Навигатор по сайту Туристу Энциклопедия Царского Cела Клубы Форумы Доска объявлений


Авторизация
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?

Дешевов Владимир Михайлович (1889-1955)

ученик Императорской Николаевской Царскосельской гимназии до 1903 года, выпускник Реального училища Николая II, советский композитор, царскосельский музыкант-вундеркинд, автор первых советских опер и балетов.

Фотоальбом Дешевовых

 

Владимир родился в Петербурге 30 января (н.ст. 11 февраля) 1889 года, в интеллигентной семье горного инженера Дешевова, неотъемлемой частью жизни которой была музыка.

Отец будущего композитора - Дешевов Михаил Михайлович был завсегдатаем концертов, свой досуг посвящал занятиям по теории музыки.

Мать Анна Константиновна урожденная Лосева14 с успехом занималась пением: была камерной певицей, обладала большим музыкальным вкусом и хорошим голосом. В доме Дешевовых имелись собственные инструменты итальянских мастеров, в качестве исполнителя часто бывал у них известный скрипач Ф.Н. Гильдебранд.

Но более всего на развитие музыкальных способностей Володи повлияла бабушка Анна Николаевна Лосева. Она была первоклассной пианисткой, обладала педагогическими навыками, обучила внука основам пианизма, помогала ему записывать детские импровизации (с 5 лет).

В доме Дешевовых имелись собственные инструменты итальянских мастеров, в качестве исполнителя часто бывал у них известный скрипач Ф.Н. Гильдебранд.

В списках учеников Императорской Николаевской Царскосельской гимназии числились все три брата Дешевовых:

  1. Константин — выпускник 1900 года
  2. Сергей — выпускник 1905 года
  3. Владимир доучился до 1903 года и перевелся в Реальное училище императора Николая II, которое и закончил в 1908 году.

 

Позже он вспоминал, что вскоре после ухода из гимназии, её директор Иннокентий Анненский, встретив его на улице, с укором спросил: "Что же это Вы променяли искусство на ремесло?".

В училище Володя так сильно увлекался физикой и естественными науками и так легко преуспевал в этих дисциплинах, что ему были одинаково были близки мысли о поступлении и в консерваторию, и в Горный институт.

С 1904 года юный реалист посещал симфонические концерты, с мая по сентябрь проходившие в Павловске, где знакомился не только с традиционной классикой, но и с новинками симфонической музыки того времени. В 1906 году он занимается теорией музыки и сольфеджио с молодым композитором А.Пащенко, жившим в Павловске, и решает посвятить себя искусству. Тогда же он делает первые попытки сочинять музыку. На проводившихся в реальном училище музыкальных вечерах исполняются его музыкальные композиции.

Весной 1908 года, сразу после окончания училища, друзья подарили Владимиру абонемент на цикл вагнеровских опер и он на две недели отправился в Германию, в Байройт.

В этом же году Дешевов поступил в Петербургскую консерваторию сразу по двум специальностям: по фортепьяно и теории композиции. Здесь он учился у прекрасных педагогов: по классу рояля у профессоров А.А. Винклера и Л.В. Николаева, по гармонии у В.П. Калафати, по строгому стилю у А.К. Лядова, по инструментовке у М.О. Штейнберга и на практике у дирижера А.В. Гаука.

 

В Царском Селе Володя уже имел славу музыканта-вундеркинда, его друзьями и знакомыми были многие из представителей блестящей плеяды царскоселов серебряного века: будущий искусствовед Николай Пунин, начинающий поэт Николай Гумилев, поэт граф Василий Комаровский, Евгений Полетаев — одноклассник Николая Гумилева, будущий деятель Наркомпроса и другие.

Вместе с ними он был среди постоянных посетителей дома Аренсов в царскосельском Адмиралтействе.

 

1912. Л. Аренс, Н. Пунин, Е. Полетаев у Адмиралтейства

 

Приятелем Володи был и начинающий поэт Николай Гумилев. Вскоре после знакомства с Аней Горенко (Ахматовой) он попросил друга — будущего композитора Владимира Дешевова — расписать стену своей комнаты картиной подводного царства, где Аня Горенко была изображена в виде русалки. (Анна Горенко прекрасно плавала. Стихотворение Н.Гумилева "Русалка" (1903).)

Соученик В.Дешевова по реальному училищу Эрих Голлербах восторженно писал в книге "Город муз" о выступлении юного музыканта:

"Реальное выпускало крепколобую молодежь, бравшую штурмом всякие институты, надевавшую небесно-голубые брюки и тужурки с наплечниками. Там музы были не в почете, и только восторженный Дешевов ушел из мира прозы в царство Мельпомены; маленький, подвижной, с лицом Шопена, с черными горящими глазами, он появлялся на концертах, подбегал к роялю и исторгал из него бешеный водопад звуков, заставляя зал замирать от восхищения и патриотической гордости: на эстраде был первый царскосельский композитор, и потому затравленный рояль ни в ком не вызывал жалости." 2

Из дневника Николая Пунина за 1910 год3:

"1 февраля

января было совершеннолетие В.Дешевова… Был де­сятый час, когда я пришел к нему. Живет он на Магазейной ул. в доме Блиновой, во дворе. Небольшое деревянное здание, не­много покосившееся, с крыльцом в уровень земли. Я вошел в его комнату, встреченный радостными восклицаниями многих голо­сов. Вокруг стола, стоявшего посередине комнаты, освещаемые желтым светом горящей лампы сидели его брат — Константин Михайлович, братья Клеменки, Ионик Болинский, Саша Боро­дин, Оля Люценская, Шура Яковлева и Неточка (фамилии не знаю)15 — по-видимому, они играли в какие-то письменные игры, потому что у каждого из них была записочка и карандаш.

Володя был возбужден и находился в обычном для него на­строении полноты и напряжения. Прежде всего он рассказал мне, что получил от Нюры Ритовой телеграмму и что это глубоко взволновало и тронуло его. Мы отошли с ним вглубь его боль­шой комнаты к роялю и в сумеречных тенях перебросились не­сколькими фразами. Я спросил его о Метерлинке (на прошлой неделе, перечитывая «Мудрость и судьбу», я делал на полях от­метки и, несколько дней тому назад отдав эту книгу Володе, про­сил его делать такие же пометки, где он найдет важным и нуж­ным). Он тотчас же принес книгу, и мы, раскрывая ее страницу за страницей, сравнивали те строчки, которые останавливали при чтении его и мои мысли. В сущности, поразительное совпадение...

… За чаем я сидел на противоположной стороне стола, если принять исходной точкой другой конец, где сидела вся молодежь, включая только что пришедшего Гришу Изотова и Сашу Бондаренко, но я сидел рядом с Володей, и это было для меня боль­шой радостью, может быть, смешанной в глубине души также и с гордостью, потому что я слишком хорошо понимаю, как мно­гим хотелось иметь его своим соседом. Направо сидела т-те Бородина - женщина ясного ума и удивительно начитанная, мы заговорили о Метерлинке, потом она рассказала мне, что читает интересную книгу — биографию Ницше его сестры Ферстер-Ницше — книгу, о которой я уже давно знал и мечтал прочесть.

После чая начались танцы. Я и Гриша Изотов не принима­ли в них участия, мы сидели в комнате Володи и говорили о литературе и жизни, и было ли это случайно, или напряжение, раз сообщенное моему мозгу, заставляло нас вынимать самые заповедные наши мысли, но разговор наш был страшно интересен, и даже тогда, когда начались игры в фанты, мы почти не слыша­ли и не обращали ни на кого внимания, занятые нашими сло­вами..."

26 июня 1913 года – из письма Владимира Дешевова Сергею Сергеевичу Прокофьеву:

“Милый Сережечка. Привет тебе из Царского. Благодарю тебя, что написал мне. Живу я очень замкнуто, нигде не бываю, так как осенью у меня экзамен по фуге… Когда приедешь, расскажи мне о Париже, надеюсь тебя видеть на твоем концерте в Павловске. Теперь я переехал, живу один и в восторге от своей квартирки. Мой адрес: Царское Село, Жуковско-Волынская, № 15. Целую крепко. Твой Вл. Дешевов”.

Из дневника Николая Пунина за 1913 год, февраль:

"Володя Дешевов, который сейчас ко мне зашел, поразил меня странным совпадением наших душевных состояний в этот вечер. Мы определили это ощущение как чувство ревности к ис­кусству; так мы ощущаем упадок сил, прилив отвращения и ску­ки всякий раз, как разговариваем и знакомимся с некоторыми (часто очень талантливыми) носителями тех или иных форм ис­кусства; нам неприятно, отвратительно знать, что они, почему-то нам неприятные люди, любят и работают в области искусства, для меня с Володей совершенной и святой; как пример я при­вел ему мой сегодняшний разговор с Мандельштамом, в присут­ствии которого спадает вся сила моей любви и страстности; он же указал мне на ряд знакомств с учениками консерватории.

Говорил о Шопене, о своем «нежном благоговении» перед его музыкой; вспомнили Комаровского, которого я определил как прекрасного и высокой пробы дилетанта." 

 

Мелитина Александровна Бородина, дочь выпускника Николаевской гимназии 1904 года, а впоследствии — преподавателя гимназии А.А. Бородина, вспоминала фортепианные концерты Владимира Дешёвова, когда столовое серебро выкладывалось на струны рояля! Эффект был  звонким!

Наступил 1914 год. В связи с началом Первой мировой войны 29 июля в России была объявлена мобилизация, а 30 июля был призван в армию и Владимир Дешевов.

Февральская революция 1917 года застала его на фронте. Начался распад армии и Владимир Михайлович оказывается в Елизаветграде, где работает секретарем в отделе народного образования и преподает фортепьяно и теорию музыки в городском училище.

В 1920 году судьба забрасывает его в Севастополь. В ноябре последний оплот белого движения — правительство юга России генерала Врангеля — покидает Крым и город переходит в руки красных. Очевидно, бывший студент Петербургской консерватории, выпускник реального училища, довольно быстро освоился в новой жизни...

После создания в Севастополе отдела народного образования, подотдел искусств возглавил выдающийся певец Леонид Собинов, а заведующим музыкальной секцией подотдела становится Владимир Дешевов. Он принимает участие в концертах, как пианист и как лектор, сочиняет фортепьянные миниатюры (Медитации, 1921). Здесь, в Севастополе, он дает уроки теории композиции композитору-самородку, уникуму, и теоретику колокольного искусства Константину Константиновичу Сараджеву, который обладал абсолютным слухом, мог слышать все обертоны музыкальных звучаний, "видел" и различал цвета звуков и людей. Владимир Михайлович записал в виде таблицы его соотношения "цвет — тональность", которые приводит в своей повести4 "Сказ о звонаре московском" Анастасия Цветаева. 

Охваченный энтузиазмом первых послереволюционных лет, композитор разрабатывает проект севастопольской Народной консерватории: грандиозного учебно-музыкального заведения, благодаря которому широкие массы людей, по замыслу Дешевова, должны были приобщиться к искусству. В январе 1921 года проект утвержается и В.Дешевов назначается заведующим Народной консерваторией. А 10 апреля состоялось торжественное открытие нового учебного заведения, на котором Дешевов выступил с докладом, где говорил о величественной картине вовлечения всего народа в создание произведений искусства.

Однако существование консерватории оказалось иллюзорным — кругом были голод и разруха. Как и многие другие фантастические проекты энтузиастов нового искусства, Народная консерватория просуществовала недолго, и в основном, в умах ее организаторов. К осени закрылись многие клубы с консерваторскими классами, разбежались преподаватели и учащиеся и консерватория превратилась в обычную музыкальную школу.

После этого, в октябре 1922 года композитор возвращается в родной Петроград. С 1922 по 1933 год, в ленинградском институте сценических искусств композитор вел специальный курс «Музыка в театре».

Двадцатые годы стали наиболее плодотворными в жизни композитора. Он становится одним из пионеров создания опер и балетов на советскую тематику. Им написана музыка к балетам «Красный вихрь» (1924), «Джабелла» (1926), «Джейранг» (начало 1930-х); операм«Лед и сталь» (1930) и «Голодная степь» (начало 30-х), оперетте «Багдадский фокусник» (1927). Однако только балет «Красный вихрь», поставленный Федором Лопухиным на сцене Мариинского театра и опера «Лед и сталь» на тему «контрреволюционного кронштадского мятежа», впервые поставленная на сцене московского театра им. К.С.Станиславского, стали доступны зрителю. Остальные, во многом из-за либретто, были признаны политически ошибочными и несвоевременными и так и не увидели свет рампы.

Примечательны темы балетов и опер, ставившихся в то время. Так, например, театр заказал Дешевову оперу "Голодная степь", которую надо было построить на "эпизодах, отображающих борьбу передовых людей Узбекистана за внедрение в сельское хозяйство новых методов работы". После того, как композитор закончил два действия оперы, оказалось, что политическое положение в Узбекистане изменилось до такой степени, что либретто не только устарело, но и оказалось глубоко ошибочным...

В своих новаторских сочинениях В.Дешевов старался отобразить ритмы и интонации первых послероволюционных лет, звуки улицы и энтузиазм масс.

«А как это началось. Началось с «Яблочка»: в 1919 году впервые услышал эту универсальную формулу (и пели ее до зубов увешанные патронными лентами, бомбами, гранатами и кобурами озверелые лица), был потрясен скрытой силой мрака и стихийной дерзостью. <…> Уличный мелос волновал меня, и чтобы избавиться от этого напряжения, в котором я ощущал стихийность Октябрьских дней, я жадно и запойно слушал и воплощал в разнообразных образах и красках революционный мелос, пользуясь техническими приемами как академическими, так и вновь творимыми» — писал Дешевов о побудительных мотивах творчества в автобиографической рукописи8.

Большое место в творчестве В.М.Дешевова занимала музыка к театральным постановкам. В начале 20-х он пишет музыку к трагедии Софокла «Царь Эдип» (1924), поставленную на сцене Академического театра драмы (ныне театр им. А.С.Пушкина). Критики отмечали, что благодаря музыке Дешевова, звуковая часть спектакля (пение, декламация, речетатив) приближала древнюю трагедию к современной опере или оратории. Самостоятельную роль играл хор, участники которого «одновременно пели и двигались или танцевали или находились в противоестествееных позах». Но после пяти представлений, спектакль был снят с репертуара из-за критики режиссерской концепции, превознасившей трагедию рока «вне какой-либо определенной эпохи и местности».

В 1925 году Дешевов был приглашен заведующим музыкальной частью и дирижером в Красный театр, где написал музыку к трем спектаклям на тему гражданской войны. В середине 20-х Владимир Михайлович пишет «условно-китайскую» музыку к спектаклю «Чанг Гайтанг», поставленному по китайской мелодраме XIII века, и «условно-японскую» музыку к пьесе японского драматурга «Ода Нобунаго». В 1926 году им была создана музыка к производственной мелодраме «Рельсы», где музыкальными средствами изображался ритм и движение машин, а наряду с оркестровой музыкой использовался звукомонтаж.

Левое крыло ленинградского музыкального фронта, объединившееся в Кружок новой музыки, выдвигало в 20-е годы Дешевова, как даровитейшего композитора нового направления. Посетивший в 1926 году Советский Союз Дариус Мийо, — один из крупнейших французских композиторов ХХ века, дал высокую оценку его творчеству: «… сильнейшее впечатление произвел в Ленинграде молодой Дешевов. Это — настоящая гениальность, совершенно чуждый академизму подход к искусству, новые веяния… На всех его сочинениях лежит печать крайней оригинальности». Мийо вел переписку с Дешевовым, приглашал его выступить во Франции, но этим планам не удалось осуществиться.

Большое влияние на творчество Дешевова оказала дружба с композитором Сергеем Прокофьевым. Впервые они познакомились, когда Володе было 13 лет, потом вместе учились в консерватории, вели дружескую переписку.

В 1927 году Сергей Прокофьев приезжает из-за границы в Ленинград, где в честь его приезда состоялась встреча молодых ленинградских композиторов, среди участников которых были Дмитрий Шостакович и Владимир Дешевов. Вот что писал об этой встрече в своем дневнике Сергей Прокофьев :

"Мы приехали довольно поздно, поэтому все уже в сборе — сидят на всех стульях и диванах. Но атмосфера для меня сразу делается простой и более приятной, чем я думал, ибо первым долгом окружают старые знакомые — Дешевов, Тюлин, Щербачёв. Дешевов нисколько не изменился: такой же юркий, любезный, восторженный, приятный. Ему под 40 лет, а всё хочется сказать, что он начинающий и что подаёт много надежд. <...> Первым играет Шиллингер какую-то сложную и малоинтересную вещь. Вторым номером играет Шостакович, совсем молодой человек, не только композитор, но и пианист...

<...> После чая следовало продолжение. Играл Дешевов, которого в своё время так расхваливал побывавший в Ленинграде Мийо*. Дешевов жив, игрив, не слишком диссонирующ, и если предварительно условиться, что не метит в большие композиторы, то его слушать очень приятно. На основании его отдельных пикантных пьес ему был заказан балет, но он не выдержал экзамена на дольшей вещи, хотя отдельные части этой вещи и удачны. Дешевов никак не хотел уходить от фортепьяно: ему хотелось сыграть и то, и другое, и переложенное на две руки, и на четыре — а я уж начинал торопиться слушать следующих, потому что время было позднее и моё внимание начинало притупляться."

 

В 1929 году Дешевов написал музыку к кинофильму "Обломок Империи". «Обломок империи» — несомненно, одно из оригинальнейших творений советского немого кино. В его истоке реальная история, одновременно напоминающая сказку, былину и страницы учебника клинической психиатрии. Фронтовая контузия отняла у человека память, сознание собственного «я», а когда сознание и память вернулись, он оказался в неведомом ему мире. Ведь «умер» он при царе, а «воскрес» при социализме. Контуженный ещё в «империалистическую» царский солдат, унтер-офицер Филимонов, обретает память уже при советской власти. Он нечего не знает про прошедшую Гражданскую войну и Революцию. Желая разыскать жену герой едет в Петербург, который теперь Ленинград. И всё там для него странное, непонятное и чужое. Старорежимный человек пытается вклиниться в новую жизнь, понять что же случилось в стране за время его беспамятства, которое он мирно провёл живя и работая в провинциальной глуши. А помогает бывшему солдату спасённый им когда то красноармеец, ныне служащий в фабкоме. Глазами «старого» мира, в выгодном ракурсе показывается «новый», коммунистический мир, и все блага советской власти…

В 1930-е годы начались сталинские репрессии, поиски новых выразительных средств, в особенности после печально знаменитой статьи «Сумбур вместо музыки», получали ярлыки «формализм» и «эстетство» и произведения композиторов авангарда 20-х годов на долгие годы были отправлены на полку. С тех пор Владимир Михайлович не создавал более крупных новаторских, экспериментальных произведений, сосредоточившись на музыке к театральным спектаклям, радиопьесам и для кино, становится заведующим музыкальной частью Большого Драматического театра.

В 1930 году он пишет музыку к этапному для советской мультипликации фильму "Почта". Песенку из фильма, написанную им на слова С.Маршака, распевали и взрослые и дети: "Под пальмами Бразилии, От зноя утомлен, Шагает дон Базилио, Бразильский почтальон...". В 1936 году он пишет музыку к знаменитому спектаклю ленинградского театра марионеток "Гулливер в стране лилипутов", поставленному Евгением Деммени. Спектакль не сходил со сцены в течении 50 лет и вновь воссоздан в 2001 году.

В фонде композитора  сохранились материалы о музыкальной жизни Ленинграда в годы войны. В. М. Дешевов всю блокаду прожил в Ленинграде и явился автором музыки одного из вариантов песни на текст стихотворения К. М. Симонова «Жди меня».

В 1940-50-е годы композитором созданы: балеты "Бэлла" и "Сказка о мертвой царевне и семи богатырях" (1949 год, совместно с Лядовым), симфонические произведения "Русская сказка" (1947), "Русская увертюра" (1950), "Ленинград" (1953) и большое количество музыки к спектаклям и кинофильмам ("Обломок империи", "Хождение по мукам", "Академик Павлов", "Слуга двух господ" и др.).

 

Захоронение Владимира Михайловича Дешевова на Большеохтинском кладбище СПб (фото walkery)

 

В конце 50-х годов о Дешевове в ленинграде еще вспоминали, он был питерской достопримечательностью, довольно известным в городе автором, но дни его славы были позади. А слава у него была очень громкая, в определенных, конечно, кругах — в кругах передовых пролетарских музыкантов. Его противопоставляли унылому Чайковскому и скучному Бетховену. И говорили: “Унылого Чайковского не хочет слушать пролетарский наш слушатель и от Бетховена ему становится скучно до дурноты. А произведения нашего автора, передового модерниста с пролетарским уклоном Владимира Дешевова рабочая аудитория, — писали в журналах того времени, — встречают с энтузиазмом”. Образцом такой музыки является фортепианная пьеса Дешевова под названием «Рельсы», сочиненная в 1926 году.

Супруга — К.С. Толчинова

 

Произведения В.Дешевова:

 

Музыка для сцены:

  1. Царь Эдип Софокла (1924) 

 

Оперы:

  1. Лед и сталь (1929, в 2007 поставлена в Саарбрюккене) 
  2. Голодная степь (1932) 

 

Балеты:

  1. Красный вихрь (1924) 
  2. Джабелла (1926) 
  3. Джейранг (начало 1930-х) 
  4. Бэлла 
  5. Сказка о мертвой царевне и семи богатырях (1949) 

 

Оперетты

  1. Багдадский фокусник (1927) 
  2. Дружная горка (1928) 

 

Камерная и симфоническая музыка

  1. ​1918 год, симфоническая поэма (1919—1923) 
  2. Медитации для фортепиано (1921) 
  3. Рельсы (1926) 
  4. Китайская сюита (1926) 
  5. Японская сюита (1927) 
  6. Прелюдия (1927) 
  7. Токката (1927) 
  8. Этюд (1929) 
  9. Пляс шамана (1931) 
  10. Самаркандская сюита (1931) 
  11. Русская сказка (1947) 
  12. Русская увертюра (1950)
  13. Ленинград (1953) 

 

До недавнего времени имя выпускника Реального училища, царскосельского музыканта-вундеркинда, автора первых коммунистических опер и балетов Владимира Михайловича Дешевова было полузабыто. Его произведения упоминались, в основном, лишь музыковедами, как пример конструктивизма и музыкального авангарда 20-х годов. Писали, что композитор вносил в музыку интонации "улицы", шум города и производственных машин, а в его партитурах были детально выписаны разнообразные движения: вращательные, колебательные, прыгающие6. Наиболее часто, при этом, ссылаются на его фортепьянную пьесу "Рельсы" (1926), в которой слышится звук времени, машин и энтузиазм масс.

Однако в начале XXI века произведения царскосельского музыканта начинают возвращаться к слушателю. В рамках двухгодичного проекта "Россия-Германия: страницы музыкальной истории ХХ века", проводимых Московской консерваторией и Центром современной музыки вместе с пьесами Сергея Прокофьва и Алексея Животова звучали звуковые фантазии конструктивистов: Алексея Мосолова, Владимира Дешевова и Леонида Половинкина. На Международном фестивале современного искусства "Рославецкий фестиваль", задуманному, как панорама отечественного и зарубежного музыкального, художественного, театрального и поэтического авангарда, как возрождение некогда запрещенных явлений искусства, состоялись российские и мировые премьеры музыки Владимира Дешевова и других представителей музыкального Авангарда. 

В 2007 году, в немецком городе Саарбрюккене, через 77 лет после первой и единственной постановки, состоялась премьера оперного спектакля Владимира Дешевова «Лед и сталь».

 

Анна Тонеева в роли комсомолки Муси

 

По отзывам критиков пролетарская опера стала настоящим музыкальным открытием, многое в ней является новаторским и по нынешним временам: отсутствует деление на акты (опера идет полтора часа без перерыва), разделение на солистов и хор, «все арии речитативные, на каждую ноту приходится один слог, нет мелодии в привычном смысле».

Финал оперы, согласно партитуры, заканчивается семьнадцатью взрывами. Это проникшая в стан взбуновавшихся матросов комсомолка Муся, подрывает пороховой склад и себя вместе с ним. Отмечалось, что несмотря на революционный сюжет, в музыке отсутствуют ура-патриотические интонации, а наиболее красивые пассажи связаны с ностальгией по ушедшим «царским» временам. Дирижер постановки Вилл Хумбург свидетельствовал, что музыка Дешевова подчеркивает абсурдность поступка комсомолки Муси, а марш большевиков почти неотличим от марша мятежников, «это музыка, написанная мастерски и в лучших традициях авангарда 20-х годов».

Хочется надеяться, что оперы и балеты царскосельского музыканта-вундеркинда, представителя музыкально авангарда 1920-х, Владимира Михайловича Дешевова, будут вновь поставлены и на отечественной сцене.

 

Подготовлено специалистами Музея Николаевской гимназии

 

Источники:

  1. Е. Заболоцкий. Горное профессиональное сообщество России
  2. Заблоцкий Е.М. Личный состав центральных учреждений горного ведомства.
  3. ЦГАЛИ. Ф.Р-104, 220 ед.хр., 1910-1956 гг. Личное дело Дешевова Владимира Михайловича (1889-1955), композитора: Нотные рукописи. Рукописи, лекции для студентов, очерки, либретто, автобиография (б/д), письма о постановке его опер и балетов, жене, письма к нему. Фото В.М.Дешевова. Программа и фотоснимки сцен из балета, либретто оперы, балетов и др.
  4. Шен Д.  Владимир Михайлович Дешевов. Очерк жизни и творчества композитора 1889 — 1955. Л., "Сов. композитор". 1961." 
  5. Анастасия Цветаева. Сказ о звонаре московском (журнал "Москва", 1977, N7). 
  6. Сергей Прокофьев. Отрывки из дневника 1927 года. 
  7. Право на размышление о конструктивизме.
  8. Тименчик Р.Д. Иннокентий Анненский и Николай Гумилев. Вопросы литературы, 2, с.171-178.
  9. Журавлева. А.Э.  Владимир Дешевов: Десятилетие поиска. Советская музыка, № 2, 1991.
  10. Мещерякова И. Человек своего времени. О Владимире Дешевове". Альманах «Малоизвестные страницы истории Консерватории». Вып. 12. 2012. 
  11. Финкельштейн К. Императорская Николаевская Царскосельская гимназия. Ученики.СПб,: Изд-во Серебряный век, 2009. 310 с., ил.
  12. Пунин Н.Н. Дневники. Письма. М.: "Артист. Режиссер. Театр." 2000.
  13. Голлербах Э. Город муз. Царское Село в поэзии. "Арт-Люкс" Санкт-Петербург, 1993.
  14. А.К. Лосева — дочь генерал-майора Константина Ивановича Лосева (1808 – 1869), генерал-майор Корпуса морской артиллерии
  15. Неточкой, по воспоминаниям потомков звали в семье Дешевова Анну Николаевну Лосеву, которая умерла в возрасте 17 лет.
Рейтинг: +1 Голосов: 1 4026 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!