10 лет (опыт обзора)», опубликована в «Альманахе библиофила» 1929 года.
  11. Журнал Министерства народного просвещения, ч. CCCLVIII, 1905, апрель, отд. III, с. 216-217.
  12. Врангель Н.Н. Павел Викторович Деларов. Некролог. // Старые годы, 1913, март, с. 62.
  13. Исторические захоронения Павловского кладбища. На Cbspushkin.spb.ru
  14. Дмитриев В. Мысли о русском мастерстве. По поводу выставки произведений из собрания П.В.Деларова. // Аполлон. 1914, № 4. C. 17.
  15. Архив НИЦ "Мемориал" (Санкт-Петербург)
  16. «Жертвы политического террора в СССР». Компакт-диск. М., «Звенья», изд. 3-е, 2004
  17. Бойков В. Краткий биографический словарь офицеров, чиновников и служащих белой Северо-Западной армии (1918 — 1920 гг.), Таллинн, 2009. С. 112.
  18. ГАРФ. Ф. Р-8409. Оп. 1: Д. 1323. С. 119-28; Д. 1396. С. 50-53.
  19. Пажитнов Евг. Генеалогия рода Ганнибала. Проза.ру, 2004
  20. Ахметьева Н.П. Род Гаттенбергеров на службе России. URSS. 2008. 296 с.  ISBN 978-5-397-00061-1.
  21. "Всеподданнейший отчет С.-Петербургского градоначальника за 1877 г.". С.90

 

создано 03/2014, отредактировано 11/2018

Рейтинг: +1 Голосов: 1 3001 просмотр
Комментарии (3)
Radmila70 # 29 декабря 2015 в 07:47 +1
Доброго дня, в коллекции есть почтовая открытка отправленная её превосходительству Анне Павловна Деларовой от Вовы в Павловск из Парижа.
Photojour # 29 декабря 2015 в 11:06 0
Добрый день, уважаемая Radmila70. Будем признательны, если Вы ею с нами поделитесь.
Radmila70 # 29 декабря 2015 в 13:48 +1
Добро скинем картинку на info@tsarselo...