Навигатор по сайту Туристу Энциклопедия Царского Cела Клубы Форумы Доска объявлений


Авторизация
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?

Фельтен Юрий Матвеевич (1730 -1801)

 

 

Имя Юрия Матвеевича Фельтена (Георг Фридрих)  (1730-1801) стоит в одном ряду с именами известных российских зодчих второй половины XVIII века.  Фельтен проявил себя как яркая творческая личность: известно огромное число его построек, как сохранившихся, так и уже несуществующих, для многих других сооружений предполагается его авторство.

Как ведущий архитектор Конторы от строений домов и садов Фельтен много потрудился для Санкт-Петербурга в период формирования архитектурного центра столицы, а также создавал новые и перестраивал старые здания в загородных императорских резиденциях.

Юрий Матвеевич родился в Санкт-Петербурге в семье эконома Академии наук — Матиаса Фельтена (троюродный брат Иоганна Фельтена — обер-кухмейстера Петра I.

После смерти Матиаса в 1736 году дела семьи идут не лучшим образом. В 1738 году старшая сестра Фельтена Екатерина вышла замуж за профессора физики и математики Г.-В. Крафта и по окончании старшего класса гимназии при Академии Фельтен вместе с семьёй в 1745 году отправляется в Германию.

Юный Георг в течение нескольких лет изучает в Тюбингенском университете у Крафта математические и физические науки. Принимал участие в строительстве резиденции в Штутгарте.

В 1749 году вернулся в Петербург и вскоре проходит экзамен в Собрании Академии художеств при тогдашней Академии наук, где оказалось, что «в арифметике, геометрии и в рисовании с гипсу и с печатных фигур, так и в копировании всяких архитектурных строений, уже доброе основание имеет…».

В 1749-1751 годах учился в Санкт-Петербургской Академии Художеств у И. -Я. Шумахера. В феврале 1752 года последовало заключение членов Собрания Академии художеств, где особо отмечалось рисовальное искусство Фельтена. В сентебре 1755 года уже выполнял задания в состоявшей при Санкт-Петербургской Канцелярии от строений команде Ф. -Б. Растрелли в качестве чертёжника-рисовальщика.

16 октября 1760 года произведенный в архитекторы Ю. Фельтен стал первым помощником Ф. -Б. Растрелли.

В 1760-1770 годах, после отъезда Растрелли из России, Ю. Фельтен становится академиком и главным архитектором Санкт-Петербургской Канцелярии от строений. 1760–1770-е годы стали периодом становления и расцвета таланта зодчего.

Как архитектор-практик Фельтен сформировался под влиянием Ф.-Б. Растрелли; вступление в должность профессора Академии художеств совпало с его переходом на позиции классицизма. Зодчему, органически связанному с барочной традицией, предстояло искать рациональные основы нового стиля и стать одним из ярких представителей так называемого раннего классицизма.

Как художник весьма способный и сведущий в своей специальности, пользовался расположением И. И. Бецкого, который поручал ему многие работы.

В феврале 1761 года Юрий Матвеевич женился на дочери хирурга конной гвардии Христиана Паульсена Анне. Однако семейная жизнь складывалась неудачно: один за другим умерли два сына и дочь, а в июне 1774 года, в возрасте тридцати двух лет, умерла жена.

В 1772 году Фельтен уже профессор Академии Художеств, и в числе других архитекторов работает по осуществлению заказов Екатерины II. Зодчий зарекомендовал себя изобретательным и умелым исполнителем еще при оформлении празднества, посвященного годовщине восшествия императрицы на престол, что не могло остаться неоцененным Екатериной, любившей блеск и стремительность в работе. 

Много лет спустя, в 1795 году, он рискнет напомнить императрице о давно минувших годах их плодотворного сотрудничества, когда он «имел щастие быть участником в сооружении многих памятников» ее царствования, выполняя собственные ее планы и сохранив у себя от тех лет собрание «собственноручных чертежей» ее величества. Действительно, Екатерина Алексеевна, еще цесаревной увлеченная английскими «свободными» садами, пыталась сама распланировать нечто подобное на своей Собственной даче в Ораниенбауме. Она коллекционировала и тщательно изучала изображения знаменитых садов и, по выражению английского посла Джеймса Харриса, со временем стала в этой области «знатоком».

В 1770-х годах, когда императрица со страстным нетерпением занялась строительством царскосельского «английского сада», инициировав тем самым распространение в России моды на «натуральные сады», появился спрос на альбомы образцов для садовых построек, востребованным оказалось умение архитекторов проектировать их в различных «вкусах», сообразно с садовой эстетикой того времени.

При этом, чтобы добиться желаемого» Екатерина (если представлялась возможность) поручала делать эскизы сразу нескольким архитекторам и в процессе первоначального поиска некоторые из них нетерпеливо поправляла собственноручно. Стучалось, что эскиз одного архитектора передавался другому для доработки или переделки. Отвечавшие ее представлениям аритектурные образы императрица стремилась как можно скорее воплотить, часто сама подбирала для них место, но если строительство затягивалось, нередко теряла терпение, а вместе с ним « интерес к проекту.

Иногда рисунки, взятые из увражей по указанию монархини, воплощались почти без изменений — примерами могут служить постройки в ее царскосельском саду: Палладиев мост, Турецкий киоск, Готические ворота, Крестовый мост, Большой каприз, неосуществленная пагода Китайской деревни. На первом этапе создания сада вкусу императрицы отвечали строения в «готическом», «китайском», «турецком» стилях, различные живописные руины, поскольку пейзажные сады подразумевали обязательное присутствие всей этой архитектурной «экзотики», не только украшавшей их, но и вносившей необходимое смысловое содержание.

Откликаясь на запросы времени, Фельтен занялся набросками различных садовых сооружений. Созданные им эскизы — сохранившиеся 19 рисунков находятся в Государственном Эрмитаже составили «садовую серию». В ней преобладают собственные фантазии автора, но нередки и заимствования из различных увражей, в частности, У. Чемберса и И. Фишера фон Эрлаха. Исполнение листов серии позволяет предположить, что они могли быть подготовлены для гравированного альбома модных образцов сооружений для пейзажных парков, подобного тем, которые имел хождение в Европе.

Эти рисунки напрямую соотносятся со многими постройками, появившимися в садах Царского Села. Во многих из них варьируются мотивы китайского искусства, причем в основном Фельтен использует лишь внешние признаки экзотической архитектуры, привлекающие внимание силуэтом и причудливостью форм. При этом его наброски значительно проще по формам, чем постройки, появившиеся в саду Екатерины II.

Под воздействием идей Чемберса императрица хотела создать у себя в садах целый «китайский мир», и Фельтен был одним из архитекторов, воплощавших этот замысел. И.-Г. Георги, который был хорошо знаком с архитектором и поддерживал с ним дружеские отношения, называет среди его творений Китайскую деревню и Крестовый мост (строительством которого руководили Василий и Илья Нееловы, а образец был взят из увража Уильяма и Джона Халфленни «Сельская архитектура в китайском вкусе», вышедшем в Лондоне в 1752-1755 годах).

Что касается Китайской деревни, известно, что именно Фельтен оценил и освидетельствовал в 1772 году ее модель, выполненную в мастерских Конторы строений домов и садов. Не исключено, что Фельтен имел отношение к появлению бОльшего числа произведений в «китайском» стиле, чем известно сегодня.

 

 

Его участие подтверждено, по крайней мере, в создании «Китайской беседки». При этом существуют некоторые сведения, позволяющие предположить одновременное участие в ее проектировании А. Ринальди.

На седьмой версте дороги в Царское Село в 1774 — 1777 годах был построен путевой увеселительный дворец в ложноготическом стиле — Чесменский дворец. Чесменский дворец и церковь при нем занимают особое место в творчестве Фельтена, так как именно этот архитектурный комплекс является чуть ли не первой, во всяком случае наиболее значительной, затеей ложноготического стиля в окрестностях Петербурга.

Основное время Фельтена было занято преподавательской работой. По решению Совета Академии 30 мая 1775 года «за отъездом господина адъюнкта Деламота архитектурный класс поручается господину профессору Фельтену». С 1 июня 1775 года он был зачислен в штат Академии в звании старшего профессора с жалованьем 600 рублей в год.

Будучи причислен к Придворному ведомству, Фельтен был занят на постройках в Петербурге, и строительство по его проектам в Царском Селе осуществляли другие архитекторы. Так, сооружением Китайской (Скрипучей) беседки «по прожекту Фельтина», исполненному в 1778 году, занимался архитектор Конторы строений Села Царского И. В. Неелов. Павильон возник одновременно с началом возведения Китайской деревни.

Наибольший интерес на первоначальном этапе строительства царскосельского «аглицкого» сада императрица Екатерина проявляла к постройкам в «готическом» стиле. О ее увлечении «готикой» напоминают многочисленные проекты и осуществленные постройки В. И. и И. В. Нееловых. Успешно работал в «готическом» стиле и Фельтен.

Исследователь творчества Ю. М. Фельтена М. Ф. Коршунова высказывает мысль, что «возникшие в пейзажной части Екатерининского парка Пирамида и Башня-руина явно повторяют сюжеты рисунков Фельтена», что «наводит на размышления о существующей зависимости между рисунками-проектами и осуществленными постройками в Царском Селе».

 

 

Созданная по его проекту монументальная Башня-руина символизировала падение мощи Оттоманской Порты, которая терроризировала Европу на протяжении XVI-XVII веков. Победа России над турками поразила Европу и значительно увеличила ее международный престиж. Фельтен создал для императрицы несколько вариантов проекта. Основной мотив — башня в виде гигантской колонны, ушедшей в землю, — был, вероятно, задан заказчицей. 

В начале подъема на искусственную земляную гору у Башни-руины находятся чугунные Готические ворота, отлитые по рисунку Фельтена в Екатеринбурге в 1777-1778 годах.

 

 

Возможно, что для Царскосельского сада он не только нарисовал Готические ворота и «турецкую», в «готических» формах, беседку, венчающую Башню-руину, но и имел отношение к проектированию других сооружений» из числа тех, которые приписывают в основном В. И. Неелову (среди них были и первоначальные, несохранившиеся «готические» строения созданного Екатериной сада — о них можно судить по рисункам из альбомов В. И. и И. В. Нееловых, а также по планам Царскосельского сада начала 1770-х годов).

Начав осуществление своего преобразовательного замысла в Царском Селе с создания «английского сада», Екатерина вскоре перешла к дворцу, желая сделать его более подходящим для жизни, более комфортабельным.  13 апреля 1778 году она писала своему постоянному корреспонденту Ф.-М. Гримму по поводу задуманного ею устройства своих апартаментов в новом флигеле: «… Императрица не желает более помещаться в двух дрянных комнатах [...], она желает жить среди трех садов».

Требовалось создать и отделать помещения для государыни и для наследника, причем последние должны были находиться на максимальном отдалении от личных комнат императрицы, поскольку «большой» и «малый» дворы жили разными интересами. Для наследника была отведена северная часть дворца, где прежде находился висячий сад, а свои новые комнаты Екатерина решила расположить в южной части, увеличив ее размеры пристройкой флигеля к корпусу, занятого растреллиевской Парадной лестницей. Проект пристройки нового флигеля исполнил Фельтен.

 

 

В 1779 году, когда с приездом Камерона у императрицы появились совершенно новые возможности для воплощения ее художественных и архитектурных фантазий и осуществления мечты о создании дворца во вкусе «римских императоров», она уже не привлекала своих прежних архитекторов.

Фельтен больше ничего не проектировал для Царского Села, но продолжил деятельность по украшению садов Екатерины в ином качестве. На него как на специалиста, хорошо знакомого с процессом литья из бронзы, была возложена ответственность за изготовление бронзовых копий античных скульптур, которые сначала помещали в Грот, превращенный императрицей в музей скульптуры, а затем расставляли на Колоннаде, на фасаде Холодной бани и в садиках при них.

 

 

Необходимые навыки в этом деле Фельтен приоб, сотрудничая с 1773 году с Э.-М. Фальконе, когда он был назначен осуществлять надзор за установкой памятника Петру I, много действовал автору в работах по отливке статуи, а после отъезда Фальконе на родину в 1778 году осуществлял общее руководство работами по завершению монумента.

Именно с Фельтеном как с директором Императорской академии художеств, при которой находилась литейная мастереская в январе 1790 года «медного и литейного и чеканного дела мастер» Э. Гастклу заключил договор на работы по отливке скульптуры Камероновых Терм. Императрица в это время общалась с архитектором в основном через П. И. Турчанинова и своего секретаря А. В. Храповицкого и читала его сообщения о ходе работ «с особым благоволением». 

Фельтен подбирал «достойные для отливки» образцы. Ему было указано, «если в Академии таковых нет, поискать «в придворных садах, в Петергофе и у партикулярных людей», и следить, чтобы не отливалось повторных изображений. По его эскизу была расположена в Цветном садике группа Ниобеи и ее детей (история скульптурной группы по ссылке).

 

 

Когда было предложено расположить эту группу в саду, подобно тому, «как это существует на вилле Медици в Риме», Фельтен представил Екатерине изображение «горки, на которой расставлены фигуры». Поскольку фигур детей было отлито меньше, чем требовалось, всего четыре, группа была скомпонована иначе, нежели взятая за образец, и существовала до тех пор, пока статуи детей не были взяты Павлом I в Павловск.

Фельтен осуществлял эту деятельность до конца 1794 года.

Пришла известность и более широкая еще в 1783 году. Фельтен был избран корреспондентом Французской королевской академии, с 1784 года — статский советник. В 1784 году Фельтен попросил отставку, жалуясь на плохое здоровье и прогрессирующую слепоту: «…изнуренный трудами и летами, начинаю терять мои силы, и даже зрение, почему опасаясь вместо приобретенных до ныне службою моею ваших милостей (И. И. Бецкого), упущением по моим должностям не от нерадения, но от единой невозможности, привлечь на себя какое недовольствие почитаю за долг мой, покорнейше просить себе увольнения…».

В июле 1785 года «…старший профессор и член Совета господин статский советник Юрий Матвеевич Фельтен в награждение отменных дарований и полученной долговременной пользы…» был объявлен и утвержден адъюнкт-ректором. В апреле 1789 года, по предложению президента И.И. Бецкого, неизменно покровительствовавшего архитектору и доверявшего ему, в Чрезвычайном Собрании Совета вместо барона П.Ф. Мальтица директором был назначен Фельтен. В этом качестве он проработал до 1784 года. Достаточно энергичный, облеченный властью чиновник педантично выполнял поручения своего покровителя Бецкого.

Архитектор много строил в Санкт-Петербурге и за его пределами. Основные работы в Санкт-Петербурге: Старый Эрмитаж, Чесменский дворец и церковь Иоанна Предтечи (Чесменская), протестантские церкви Св. Екатерины на Васильевском острове и Св. Анны на Кирочной улице, Армяно-грегорианская церковь на Невском проспекте и другие. Самое совершенное произведение Фельтена — ограда Летнего сада.

Умер архитектор Юрий Матвеевич Фельтен 14 июня 1801 года. Его наиболее известными учениками стали архитекторы Андреян Захаров, Александр и Андрей Михайловы.

 

Работы Фельтена в Царском Селе в хронологическом порядке:

  • в 1771 году — в пейзажной части Екатерининского парка — Башня-руина
  • 1772 — Что касается Китайской деревни, известно, что именно Фельтен оценил и освидетельствовал в 1772 году ее модель, выполненную в мастерских Конторы строений домов и садов. Не исключено, что Фельтен имел отношение к появлению бОльшего числа произведений в «китайском» стиле, чем известно сегодня.
  • в 1774 — 1777 годах был построен путевой увеселительный дворец в ложноготическом стиле — Чесменский дворец.
  • 1777 — по его проекту построены Готические ворота, отлитые в Екатеринбурге в 1777–1778 годах
  • 1778 — проект Китайской (Скрипучей) беседки, вел строительство Илья Неелов (1778 — 1786)
  • в 1778 году по проекту Юрия Фельтена началось строительство Зубовского флигеля Большого (Екатерининского) дворца. Вместе с Ю. Фельтеном в строительстве флигеля участвовал архитектор Илья Неелов (1780-е гг). В окончательном виде отделка интерьеров флигеля была осуществлена Ч. Камероном.
  • 1790 — с Фельтеном как с директором Императорской академии художеств, при которой находилась литейная мастереская в январе 1790 года «медного и литейного и чеканного дела мастер» Э. Гастклу заключил договор на работы по отливке скульптуры Камероновых Терм.

 

Источник:

  • И. Степаненко. Фельтен. Сборник: Архитекторы Царского Села. От Растрелли до Данини / Альбом, под ред. И. Ботт. — СПб.: Аврора, 2010. — 303 с.
  • Коршунова М. Ф. Юрий Фельтен. Л., 1988 
  • Статья о Фельтене в Википедии

 

Рейтинг: 0 Голосов: 0 9364 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!